шлюхи Екатеринбурга

Страшно хотелось

     Обтягивающее платье до колен с глубоким вырезом, отсутствие лифчика, трусики-стринги. Вечер, приятная компания. Их двое. Оба милые, симпатичные, располагают к себе. Веселая беседа ни о чем плавно перетекает в откровенный разговор на интимные темы. Непринужденно, легко. Так как будто обсуждаем впечатления о походе в кино на премьеру кинофильма.

     — Мне в сексе нравится секс! — смеется Эдуард — И все равно кого и сколько там, главное, чтобы всех все устраивало и не осталось обделенных.

     — Ну, не скажи! Я вот, например, слабо представляю, как можно делить партнера. И скажу более, даже не представляю, чтобы осознанно согласился на подобное. Может разово, случайно, подвыпивши… допускаю: с двумя девушками. Но чтоб осознанно: нет.

     — Не ври себе, Павел. Ты никогда не фантазировал на тему группового секса? — весело спросил Эдуард.

     — Не путай фантазии с жизнью. Знаешь сколько всего можно нафантазировать?

     — Знаю. -загадочно отвечает Эд. — Виктория, а ты чего молчишь? — обращается он ко мне, — поддержи беседу. Фантазировала? Или может нам тему сменить?

     — Молчу, потому что интересно — честно отвечаю я. — И, конечно, фантазировала. И на тему группового секса в том числе. Но Павел прав, одно дело фантазия, а совсем другое реальные действия.

     — А ты пробовала? — удивляется Павел.

     — Прям с губ вопрос сорвал, — вставляет Эд.

     — Нет, и не представляю, как такое может в жизни произойти — задумалась я.

     — Так может Эдик нам расскажет, а то все сидит, улыбается. А ну делись своими познаниями — шутливо командует Павел.

     — Может лучше один раз показать, чем 150 раз рассказывать? — серьезно спрашивает Эдуард.

     — Показать? Нам? То есть с нашим участием? — смеется Павел.

     — А ты здесь видишь кого-то еще? И вообще что это за интерес наблюдать? Нужно всегда учувствовать! — с шутливым призывом выдает Эд.

     — Ты смотри, сейчас уболтаешь на непоправимое, — миролюбиво Павел пытается закрыть тему. — Вон Виктория уже не знает куда деться. Может, уже план бегства в голове прокручивает.

     — Хочешь бежать? — удивленно интересуется Эдуард.

     — Нет — с серьезным лицом отвечаю я. Эд перестает гримасничать, внимательно смотрит на меня. Подмигивает, поворачивается к Павлу:

     — Поможешь удовлетворить интерес девушки?

     — Блин, Эд, ты спятил??? — почти крикнул Павел.

     — Нет, не спятил. Хочешь, можешь ничего и не делать. В смысле не вступать в интимную связь, просто обозначь свое присутствие. Дай девчонке кайф словить, не обламывай.

     — Кайф? Ей или тебе? — злится Павел — Вик, ты действительно этого хочешь?

     Я замялась:

     — Не знаю, страшно очень. Но и очень хочется узнать, что это такое. Но вдруг я не смогу расслабиться?

     — Не бойся. По первому требованию прекратим.

     — Прекратишь! -резко поправил Павел. — Я в этой ерунде участвовать не буду!

     — Мне интересно быть во власти двух мужчин — выпаливаю я, удивляя откровенностью двоих — Павел, пожалуйста, подыграй!

     — Вы, блядь, ненормальные! Идиоты. -констатирует Павел.

     Повисла тишина. Сердце бешено колотилось: «Что же сейчас будет?»

     Эдуард встал из-за стола, подошел к окну. Павел сидел неподвижно, опустив голову на руку. Я ждала. Затем Эдуард подошел к ночнику у кровати, включил его.

     — Эдуард, не стоит этого делать, -Павел еще раз попытался вразумить друга. — Она немного пьяна, потом пожалеет.

     Эдуард засмеялся:

     — И много девушек жалело о сексе с тобой? — он пересек комнату, выключил свет — Ты зря загоняешься, мы не сделаем ей ничего плохого. А со своей стороны обещаю приложить максимум усилий, чтобы доставить удовольствие.

     Он подходит к кровати:

     — Вик, ты еще не передумала? — кивает головой в сторону кровати — идем.

     Сердце ушло в пятки, нервно сглатываю, поднимаюсь на ватные ноги. Я боюсь: Я хочу!

     — Да она дрожит вся! Отцепись ты нее!

     — Блин, Павел, ты либо помоги, либо не мешай. Виктория, что ему сделать?

     — Помочь. -отвечаю быстро, не задумываясь. И понимаю, что я дура. Клиническая. Как же я этого хочу: может хочу и не секса (с ужасом понимаю, что это два члена и удовлетворить нужно обоих) , но ласк от двух мужчин: «Будь, что будет» — решаю я и подхожу вплотную к Эдуарду. Он все это время за мной наблюдает, пристально смотрит мне в лица, мне стыдно, опускаю голову, отвожу взгляд.

     — Тебе некомфортно? -спрашивает он, беря за талию.

     — Неудобно. Неловко: не знаю. . стыдно.

     Одной рукой держа за талию, он гладит меня по щеке, проводит по шее, по спине спускается к попе. Мне так приятно. Боюсь поднять взгляд. Смотрю на растегнутые верхние пуговицы его бордовой рубашки: «Я бы ее расстегнула и дальше- проносится у меня в голове. — Нет, не расстегнула бы. И переспать ты с ним не сможешь! Беги, дура, беги! Что делать?» Слышу шаги. Павел:

     — Ты вроде бы секс ей обещал, а не массаж спины. Или я что-то не так понял — раздраженно произносит Павел.

     — Она не отпускает ситуацию, не может расслабиться.

     — И что будем делать?

     Возьмем инициативу в свои руки — в голосе Эдуарда слышится улыбка. Он слега толкает меня в сторону кровати, теряя равновесие, падаю, выставляя руки вперед, за которые он меня хватает. Я сижу на кровати с поднятыми руками, перед лицом ширинка Эдуарда. На меня накатывает приступ ужаса: «Ну вот сейчас как в самом ужасном порнофильме буду им отсасывать по очереди, потом трахнут на сухую:» голос Эда прерывает мысли:

     — Возьми ее руки и положи ее.

     Павел залазит на кровать позади меня, бережно берет руки, тянет на себя. Я ложусь на спину, Павел оказывается над моим лицом, держит руки. Он смотрит в глаза, мне неловко, пытаюсь уйти от прямого взгляда. На бедра садится Эдуард. Теперь их надо мной двое. Непередаваемые ощущения. Страх, смирение и сильнейшее желание.

     — Виктория, я уверен, что у тебя шикарная грудь. Думаю платье для нее не украшение. — реплика Эдуарда вгоняет в краску. Павел молчал. Эдик засунул руку в декольте, достал правую грудь. Павел изменился в лице, отвел взгляд. Я проследила за взглядом Павла: ужас! Как же это развратно, пошло -грудь из декольте платья с торчащим соском. Эдуард гладит грудь, «невзначай» касаясь соска:

     — Мне кажется, пора явить свету и вторую.

     — Пора — хриплым голосом подтверждает Павел. Поднимаю взгляд вверх и вижу оттопыренную ширинку. Павел возбужден. Моя голова между его ног. Снова мысли о насильномминьете. Но натянутое платье в области декольте возвращает к реальности — Эд достал вторую грудь. «Ну и вид» — оценивающе глянула я. Эдуард улыбнулся:

     — Нравится?

     — Еще как — ответил вместо меня Павел. — У тебя есть бельевая веревка? Привяжем руки к спинке кровати и, может, обрамим эту красоту — кивнул на торчащую грудь.

     — Видишь, я всегда говорил, что две головы лучше, чем одна: впрочем как и две головки- засмеялся Эд. — сейчас принесу.

     Он ушел. Я лежала на кровати, стараясь, не думать о том, что сейчас видит Павел. Но не могла: так сильно заводила эта беспомощность, развратный вид: и они это видели. Набухшие соски выдавали меня с головой. Промежность быстро мокрая: и я лежу в ожидании веревки. Павел молча держал мне руки. Я посмотрела на него, не смогла не глянуть на ширинку. Он улыбался, я покраснела:

     — Скоро — коротко сказал он.

     Пришел Эдуард с веревками и еще чем-то. Руки связали над головой и привязали к спинке кровати.

     — Приподними ее немного — сказал Павел. Эд чуть приподнял за спину над кроватью. Павел ловко обвязал грудь сверху и снизу. Так она стала выпирать еще больше. «какая же я мокрая — пронеслось в голове -Шлюха». — и это открытие меня как-то даже успокоило.

     Ребята легли рядом.

     — Ну, Виктория, выбирай, кому какую грудь подаришь? — поверг в шок Эдуард. Пытаюсь собраться с мыслями. Чья-то рука ложиться мне между ног. «Как же там мокро, -думаю я -он все понял» — Ну, быстрее — давление на промежность усиливается.

     — Левую Павлу, правую Эдуарду — я в ужасе. Еще не успев осознать произошедшее — Я выдаю каждому грудь!!! — чувствую что-то касается груди. Это маркер. Они подписывают каждую грудь. Собираюсь возмутиться, но Эд начинает целовать. Закончив писать, Павел принимается массировать грудь. Нежно, мягко. К своей груди возвращается и Эд. Меня уносит. Четыре уверенных руки ласкают мое тело. И тут все прекращается. Тишина. Я замерла. Сжали правый сосок, следом левый. Несильно, даже нежно, но быстро. Поочредно, одновременно, бессистемно: левый, правый, правый, одновременно. Я сходила с ума, между ног потом. Начала ерзать, извиваться, стонать. Открыв глаза, увидела стоящего надо собой Павла. «Я бы с удовольствием отсосала» — пронеслось в голове. Павел словил мой взгляд:

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]