шлюхи Екатеринбурга

Сосиска между булок без кетчупа (часть 1)

Вечер был слишком тоскливым. Конец октября. Дождь.

— Погода стала ещё холоднее.- сказала Эльза, распечатывая "Мальборо Рэд"

— Я тебя согрею.

Эльза улыбнулась.

Эльза и Лиза сидели на кровати и молчали. По телеку шел очередной клип. MTV крутит их по несколько раз за день. Эльза сидела на краю кровати, а Лиза лежала, глядя в потолок.

Лиза прислонилась к подруге сзади, как бы обнимая. Взяла её руки в свои. Стала что то шептать.

Эльза посмотрела ей прямо в глаза. И они стали обниматься ещё крепче. Лиза целовала её шею, медленно и страстно. Эльза задрала голову и закрыла глаза.

Лиза стала гладить её бедра, медленно подводя руку к ширинке джинс.

Расстегнув на ощупь ширинку, Лиза опустила руку в джинсы. Она это делал не глядя, продолжая облизывать губы Эльзы. Они стали одним целым.

Эльза же расстёгивала свою рубашку. У нее была белоснежная кожа, небольшая, упругая грудь.

Красные простони причудливо сочетались с белыми стенами и черной мебелью.

Рядом лежала бутылка какого-то красного вина. В бокалах оно переливалось словно рубин. Оно ещё сильнее разжигало огонь между ними.

Они пили его и целовались. Лиза слизывала его с бархатных губ Эльзы.

Эльза стала обливать свою грудь сладким нектаром. Лиза начала его слизывать, опускаясь все ниже.

А потом они снова стали целоваться. Рука Лизы ласкала промежность Эльзы, медленно проникая внутрь. Она вставляла туда свои тонкие пальцы, один за другим. Вперёд назад, сверху вниз. Другая рука сжимала грудь Эльзы. Лиза немного наклонилась и облизала её сосок. Эльза находилась в сладострасном трансе. Она также трогала пылающее тело Лизы. Ласкала бедра и промежность. А потом наклонилась. Лиза легла на спину и раздвинула ноги.

Вдруг в дверь позвонили.

— Я заказала пиццу.- сказала Эльза улыбаясь.

В дверь позвонили.

Эльза медленно пошла к двери. Её волосы были растрепаны.

На пороге стоял разносчик пиццы.

— Ой. Вы голая… Сейчас же такая погода, что можно простудиться.

— Так согрей меня.

— Ааа…

— Пицца с колбасой ?

— Эээ. Нет. С ветчиной.

— Я имею ввиду другую колбасу.

Заходи. Ты устал. Отдохни.

Они долго трахались. Время потеряло смысл. Вечер сменился ночью.

Его жилистая колбаса с трудом входила в их дырки, хоть тем было не впервой всовывать в себя подобные штуки. Она была слишком твердой. Он долбил без остановки, как отбойный молоток.

Их задницы были красными, как спелые яблоки от его шлепков.

Анал раздвигался всё больше. Одна рука сжимала сиськи, а другая трогала пизду. То нежно гладила, то нагло влезали внутрь.

Продолжение следует…