шлюхи Екатеринбурга

#сказончноебали на сказочном Бали

Яна, Яна, Яночка… Сколько же мы не виделись? Ну, правильно, с самого школьного выпускного, десять лет уже… Да… Время летит…

Эта невероятная встреча произошла при неприлично романтических обстоятельствах: на далеком и обожаемом мной острове Бали. Уже в который по счету раз меня занесло туда на время честно заслуженного отпуска. Обожаю субтропики, природу, культуру местных – балийцев – их танцы и улыбки, эпосы и сказки. Здесь, в Индонезии, я полюбил фотографию. Уже третий или четвертый раз привожу отсюда целую кучу неплохих снимков, как показывает растущая популярность моего фотоблога в Инстаграме. В этом году несколько человек даже заказывали фотосессии! Надо же, хобби, развлечение, можно сказать, а и деньги теперь приносит! Это не считая того, что молодые девчонки-туристки, смущаясь и скидывая купальники для пляжных ню фотосессий, после так и готовы выпить из тебя все соки ночью. Парни, отменный способ!

Однако никогда я бы не подумал, что на мой крючок попадётся… Моя первая школьная любовь… Любовь платоническая: первые настоящие отношения у меня были уже с другой девушкой, в институте. А это – школьная. Вожделенная. Потаённая. Немного странная. Так и не признался ей ни в чём, хотя мы и неплохо общались. Но отслеживал все её озорные фотки в соцсетях, качал на мобильник. А уж Яна любила фотографироваться… Гимнастка и чирлидерша, фотки в коротенькой юбочке и маечке были для неё в порядке вещей… Что я делал ночами, разглядывая, любуясь ей… Что я вытворял с ней в своих фантазиях. Но единственные настоящие прикосновения к её телу были только на выпускном танце, под наш вальс, красивую и чувственную песню «Hijo de la luna» на «три четверти»… Я нежно сжимал Янину руку и галантно поддерживал её талию. А потом крутил её на руках, выполняя поддержки. Её мелкие каштановые кудряшки шелковистыми струями падали почти до пояса, а в тёмных, карих глазах искрились маленькие огоньки веселья и радости. Яна как никто другой могла выражать глазами самый искренний смех. Детство кончилось, и наступила взрослая жизнь!

Нет, конечно, на последней дискотеке мы с ней ещё потанцевали и побесились и я даже немного потискал сладкую попку вчерашней одиннадцатиклассницы… После, под утро, я провожал её до дома. Янка порхала по теплому июньскому асфальту босиком, сбросив надоевшие каблуки. Мы шли по небольшой липовой аллее, наполненной ароматами уходящей летней ночи. Вдоль этого маленького островка природы и находились наши с ней жилые дома – скучные советские многоэтажки, в которых все мы когда-то начинали…

– Вань, а куда ты поступать будешь? – мимолетно бросила девушка, склонившись в каком-то замысловатом балетном «па».

– Бизнес-администрирование, отцу буду помогать управлять фирмой, – со скованным равнодушием ответил я.

– Клаааааас… – протянула Яна.

– А ты?

– Я хочу на телевидение! Ведущей новостей! Или целой программы! Будешь на меня смотреть? – девушка немного подпрыгивала при каждом шаге, как её заводило, с каким упоением она говорила о своем будущем!

– Ну конечно!

– Хм! – фыркнула девушка.

– Что?

– Ничего.

– Ну ладно.

– Мы уже пришли, – сказала Яна через пару минут нашей неспешной прогулки. А у меня так и не родилось никаких слов… Мы вышли из аллеи и приблизились к подъезду дома, где предстояло расстаться.

– Точно.

– Спасибо, что проводил. И что не облапал, – сказала Яна, немного склонив голову на бок, и взглянув на меня. Видимо, не заметила меня, балбеса, вцепившегося в тугую девичью попу, пьяненькая Яна на дискотеке…

У неё был какой-то необычайный взгляд: разрез глаз чуточку уже, чем у обычной русской девчонки. И кожа чуть смуглее… Поэтому в Яне была какая-то магия, какой-то восточный колорит, если хотите. Сложно было не влюбиться в такую красавицу.

– Ой, да ну о чем ты говоришь, разве бы я себе позволил такое… – ответил я, играя в джентльмена.

– Знаю о чем, у нас те ещё учатся… Удачи тебе на поступлении!

– И тебе!

Она обняла меня за шею и чмокнула в щёку. На том и попрощались. Вот и всё. Какой упущенный шанс. Браво. Первое место среди упущенных шансов! Нет бы, сказать: «Я не хочу ждать твоей телепрограммы, я хочу увидеть тебя на следующих выходных. Пойдём в кино?». Девушка точно бы мне покорилась! Несложно догадаться, что Яне я так и не позвонил. Няшка, блин, стесняшка.

Грустить мне пришлось недолго, до вступительных экзаменов и начала занятий в университете. Студлайф ввалился в мою молодую жизнь безудержными пьянками, первым, вторым, третьим, десятым и так далее сексом, первой и второй любовью… Мысли о Яне постепенно утихали… Переписка тоже сошла на нет. Лишь изредка я машинально лайкал её фотки в интернете.

Щелк – и десять лет прошло. Позади образование, дурь и веселье. Мы с отцом преуспевающие бизнесмены: азы предпринимательства я постигал не только в учебной теории, но и на практике. За годы упорной работы фирма разрослась, и моя новая система управления тоже пришлась кстати. Так что удаленно командовать и жить по два-три месяца на теплом острове я вполне мог себе позволить. Во время моего последнего пребывания на Бали, мы с Яной и повстречались.

Шла вторая неделя моего балийского вояжа. Представьте картину: раннее утро, часов восемь. Я сплю и никого не трогаю. Внезапно, как гром, среди ясного неба, в моё бунгало заваливается мой давний товарищ, из местных русских. Хрестоматийный дауншифтер и хиппи. Сдаёт в Москве три квартиры и в ус не дует! Летает, с острова на остров, как Карлсон. Пропеллер тебе в жопу, разбудил меня, зараза!

– Рота, подъем! Пааааааравоз умчитсяяяяя, пряяяяяма на границууууу, тэн-тэрэ-дэн! – проорал мне в лицо сероглазый белобрысый загорелый парень лет за двадцать пять, после того, как я открыл входную дверь.

– Тихо, идиот… – ласково поприветствовал я Кольку.

– И я тебя люблю, мой милый друг! Вперёд, бежим, нас ждут великие дела! – Колян деловито трясет протянутую мной руку. Оторвать что ли хочет?

– Восемь часов ночи, между прочим! Воскре… Блин, какой день недели? Ааа, не важно. Ты чё ко мне припёрся так рано, не видишь, я сплю ещё? – недовольно пробурчал я, зевая и потирая глаза.

Колян бесцеремонно ввалился в дом, бросив мне своё задорное «Посторонись!». И двинул на кухню. «Сейчас будем завтракать!» – Колян уже шерстил в моём холодильнике. Пачка яиц, бекон, сливки, сыр, помидоры и грибы… Ну хоть с завтраком не ковыряться, готовит мой дружище что надо! Впрочем, он вовсе не такой засранец: понимает, что заявился рано. Явно не просто так, причём. Чтобы не тратить время, я отправился в душ. Минут через двадцать с кухни раздался крик: «Кушать подано, садитесь жрать, пожалуйста!».

Вытершись насухо, я вышел из ванной и плюхнулся за обеденный стол, где уже поджидал меня восхитительный омлет и черный кофе со сладким и кислым, как чёрт, лемонграссовым сиропом. Коля уже вовсю уплетал свою порцию.

– Меня бы хоть подождал! – недовольно буркнул я, отрезал смачный кусок и принялся его жевать.

– Хорош ныть и давай быстрее! Сегодня открываем сезон сёрфа! Мэтью уже прилетел! – выпалил Коля, с космической скоростью поглощая свой завтрак.

– Да ладно?!

– Ага!

Новость о прилёте нашего приятеля, гуру сёрфинга, заставила меня слопать омлет едва ли не вместе с тарелкой! Значит, сегодня вечером открываем сезон. А это попойка до утра, костёр, танцы и… Девчонки! Но сёрф – превыше всего. Пару-тройку часов мы будем катать!

Вскоре мы уже тряслись в моём «Рэнглере» по ухабистым дорожкам, доски были на крыше, солнышко уже раскочегаривало свои печи, дул идеальный ветер, а из динамиков хрипел голос Лемми Килмистера, вечная ему память.

– Мэтью сказал, что пара новеньких сегодня к нам вступают. Две девицы из Москвы, – заискивающим голосом сказал Коляныч.

– О, родные люди, – ответил я. Знал бы я тогда, насколько попал в точку.

– Одна мне, другая – тебе. Я правую возьму!

– Да пожалуйста.

Это игра у нас такая есть. Разбираем девочек, правую или левую. Представьте, стоим, друг напротив друга, они и мы с Коляном, знакомимся. Одна из девчонок по правую от нас руку – правая, а другая – по левую, левая. Простенько и со вкусом! Даже азарт берет, кто достанется тебе, а кто – ему.

Примчавшись на базу нашего серфового клуба, с незамысловатым названием «Surf station», и бросив тачку, мы, босые, вывалились на утренний пьяный песок. На нём было тяжело устоять, он словно ускользал из под ног, заставляя балансировать: эх-эй, смотри, не упади! Наш клуб, пара просторных домиков, стоявших частично на пляже, частично на сваях над водой, располагался на одном из диких пляжей острова, в живописном месте, где буквально в десятке метров от воды уже росли пальмы, а песчаный пляж был нейтральной полосой между двумя этими мирами: лазурной воды и изумрудных тропиков. Возле лестницы стояла небольшая группка людей, окруживших молодого, блондинистого парня.

– Мэтью, наши вам с кисточкой! – заорал Коля.

– И вам приветы! – ответил парень.

Мэтью, или, проще говоря, Матвей, родился в России, но в довольно юном возрасте с семьёй переехал в США. Так что русский для парня был родным.

– А девчонки где? Ааа?! Где девчата новые? – насел на него Коля, затронув любимую из тем.

– Тебе всё лишь бы по бабам, Николас. Нет бы спросить, как я долетел, или просто чё как!

– Та шо с тобою сделается, старый! – обняв старого друга, бросил ему Колька.

Дал нашему главному утреннюю «пятюню» и я.

– А девчонки вон сидят, на причале. Познакомьтесь, а то заскучают ещё.

Он махнул рукой в сторону моря. Большая веранда главного бунгало плавно перетекала в лодочный причал, простиравшийся метров на пятнадцать над бесконечными морскими водами. У самого дальнего края видны были две девушки, уже в купальниках. Блондинка и шатенка. Каштановые кудри. Блонди справа, к слову, уже завидев нас, шла навстречу.

«Оляля, мадемуазель, позвольте, позвольте ручку», – начал жеманничать с девушкой мой друг. Ему это удавалось как никому другому, иногда мне казалось, что он может нести любую околесицу и выделывать любую чушь, но девоньки будут слушать его, открыв рот и снимая трусики… Аню, так звали блондинку, он ухватил под руку и что-то затрепетал про местные кокосы, бананы и их непростые взаимоотношения, на что девушка ответила звонким хохотом. Нормально, в надежных руках.

Выпавшая мне девушка сидела на причале, болтая стройными, спортивными ножками в теплой прозрачной воде и разглядывая окрестности нашего пляжа. Я неспешно двинулся к ней, разглядывая её стройную фигуру, тонюсенькую талию и крепкий орешек попки, гордые, ровные плечики и изящную шею. И копна мелких каштановых кудряшек, повторю об этом ещё не один раз! У девушки были потрясающей красоты волосы. И женственная фигура опытной спортсменки… Она повернула голову, услышав мои шаги и тут…

– Янка?! – немало удивившись, воскликнул я.

– Ванька! – радостно вскрикнула девушка.

– Ты здесь? Вот это встреча!

– Да вообще, обалдеть! – улыбнулась девушка и рассмеялась.

– Сколько же мы не виделись?!

– Молчи!

– Ах, извините! – рассмеялся я вслед за ней.

Мне сложно было понять свои чувства в тот момент, но я искренне обрадовался, встретившись с Яной по такому случайному совпадению. А ещё мне показалось, что время не властно над ней, со школьной скамьи она почти не изменилась. Выглядит лет на восемнадцать. О чём я и не преминул ей сказать.

– Спасибо, – с немного смущённой томностью ответила Яна, – а ты наоборот, очень повзрослел, возмужал, окреп… Такой подкачанный секси, прям!

– Янусик, время меня не щадит…

– Скажешь, тоже!

Тема разговора завязалась сама собой: сёрфинг! Яна оказалась опытным райдером. Она рассказала, что прожила на Бали целых два года и, как и я, без ума от этого острова, его обитателей и сёрфинга. А в этом году, Яна с Аней получили приглашение от общих знакомых в наш клуб, чтобы кататься уже в большой, постоянной компании.

– Янусь, а как твоя мечта? – спросил я.

– Ты про какую? – рассмеялась девушка.

– Ну, телевидение, карьера ведущей…

– Ааа, это… Ну, по образованию я пиарщик, на телевидении мне тоже удалось поработать… Правда вот дальше редактора мне продвинуться не удалось. Но я полностью переменила своё мироощущение… Миропонимание, что ли. Мне больше не нужен этот экран, я поняла, что не хочу торчать в душном офисе и читать чушь, которая будет идти по вспомогательному экрану. Я хочу творить и быть свободной в передвижении. Поэтому я уже несколько лет на фрилансе. Работаю и создаю контент, продвигаю разные проекты, смм. И всё это – из любой точки мира, и на деньги не жалуюсь.

– Сильная и независимая, значит? – ухмыльнулся я.

– А ты что–то имеешь против? – хитро улыбнувшись, спросила девушка

– Нет, что ты! Наоборот! Ты не девушка, мечта!

– Это ещё почему?

– Как же, сама себя обеспечивает, самостоятельная и независимая. Ни грамма лишней головной боли для мужика!

– Ах ты, да ну тебя! – засмеялась Яна, – Так вот, а ещё я фотомодель. Вот, хотела пару фотосессий придумать в красивом антураже: на пляжике, в морюшке…

И этот момент заинтересовал меня чуть больше.

– Да что ты? А я фотограф!

– Что, вот прямо фотограф сразу? – заехидничала девушка.

– Угу, у меня блог на тридцать тысяч человек, – ответил я, протянув ей смартфон (славься роуминг!).

– Ух ты, мне нравятся твои работы, особенно с девушками… – Яна пристально разглядывала мои снимки, оценивая свет и экспозицию, позы девушек и обработку. Опытный глаз.

– Но ты смотри, я снимаю в жанре «ню»! – весело предупредил я её.

– Хахаха, то есть мы уже договорились на съемку?

– Именно. Я – лучший.

– Мне нравится твой напор… – томно прошептала Яна.

– Нет, серьёзно, вот, мы часов до трех-четырёх с ребятами потусим, покатаемся, а после можем свинтить с тобой на пару часиков, поснимаемся. Я знаю недалеко отсюда красивый дикий пляж, там и зелени много, и камушки в воде найдутся, и народу – никого.

Девушка задумалась на мгновение и стала наматывать кудряшку своим изящным пальчиком. Удивительно, но эта типичная, на первый взгляд, привычка, означала у неё предвкушение приключений. Видали бы вы, как она крутила волосы, когда мы маленькой кучкой однокашников планировали первый побег с уроков!

– А мне нравится, – сказала Яна, – а что ты там про жанры говорил?

– Нюююююю! – протянул я смешным голосом.

– Ню ню, так ню! – вторила мне девушка, – я давно хотела так сняться.

– Ты не пожалеешь, – улыбнулся я.

Яна ничего не ответила. Просто улыбалась, глядя на меня, прищурив глазки, прямо как тогда, после выпускного… Склонив немного голову…

– Пойдём уже с народом общаться! – позвал я девушку, пару минут полюбовавшись мягким овалом её личика и милым носиком, красивым подбородком, говорившим о её твёрдом и волевом характере, человека дела, а не слова.

– Побежали! – вскочила девушка и запорхала по доскам причала.

Темно-голубые трусики-бикини соблазнительно обтягивали её спортивную, маленькую попку. Янка была не очень высокого роста. Но какая же она была сексуальная! Во истину, красота – не в буквах и цифрах, не в 36E или заднице в 99 сантиметров. Красота всегда исходит изнутри. Я шёл следом за девушкой, а мои чувства диктовали бросится на неё и овладеть ей сию же секунду. И любить, любить её, долго и страстно. Шептать на ушко всё свои признания, записанные на клочках из школьных тетрадок, так и лежавшие в моем письменном столе. Целовать шею и кутаться носом в прядях волос… Мой член от таких мыслей даже начал крепнуть. «Но, сейчас не время», – успокаивал себя я. Яну сегодня я ещё раздеть успею.

Вся тусовка уже нас заждалась. Ну, хоть до «тили-тили тесто» не докатились. Хотя пару сальных вопросов Колька уже ввернул. А ещё я обратил внимание, как по-хозяйски он держал руку на талии Янкиной подружки. «Кого-то тоже сегодня хорошо оттрахают», – промелькнуло в голове. В двух словах пересказав наше общее с Яночкой школьное прошлое, я спросил: «Ну, по доскам?». Уговаривать никого не пришлось. Следующие несколько часов мы наслаждались полётами по водной глади, ускользая от волн, протягивающих к нам свои лапы, желающих сцапать и проглотить наглых людишек, посмевших бросить вызов их хозяину – морю. Мы немного больны, наверное. Но без этого кайфа, без скольжения по волнам становится уже не выжить. Это доза, наркотик.

Незаметно пролетели несколько часов, и наша братия, полтора десятка парней и девушек уже вылезла на песок. Кто-то загорал, кто-то прятался в тени бунгало. Янка с подружкой нежились на солнышке. Я отыскал Колю.

– Коляныч.

– Чё те?

– Прикрой.

– Оооо, какой резвый, уже?

– Да. Фоткать буду.

– Оооооо, мастер вступает на тропу войны… – Приятель прицелился в меня из воображаемого оружия.

– Чем богаты, – парировал я.

– И так что ты хочешь?

– Ну, вы ж без нас к барбекю приготовитесь?

– А чего там готовиться, делов-то на полчаса. Мясо готово, выпивка – тоже. Гриль выволочь, да распалить. Полчаса. Так что дуйте и в ус не дуйте, хехе. Вернитесь только часам к шести, как раз к самому началу.

Хлопнув друга по плечу, я вернулся на пляж и нашёл Яну.

– Ян, у нас на фотосессию пару часов есть. Поедем?

– Ух ты, а давай. Я уже навалялась, не могу больше. Балда, не сгори, смотри! – нежно шлепнула Янка сочную задницу своей подружки, задремавшую рядом на подстилке.

– Янусюленька, ещё пять минуточек. Меня Коля хорошо намазал… – сонно проныла Аня.

Яна закатила глаза и с молчаливым взглядом – «невозможная женщина» – встала, опершись на мою протянутую руку.

– Надо только за фотиком заскочить, тут недалеко, – сказал я, – ты будешь переодеваться?

– Нет, я буду прямо так, – ответила девушка, накинув тонкую, коротенькую рубашку, нежно желтого оттенка и натянув на попку маленькие джинсовые шортики. Как же пикантно это у неё получилось, словно медленнее, чем положено. Словно шортики ей не по размеру, маловаты, так туго её попка влезла в них.

Дорога до моей лачуги, а потом до пляжа прошла в расслабленной беседе, воспоминаниях о наших одноклассниках, приколах над училками… Легко и приятно, одним словом. Прибыв на место, мы обсудили сценарий съёмки. Яна прибывает на дикий пляж на машине, готовит доски, но обнаруживает нечто испугавшее её, в моем лице, и пытается ускользнуть к морю и камням.

Погоня? Преследование? Нет, это что-то другое. Кадр. Девушка, стоит на одной ноге, коленом привстав на сидение джипа, развязывает доску. Солнце сквозь густую листву пальм тонкими лучиками наливает её ореховые глаза медовым сиянием. Кадр. Она оборачивается на хрустнувшую ветку и смотрит в объектив. На лице невинное удивление. Кадр. И она немного отступает прочь, не понимая меня. Кадр. Прижимается к пальме, в ритме танго закинув свою ножку на толстый ствол. Кадр. Уже выглядывает из-под листвы кустарника. Она немного заинтересована. Кадр. Она бежит? Она манит, увлекает. Я угроза? О нет, она бежит, чтобы её догнали. Кадр. Протянутая рука ведёт меня сквозь рощицу к воде. Следуй за мной. Кадр. Она тянется к Солнцу, зарыв ступни в песок, а порыв ветра уже унёс рубашку прочь. Кадр. И она рухнула на колени, зарыв руки в песок, не касаясь его стопами, бёдрами, животом. А неведомая сила наполовину стащила с неё шортики. Кадр. Яна в голубом бикини хищной кошкой выгнула спинку. Кадр. Она прямо подо мной, валяется на спине, закуталась в своих волосах, вытянув руку вверх, прямо в камеру, и закрывает лицо второй. Не тронь или возьми? Кадр. Девушка вырвалась к воде, к защите прибрежных валунов. По пояс в воде. Кадр. Она играет с морем, волны, как дрессированные собачки выполняют её команды и хотят лизнуть хозяйку в лицо. Кадр. Она стоит, положив руку на бедро и кинув взгляд, – «Осмелишься?».

Я оторвался от фотоаппарата. Не припомню, чтобы во время фотосессии, я ни словом не обмолвился с моделью, не давал указаний, пересъемок и прочего… Каждый кадр с Яной – жизнь, эмоция. Я быстро пролистал сделанные снимки… Она невероятная… Она всё чувствует и понимает… Идеальное искусство… Но настал черед самого интересного. Яна всё так и стояла в воде, ожидая моих слов или действий.

– Фух, перерыв, – сказал я.

– Как получается? – поинтересовалась Яна.

– Ты великолепна, бесподобна, изящна и сексуальна, – акцентировав последнее слово, пропел я.

– Не смущай меня, – заулыбалась девушка.

– Я абсолютно искренен. И восхищён тобой. Ты прирождённая модель, лучшая, с кем я когда-либо работал…

Девушка увлеклась, слушая меня, и на несколько мгновений застыла, заслушавшись…

– Ой, спасибо, Вань… Мне так приятно… – Яна вернулась в наш мир, – будем продолжать?

– Да. Но сейчас самое пикантное!

– Я поняла тебя… – томно прошептала девушка.

Вот как удобно: я было решил, что она всё же засмущается и мне придётся обольщать её изысканными комплиментами, что «искусство этого не переживёт, если миру не явить твою обнажённую фигуру»… Нет, конечно, Яна более чем достойна этих слов, но что она делает! Девушка повернулась ко мне спинкой, расстегнула верх купальника и швырнула его на песок. Затем медленно, дав мне время на несколько кадров, стянула трусики, выпятив попку – они отправились следом за «коллегой». Яна отвела руки назад, продолжая стоять ко мне спиной, уже полностью голая, и положила их на свою чудную попочку. Легко нагнулась вперёд, оставляя свою писю невидимой для меня. Пока что. Резкий поворот! Ножка изящно прикрыла лобок, а руками девушка закрыла грудь. Несколько кадров. На её лице сменились наслаждение, мечтательный взгляд вдаль, призывный, в мои глаза…

– Ты готов? – спросила меня девушка.

– Да, – только и выдавил я. Сжато, скомканно. Мной владела похоть вместе со своей сестрой возбуждением. Стоит ли говорить, что мой член уже давно был каменным? Интересно, а Яна это заметила?

Наконец, девушка опустила руки, откинув волосы назад. Её грудь, сисечки… Небольшие, размера один с половиной, идеальные, как две капельки, симметричные и такие тугие… Среднего размера сосочки горели и манили меня своим желанием… Капелька морской воды только сорвалась с одного из них… По Яниной груди и плоскому животику, с едва различимыми мышцами пресса, стекали капельки морской воды… По её бархатной коже, цвета латте… По изящным бедрам и попке… Вниз, к гладко выбритому лобку и маленькой киске… Морская нимфа немного покрутилась для новых кадров, поизвивалась своим юным телом, пока не замерла, в позе Венеры, с работы Боттичелли.

В ню фотосессии, как и в доброй пьянке, самое главное – вовремя остановится. Чтобы сет не превращался в анатомическую демонстрацию половых органов в духе «с широко раздвинутыми ногами». Поэтому, щелкнув затвором последний раз, я буркнул Яне, что на сегодня всё. И принялся неспешно убирать фотоаппарат в кофр. Девушка медленно, не говоря ни слова, вышла из воды, плавно покачивая бёдрами, и приблизилась ко мне. Струйки морской воды, бегущие по стройным ножкам, оставляли тонкие следы на песке. «Интересно, а её киска такая же мокрая?» – едва ли не единственное, что меня интересовало в тот момент.

Яна остановилась в паре метров от меня, даже не думая одеться, или прикрыть свои голые торчащие сисечки. Просто стояла, покорно опустив руки, легко улыбаясь, ожидая… Да, хоть девушка и сама, считайте, приплыла мне в руки, последние шаги оставались за мной.

Я закончил возиться с вещами и шагнул ей навстречу. Один шаг, между нами метр.

– Как получилось? – необычно мягким голосом спросила меня Яна. Полшага навстречу. Полметра.

– Великолепно. Завтра я немного подретуширую и – всё готово. – Шагнул и я. Стоим вплотную.

– Хорошо.

– Я давно мечтал об этом.

– Мммм… – протянула девушка, – я тоже…

– С того момента…

– Как мы шли по аллее…

Дальше слова были лишними. Я поцеловал её. Её нежные губы. Такие теплые. Поцеловал её горячий язычок и запустил свой в её маленький мокрый ротик. Мы целовались не агрессивно, не пытались перебороть друг друга страстью. Желание пробуждалось в нас постепенно, лишь набирая свой жар. Мы причмокивали всё громче и ритмичнее, в унисон, голоса наших губ сливались воедино…

Объятие. Её мягкая кожа, стройная спинка, талия… Тело, о котором я мечтал в своем самом нежном возрасте. Теперь она моя. Полностью… Руки на её попе, проводят сверху вниз… Такая упругая… Сжимаю половинки и немного развожу, потом снова соединяю, сжимаю вместе… Мну эти сладкие ягодицы… И так по новой раз, за разом. Наконец, опускаю левую руку вниз по бедру и задираю ножку себе на пояс, продолжая гладить её…

Второй рукой я начинаю исследовать грудь Яны, её волшебные сиськи… Мять соски, сначала легко-легко, набирая обороты… Так приятно на ощупь…

Я оторвался от её губ, чтобы прогнуть эту гимнастку назад, держа за спину, и вонзиться в её грудь. Я целую, кусаю, сосу, лижу, заглатываю, стараюсь выпить из неё всё… Я весь отдался Яниной груди, девушка мягко стонет от моих ласк… Ей нравится, как мои губы оттягивают соски, как зубы мягко, до острой боли покусывают кожу, как остаются на ней жадные капельки моей слюны… Зубы сменяет язык и вырисовывает круги вокруг сосков: от одного к другому. И снова нежный укус, потом оттягивание губами, сильное всасывание внутрь. Каждое моё действие меняет тон её стонов, но неизменно в голосе девушки звучит ведущая скрипка удовольствия…

Губы вернулись друг к другу, но ненадолго, вскоре я перешёл к шее девушки, целуя мою красотку. Пока я держал одной рукой её ножку, вторую я запустил в главную обитель наслаждения. Я мягко стал ласкать её губы, чувствуя на пальцах влагу и смазку, текущую из писечки. Нащупал клитор и задержался пальцами на нём. Девушка сильно вздохнула, что-то словно захватило её… Я продолжил, ввёл два пальца в её тугую, теплую и мокрую от смазки киску, сделал два движения вглубь, как девушка вскликнула, дернулась, почти соскочив с пальцев и… Кончила… Она рухнула на колени, её ножки подкосились, тельце задрожало… Она всхлипнула, стоя передо мной, беззащитная, не выдержавшая моих ласк.

Стремглав я опустился к ней, обнял малютку. Её руки не находили места, то на коленях, то держится за плечики. Всхлипы продолжались. Я посмотрел на её лицо… Две мокрые дорожки слез…

– Ччч… Что ты сделал с… Со мной… Т–т… Так хорошо… – улыбаясь, почти до смеха и плача, заикаясь спросила Яна. Оргазм вызвал в ней все эмоции разом, всю бурю, на которую была способна эта пламенная танцовщица и заводила спортивных команд.

Я молча поцеловал девушку в щёку. Ещё раз. На третий она подставила губы. Четвёртый задержался. Пятый был ещё дольше… Яна заметила, что я в одежде… И сильно толкнула меня на песок! Ну, нельзя не податься такому напору!

Я послушно откинулся назад, дав Янке запрыгнуть на меня, сорвать все пуговицы и стащить рубашку. От слез и неуверенной дрожи не осталось и следа… Девушка накинулась на мой торс, целуя мою грудь и покусывая соски, но было заметно, что ей не терпелось перейти к главному… Я приподнял бедра, чтобы Яна стянула с меня длинные, плавательные шорты. Резкое движение вниз и я совершенно голый. Только член стоит каменным маяком.

Природа наградила меня внушительным достоинством, весьма длинным и толстым. И Яне такое «открытие» очень даже пришлось по душе. Она немного полюбовалась им, схватив обеими руками, и начала мягко подрачиваить его.

– Какой он у тебя!..

– Какой?

– Ммм… Большой!

– Хехехе, – довольно прохихикал я.

– Ну что?! – недовольно спросила девушка, – Да, он мне нравится…

По моему молчаливому взгляду и довольной кошачьей улыбке, Яна сразу прочитала слово, крутившееся у меня в голове: соси. И взяла член себе в ротик. Она сразу начала причмокивать головкой, закручивая языком лихие пируэты, смазывая, как следует, ствол своими слюнками. Постепенно она брала его всё глубже и глубже, лаская его губами и щекоча уздечку языком. С громким чмоком вытащила его изо рта, смешно улыбнулась, прищурив глазки, и принялась водить языком по всему члену вверх-вниз. Моя Яна… Да, она уже моя.

Не забыла девушка и о моих яйцах: обхватив член ладошками и продолжая дрочить его, девушка по очереди катала во рту мои шары, всасывая их внутрь, загоняя за щёчку… Оставив член и яйца в покое, она вдруг накинулась в самый низ, медленно и сильно проведя языком по всей поверхности члена. От самого низа яиц, вверх по всему стволу, по уздечке и головке… И резко взяла её в рот, специально оттянув ей свею щёку. И вот тут я не выдержал и кончил. Инстинктивно, я вдавил член глубоко ей в горло, насколько она сама ещё не пыталась его брать. Тугие струи спермы раз за разом наполняли её гортань. Судороги сковывали её горло, из глаз брызнули слёзы, но Яночка боролась с моим членом и исправно глотала… Ручкой она немного уменьшила глубину, на которую я погрузился в неё и стала досасывать остатки моей спермы. Каждый из этих шести или семи выстрелов словно вытягивал из меня душу, почти до самого конца, а потом швырял обратно, раз за разом. Я в блаженстве.

Яна закончила и вынула мой член изо рта, который, к слову, и не думал сдаваться!

– Задушишь так!

– Терпи, тебе же понравилось?

– Да… – выдохнула девушка.

– Тогда сейчас будет ещё лучше.

С этими словами я приподнялся и, схватив Янку, повалил её на спину на песок. Девушка призывно раздвинула ножки и мой член проник в неё почти сразу, просто и быстро растянув её половые губы и саму киску. Наконец-то я в ней, в её вагине, о которой я так давно мечтал. В голове пронёсся весь тот рой фантазий, скопившихся за годы. Я уперся руками в песок и начал медленно трахать девушку. Её руки обвились вокруг моей шеи, она притянула меня к себе и поцеловала, не прекращая свои нежные стоны. Постепенно я стал набирать скорость, увеличивая амплитуду, пока не разошёлся до того, что выходил из неё почти на всю длину члена, оставляя в киске девушки одну головку, а потом с силой загоняя весь ствол обратно.

– Ддаа… Бери меня… Пож-жалуйста, миилый… – девушка немного задыхалась от такого темпа.

Я опустился на локти, положив одну руку под её голову, второй рукой я сжал горло девушки.

– Тссс, говорить тебе нельзя. – Прошептал я ей на ушко. Ответом стали её ноготки, впившиеся в мою спину.

Поцелуй, и мы снова продолжаем эту гонку. Наши тела, мокрые от пота, скользят в этом безумном спектакле двух ролей. Прикосновения Яниного тела это то, что приносит едва ли не столько же удовольствия, что и её лоно, сжимающее мой член. Нежная кожа, грудь, соски – мы так плотно вместе. Девушка всё сильнее прижимается ко мне. Обвивая меня ножками, ухватившись руками за шею, она, что есть сил, тянется ко мне. Так сильно, что почти отрывается от земли. Она изнемогает, не может спокойно предаваться любви. Всё её тело то покрывают мурашки, то Яну бросает в дрожь и она прижимается ко мне. Она то извивается, словно хочет слиться со мной воедино, то ногами пытается ускорить движения моих бедер, чтобы посильнее и поглубже насадить себя на мой член…

Секунды или часы? Сколько мы потратили на секс? Мой стояк уже почти до боли, кровь с невероятной силой наполняет мой член… И я беру свою девушку, я не могу остановиться, я не могу кончить. Нет, ещё не время. Мы слишком долго этого ждали, слишком поздно происходит этот секс. Иногда я перестаю слышать окружающий себя мир и обостренным зрением начинаю видеть каждое движение её губ и глаз, каждый локон, который колышется от тяжелых ударов моего тела. То я весь – слух, и шелест волн играет фоном для Яниных стонов под ритмичные проникновения. Я проваливаюсь и не чувствую – только пустота. Я ощущаю все и сразу – и все краски мира обрушиваются на меня.

Мы с Яной снова кончили. Я – прямо в неё. Конечно, без защиты. И меня всегда подстёгивала эта фантазия: наполнить девушку спермой, но без какого-либо предохранения. Подарить новую жизнь. Наверное, это что-то из тех диких, животных времен сорока тысячелетней давности. Но я воплотил эту мечту в жизнь. С той, о ком мечтал. Наверное, мы все любим одного человека. Того, самого-самого первого.

Когда я наполнял Яночку, то мы оба почти рычали. Как же мне было туго в ней, как же много спермы я излил в девушку. Как же дико было нам… По ощущениям, член становился все больше и больше в ней, что значило небывало сильный оргазм. Яна своей киской, её сотрясал оргазм, пульсирующими вспышками выдавливала из меня все больше и больше жидкости. Нет. Эта фантазия была не моя. Я не мог так эгоистично её присвоить. Яна хотела моего семени не меньше. Она хотела забеременеть от меня. Эта древняя, племенная дикость пылала и в моей избраннице.

Мы окончательно рухнули на песок, тяжело втягивая вечерний солнечный воздух острова.

– Если ты забеременеешь, то я женюсь на тебе.

– А если нет?

– Все равно женюсь, но можно будет пару месяцев повстречаться для приличия.

– Ах ты! – Яна небольно пихнула меня локтем в бок. А я её просто поцеловал. Больше ничего и не надо. Особенно, когда веки уже такие тяжелые, с этим поцелуем на губах мы и заснули…

***

Кажется, я пришёл в сознание, но глаза так и не открылись. Очень странно, что я не чувствовал её тело, её тепло рядом. Она же обнимала меня во сне. Может, проснулась раньше?

Я совершил усилие и открыл глаза. Потолок. Обычный потолок моей комнаты. Натяжной. С вкрученными по периметру комнаты лампами. Куда лучше, чем тот идиотский плафон, который висел всё детство посреди потолка. Матовое стекло сжирало столько света…

Эти мысли крутились, чтобы не дать осознать самое страшное. Это был сон. Ложь, фантазия. Фальшивка. Но отчаяния не было. Ведь в дребезги разлетелся самый лучший секс в моей жизни. Всего-то. Впрочем, не страшно. Ведь у меня вообще ещё не было секса.

Я встал с постели и тихонько прокрался на кухню. Я перед этим всегда надеваю носки: ведь так тише всего, тише, чем босиком или в тапочках. Налил холодной воды из маленького краника фильтра. Уже рассвело. Родители мирно спали в своей комнате. Я вернулся около шести и сразу плюхнулся спать. Сейчас полвосьмого. А у меня столько бодрости. Ведь Яну я проводил в без пятнадцати шесть. Знаете, бывают сны, которые не то, чтобы меняют твою жизнь навсегда, но делают тебя чуточку взрослее?

Так вот. Получилось, я вас всех немного обманул. Эк мне приснилось десять лет жизни всего за час. Зато я понял главное – мне не надо ждать десять лет. Я взял свою кнопочную «Нокию» и зашел в «аську». Яна онлайн.

Я пишу: «Ты не спишь?».

Спустя минуту: «Нет».

Мои двадцать секунд: «Я без ума от тебя».

Ещё минута: «:-*».

Три удара сердца: «Увидимся через двенадцать часов?».

Секунда: «Да».

Постскриптум от Пьяного Улана:

Желаю всем не ждать свою Яну по 10 лет, а позвать её на встречу через 12 часов :-)