шлюхи Екатеринбурга

SEX-машина (части 4, 5, 6)

Добрый день мой читатель. Хочу вам предложить отрывок из книги "SEX-машина". Это грустная история про сексуальное рабство в которое герой очутился в далекой стране. Сама книга длинная, по этому публикую отрывок.

4. Вон возьми

— Одевайтесь, — на следующий день ближе к обеду скомандовала мама Игоря. – Завтра улетаем. Пойдем, сходим на местный рынок. Мне сказали, что там можно купить все что угодно и очень дешево.

— Опять деньги тратить, — возмутился отец.

— Не бурчи, одевайся, часа через три вернемся и еще накупаемся.

— Ты готов? – спросила она сына.

— Да, мам, футболку только надену.

Им показали дорогу и они пошли до рынка пешком. Пестрая толпа туристов сновала буквально везде. Многие говорили на русском языке, где-то слышалась немецкая, болгарская, английская и даже французская речь. По дороге зашли в магазин, купили бутылку воды. Шум голосов и машин. Складывалось ощущение, что ты маленькая горошина, которую бросили в кофемолку и включили ее. Игорь старался не отставать от матери, а она, в свою очередь, от отца, что словно танк пер вперед.

— Вот и рынок, — заявил он, показывая большую вывеску. — Не потеряйтесь.

— А что тут теряться, — сказал Игорь. — Если что, встретимся у входа.

— Ладно, — согласилась мама. – Но лучше не отставай.

Они пробродили почти час, зайдя в каждую лавку. Было интересно на все посмотреть, но Игорь хотел купить на свои честно заработанные 20$.

— Мам, может, я сам.

— Нет.

— Мам, ну я уже устал.

— Присядь, отдохни, смотри какие кувшины.

— А что мне на них смотреть. Ну, мам.

— Ладно, через час у входа.

— Да вы тут еще часа три проходите.

— Час, — настояла она.

— Хорошо, час так час.

Он тут же развернулся и быстро пошел вглубь рынка. Изначально ему показалось, что рынок небольшой, но стоило свернуть, как сразу пошел еще один поворот, а потом еще и еще. Какой-то мужчина ткнул Игоря в плечо и показал рукой назад. Он повернулся и сразу узнал Олю, она махала ему рукой.

— Последний день, — радостно сказала она, подойдя поближе.

— Да, вот решил купить.

— Идем, тут все дорого, они около входа, поэтому задирают цены. Я знаю, где дешевле.

Игорь поблагодарил продавца, что показывал ему ракушку, и пошел за девушкой. Она увлекла его в самую гущу толпы.

— Тут туристы, поэтому ничего интересного не купишь. Вон, видишь тот ряд, нам туда. Не отставай. А ты что, один?

— Нет, с родителями, но они там где-то остались, договорились встретиться у входа.

— Я тоже с тетей, она пряности покупает. Идем дальше. Запоминай, поворачиваем налево, а после идем все прямо и прямо, а после направо. Вон тот ряд, там то же самое, что и у входа, но намного дешевле.

— Спасибо.

— Это тебе спасибо.

— За что?

— За вчерашнее. Было здорово, я бы повторила. А ты?

— Тоже.

— Ну, все, я убежала. Может, еще встретимся.

Девушка так же быстро растворилась в толпе, как и появилась. Игорь зашел в магазинчик, они тут все были на одно лицо, все яркие и интересные. Он ходил почти час. Если у входа еще кто-то понимал русский язык, то тут приходилось торговаться на пальцах. И все же Игорь купил что хотел, поднял голову и стал искать выход.

Он крутился на месте, сходил в один конец, потом в другой, случайно вышел с рынка, но так и не понял, где очутился, вернулся обратно.

— Что ищешь? — на ломаном русском спросил пожилой мужчина.

— Выход, он где?

— Тут их шесть, тебе какой?

— Я не знаю.

— Из отеля, что на море?

— Наверное.

— Я тебя спрашиваю, ты из отеля, что на море?

— Да-да, — закивал Игорь.

— Проходи. Проголодался, хочешь? – мужчина показал на чай с лепешкой.

— Нет, меня там ждут.

— Если подождешь, я сейчас поеду на базу, могу подвезти к морю, а там ты найдешь свой отель.

— Спасибо, но я, наверное, пойду.

— Как хочешь. Если что, я еще минут тридцать и уже поеду.

— Спасибо, — поблагодарил он мужчину и быстро пошел вдоль рядов.

Игорь вроде помнил путь, налево, прямо, направо. Но идя этим маршрутом, он еще больше запутался. С трудом нашел магазинчик, где сидел тот самый мужчина.

— Не нашел? – спросил он его.

— Нет. А вы когда поедете?

— Сейчас вот еще два мешка отнесут и поеду. Ты готов?

— А можно к тому входу подъехать, ну, что со стороны моря?

— Нет, придется сделать крюк, да и там три выхода. Какой надо?

— Не знаю.

— Я тебя подвезу к морю, а там или вернешься к базару или пойдешь в отель. Договорились?

— Хорошо.

— Тогда пошли.

Плутая между машинами, они подошли к старенькому фургону.

— Та еще лошадка, крепкая, — похвалил он машину и похлопал ее по дверце. – Дерни посильней и садись.

Игорь залез в кабину. Ощущение, что попал в духовку.

— Жарко?

— Да, — тяжело дыша, сказал Игорь.

— Вон, возьми, там бутылка с водой, попей, совсем спекся.

Игорь сделал несколько больших глотков и протянул бутылку мужчине, но тот отказался.

— Привык. Ладно, поехали, надо еще выбраться на объездную.

Игорь, довольный, что ему помогают, сжал в руке кулек, куда положил ракушку с футболкой. И откинувшись на спинку сиденья, стал смотреть, как мимо проезжают машины.

5. Раб, раб, раб…

Игорь очнулся от того, что его голова болталась из стороны в сторону, словно арбуз на дне маленькой лодки, что плыла по волнам.

«Что такое?», — подумал он, поскольку сказать ничего не мог, в рот было что-то запихано. Игорь пошевелился и сразу понял, что на руках наручники, которые были продеты через его ремень за спиной. Он попытался пошевелить ногами, но и они также были связаны. В голове сразу вспыхнул красный свет, и его сознание резко остановилось. «Что случилась? Что со мной? Где я?» — последовала череда вопросов.

Машина катила дальше. Мужчина, что вел ее, не обращал внимания на возню в фургоне. Он посмотрел на часы, после нагнул голову к рулю и зачем-то посмотрел на солнце, что уже клонилось к закату.

— Еще пару часов, и будем дома, — сказал он сам себе, достал сигарету и закурил.

Игорь почувствовал запах дыма, замычал, словно корова, задергался, несколько раз больно ударился и затих. «Я… Я… Я ехал в машине… Я… Базар, мама, я…», — в голове творился бедлам. Он старался осознать, что происходит, где очутился и почему. Но его сознание не хотело верить в реальность. «Такого не может быть», — упорно говорил он сам себе. Вот сейчас приедут к морю и его отпустят. Но прошло уже много времени, а машина все ехала и ехала. Мышцы на руках затекли, Игорь постарался перевернуться, но уперся в железный бак.

Машина вильнула в сторону, и ровная дорога сменилась ухабами. Еще какое-то время его бросало из стороны в сторону, и вдруг мотор затих. Стало страшно. «Что теперь?», — спросил себя Игорь и завертел головой. Открылась дверца фургона. После темноты бледное небо показалось палящей лампой. Игорь зажмурился. Кто-то схватил его за ноги и потянул. Игорь задергался и замычал, словно свинья, которую понесли на убой. Но мужчина не обратил внимания на его попытки освободиться, положил тушу себе на плечо и пошел в дом.

«Зачем, зачем все это?» — кричал Игорь про себя, отчего становилось еще страшней. Через минуту мужчина спустился по лестнице вниз, открыл дверь и, занеся его, положил на кровать. Игорь еще не до конца понял, что произошло, как мужчина развязал его ноги, после вынул пластиковый кляп, что завязывался на затылке, и уже в самом конце, расстегнул наручники. Не говоря ни слова, мужчина погасил свет и вышел из комнаты.

— Не… — Игорь хотел закричать, но челюсть, что несколько часов была открыта, не подчинялась ему. – Не.. Н… е…

Он упал на что-то мягкое и сразу зарыдал.

«Мама, мама…», — повторял он про себя одно и то же слово. «Где я? Кто он? Что надо?», — задавал себе эти вопросы Игорь. Лишь только спустя несколько часов он встал. Теперь он вспомнил, что был на рынке, как выбрал ракушку. «Где она?», — подумал он, но мысль прервалась, вернувшись к тому, что произошло. Он понял, что его похитили, как барана своровали и привезли сюда. «Раб», — все, что он смог подумать о своем будущем.

Мысли роились, шумели, словно осы, кусались, лезли во все щели. Он старался закрыться от них, вспомнить мать и отца, но ноющие запястья от наручников возвращали его обратно в темную комнату. Он в чужой стране, в чужом доме, с чужими людьми. Постепенно сознание юноши отупело, все мысли замкнулись на одном слове: раб. Игорь не заметил, как уснул.

Лязг замка в двери как кнут ударил по нему. Юноша вздрогнул всем телом, отполз на край кровати и сжался. Вспыхнул свет. Ощущение, что тебе со всего маху врезали чем-то по лбу. Игорь зажмурился, закрыл глаза рукой. Что-то шлепнуло, опять лязг металла, наступила тишина.

Он не шевелился. Боялся, словно играл в игру «замри». Игорь прислушался, но кроме далеких шумов, что доносились откуда-то сверху, он ничего не уловил. Набравшись смелости, юноша открыл глаза. Горел свет, нет окон, а из мебели только эта кровать и небольшая тумбочка, на которой стоял поднос с едой.

— Сволочи!

Заорал Игорь и уже хотел броситься и перевернуть поднос, но испугавшись своего голоса, отполз подальше.

— Сволочи, — хныча, повторил он, и на глазах появились слезы. – Сволочи, — еще раз сказал Игорь и, уже не сдерживая себя, зарыдал.

Он плакал долго, вспоминал дом, свою маму, улицу, по которой бегал, школу и друзей. А что теперь осталось? Лишь эта комната, кровать и тишина.

— Раб, — тихо, чтобы не потревожить стены, сказал юноша.

Он знал, что такое рабство, изучал в школе. Знал, что и в современном мире рабство никуда не делось. Но он не мог себе представить, что это коснется его. Да еще тут, где мир казался сказкой. Игорь старался думать, но его сознание крутилось на месте, словно крыса в аквариуме, откуда нет выхода.

— Раб, раб, раб… — шептал он, медленно погружаясь в сон.

6. Я не хотел

Сколько прошло времени, Игорь не знал. Проснулся от лязга замка, сразу сел и пополз как можно дальше от двери, которая уже открывалась. Вошел мужчина, посмотрел на поднос, на котором лежала нетронутая пища.

— Так не годится, — спокойно, словно он доктор, сказал мужчина. Он взял поднос и вышел, а через несколько минут вернулся с новым подносом, на котором лежало несколько яблок, стакан с водой, хлеб и тарелка с какой-то кашей.

— Поешь, тебе надо подкрепиться.

Он ушел, а Игорь ничего не сказал. Не спросил, где он и зачем его похитили. Он еще надеялся, что все изменится к лучшему, что это игра. «Может, они ошиблись? Может, хотят выкуп?», — подумал он и посмотрел на противный поднос, что манил к себе. «Нет», — ответил Игорь и, обхватив колени, стал думать, что делать.

Постепенно мысли стали более ровными, в них появилась логика, уже не было той паники и того страха, что присутствовали в начале. «Если похитили для выкупа? То значит, скоро освободят. Хотя…», — подумал он и постарался вспомнить истории в газете и интернете про похищенных детей. Сколько их пропадает?

Однажды он наткнулся на статью, где было сказано, сколько каждый год пропадает людей в стране. Выяснилось, что более 70 тысяч человек, и четверть из них — дети. Тогда Игорь не поверил. Как так может? Взять и пропасть человек. Ведь есть камеры, паспорта, билеты. И все же в 2016 из дома ушло более 30 тысяч детей, а сколько из них совсем пропали.

Игорь думал. Почему пропадают люди, ведь не похищают же их инопланетяне. Это глупо. Но статистика была неутешительной. И теперь он стал одной из циферок той самой статистики. Страх, что вот так все закончится, что ты исчезнешь, и никто больше не узнает, что ты был тут.

— Сволочи, — прошептал Игорь и, прижавшись к стене, стал думать.

Когда нет солнца, нет часов. Ты не знаешь, сколько времени прошло, час или два, уже становится все равно. Юноша то засыпал, то просыпался, несколько раз подходил к двери, слушал, попробовал ее дернуть, но та была закрыта. Игорь опять возвращался к кровати, смотрел на яблоко, но понимал, стоит ему его съесть, как он сразу сдастся и признает свое поражение. Сперва в животе урчало, а после уже стало как-то все равно. «Лучше умереть, чем…» — но он так и не решил, похитили его ради выкупа или ради того, чтобы сделать рабом.

Лязгнул замок. Игорь, словно затравленный волчонок, посмотрел на мужчину.

— Так не годится, — сказал он и, взяв поднос, вышел. Когда мужчина вернулся, на подносе лежала пахучая лепешка хлеба, от запаха в животе сразу заурчало. Груша, какие-то сушеные фрукты и опять тарелка с еще дымящейся кашей.

— Поешь, тебе надо подкрепиться. Все будет хорошо.

— Выкуп? — набравшись смелости, спросил Игорь.

Мужчина посмотрел ему в глаза, они не были колючими или злыми. Его взгляд чем-то был похож на взгляд дяди Сережи, который жил с ним на одной площадке.

— Поешь, — еще раз сказал мужчина и вышел из комнаты.

Опять мысли, сон и тишина, которая стала сводить его с ума. Игорь напрягся. Кто-то шел, он слышал голоса. Открылась дверь и вошла женщина. Игорь обрадовался. Это была та самая женщина, что дала ему 10$. «Я спасен, я спасен», — запричитал он про себя, встал и быстро пошел к ней навстречу.

Игорь не заметил, как она размахнулась и со всего маху нанесла юноше пощечину, от которой он упал на кровать. Боль обожгла щеку, словно к ней приложили раскаленный утюг.

— Ты думал, что после этого сможешь сбежать?

— Что, — поскуливая от боли, спросил Игорь.

Она в отеле была такой доброй, нежной, а ее грудь…

— Ты осмелился изнасиловать мою племянницу, а после, поджав хвост, хотел скрыться!

Женщина достала из сумочки фотографию и показала ее Игорю. На ней он лежал на Оле, а та словно корчилась от боли.

— Нет…

Но Игорь не успел ничего сказать в свое оправдание, как последовал еще один удар по щеке.

— Я… я… Нет, мы…

Дверь открылась, и в комнату быстро вошли двое неизвестных мужчин. Они лихо скрутили Игоря, он даже не сопротивлялся. Сняли одежду, а после словно распяли на кровати, ноги привязали к нижней перекладине, а руки к верхней. Закончив свое дело, мужчины тут же вышли.

— Думаешь, я забуду, что ты сделал?

— Я…

Игорь еще раз попытался оправдаться, но увидев фотографию, что она поднесла к его глазам, понял, что это бесполезно.

— В этой стране с такими как ты законы жесткие. Тебя надолго посадят, и никто тебе уже не поможет.

— Я… — чуть ли не плача сказал юноша. – Я не хотел, я этого не делал, не делал.

https://www.litres.ru/elena-strizh/