шлюхи Екатеринбурга

Семейный отдых на горнолыжном курорте, день первый

—. .. . Дамы и господа! Друзья! Я предлагаю поднять ваши бокалы за нашу дружную компанию! — встал из-за стола Денис с рюмкой в руке. — Мы уже столько лет вместе! Появились жёны, дети и новые традиции, но мы верны нашей дружбе! За нас, друзья! — мы чокнулись и он махнул стопку под неодобрительным взглядом жены Оли, сидящей напротив меня в короткой теннисной юбке и футболке, туго обтягивающей ещё упругую грудь третьего размера.

Каждый год мы с друзьями выезжаем на местный горнолыжный курорт на несколько дней. В этот раз удалось забронировать коттедж на 23 февраля. Раньше было больше народу, но со временем такие поездки получаются всё реже. А раньше… Ооохх… Бывало снимали два домика, чтоб уместиться. А по ночам даже иногда менялись жёнами, но в рамках приличий, — до групповухи не скатывались! Но сейчас все остепенились, у кого-то уже взрослые дети, кто-то работает, и в этот раз приехал только Денис с женой Олей и дочкой Настей, Коля тоже с женой Мариной и дочкой Катей и я… — один. Детей у меня нет, а с женой несколько лет назад разошёлся. Так что мне досталась в личное пользование персональная комната на втором этаже, рядом с девочками Настей и Катей, которые существовали как-бы отдельно. Конечно участвовали в застольях, но недолго. Потом уединялись где-нибудь в уголочке и развлекались планшетами и о чём-то шептались и хихикали.

Настя и Катя практически выросли на моих глазах. Мы всей компанией встречали их из роддомов с разницей в полгода, потом я наблюдал их детство, школьные годы… Чужие дети растут быстро и вот, я уже замечаю на себе совсем не детские взгляды девочек, впервые пробующих на мне свои чары. Есть во мне что-то такое, непонятное мне самому, что заставляет женщин искать моего общества и поэтому я уже привык к таким взглядам и не особенно обращал на них внимания. Настя была вся в маму. Невысокого роста, крепко сбитая девица с румянцем на щеках. Крепкие икры и бёдра, крупная круглая попа и грудь почти не уступающая материнской — чуть меньше тройки. Катя наоборот имела худощавую фигурку подростка, но округлости где надо имелись, но всё равно, как она жаловалась, в магазине постоянно требуют паспорт, подозревая её в несовершеннолетии. Девочки сидели в уголочке и о чём то шептались. Обе в футболочках и олимпийках с капюшонами, обе в шортиках. Только Катя в джинсовых, свободно болтающихся, а Настя в трикотажных, плотно облегающих её попу с рельефно выделяющимися под ними трусиками.

— А что вы там отдельно сидите?- спросил я их.

— А у вас там свои разговоры, а у нас свои! — ответила Настя, улыбаясь

— Что ты к детям пристал? — встряла Марина, — На отнеси им лучше тортика.

— Да какой тортик? Им вина надо.

— Эээ… ты мне дочь не спаивай!

— Да ладно тебе, Олька, — у твоей сиськи уже почти как у тебя, а ты ей вина жалеешь. — вступилась Марина

— Да мне не жалко, нооо… Ладно, отнеси им по бокальчику. Только по половинке! — Сдалась Оля. Денис с Колей, не обращая ни на кого внимания, обсуждали что-то из армейской жизни, Оля с Мариной тоже присоединились к ним. Я взял два бокала и подошёл к девочкам:

— И что у вас за секретики? Делитесь! — подал я им вино

— Обычные девичьи секретики, — Кто, кого, куда. — состроила глазки Катя и они засмеялись, порозовев.

— Это уже совсем не девичьи секретики!

— Так и мы не девочки!

— Тссс… Тихо вы! Спалимся! — подыграл я театральным шёпотом.

— Ну, в смысле, по паспорту! — Засмущалась Настя и мы засмеялись каламбуру. Так мы болтали минут пятнадцать и я сам не заметил, как включил режим мачо, совсем забыв, что это дочери моих друзей, а Настя и вовсе крестница. Я смешил девочек, рассказывая весёлые истории, потом, понизив голос, уточнял какие-то интимные детали, от чего глаза девчонок азартно загорались, а я, то и дело, скашивал взгляд то на голые бёдра девочек, то на рельефно прорисовывающийся сквозь футболку лифчик Насти, то на виднеющиеся за свободными шортиками розовые трусики Кати, сидящей в кресле по-турецки. Потом опять рассказывал что-то весёлое, — они незаметно выпили ещё по бокалу…

— Что ты там с детьми расселся? — позвали меня друзья. — Ты же служил. Иди выпей с нами и пошли в сауну, уже прогрелась, наверное! — прервали они мой полёт Кондора над добычей. Девочки разочарованно проводили меня глазками, а я им заговорщицки подмигнул.

В сауну попали только через час, проболтав время за столом. Я ещё подзадержался в своей комнате, долго не находя плавки, и пришёл когда все уже попарились и сидели, попивая холодное пиво, паря распаренными телами.

— Ты что так долго?

— Да вот, плавки не мог сразу найти!

— Да зачем они тебе? Все свои! Хахаха! — заржали друзья и их жёны, — Ладно! Иди теперь с девками парься, растеряша! — и они продолжили что-то обсуждать, а я вошёл в парилку…

Даааа… девочки подросли незаметно! В парилке меня встретили Настя и Катя, в купальниках, лёжа на полках. Я пролез и сел на верхнюю полку, рядом с Катей, невольно кося глазами на выпирающие лобки девочек и прочие приятные округлости. У Кати, не смотря на возраст, груди почти не было и лифчик на ней висел так, для антуража. Худенькие стройные ножки не смыкались вплоть до колен, но зато попка была, как орех. Маленькая и круглая. Тело же Насти прямо дышало сексом и здоровьем: — крупная высокая грудь задорно топорщилась под купальником, в пупке был пирсинг в виде бабочки с камешком. Сильные крупные ноги и попка, доставшиеся ей от матери, притягивали взгляд и сбивали мысли в неприличное русло. На её плавках пролегла складка, повторяя контуры губок под ними и почему то именно она привлекала к себе особое внимание.

— Ну ка, подвиньтесь! Разлеглись тут… — шутливо забасил я, развязывая на поясе узел полотенца. О чём то беседовавшие девочки разом замолчали, глядя мне куда-то южнее пряжки. Что они там увидели?…

Fuck!!! — посмотрел я и увидел свой набухший член под плавками, из-под которых даже чуть-чуть торчала головка, проскользнув под резинку. — Я тут же смущённо прикрылся полотенцем и, как бы ненароком, повязал его обратно. Чёрт, когда он успел встать незаметно для меня. Девочки невинно прятали глаза, сделав вид, что ничего не видели и попытались продолжить беседу, но нить была потеряна. Повисла неловкая пауза.

— А попарь меня, дядя Андрей! — попросила Настя, переворачиваясь на живот

— Ну давай! — взял я веник из тазика, любуясь на круто вздымающуюся попу Насти с отпечатавшимся на ней узором деревянных досок.

— Ай, горячо! Дай своё полотенце, под голову сверну!

Ах, хитрюги, смутить меня хотят! — раскусил я их. Ну ладно, мне нечего стыдится, чай, не маленький. И я снял полотенце и, свернув, положил его под голову Насте, которая легла на него, повернув голову ко мне. Я только поправил плавки, чтоб головка не торчала наружу и начал работать веником.

— Повыше! Спинку! — попросила она из расчёта, чтоб я не уходил из поля зрения её прищуренных глаз, которыми она сопровождала бугор в моих плавках, думая, что я не замечаю. Катя тоже смотрела туда и под взглядом юных прелестниц мой член налился и приобрёл окончательную твёрдость и, если бы не плавки, покачивался бы перед лицом Насти, блестя головкой.

— О! Да тут настоящий банщик работает! — Вошли в парилку Денис и Коля и я, не оборачиваясь, ответил:

— Да вот! Учу поколение next париться!

— Спасибо, дядя Андрей! Я еле выдержала! Благодарю за полотенце! — спасла меня Настя, вернув мне полотенце, в которое я тут же завернулся, пряча конфуз и только потом развернулся к друзьям. Настя проскользнула мимо меня к выходу, мельком мазнув по локтю тугой грудью.

— Сильны девки! Выдержали мою парилку! — похвалил я их.

— А нас попаришь?! Как только ты умеешь!?

— Нет, друзья, я уже тоже перегрелся! — и вышел вслед за девочками из парилки.

Я долго стоял под холодным душем, чтоб унять жар физический и моральный, а член всё никак не хотел ложиться. Тем более, что в соседней кабинке резвились девочки и воображение подкидывало разные варианты событий, а я пытался их выкинуть из головы, но получалось плохо. Я сжал член, пытаясь его придушить, но рука сама стала делать более привычные движения. И я, не в силах более сопротивляться зову природы, начал яростно дрочить. Благо кабинки были оснащены символическими занавесками. Перед глазами поплыли волосатые треугольнички, упругие попки, руку жгло место, которого коснулась грудь Насти. Я мысленно вернулся в парилку на пять минут назад:

… Повыше! Спинку! — я сместился выше и мой член в плавках оказался почти у лица Насти, так что я ощущал даже сквозь ткань её горячее дыхание и продолжил махать веником

И меня тоже! — легла за Настей Катя и я потянулся к ней, невольно почти уткнувшись плавками в лицо Насти. Я нежно бил по ровным спинкам и наблюдал, как трясутся под моими ударами распаренные попки девочек. Я сразу представил, как ложусь на эти ровные спинки, как нахожу членом влажную щёлочку, одновременно лаская их грудки, и как под нежные ахи и охи медленно вхожу в их попочки и что они так трясутся от моих толчков лобком. Градус возбуждения уже зашкаливал. Я поймал взгляд Насти, приспустил плавки и освобождённый член радостно закачался перед носом крестницы, так что ей пришлось удивлённо свести глаза вместе. Но свободно качаться ему пришлось не долго: — я потянулся к Кате и, невольно, упёрся членом в губы Насти. Она, помедлив секунду, с лёгким причмокиванием, взяла его в рот и начала посасывать головку, играясь с ней язычком. Я ещё сделал пару движений веником по спине Кати, но силы оставили меня — я бросил веник в угол и, взяв Настю за затылок, с силой пропихнул член ей в горло… Гульп, Кхрр, Кхрр. — стала давиться Настя, но я, не обращая внимания на эти звуки, стал трахать её в рот. От перевозбуждения меня хватило всего на пару минут и я со стоном кончил ей.. .

… Вода из кабинки потекла к общему сливу в полу перед входом, подхватив сгустки моей спермы. Сердце колотилось, член затухающе пульсировал, тёмная пелена перед глазами постепенно рассеивалась и с ней рассеивался образ глотающей мою сперму Насти, удивлённо смотрящей на меня снизу с торчащим во рту членом.

Уффф… привидится же такое!

— А дай шампунь! Дядя…. Ой….- отдёрнула мою занавеску Настя и уставилась на мой, ещё не до конца опавший, член округлившимися глазами.

— У меня нет шампуня, красавица — ответил я, заправляя член в плавки

— А что только что вытекло…. иии… ой, не важно!

После сауны все разбрелись по комнатам. Мне было не уснуть. Я лежал и слушал периодические взрывы звонкого девичьего хохота из-за стенки. Почему-то представлялось, как Настя рассказывает Кате об увиденном и это больно било по самолюбию. Этож надо было так облажаться, — сетовал я. Не в силах больше терпеть, я спустился в зал, где налил себе на неубранном столе рюмку водки и, только хотел её опрокинуть, как услышал характерные шлепки из нижних комнат.

Твоюж мать! Да вы издеваетесь что-ли?!… — воззвал я мысленно к небесам и включил телевизор, чтоб заглушить эти звуки.

Я наливал уже третью рюмку когда из своей комнаты вышла Оля, завёрнутая в полотенце

— А что ты тут сидишь один?

— Эххх… — тяжело вздохнул я. — Ключевое слово тут: — один!

— Бабу тебе нужно! — присела она рядом, кокетливо поправляя причёску неуловимым движением.

— Гдеж это видно, что такой видный мужик без женщины?

— Ладно, я сейчас в душ, а ты никуда не уходи! И не накидайся мне тут! — отняла она у меня рюмку и вылила в фикус.

Через несколько минут она позвала меня из другого конца коридора, отчаянно жестикулируя, чтоб я шёл за ней. В сушилке Оля развернулась ко мне и, глядя мне в глаза, сказала:

— Поможем друг другу!?

— На что ты намекаешь?

— А ты не догадываешься? Денис по пьяни рано кончает и сейчас будет спать до утра в одной позе.

— Оля, ну Денис мой друг и…

— А я тебе кто?

— Ну… Ты тоже подруга, но…

— Оля, не надо! — я чуть не добавил: "я твою дочь хочу".

— Что но? В первый раз что-ли? Совсем забыл, когда любил меня в последний раз?

— Но тогда мы были моложе и менялись партнёрами, а сейчас…

— Про возраст, это ты верно подметил. А остальное — чушь, — сказала она, расстёгивая на мне ремень. — Это дружеская помощь и только. — стянула она мои джинсы и взяла мой член в руку. Помяла его, стянув кожу с головки и, открыв свой ротик, положила головку на язык. Я сразу вспомнил свои первые впечатления от её ротика, сосала она всегда классно, все отмечали это. И через несколько её движений мой член начал набухать у неё во рту, заполняя его.

— Оооо… Дааа…. — не выдержал я. — мммммммм….

Я смотрел на эту большую попу, на полные ноги и думал: Как Настя похожа на мать! Вернее, в моём случае, как мать похожа на Настю. Я присмотрелся, мысленно чуть выстройнил ножки, чуть уменьшил попку, скинул лет двадцать и вдруг представил, что это Настя стоит передо мной на корточках. Член мгновенно стал просто каменным. Я уже не видел Оли, — я с волнением наблюдал, как нежные губы Насти скользят вдоль моего ствола, доставляя мне неземное наслаждение.

— Ну!… Где твоя помощь? — спросила Оля, оглядываясь через плечо и я приставил головку к, уже сочащемуся, входу, легко надавил и мой член стал властно раздвигать стенки влагалища, проникая всё глубже. Оля, кряхтя, приняла его весь…

— Я и забыла, какой он у тебя…

Я мощно толкнул бёдрами:

— Ох! — удивилась Оля моему напору

— Ах! — толкнул я ещё и начал всё чаще шлёпать животом по её круглой попе, вгоняя член до основания, представляя, что ебу Настю и поглаживая её по упругой попке

— М — м — м — м… — выдыхала она в такт моим толчкам.

— Ой! Ай! — Продолжала удивляться Оля. — Раньше ты таким горячим не был! Ай…! Видимо давно без бабы! Ой… — продолжал я её трахать со звонкими шлепками.

— Откуда такой… напор… — крепче перехватив табуретку кряхтела она. — Прямо молодой жеребец!..

— Дааа…. трахай меня… дааа!!! — а я видел перед своим внутренним взором Настю и неистово вгонял в неё свой каменный стояк, громко шлёпая пахом по её ягодицам

— Ох!… Блля-а-а-ать!… — удивлялась моему запалу Оля, пытаясь посмотреть на меня через плечо, но потом отдалась новым ощущениям и только ахала и охала при каждом моём толчке.

Прежде, чем я кончил, она два раза была на вершине оргазма и я два раза притормаживал, давая ей насладиться ощущениями. Наконец и я почувствовал, что сейчас меня накроет и, в очередной раз вогнав в неё член под самый корешок, я со всех сил прижался к её ягодицам и мой член взорвался внутри спермой.

— НннАСССтт… — застонал я и, в последний момент, проглотил последнюю букву, чуть не выдав себя с головой…

— Ну ты отъебал так отъебааал! Откуда такой напор? Восьмиклассники так трахаются!

— А ты откуда знаешь?

— Ну… знаю. — вильнула она взглядом.

Тааак. Интересный расклад получается. Учитывая, что Оля работает в школе. Но сейчас меня это не интересовало — Пусть сами разбираются. — подумал я. В глазах, ещё не до конца растаяв, стоял образ Насти. Я испытывал неимоверный кайф! Я такого давно не испытывал и я сел на пол и закатил глаза. Кааак хорошооо!!!

— Да! Я ещё могу завести мужчину! — кокетливо улыбнувшись, приняла на свой счёт Оля. — Не благодари! Считай это моим подарком на 23е февраля.

Оказывается последнюю фразу я сказал вслух.

— Ну ладно! Расходимся порознь! — и она торопливо завернулась в полотенце и выскользнула в коридор. Я тоже побрёл в свою комнату через какое-то время, звеня пустыми яйцами и с довольной улыбкой на лице, размышляя над превратностями судьбы.

Впереди ждал день второй!