шлюхи Екатеринбурга

Сближение с мамой

Всем привет, сегодня я расскажу вам историю любви между матерью и сыном, какая она может быть и какой она должна быть на самом деле.

В предисловие хочу рассказать о нас, о нашей семье. Отца у меня не было, он бросил нас ещё давно, память о нём только на фотографии вместе с мамой. У моей мамы было несколько разных мужчин, но все они не задерживались, сменяя друг друга. Мама моя очень красивая женщина — 40 с небольшим лет, длинные чёрные волосы, карие глаза и милое, слегка наивное лица. Ростом она была невысока, а я был выше её лишь на голову. По правде говоря, у нас была довольно раскрепощённая семья, точнее, без стеснений. Ни раз я видел голую грудь своей мамы — она была небольшая, но красивая, с чёрными сосками и маленькими горошинками вокруг них. Пару раз мне удавалось их пощупать, мама не ругалась, у нас это было нормой.

Меня привлекали зрелые женщины, возрастом как мамуля, потому моим излюбленным занятием был просмотр порнографии с журналов, где почти у всех красавиц лобок был богат на волосяной покров. Я мечтал вновь увидеть лобок своей мамы, да чего уж там — отлизать его, войти своим членом и даже кончить.. Как-то раз, шарясь в мамином комоде, в надежде найти её трусики, чтобы понюхать их, я внезапно для себя нашёл у неё пачку презервативов, от чего во мне появились странные чувства и я начал ревновать её, как мужчина. "Неужели какой-то козёл трахает мою маму?" — думал с обидой я.

На тот момент мне было почти 19 лет. Как-то раз мамуля собралась под вечер к своей подруге, сказав, что задержится всего на полчасика. Я сидел в своей комнате и смотрел мультики. Время всё шло, мамы так и не было, но вместо переживания за неё, я достал свой любимый ретро-журнал и начал дрочить на милых зрелых дам с волосатыми письками. Когда я почти кончил, я услышал, как мама пытается открыть дверь, но ей это с трудом удавалось. Я быстро натянул штаны и пытался сбавить стояк, но мысли не хотели покидать мою дурную голову. Когда мама провела в потугах открыть дверь битых пять минут я понял, что она ужратая, причём сильно. С горем пополам ей удалось открыть дверь и она, едва не свалившись на пол, ползя по стеночке дошла до коридора, где её встретил я, ещё не отошедший от испорченной мастурбации. Между нами завязался разговор:

— Мам, ты на часы смотрела вообще? Время уже заполночь.

— Ой, прости, сынуля… я как-то не заметила.

— Ты еле на ногах стоишь, ты что, нетрезвая?

— Да нет, что ты, что ты… я устала просто.

— Мамочка… Давай я тебе помогу дойти до кровати. — сказал я и повёл её в свою комнату, надеясь, что сегодня мне удастся переспать со своей родной мамой. Эта мысль будоражила меня, но я старался не подавать виду и сделать всё гладко, чтобы зажечь искру между нами.

Повалив её на диван, я начал потихоньку снимать с неё одежду, чтобы посмотреть её оголённое прекрасное тело. В процессе у меня потихоньку вставал член и пока мама была в полубреде, я аккуратно выпрямил член прямо, чтобы он отчётливо выпирал из штанов. Снимая с неё футболку, я как бы нечаянно провёл своим стоячим членом мимо её прекрасного личика. Мама, будучи полуотключённой, но постепенно приходящей в себя не сильно придала этому значения, но я взял инициативу в свои руки и начал якобы удивляться тому, что у меня появился какой-то бугорок между ног.

— Ой, мам, а что это у меня такое?!

— Г-где?

— Ну вот, между ног какой-то бугорок.

— Ой, сынуля, ты возбудился. Неужели на меня?

— Да, мамулечка, мне кажется, что я в тебя влюбился.

— Да ты что, сына, что ты…

— Нет, мам, мне правда нравишься ты, как девушка.

— Мне очень приятно это слышать, малыш, но я же ведь мама твоя, да и мне уже под сорок.

— Мам, не говори так. Ты очень красивая, я давно уже в тебя влюбился и испытываю к тебе чувства, как к девушке. Я умоляю тебя, дай мне шанс сделать тебя счастливой.

— Сына, это же ведь неправильно, я же вырастила тебя, ты моя кровинушка, мне нет никого роднее тебя.

— Я говорю тоже самое, мама! Мы ведь созданы друг для друга, ты родила меня, я уже был в твоей киске, позволь мне войти туда вновь…

— . ..

Встав на колени, я начал умолять маму отдаться мне, целовать ей ноги и руки, в итоге она растаяла и спустила трусики. Перед моим взглядом предстала её волосатая киска, такая же, как и тогда. Чёрные и густые волосы обвивали её лобок, а запах сводил меня с ума и заставлял кровь всё сильнее и сильнее приливать к члену, от чего он набух максимально.

— Какой же у тебя стал большой пенис, сынуля…, даже не верится. Побольше, чем у твоего папы.

— Возьми его в ротик, мама, охлади мой горящий член.

Мама взяла мой член в рот и начала сосать, активно работая язычком и руками, массируя мне яйца.

— Мама, ты такая потрясающая…, ты знаешь, как доставить мужчине удовольствие.

— Теперь мой мужчина только ты, ты и никто другой.

Вынув член из её рта, я задрал подол и начал рассматривать её кучравые волосы на писе.

— Какие красивые, мама.

— Тебе что, нравится что ли? Последний мужик, что у меня был года два назад сказал сбрить это, а ты тут восхищаешься, аж слюньки текут, что с тобой?

— Нравится мне, мамочка, нравится, а мужик этот — придурок.

Мама рассмеялась, а я поцеловал её в засос и схватил за задницу, норовясь засунуть заранее смочёный пальчик её в попку. После горячего поцелуя, мама смочила мне ещё раз член своим минетом и я начал вставлять его в волосатое лоно, попутно теребя ей клитор пальчиком.

— Ох и сбрею я эту шубу, сил моих нет, из-под бикини всё волосы выглядывают.

— Даже не думай мам! — возразил я, оставь для меня, мне так нравится твой волосатый кустик! — возразил я.

— Хорошо, родной, раз ты настаиваешь.

Ускоряя темп, я вставлял и вынимал член в дырку своей матери, от чего мы оба получали неописуемое удовольствие. Обычно я был скорострелом, но в такой момент, да ещё и удовлетворяя свою маму, хочется выложиться на все сто, так что я держался и изо всех сил блокировал позывы кончить.

— Да, сыночка, да! Глубже, глубже!

Продлилось это всё ещё минут 10, я не успел вытащить член и кончил прямо в пизду своей маме. Когда член вышел, следом за ним, от сокращений влагалища моей мамы, полилась белая и жидкая сперма. Мама, вся потная и уставшая, начала беспокоится, от чего моментально протрезвела. В панике она побежала в туалет и уселась на горшок, а следом за ней я, абсолютно голый и полувставшим членом наперевес.

— Дурачок ты, я же теперь могу забеременеть от тебя, от сына.

— Ну мам, ну прости, я не смог, не успел.

— . ..

— Нам ведь так было хорошо, ну прости, я же не хотел!

— Надеюсь, что я не забеременею, иначе это будет ужас. Залететь от родного сына, уму не постижимо.

Я начал обнимать маму и целовать в шею, но она, все ещё расстроенная произошедшим стала отбиваться и даже начала плакать.

— Мамуль, ну ты чего, не надо. Всё будет хорошо. Тебе не стоит волноваться, теперь я глава семейства и я буду решать все проблемы. Просто расслабься, всё будет хорошо. Мы уже взрослые люди и это наша с тобой личная жизнь.

Я слизал капли слёз с её глаз, обхватил и потащил обратно в комнату на кровать, как куклу. Уложил её на диван, раздвинул ноги и начал лизать пизду, слизывая и смазку, и сперму — мне было всё равно, мы были единым целым.

Мой член восстановился и я ввёл его вновь, уже в позе раком. Вторая палка продлилась дольше первой и мы наконец получили отличный и полный оргазм, ещё 30 минут удовольствия. Я так разошёлся, что решил сделать маме аннилингус, войдя язычком в её узкую попку. Мама удивилась от неожиданности, но не стала меня ругать, а рассмеялась, как девочка и начала легонько меня хлестать и целовать.

После секса мы лежали с мамой на диване и болтали, но уже не как мать и сын, а как любовники, как пара, как два человека, которые любили друг друга внеземной любовью.

— Мама… а как тебе идея — сделай себе операцию, заделаешь себе девственную плеву, а я тебе её прорву, так сказать, девственности лишу.

— А это хорошая идея, сынуля. Я бы хотела потерять свою девственность с тобой.

— А ты же ведь не сбреешь волосы на пизде? Не сбреешь ведь?

— Не сбрею, не сбрею.., если тебе так нравится, пусть волосатая будет.

— Нравится, очень нравится, мамочка.

— Я надеюсь ты мне изменяешь не будешь? А то я ревнивый.

— Не буду, родной, не буду. Ты мне нравишься, ты и только ты.

— Я так тебя люблю, мамочка, так люблю…

— Я тоже тебя люблю, моё золотце.

Так мы и сблизились с матерью, став больше, чем мать и сын. Я полюбил её, как женщину и очень рад, что смог заняться с ней сексом. После этого случая мы стали жить как пара, гулять вместе, ходить в кино и кафе. Я даже купил кольцо и сделал ей предложение, конечно без ЗАГСа, кто же нас таких зарегистрирует. А ещё мы купили замочек, написали свои имена и повесили на мосту. Беременности так и не было, а потом мы и вовсе узнали, что мама больше не может иметь детей, что к лучшему, нам не нужно было тратиться на презервативы, да и я лучше ощущал мать без этой резиновой насадки.