шлюхи Екатеринбурга

Потенциал. Глава 4-6

Глава 4

Эван припарковал машину перед домом Ребекки и защелкал каналами радиостанций в поисках хорошей песни. Краем глаза он заметил движение и удивленно воззрился на Диану, бегущую к машине. Обычно сестра заставляла его ждать не меньше 15 минут и уж точно ни когда не бегала, как маленькая девочка.

— Брр… — произнесла она, вместо приветствия плюхнувшись в салон. Замерзла!

Диана повернула регулятор кондиционера в красную зону и направила на себя раструбы воздуховодов. Эван посмотрел на сестру, вскинув брови. На ней была светло-голубая тонкая рубашка без рукавов и короткие шорты, обувью Диана просто пренебрегла.

— Что помешало одеться теплее? — он прикрыл заслонку воздуховода со своей стороны.
— Я рассчитывала, что сегодня будет жарко — она забралась на сидение с ногами, прижав коленки к груди и поежилась. У нас ведь глобальное потепление, разве ты не в курсе?
— Женщины! — саркастически усмехнулся Эван и завел двигатель.

Пару минут они ехали в молчании. Эван, все больше удивляясь, покосился на сестру. Диана перехватила его взгляд и демонстративно отвернулась, уставившись в боковое окно.

— Ну… — не выдержал парень. Она хорошо целуется?
— Что ты сказал!? — нервно воскликнула Диана, поворачиваясь к брату всем телом.
— Ощущения? Как это было?
— О чем ты толкуешь? — Диана заметно побледнела и отвела взгляд, когда брат опять покосился на нее.
— Не разыгрывай дурочку! — раздраженно бросил Эван. Рассказывай, что за шоу ты устроила с поцелуем?

Диана положила подбородок на сдвинутые колени, закрыла глаза и глубоко вздохнула.

— Мы спали в одной постели. — Выдала она.
— Серьезно?
— Да. Но мы были в пижамах, извращенец!
— Не думал, что вы спите в одной кровати.
— А что тут такого. Ты что не спишь вместе с Джейсоном, когда остаешься у него в гостях?
— С ума сошла! Нет, конечно!
— То есть ты подозреваешь меня и Ребекку в чем-то, мерзкий Гомофоб?
— Полегче на поворотах тигрица! — сказал Эван посмотрев на сестру.
— Я говорю о том, что в моем случае ты используешь двойные стандарты.
— Вовсе нет! — заявил Эван, быстро перебирая в уме причины, по которым он не спит с Джейсоном в одной постели. У Джейсона слишком узкая и жесткая кровать. Я на ней чувствую себя как будто лежу на камнях, так что его матрас для походов гораздо удобнее.
— А ты бы поцеловал его, что бы шокировать меня? — неожиданно спросила Диана, и ее глаза блеснули.

Эйван замялся, чувствуя, что краснеет. По скептическому выражению лица сестры, он понял, что она знает ответ.

— Вот видишь? Это и есть двойной стандарт! Вы мерзкие извращенцы, считаете, что две девушки должны непременно совокупляться друг с другом, а сами боитесь даже голыми друг перед другом остаться.
— Хммм… Проехали. — буркнул Эван, поняв что спорить с сестрой бесполезно. Давай расскажи, что тебя действительно беспокоит, без этого морализаторства.
— Помассируй мне ногу, пожалуйста!
— Судорога? — встревожился мальчик.
— Нет.
— Хорошо… давай.

Она выдержала паузу, ожидая, когда пальцы брата начнут нежно разминать икру и маленькую босую ступню и только после этого спросила: Что бы ты подумал обо мне, если бы я сказала, что целуя Ребекку, использовала язык?!

— Вау! Что значит… ? Да-да?!

… и я собирался просить у нее совета?!

— Что бы ты подумал, если бы я поцеловала Ребекку по-настоящему, по-французски! И, ах… какой кошмаррр, получила бы от этого удовольствие!
— Ты серьезно интересуешься Ди? Или опять издеваешься?
— Мне не нравится, когда ты называешь меня Ди!

Рассеянная, явно думающая о чем-то своем сестра, мгновенно подобралась, выпустив тигриные коготки, став прежней Дианой, едва он назвал ее детским прозвищем и Эван против желания вспомнил, сколько неприятностей они пережили, когда он звал ее так. Одного убийства матери было более чем достаточно, что бы возненавидеть это имя. Сейчас, с сестрой творилось, что-то странное, она была сама не своя и Эван это остро чувствовал.

— Может, всё-таки расскажешь, что случилось?!
— Я, ах! Я сделала это! Ах! Ах! Сделала! Я думаю, что я теперь проклята навек! — ерничая, но с непонятным надрывом заахала Диана.
— Я не об этом…
— Я совсем не хотела, что бы это случилось. Совсем не хотела. Даже не планировала… Но, что если мне это понравилось?! — теперь в интонациях девушки не осталось ни капли сарказма.

Эван напряг мозги в поисках правильного и обтекаемого ответа, что бы не разозлить сестру еще больше, но похоже она не ждала от него слов.

— Ты думаешь, я плохая… Распутная… Думаешь, что я лесбиянка и теперь буду гореть в аду, не так ли?!
— Ничего я не думаю. — Соврал Эван, хотя на самом деле думал о многом, в том числе и о ненормальном возбуждении которое испытал, когда увидел Джейсона на островке.

Он не мог рассказать об этом сестре, но он даже мысли не допускал, что может быть геем из-за того, что вид онанирующего необычным способом приятеля его возбудил!

— Значит, для тебя не важно, что я могу оказаться не такой как все?
— Прекрати вкладывать свои домыслы мне в рот. — Раздраженно сказал Эван и резко вывернул руль, бросая машину в занос.

Седан вылетел на узкую грунтовую дорогу, идущую параллельно железнодорожным путям, проехал сто метров и остановился.

— Почему ты считаешь, что поцелуй девочки сделает тебя лесбиянкой!?
— Потому что… ахх… потому что, я не могу перестать думать об этом! — судорожно вздохнув, сказала Диана.
— И что с того. Если бы я поцеловал Ребекку, я бы то же думал об этом!
— Ну, так поцелуй ее и сдохни! — окрысилась Диана. Что если я лесбиянка!?
— Ничего! Я по-прежнему буду любить тебя и массировать твои ноги, когда ты попросишь. Но мне кажется, что сейчас ты сгущаешь краски, как обычно! Поцелуй, даже если он доставил тебе удовольствие, не делает тебя лесбиянкой. Скажем… если мы с тобой поцелуемся… я не стану от этого меньше твоим братом, а ты моей сестрой.
— Что ты сделал с моим братом, подлый незнакомец!? — задумчиво спросила Диан после паузы. Куда ты дел его тело? Кем бы ты ни был, ты слишком умный и заботливый, что бы быть извращенцем Эваном!

Она порозовела и явно немного успокоилась.

Подумав Эван решил, что это скорее комплимент, чем оскорбление, поэтому ни чего не ответил. Сестра широко улыбнулась и потянулась к нему губами желая чмокнуть в щеку, но он сознательно повернул голову и встретил ее губы своими. А для большего эффекта наклонил голову и втянул в рот нижнюю губу сестры.

Диана отдернулась, словно обожглась и бухнулась на пассажирское сидение, с шумом выдыхая как проколотый воздушный шарик.

— Эван! — возмущенно воскликнула она.
— Вот видишь. — он, довольный собой, усмехнулся. Сработало. Ты сразу забыло об одной из «сестер из ада».

Парень завел двигатель и нажал на газ, надеясь, что теперь напряжение сестры рассеется. Диана с независимым видом положила ногу ему на бедра.

— Не обижайся, но это было грубо и пошло!
— Спасибо сестренка, ты глубоко ранила мои чувства!
— Я не утверждала, что ты плохо целуешься. — словно оправдываясь, повысила голос Диана. Но это было…
— Я просто хочу, что бы ты успокоилась. Поцелуй не сделал нас извращенцами, я просто пытался наглядно продемонстрировать тебе, всю глупость твоих страхов. Подумай спокойно малышка. Наплюй на то, как это выглядит со стороны. Если ты действительно, что — то чувствуешь, то балуйся с Ребеккой, сколько вздумается, главное что бы ты сама этого хотела, а все остальное не важно.

Диана хмыкнула и хлопнула брата по плечу: Ты прав. Я веду себя, как дура. Спасибо, ты серьезно помог мне. И еще кое-что… — она гибко нагнулась вперед вытягивая шею, и зашептала ему на ухо: Если ты расскажешь об этом разговоре кому-нибудь, особенно Ребекке, я тебя зарежу!

— Рад был помочь. — сухо ответил Эван. Не переживай, буду нем, как могила! — он сжал ее икру заставив зашипеть от боли и вонзить ноготки в его плечо. А теперь, когда ы разобрались с твоими проблемами, может ты изволишь помочь с моими?

Диана изогнула брови домиком: Если это как то связано с девушками конечно помогу.

— В некотором роде. Как тебе кажется, Глория манипулирует мной?
— Конечно. — засмеялась Диана. Она постоянно обводит тебя вокруг своего розового пальчика. Тебя это расстраивает?
— Я не знаю. Папа говорит одно, она другое. Может она уже слишком взрослая, а мы по-прежнему считаем ее глупой малышкой?
— Не волнуйся о папе. Он всегда мечтал о сыновьях. Поэтому, он относится к ней с повышенной строгостью. Не отталкивай ее, она нуждается в тебе. — Диана замолчала, оценивающе поглядывая на брата. Ты же в курсе, что малышка влюблена в тебя?
— Чего!? Она моя сестра я ее тоже люблю.
— Ну, ты дурак! Я же совсем о другой любви. О-о, брат мой, разуй глаза, малышка давно выросла. Она все понимает про мальчиков, особенно про тех, которые постоянно облизываются на ее мамочку.
— Приехали. — ошарашено выдохнул Эван. И что мне делать? Она по-прежнему считает, что может спать в моей постели, если ей сняться кошмары!
— Ничего не делать. Просто веди себя с ней, как с младшей сестрой. Рано или поздно она встретит мальчика, который заставит ее забыть о тебе!

Мысль о Глории, которая ходит на свидание с парнем совсем не понравилась Эвану, впрочем, так же, как и новость о том, что младшая сестра влюблена в него, но он выкинул эти мысли из головы, проблем и без этого было достаточно много.

— Кэнди, как то изменилась, тебе так не кажется?
— О чем ты?
— Мне кажется, она знает, что когда я обнимал ее у меня случился стояк, а потом я кончил глядя на ее промежность произнес про себя Эван, а вслух сказал: Трудно объяснить. Она стала другой.
— Пф-ф… очень информативно. В любом случае, думаю, ты придумываешь. Я за ней ничего подобного не замечала. Если что-то изменится, я сообщу тебе об этом первому.
— Спасибо. — кисло улыбнулся Эван.

Через пять минут он высадил Диану возле дома и поехал к Джейсону.

***

Когда Диана оделась и выскочила из комнаты, словно за ней гналась толпа бешеных собак, забыв даже кроссовки, Ребекка вылезла из кровати и встала перед большим зеркалом, задумчиво водя по лобку и промежности двумя пальцами.

Она снова и снова переживала момент, когда язык Дианы вошел в ее влагалище, и чувствовала, что между ног становится горячо и липко. Девушка давно хотела… фантазировала об этом, но не представляла, как это сделать. Один неверный шаг и их с Дианой дружба была бы разрушена, а Ребекка не могла этого допустить. Она не представляла на месте Ди другую подругу, и давно пришла к выводу, что нуждалась в ней, а возможно, безнадежно и давно любила одну из красивейших девушек выпускных классов школы.

Когда Диана устроила провокацию с фальшивым поцелуем, Ребекка просто воспользовалась предоставленной возможностью. Очевидно, их сексуальное влечение друг к другу не было плодом ее больного воображения, иначе она не могла объяснить, почему Диана так быстро сдалась. Потребовалось легкое касание кончиком языка, языка Дианы и подруга буквально взорвалась, окатив Ребекку таким потоком страсти, что девушка кончила дважды, а потом еще раз, когда подруга уснула в ее объятиях.

Утром Диана расстроила ее, Ребекка не думала, что она отнесётся к случившемуся так серьезно с налетом трагизма. Похоже, она винила в произошедшем себя, и считала, что именно она зашла слишком далеко. Правда была в том, что они обе были виноваты и невинны одновременно. Поэтому Ребекка так удивилась испугу в ее глазах. В отличии от Дианы, она не была шокирована и не спешила объявлять себя лесбиянкой после первого поцелуя с девочкой. Ребекке нравились мальчики, очень нравились, особенно Эван, а то что случилось с Дианой было самой красивой, чувственной и эротичной вещью которую она когда-либо делала, но это было другое.

… Бисексуалка? Пусть будет бисексуалка! — с улыбкой подумала Ребекка, поглаживая подушечкой пальца ноющий клитор.

Ее мысли перескочили на Эвана. Вспомнился рассказ Дианы. И Ребекка, незаметно, начала погружаться в свои самые смелые фантазиях. Это было практически невозможно, но что-то в лице Дианы, когда она рассказывала, как трогала пяткой напряженный пенис брата, взволновало и обнадежило. Она пока понятия не имела что это за фантазия, как реализовать ее, но у нее появилась призрачная надежда заполучить брата и сестру.

Ребекка истомно вздохнула и села на корточки, ноги уже не держали, в животе разрастался новый комок сладости, она запрокинула голову и закрыла глаза, начав яростно мастурбировать, уверенно двигаясь к очередному оргазму.

***

Устраиваясь на диване в гостиной Джейсона, Эйван уже жалел, что позвонил приятелю и предложил встретиться, слова Дианы успокоили его, но теперь, глядя в нетерпеливо жадное лицо приятеля он понял, что отступать поздно и выложил ему все, что случилось за прошедший вечер и часть ночи.

— Чувак. — Джейсон вскочил с дивана и возбужденно зашагал по комнате, явно взволнованный рассказом. А ты не врешь?
— Зачем мне придумывать такую ерунду. — раздраженно отозвался Эйван.
— Уффф. — Джейсон заулыбался, как объевшийся сметаны кот. Вау! Ты видел киску своей мачехи и в тот же день кончил в сестру. Это эпично чувак!
— Что ты мелешь! — Эван схватился за голову, пораженный безудержным полетом фантазии друга, который моментально извратил его рассказ, сделав его отвратительно бесстыдным. Я не видел ее киску, только очертания через халат и я вовсе не хотел кончать на ногу сестры. Черт я не знаю, что делать дальше, а ты
— А Глории понравилось?
— Понравилось? Ты, дурак? Я не спрашивал ее! Она, похоже, просто ни чего не поняла, потому что ни о чем не спрашивала, когда я вез ее в парк на игру. Трещала о своих картинах, и о какой то ерунде.

Джейсон остановился посередине комнаты, подняв вверх указательный палец: Это очень хорошо! Похоже, она действительно ни чего не поняла. А твоя мачеха? Она спала, когда ты заглядывал ей между ног? М-мм… — он потер подбородок с умным видом. Думаю, тебе совершенно не о чем беспокоится. Черт, поверить не могу, что ты кончил на Глорию. Тебе понравилось?

— Откуда мне знать. — взорвался Эйван. Это случилось во сне, мне снилась, какая-то порнуха, а потом оказалась, что я обкончал бедро собственно сестре. Я КОНЧИЛ НА МЛАДШУЮ СЕСТРУ!
— По крайней мере, ты не кончил на ее киску. Глория юная версия твоей мачехи, поэтому я не удивлен, что она вызвала у тебя такую реакцию.
— Заткнись придурок! Ничего я не хотел! Я спал, ясно тебе? — Эвана бесило, что приятель воспринял его историю с откровенным сладострастным восторгом, не увидев в ней ничего противоестественного.
— Я честно не понимаю, чего ты напрягаешься!? Глория ни чего не сказала. В конце концов, ты же не трахнул ее. Представь, что ты воткнул бы в нее малыша Эвана во сне, вот где был бы сюжет.
— Твою мать! — похолодел Эйван. Я даже не подумал об этом. А что если бы это действительно случилось?
— Прямо вижу, как ты пытаешься втолкнуть в нее член, забивая трусиками ее маленькое влагалище.
— С этим бы проблем точно не возникло.
— Хочешь сказать, что твоя сестра спит с тобой голой? — Джейсон даже рот открыл от восторга, став похожим на дауна, Эван пожалуй не удивился бы, если бы сейчас из угла рта приятеля потекла слюна.
— Все не так. Она же моя младшая сестра. — Эван вскочил, зло глядя на друга. На ней была ночная рубашки… без трусов.
— Сводная сестра если быть точным! — подмигнул Джейсон. А ты давно подглядывал за ней? Она уже выглядит как взрослая? Черт я уверен, она сама хочет этого раз лезет полуголая в твою кровать. Она уже достаточно взрослая, что бы все понимать!
— Ты извращенец. — с чувством выпалил Эван. Ты говоришь так, будто эта дерьмовая ситуация совершенно нормальна. Я подсматривал за мачехой, кончил на сестру, а ты… Блин, Джейсон это ужасно! — выпалил Эван на одном дыхании, не решившись рассказать о случае с Дианой.
— А я тебе говорил. Раз ты дрочишь ее нижним бельем, значит, хочешь ее саму! Во всяком случае, дать ей в рот. Если бы я был тобой я бы точно…
— Слава богу, что я не ты. Ты не можешь понять каково это. Когда это на самом деле твоя сестра и мама, это совсем другое, я могу хотеть твою маму, но не свою собственную!
— У моей мамы нет таких шикарных сисек, как у твоей. — глухо сказал Джейсон. К тому же ты знал Кэнди, когда она еще не была твоей мамой.

Эвану вдруг захотелось рассказать Джейсону историю, приключившуюся с ним в… лет. Он тогда ночевал у Джейсона. Тот уснул, а Эван захотел писать и пошел в туалет, а там оказалась совершенно голая мама Джейсона. Он прекрасно помнил массивный треугольник густых коричневых волос у нее на лобке и тяжелые немного отвисшие груди, напоминающие две груши с очень крупными темно-красными сосками. Она сидела на унитазе, расставив колени, и соски касались крутых бедер.

— Твоя мама достаточно сексуальная штучка, как наша школьная библиотекарша, но сестра это сестра. Это инцест Джейсон это неправильно!
— Только не в случае с Глорией. — быстро ответил Джейсон. И ты это прекрасно знаешь. И вообще кровосмешение, это так притягательно. Мне оно кажется невероятно захватывающим и возбуждающим!
— Глория еще слишком мала. И вообще молчи, ты сам смог бы трахнуть собственную сестру, а?
— Зато я бы сделал Глорию. Это было бы почти так же сладко, как секс с ее матерью, я бы точно чувствовал себя, как в раю. И точно не заморачивался бы поэтому поводу. — Джейсон вытянул шею, посмотрев на открытую дверь в кухню, где о чем-то разговаривали мать и сестра. Если тебе станет от этого легче, я может и позабавился бы со своей сестрой.

Учитывая, какие чувства вызывала в нем мачеха, вспоминая ощущения после поцелуя Дианы, Эван подумал, что у Джейсона хватило бы бесстыдства заняться любовью с Бекки, но он тут же отмел эту идею. Словам Джейсона веры не было. Он только играл брутального мачо, а сам пальцем не трогал сестру.

— Вот прямо сейчас можешь этим заняться, что бы понять как это хреново. — сказал Эйван вставая. Я должен идти.

***

Вернувшись домой около 7, Эван отказался от обеда и засел в своей комнате. Он валялся на кровати и его голова медленно, но верно начинала раскалываться от вороха противоречивых мыслей и желаний. Его злило, что он не может просто выключить их как свет в комнате, не может отвлечься хотя бы на время, что бы сделать домашнюю работу. Разговор с Джейсоном не помог, только усугубил ситуацию. Отношение друга к ситуации поразило Эвана, оно было очень странным. В довершении всего его ни как не оставлял назойливый вопрос, какого черта он поцеловал Диану в машине почти по взрослому?

Звонок от Синди испортил настроение окончательно. Она сказала, что если разрешит отец, Эван может принять участие в гонке «Дейла». Эвану не хватило сил сказать двоюродной сестре, что отец уже запретил ему делать это. Он надеялся все же переубедить его, хотя в глубине души понимал, что это бесполезно.

— Папа дома! — закричала снизу Диана, но Джейсон даже не пошевелился.

Он так и лежал пока снизу не донесся раздраженный баритон отца: Эван ужин!

Запах запечённой курицы был таким аппетитным, что у парня потекла слюна, он понял, что действительно проголодался. Как зомби он медленно побрел к кухне, жадно вдыхая запах поджаристой куриной кожи, повернул за угол и встал в дверях.

Кэнди как раз укладывала курицу на блюдо. Диана, Глория и отец уже сидели за столом. Кухня неожиданно показалась Эвану очень маленькой для них всех.

… Почему наш дом такой маленький? Почему, я вынужден постоянно сталкиваться с мачехой? Почему от нее не пахнет мужской раздевалкой в спортзале? Почему она не наела огромную жирную задницу, бугристую и целюлитную, как шкура ананаса?

Он посмотрел на Диану, стараясь не замечать полные чувственные алые губы, не требующие помады, но это оказалось невозможно. Эван почти физически ощутил, как они прижимаются к его губам.

… Как может то, что должно быть противным, казаться таким притягательным? Целовать сестру по-взрослому в губы, я должен при этом испытывать неловкость или отвращение, словно трогаю губами собачью какашку. Разве не так должно быть с матерями и сестрами? В организме должен быть какой-нибудь генетический предохранитель! В противном случае во всем мире творился бы жуткий бардак и все мальчишки сходили бы с ума от желания переспать с мамами или сестрами, в период полового созревания!

Он бросил взгляд на Глорию, надеясь увидеть какой-то знак, но она в ответ улыбнулась ему, как обычно. «Она слишком влюблена в тебя, что бы заботится о том, что твой отец женат на ее матери» — почему Диана сказала так?

— Привет папа. — сказал он. Эти финальные зачеты просто убивают меня.
— Рад слышать, что ты серьезно относишься к учебе. — сухо отозвался отец. Продолжай в том же духе иначе летом тебя ждет домашний арест.

Эван проигнорировал угрозу и невинным жестом погладил Кэнди по спине, впервые сделав это на глазах отца: Нужна помощь?

— Спасибо дорогой. — широко улыбнулась женщина. Достань печенье из духовки.

Эван ощутил, как завибрировало под ложечкой от этой улыбки, и едва не обжегся, потянувшись за раскаленным противнем без защитных рукавиц. Все вокруг вели себя так словно мир не сошел с ума и только один Эван ковырял обалденно вкусную нежную курицу без удовольствия, только что бы не вызывать у семьи ненужных вопросов.

— Как твоя поездка па? — спросил он, хотя ему было все равно.
— Очень продуктивно. — ответил отец, срезая белое мясо с грудины курицы специальным ножом. В Китае запускается большое производство. И мне придётся отправиться туда, что бы все прошло гладко.

Эван автоматически кивнул не слыша деталей, но в его мозгу затеплилась безумная надежда, что хоть что то сегодня случится в его пользу. Все что он хотел услышать это время поездки. Ели отца не будет дома несколько недель, он сможет принять участие в гонках, сможет зарекомендовать себя и тогда отец будет вынужден разрешить ему продолжать. Он всегда очень трепетно относился к успеху детей в любом деле. Эван даже почти отвлекся от безрадостных мыслей. Только скорость привлекала его так же, как секс. Половое возбуждение очень напоминало восторг, когда 800 лошадиных сил заставляют стального жеребца нестись вперед на дикой скорости, с заносом входя в крутой поворот. Он засунул в рот приличный кусок курицы и улыбнулся Глории.

Только бы ему повезло!

***

Поздней ночью Эван позвонил Синди и, едва сдерживая волнение, попросил устроить встречу с Дейлом Девисом к концу недели. Юность имела одно прекрасное преимущество перед любым другим возрастом. Она позволяла моментально забыть о неприятностях, если впереди маячила надежда осуществить заветную мечту, а мир с его запретами и предрассудками пусть катится к черту.

Эван улыбнулся своим мыслям, с глухим стуком захлопнул учебник по химии и двинулся к лестнице. Воздух в узком коридоре был ощутимо влажным, пахло цветочным шампунем, который очень любила Диана. Дверь в ее спальню дальше по коридору была приоткрыта, но подросток не заглянул к сестре. Дверь в комнату Глории была закрыта, и из-под щели не пробивался свет. Малышка уже спала, как и должна делать примерная девочка в ее возрасте. Эван свернул за угол к кухне и невольно оперся ладонью о стену.

Похоже мама права. — подумал он, с улыбкой. Это именно я постоянно оставляю на стене отпечатки ладоней.

На кухне торчала Диана. Сестра, что-то делала возле раковины, не слыша приближающегося брата. Белое полотенце, обернутое вокруг головы, делало ее смешной и нелепой. Эван не удержался. Он подкрался к сестре, схватил ее за талию и прижал к разделочному столу с громким дьявольским смешком: Ха-ха-ха!

— Черт! Черт! Черт! Эван ты осел! — яростно зашипела она.
— Да, с этим тебе повезло! — ответил он, вдыхая цветочный аромат, идущий от тела сестры.
— Повезло? Повезло, что ты напугал меня до чертиков?
— Нет, повезло, что я не сдернул с тебя полотенце, как делал это раньше. — засмеялся он.
— Думаю, это было бы лучше, чем сердечный приступ, который я едва не заработала!
— Ага! Ты бы предпочла, что бы я увидел тебя голой, чем немножко испугаться?
— Я этого не говорила. — фыркнула Диана. Я имела в виду полотенце на голове. Ты маленький грязный извращенец, который хочет увидеть меня голой.

Эван всегда поражала способность сестры перевернуть все так, что бы выставить его плохим парнем.

— Нет, я точно должен преподать тебе урок. — зловещим шепотом произнес он.

Диана оглянулась через плечо и пристально посмотрела на брата: Если бы у тебя не было развратного ума, не имело бы значения, что на мне сейчас надето!

Может она была права, а может это длился эффект поцелуя в машине, но разговор приобрел слишком двусмысленное характер и Эван сменил тему: Слушай, «великий мозг», мне требуется твоя помощь. Помоги подготовиться к экзамену по обществоведению.

— Я совсем не такая умная, как тебе кажется.
— Однако у тебя твердое «А» по предмету.
— Это от того, что я слушаю на уроках, а не фантазирую, как занимаюсь сексом с моим учителем. — едко ухмыльнулась Диана.
— Ты совершенно права, — понурил голову Эван. Но это не отменяет факта, что мне требуется твоя помощь.
— Ок. Мы что-нибудь придумаем. — уже мягко улыбнулась девушка гибко выскальзывая из захвата рук брата.

Она показала ему язык и пошла к себе. Эван провожал сестру взглядом видя как покачиваются при каждом шаге плотные бедра.

..Она что пытается выглядеть соблазнительно передо мной? Нет, только не Диана! — подумал он. Ты просто окончательно подвинулся рассудком, нанюхавшись ее нижнего белья! С этим пора заканчивать.

***

Кэнди лежала на кровати, наблюдая за мужем через приоткрытую дверь в ванную комнату. Джон стоял перед раковиной голый и чистил зубы. Его мускулистое почти двухметровое тело оставалось вызывающе сексуальным, несмотря на возраст. Она знала его большую часть своей жизни. В… она стала няней Эвана и Дианы, которые тогда были совсем крохами. Диана повзрослев превратилась в вылитую копию матери. И Эван давно не был маленьким гномиком.

Первая жена Джона, Сандра была моложе его на 6 лет и была самой красивой женщиной, которую когда-либо встречала Кэнди. Красота сочеталась с живым умом, и с ней всегда было интересно просто поговорить. Кэнди помнила, что могла рассказать ей все, даже то, что никогда бы не осмелилась рассказать родителям. Кроме нее самой, только Сандра и сестра Кэнди Салли знали, кем был отец Глории. Кэнди любила Сандру, как старшую сестру, может быть даже больше чем Салли, пока все не полетело к черту!

— Беременна в тринадцать лет! — истерично вопила мать. Я говорила вам, идиотки, что любопытство не доводит до добра! Чей это ублюдок?

Кэнди плакала навзрыд и молчала.

Она родила Глорию в 14. Родители, Салли и брат Бобби настаивали на том, что она должна поступить «правильно», но она категорически отказалась отдавать дочку в приют, как это сделала Салли. С этих пор подросток, которым она была, умер, со всеми ее фантазиями, мечтами и надеждами. Кэнди поневоле стала взрослой. Она старалась, она очень старалась быть для Глории хорошей мамой, и Сандра очень помогла ей в этом, а однажды предложила переехать в их дом, и стать няней для ее детей.

Может быть, в какой-то момент она повела себя неправильно. Может быть, даже флиртовала с Джоном, по-детски, наивно, но он был взрослым, зрелым мужчиной. Он должен был остановить ее, а не пользоваться пытливым и непоседливым нравом юной няни своих детей. Однажды ночью Джон вошел в ее комнату, в ту самую комнату, которую теперь занимала Глория, и без затей трахнул ее, пока жена смотрела телевизор в гостиной, в десяти метрах от них. Нельзя сказать, что ей не понравилось, он совсем не насиловал ее, был сильным, красивым и уверенным в себе. В его руках, она чувствовала себя счастливой, но сейчас называла их первый сексуальный контакт только так: «он трахнул меня».

Когда Сандра погибла в автомобильной катастрофе, Джон превратился в отца одиночку, а она так и оставалась подростком, пытающимся воспитывать собственного ребенка, одновременно следя за его детьми. Однажды он позвал ее в кабинет и сказал, что так не может продолжаться. Люди начнут сплетничать о них, если все будет, так как сейчас, Пострадает его репутация. А потом предложил ей выбор, а точнее сделку. Она либо выходит за него замуж, либо навсегда покидает этот дом. И она стала его собственностью…

Джон вышел из ванной и подошел к кровати. Кэнди перестала принимать таблетки шесть месяцев назад, надеясь, что если у них появится общий ребенок, все станет как раньше, но он больше не хотел детей. Трое вполне достаточно. Ему было легко говорить об этом, у него было двое детей, налаженный прибыльный бизнес и друзья, а у нее не было ни чего, кроме Глории.

Человек гора, который когда-то заставлял ее чувствовать себя, по-настоящему живой, навалился на нее всей тяжестью, как ком влажной грязи на гроб.

… Почему сейчас? Почему именно сейчас?

***

В школе царил сумасшедший дом, как всегда бывает накануне больших летних каникул. Волнение, излишняя суета, выплески эмоций. Первоклашки с трепетом ожидали потерю статуса малышни, второклассники лелеяли надежду на лучшее будущее, предпоследний класс пребывал в радостном ожидании финишной прямой оканчивающий 12 летний период их жизни, и возможности подняться на вершину школьной пирамиды. Выпускные классы, думали о будущем, чувствуя страх, волнение от кардинальных перемен в жизни, от давящей на плечи ответственности или нежелания что-то менять. И здесь очень многое зависело от финальных экзаменов.

Эван прекрасно понимая это, ни как не мог сосредоточиться на учебе, даже под угрозой домашнего ареста и лишения машины на все лето. Он был так рассеян сегодня, что выронил поднос с обедом по пути от стойки к столу.

— Эй, ты зачем уничтожаешь такие вкусняшки?! — возмущенно взревел Джейсон.
— Через полторы недели я с удовольствием забуду эту бурду, которую по недоразумению называют едой.
— А я, буду скучать по школьным обедам.
— Слушай, я последнее время все чаще думаю — а человек ли ты приятель!?

Джейсон неопределенно пожал плечами и хмыкнул: Все фигня. Как твои дела?

— Я собираюсь учувствовать в гонках! — выпалил Эван, едва уселся за стол. Новость жгла его изнутри, и он изнемогал от желания поделиться ей хоть с кем то. Папа уезжает в Китай, а я собираюсь участвовать в гонках! Синди все устроит, только умоляю тебя, ни кому не слова об этом. Даже Диана не знает, так что держи язык за зубами.
— Чувак ты играешь с огнем! Помнишь, как отец запретил тебе идти в аквапарк, а мы все равно пошли? Помнишь, что было потом? Он же тебе едва голову не оторвал и держал взаперти две недели.
— Если он будет в Китае, он ни о чем не узнает. — самоуверенно заявил Эван, хотя совсем не чувствовал себя так же спокойно внутри. И вообще игра стоит свеч! Это прекрасная возможность показать себя. Если мне повезет, кто знает, может мне удастся заполучить машину Синди, когда она пойдет в университет. Дядя Джей Си знает, что я прекрасный водитель, он всегда говорит это.
— Да, но это настоящие гонки, а когда ты в последний раз выезжал на трек?
— Боже, твоим ртом говорит моя сестра. Ты, что пытаешься отговорить меня…
— Тихо. Не стоит так громко обсуждать это. Я совсем не пытаюсь отговорить тебя. Призываю только хорошенько все обдумать. Не хочу потерять друга.
— Он не узнает. По крайней мере, до тех пор, пока не станет слишком поздно. Гонка будет проходить ночью в первую субботу лета, Синди будет на ней выступать, а еще я смогу увидеть там машину Дейла. Я якобы отправлюсь ночевать к тебе, так что потребуется

какое-то объяснение для твоей мамы.
— Ни фига себе! Я наконец то воспитал настоящего мужчину. Ложь и предательство! — он зловеще расхохотался. Такими темпами, ты дойдешь до того, что таки обратишь особое внимание на свою сестру.

***

Женский туалет опустел, но Диана продолжала стоять перед раковиной глядя в зеркало.

— Поторопись! — крикнула она.
— Я уже все. — отозвалась Ребекка, выходя из кабинки.
— Что ты там так долго?
— Попробовала бы ты переодеться в этой тесноте.
— Почему бы тебе было не переодеться прямо перед тренировкой? Зачем использовать для этого туалет?
— Не знаю. — пожала плечиками Ребекка. Эй, а ты не хочешь пригласить, Эвана посмотреть на наши занятия?

Диана удивленно уставилась на миниатюрную гимнастку, которая была почти на полголовы ниже нее. На ней был облегающий темно синий сплошной купальник из спандекса, белый свитер, с длинными рукавами кокетливо завязанный на талии. В овальном большом вырезе был виден почти весь живот Ребекки. Диана почувствовала, как по позвоночнику, щекоча, пробежала нервная дрожь.

— Ди. — сказала Ребекка. Все в порядке? Мы больше не обсуждаем «это».
— Разумеется. — делано улыбнулась девушка, нервно сжимая и разжимая пальцы.

То, что казалось ей самым значительным событием с момента трагической гибели матери, было сокращено до короткого безликого «это» и сейчас было не время и не место обсуждать их отношения.

Ребекка нерешительно подошла к Диане вплотную: Мы не разговаривали о том, что произошло и я боюсь, что ты думаешь, что я…

— Нет… не знаю. — отозвалась девушка. Это было хорошо вот и все!
— Да. Это было хорошо, здорово. — оживилась Ребекка, но я очень надеюсь, что я не заразила тебя плохой идеей.

Диана невольно отступила на шаг, упершись попкой в край раковины. Она силилась понять, что именно пытается сказать этим подруга.

… Она что считает меня лесбиянкой, а себя нет?

Ребекка нервно оглянулась на ряд кабинок за спиной, и снова шагнула вперед. Диана узнала взгляд, возникший в ярко-зеленых глазах. Ее охватил безотчётный страх и волнение. Она нервно перевела взгляд с Ребекки на дверь в коридор и обратно. Горячие ладони подруги легли на ее бедра, и взгляд стал совсем стеклянным и немного мутным от похоти.

… Господи нет. Только не здесь. — завопила трезвая, рассудочная часть сознания Дианы, а половые губы девушки уже начали опухать, в них закололо, сердце пропустило несколько ударов, а потом застучало во все ускоряющемся ритме, принуждая коротко и часто дышать.

… Это опасно нас могут поймать, почему же меня это так возбуждает!?

Губы девушек встретились. Опасность, что в туалет в любой момент могут войти стала катализатором страсти для обеих. Диана, с каким-то животным урчанием всосала язык Ребекки. Ее руки скользнули по изогнутой, как лук спине и нашли твердую попку гимнастки. Сколько раз она спрашивала себя, как эти каменно твердые ягодицы не разрывают скользкий спандекс купальника.

— Ах, Реб! Твоя попа, я обожаю твою попку! — с придыханием произнесла Диана, втягивая в рот нижнюю губу подруги.
— О нет! Это у тебя самая красивая попа в школе! — невнятно ответила Ребекка и, с силой, сжала ягодицы подруги, оттягивая их вверх. Ммм… мм… — ее язык зашевелился во рту Дианы пытаясь войти ей в горло.

Девушки, опомнившись, разомкнули объятия и отступили друг от друга, тяжело дыша. Щеки Дианы горели, как два семафора, а глаза Ребекки расфокусировались и туманились точно у пьяной.

— Ты ошибаешься, моя не такая крепкая, как твоя.
— Не будем спорить. — примирительно улыбнулась Ребекка, вытирая губы ладонью. Я просто рада, что у нас с тобой все хорошо. Очень рада!

Она снова обняла Диану и поцеловала, косясь глазами на дверь в коридор. Если бы она сейчас распахнулась, девочки не успели бы придать себе приличный вид. Диана с чавканьем высвободила язык из сосущих мягких и одновременно упругих губ подруги и шаловливо провела им по, тут же вытянувшейся, шее Ребекки.

— Нам нужно идти. — прошептала она. Иначе Эван начнет искать нас.

Она не совсем понимала, что Ребекка вкладывала в понятие «хорошо» но целоваться с лучшей подругой в школьном туалете было экстремально сладко, захватывающе и невероятно остро. Если она имела в виду это, то Диана была с ней согласна на сто процентов.

***

Стоянка быстро опустела. Эван помахал рукой мини-вэну с девушками из группы поддержки, но они проигнорировали его приветствие. Джейсон куда-то испарился, как обычно. Ему не нужно было дожидаться сестру, как Эвану. Для парня до сих пор оставалось загадкой, почему Бекки предпочитала добираться домой на школьном автобусе. Причина: «Мне нравится», по его мнению, была идиотической. Никому не нравилось ездить на школьном автобусе. Хотя Бекки была не такой, как все, уж в этом Эван давно убедился. Диана тоже не подарок, но у нее ни когда даже мысли не возникнет заняться мастурбацией в чужой гостиной, рядом с кучей народа.

Эван был собран как никогда, ему требовалось очень аккуратно сыграть роль, иначе Диана могла обо всем догадаться, порой ему казалось, что она читает его мысли и всегда знает, что он замышляет. Разумеется, он доверял ей, просто в данном случае не хотел вмешивать сестру, что бы на нее не пал гнев отца в случае провала. И вообще чем меньше народу посвящено в план, тем больше у него шансов на реализацию, — эту сентенцию Эван вычитал в какой то исторической книге. Он бы и Джейсону ни чего не рассказал, если бы приятель не играл в плане важную роль. Во-первых, алиби для Эвана, а во-вторых, ему хотелось, что бы лучший друг присутствовал там, где он осуществит свою давнюю мечту. Синди он собирался оставить в неведении до последнего момента, что бы она уже не могла пойти на попятный. На самом деле Эван страшно волновался. Он впервые в жизни хотел провернуть такую сложную аферу, предпочитал не врать близким, так что временами на него накатывали настоящие приступы паники, но желание выйти на трассу было сильнее.

— Эван, — послышался за спиной веселый голос Ребекки. Ты обязан разрешить наш спор!

Мальчик обернулся, и его раздражение от долгого ожидания мгновенно испарилось. Он уже давненько не видел адскую-сестру в этом темно-синем, поблескивающем, облегающем купальнике.

… Черт ее лобок выпирает просто неприлично! Это что обман зрения или под тканью настолько густой треугольник волос? — подумал он невольно глядя на низ живота Ребекки.

Ткань повторяла мельчайшие изгибы Эвану показалось что он видит очертания двух узких складок между ног.

… О мой бог!

— Нет, я не хочу, что бы он выступал судьей. — запротестовала Диана.
— Ну да, конечно. — хмыкнула Ребекка, схватила подругу за плечи и силой заставила повернуться к мальчику спиной. Скажи у кого из нас красивее задница? Только честно!

Эван с глупым видом перевел взгляд с сестры на Ребекку и обратно: Что?

— Чья попа лучше!? — повторила Ребекка.
— Вы что под кайфом? — ему совсем не хотелось выбирать, в этой ситуации оба ответа вели к проигрышу. Почему я… ?
— Ты парень. — хмыкнула Ребекка. Для вас нормально оценивать попки девочек. Просто скажи правду, чья задница тебе нравится больше?
— Ребекка я тебя точно убью. — прошипела Диана краснея. Он же мой брат.
— Ну брат, и что. Вы 9 месяцев проторчали в одном животе, но это ни чего не меняет. Хорошо поступим по-другому. Эван отвернись. — скомандовала миниатюрная гимнастка.

парень почувствовал себя мясом в каком-то извращенном девичьем бутерброде. Ребекка взяла его за руки и завела их за спину. Он и так знал, кто считается мисс сладкая задница школы. Одна противоречивая и язвительная девица, которая по совместительству была его сестрой.

— Чувствую себя идиотом. — пробормотал он, неуверенно касаясь пальцами двух оттопыренных, крепких полусфер.
— Это не стекло, давай сожми их крепче, что ты теряешься, как девственник. — засмеялась Ребекка.

Диана и вначале не особо сопротивлялась затее подруги, теперь же стояла, застыв словно статуя, что было странно, учитывая, что пальцы Эвана беззастенчиво мяли ее горячую даже через одежду попку.

— Ок. — произнес он, воспользовавшись возможностью обшарить ягодицы сестры от поясницы до бедер, до последнего пребывая в полной уверенности, что его сейчас остановят.

В мозгу тут же всплыл образ красных трусиков Дианы, и это вызвало прилив возбуждения и желание, сдавить то, что эти трусики прикрывали. Попка Дианы была явно пышнее, больше выпячивалась и резко закруглялась, переходя в бедра. Она была сочной мягкой и одновременно упругой как ядро ореха.

Ягодицы Ребекки оказались меньше но настолько крепкие, что ему с трудом удалось продавить напряженные мускулы, а еще ложбинка между ягодиц девушки была не такой глубокой как у сестры. Дурачась, Эван повел указательным пальцем по этому разрезу, вдавливая скользкий материал между ягодиц, каждую секунду ожидая, что Ребекка его остановит, но она молчала. Подушечка пальца наткнулась на уплотнение, похожее на чуть выпуклое и вытянутое кольцо и мальчика бросило в жар. Это был анус Ребекки. Он опустил палец еще ниже, ощущая жар исходящий от тела, словно девушка была голой, а его палец и плоть не разделял синий спандекс. Он нащупал раздвоенное вздутие, мягко продавившееся и раскрывшееся от легкого нажима. Жар усилился, а потом кожу обволокла липкая сырость. Эван ожидал гневного окрика, но расслышал только легкий прерывистый вздох и ни каких попыток оттолкнуть его руку.

— Хватит. — не выдержала Диана, уклоняясь от ладони брата бесстыдно мявшего ее юбку. Думаю этого достаточно.

Похоже, она догадалась, что Эван воспользовался возможностью и попросту щупает маленькую гимнастку. Он, с неохотой, убрал руку от попки Ребекки.

— Девочки, боюсь, я не могу принять решение. Думаю, требуется дефиле в бикини или нагишом, тогда ситуация прояснится.
— А если мы сейчас просто разденемся? — совершенно серьезно предложила Ребекка.
— Сума сошла! — зашипела Диана.
— А что такого? Я готова. — пожала плечами девушка.
— Ну да. На тебе же и так почти ничего нет. Эксгибиционистка! Даже если бы он не был моим братом, я не смогла бы демонстрировать свой голый зад в публичном месте. — с жаром заявила Диана. Хватит… поехали.
— Угу. — послушно согласился Эван.

Десять минут спустя он высадил девочек возле гимнастической студии мисс Дафни, и пообещал, что в следующий раз обязательно посмотрит на их выступление. Объяснил, что у него слишком много уроков, а завтра важный зачет и поехал на запланированную встречу с Синди.

***

Диана думала о руке брата. Она не была на сто процентов уверена, но по его изменившемуся взгляду и напряженному лицу, и движению второй руки, готова была поклясться, что он нагло ощупывал Ребекки. Девушка испытала при этом странные эмоции. Они смутили ее. Сейчас, она очень боялась, что позволила случиться тому, что в будущем может навредить ее дружбе с Ребеккой, а еще с ужасом осознала что ревнует. Притом не могла определить, к кому относилось это чувство, к тому, что брат щупает ее лучшую подругу или к тому, что Ребекка, с явным удовольствием, позволяет ему делать это. От всего этого Диана чувствовала себя невероятно глупо.

— Что, все еще думаешь о пальцах щупающих твою попку? — засмеялась Ребекка, хлопнув подругу по спине.
— Ни чего подобного. Это было странно, и глупо… я чувствовала себя дурой, когда он трогал мою задницу.
— Держу пари, он до сих пор думает о твоем аппетитном шарике. Уверена, на все сто.
— Очень сомневаюсь! — скривила губы Диана и невольно покраснела.

***

Эван вошел в дом через заднюю дверь и увидел, что Кэнди накрывает на стол.

— Привет дорогой. — с улыбкой обернулась она заслышав шаги пасынка. Чем занимались с Джейсоном? Учились или играли?
— Конечно, учились мам.

Она чмокнула его в щеку и Эван против воли опустил взгляд в разрез расстёгнутого ворота клетчатой рубашки, который был распахнут гораздо больше необходимого, по его мнению. Диана ошибалась, мачеха однозначно изменилась за последнюю декаду.

— Сестра хотела тебя видеть. — сказала Кэнди.

Он двинулся по коридору к комнате Дианы с дурным предчувствием. Она наверняка хочет высказать ему за то, что он щупал попу Ребекки или в очередной раз заявить, что он грязный извращенец, потому что только такие могут трогать задницу собственной сестры, посреди школьной стоянки. Он постучал, дождался приглушенного отклика: «входи» и толкнул дверь.

Диана лежала на кровати, на животе, согнув правую ногу мерно постукивая голой пяткой по попе.

— Эван, слава богу, ты вернулся. Мне жутко нужна твоя помощь! Ногу свело, болит дико! — скривилась девушка.
— Да неужели. — воскликнул он облегченно. А при чем тут я?
— Очень даже причем, если хочешь, что бы я помогла тебе с обществоведением. Так что лучше поторопись… и дверь за собой закрой.

Эван устроился на кровати на коленях и положил левую ногу сестры себе на бедра.

— Ты пыталась заниматься акробатикой дома? — он сжал пальцами лодыжку девушки и потянул.
— Ай! Осторожнее… больно. — взвыла Диана.
— Где именно?
— Не знаю, кажется тут. — она, кривя губы, указала пальцем в район внутренней поверхности бедра. Начни под коленкой и дальше вверх.
— Вверх! — хмыкнул про себя Эйван.

Он встряхнул ладонями и потер их друг о друга, согревая кожу.

..Это просто нога! — подумал он и положил обе руки на бедро сестры.

Большие пальцы кругообразно задвигались, вдавливая кожу, и Диана застонала.

… Блин! Почему женская нога не воспринимается просто как деталь тела? Почему касание бедра это не то же самое, что касание плеча или ступни? Кожа ведь одна и та же!

— Ой, вот здесь… чуть-чуть выше!

Эван устроился поудобнее. Шире расставил колени и оседлал вторую ступню сестры, начав двигать ладонями по задней поверхности бедра вверх и вниз. Взгляд его, поневоле, задержался на желтых спортивных шортах из какого-то синтетического, тонкого материала Ткань едва покрывала раздвоенный шарик попки. Эван сразу пожалел, что трогал ее на стоянке, потому что теперь он представлял, как восхитительно ощущать эту сочную мякоть в ладони. До нее оставалось не больше 3 дюймов, а Диана требовала, что бы он разминал ногу еще выше.

… И насколько высоко я смогу зайти?

Чем дольше он мял и гладил кожу, тем горячее и чувственнее ощущалось бедро. Диана постанывала, поневоле напрягая и расслабляя мышцы отчего ее ягодицы словно бы приподнимались и опускались. Шорты постепенно забивались в расселину и, через минуту Эван уже без проблем видел более светлую относительно загорелого бедра кожу ягодиц и пикантную, то появляющуюся, то исчезающую полосу, вместе перетекания попки в бедра.

— Ммм… ох, да вот здесь. Нет… еще выше! — замычала Диана.
— Хмм… немного выше начинается твой зад! — не удержался от шпильки Эван, пряча за грубым юмором смущение.
— То есть теперь тебя это смущает? На школьной парковке ты не колебался! Давай, помни выше, просто представь, что это мамины плечи.

… Вот дура! Можно подумать, это как то поможет!

Эван чувствовал себя слепым сапером обезвреживающим бомбу. Пальцы мальчика неуверенно вдавились в теплую мягкую кожу, и его член моментально ожил начав набухать в брюках, словно перед ним лежала не сестра, а просто красивая девушка.

… Чего она хочет, в конце концов? Думает, что я не решусь? Провоцирует, что бы отомстить за Ребекку? Пошло оно все! Она остановит меня, если я зайду слишком далеко. — подумал Эван и смело сдавил левую ягодицу Дианы.

Ладони мальчика обернулись вокруг бедра Дианы изнутри и снаружи, большие пальцы нырнули под шорты и поползли по ягодице вверх. Он несмело помял складку отмечающую начало попки. Левая рука практически прижалась к промежности сестры? он ощущал идущее оттуда тепло и волновался все сильнее. Он двинул пальцы выше, рассчитывая, что сестра сейчас дернется, обернётся и закричит «Эй»!

Вместо этого она уткнулась лицом в подушку и застонала, а потом глухо произнесла: Вот здесь! Продолжай, продолжай…

Оба пальца залезли под шорты целиком, заставляя ткань подняться вверх еще больше, и Эван увидел кружевную оторочку нижнего белья рядом с указательным пальцем, розовые трусики с белой вставкой в промежности. Средним и безымянным он чувствовал натянутое как струна сухожилие соединяющее бедро с пахом. Еще сантиметр и он мог дотронуться до половых губ. Чертыхаясь про себя, он закрыл глаза, что бы не видеть этого, чувствуя как член встал в полную силу и начал дергаться, вызывая волны сладких пульсаций внизу живота и между ног.

— Мм-ооо-мм-оо-мммм! — простонала девушка. Ох, дааааа… именно здесь. Господи, ты сделал это! Еще чуть-чуть, ах сссссс, уже почти прошло!

Она мычала и постанывала в очень странном ритме, словно подстраиваясь под нажатие и скольжение пальцев и от этого Эван совсем растерялся, чувствуя себя неловко. Если бы он не знал, что перед ним лежит Диана, он бы подумал, что девушка стонет готовясь кончить, или уже впадая в оргазм.

… Что она имеет в виду под словами «ты сделал это»? У нее все прошло, или я должен еще разминать? — растеряно подумал Эван, забыв о собственном возбуждении.

Что бы хоть как то сгладить неловкость ситуации, чувствуя, что краснеет, мальчик сказал: Прекрасно. Я рад, что смог помочь тебе! — отдернул руки от Дианы, как от раскаленной сковородки и резко встал с кровати, повернувшись лицом к двери, что бы она, не дай бог, не заметила эрекцию. Я пошел… ужин скоро.

— Фф-ух, спасибо. — Диана задрыгала обеими ногами в воздухе. Ты заслужил помощь с учебой. Она перевернулась на спину и села, глядя на брата хитро блестящими глазами. Ну что, ты считаешь, что попа Ребекки лучше моей? Говори правду!
— Не могу… — смешался Эйван и выскочил в коридор, услышав, как в косяк глухо ударила пущенная Дианой подушка.

Он на самом деле не мог выбрать. Обе филейные части девушек были прекрасны по-своему, хотя в глубине души парень склонялся на сторону сестры. Но после сегодняшнего массажа уже ни за что не произнес бы это вслух. Эван прекрасно знал неуемный характер Ребекки, и был почти уверен, что очень скоро ему выпадет возможность потрогать ее ягодицы в бикини, на глазах сестры.

… Черт побери, мои отравленные порно мозги!

***

Вечером Эван засел на площадке второго этажа, прислушиваясь к звукам, доносившимся снизу. Он ждал, когда Диана, наконец, изволит закончить водные процедуры и освободит ванную. Днем ему не удалось совершить, традиционным акт предобеденной мастурбации из-за того, что он ездил на встречу с Синди. Потом, он мучился, пока сестра пыталась объяснить ему основные моменты нужные для зачета по обществоведению. И вот теперь ждал, когда она выйдет из ванной.

Он стянул шорты, едва закрыл за собой дверь. Воздух еще пах цветочным шампунем Дианы, был влажным, большое, зеркало запотело, и Эван не видел своего отражения. Замирая в сладком предвкушении, он скинул крышку корзины с бельем. Розовые с кружевной оторочкой трусики Дианы лежали на самом верху. Именно в них она была, когда мальчик делал ей массаж.

Он по-прежнему был не согласен с Джейсоном, считая половое возбуждение к сестре чем-то неправильным, но уже не воспринимал ее трусики как просто чье то женское белье. Это были именно ее трусики, и от этого в животе щекотало особенно сильно.

Эван разложил трусики на краю корзины задней стороной вверх, что бы узкая белая перемычка, соединявшая два треугольники, свисла вниз, и встал на пол, на колени. Ему точно было уготовано местечко в аду, за то, что он тайно хотел собственную мачеху и мечтал прижаться лицом к трусикам сестры, но ему было уже глубоко плевать на это. Он не мог престать думать трусиках с тех пор, как увидел их, массируя ягодицу Дианы.

Он наклонился вперед. Аромат промежности показался более резким и мускусным чем обычно. Эван высунул язык и начал лизать перемычку белья, правой рукой поглаживая напряженный член.

… Пробовать на вкус собственную сестру не так плохо, как трахать ее. Я извращенец. — с трепетом и дрожью подумал он, чувствуя как по спине бегут мурашки.

Чуть влажная полоска материала вошла ему в рот. Он сжал ее губами и начал сосать, закрыв глаза. Это было чудесно, он сосал то, что несколько минут назад прижималось к половым губам сестры, и видел перед глазами ее обнаженную промежность.

— О, да!

Она лежала лицом вниз, кокетливо приподняв попку, и его нос вдавливался между пухлых крепких ягодиц. Его девушке Стейси безумно нравилось, когда он вылизывал ее анус, она яростно онанировала в это время, пугая его истошными криками и резкими судорогами. Сейчас он представлял, что Диана ведет себя точно так же.

Эван опять едва заметил, как проскочил порог, и сладость перехлестнула через край. Мошонка так сладко заныла, что он чуть не застонал, стремительно вставая на ноги. Парень направил фиолетовый шлем головки пениса на розовый треугольник, задергал пахом, густо брызгая на ткань мутно белой каше-образной спермой и еще раз, и еще раз. Затем обмотал ей головку, выбрасывая все новые струи семени в материал. Закончив, он сел на крышку унитаза, чувствуя, как дрожат колени.

Оргазм вышел обескураживающе мощным, сладким, опустошающим и пугающе обильным.

***

Диана лежала в постели, в кромешной тьме прислушиваясь к звукам, доносившимся из-за закрытой двери. Девушка заметно дрожала точно ее бил озноб. Она услышала, как затих шум воды, открылась дверь в ванную, заскрипели ступени лестницы, а потом наверху тихо хлопнула дверь. Она вскочила с кровати, будто подброшенная пружиной отшвыривая в сторону одеяло. Диана была совершенно голой с еще влажными после душа волосами, которые облепили ее спину и лицо, делая поножей на русалку. Она собиралась сделать, что то столь ужасное, что не могла подобрать этому определение в своем лексиконе.

… Гадость! Я хочу сделать гадость! — подумала она, снова содрогаясь от удушающего прилива возбуждения, восторга и отвращения к себе самой, осторожно выглядывая в коридор.

Не задумываясь о том, что ее могут увидеть, голая девушка выскользнула из своей комнаты и юркнула в ванную, не включая свет. Диана замерла на цыпочках, прислушиваясь, и на ощупь нашла корзину с грязным бельем. Как только на пол полетела плетеная крышка, она почувствовала это. Резкий, химический, дурманящий запах. У нее слегка закружилась голова, Диана пошатнулась и чуть не упала на колени. Рука зашарила по вороху белья, пока не наткнулась на липкий мокрый ком, который совсем недавно был ее трусиками. Пальцы мгновенно стали клейкими от очень густой жижи покрывающий материал. Диана бестрепетно сжала трусики в руке и поднесла их к носу. Она задохнулась, чувствуя рвотный спазм в желудке и одновременно сильнейший толчок сладости в паху. Девушка вцепилась в раковину, боясь упасть и целую минуту жадно вдыхала запах, чувствуя, как по пальцам сползают крупные капли, похожие на загустевший канцелярский клей. Сверкая в темноте глазами, она все чаще и прерывистей дышала носом и ртом, не решаясь сделать следующий шаг, потом зажмурилась и высунула язык. Гибкое движение и он окунулся в клейкую лужицу, пропитавшую трусики.

По спине девушки пробежала дрожь. Почти не понимая, что делает, она опустила вниз вторую руку и раздвинула совершенно мокрые, скользкие половые губы, сильно оттягивая их вверх, что бы обнажился возбужденно трепещущий толстый клитор. Он распух, стал похож на маленькую шишку и пульсировал в такт стуку сердца. Сперма попала ей в рот и Диана поняла, что сейчас всё-таки упадет на пол. Она торопливо села на унитаз, откинулась на сливной бачок, не чувствуя холода обжегшего спину и поджала к груди колени. Рот переполнила вязкая слюна со вкусом и запахом спермы. Солоноватая и одновременно пресная, терпкая влага щекотала гортань. Диана даже не вспомнила о том, что не закрыла за собой дверь. она села на унитазе в позе орла в гнезде и начала яростно онанировать, продолжая вылизывать залитые спермой брата трусики, погружаясь в бездну похотливого безумия.

..Что за хрень со мной творится? — успела подумать она, прежде чем ее накрыл мощнейший оргазм, и она с грохотом свалилась на пол, больно ударившись плечом о раковину, заливая пол под собой прерывистой струей мочи из спазматически сокращающегося мочевого пузыря.

Глава 5

Наступил конец предпоследнего учебного дня в этом году. Эван шел привычным маршрутом следом за Дарлин, уже не пытаясь завязать с ней беседу, просто наслаждаясь видом перекатывающейся под юбкой самой соблазнительной на свете попкой. Завтра он увидит ее в последний раз во время финального зачета по обществоведению. Эван, с легкой грустью улыбнулся, думая, что будет скучать по Дарлин, не смотря на то, что они почти не знакомы. Хотя на самом деле, он должен был злиться на нее. Ведь если подумать, именно с Дарлин, с его фантазий о ней начали твориться странные вещи в его жизни. Да, именно с нее, и со слов Дианы: «Что если бы мы с тобой встретились сейчас впервые?» Эван хмыкнул про себя и обогнав девушку, копавшуюся в свое шкафчике, двинулся к выходу из школы. После того как он едва не рехнулся, думая о ужасных вещах, которые едва не совершил, он старался не задумываться о странностях появившихся в его поведении.

Подходя к парковке, он удивился, почувствовав в груди знакомое томление, заметив Ребекку в черных леггинсах с блестками, обтягивающих ее ноги и попу, как вторая кожа.

… Снова эти ужасные брюки. Она, похоже, решила извести меня ими!

Мальчик замедлил шаг и двинулся за гимнасткой, которая о чем-то болтала с его сестрой, идя по дорожке к стоянке за школой. На Диане были синие джинсы с искусственными затертостями. Одно из белых вытянутых пятен появлялось и исчезало при каждом шаге девушки, в такт движению левой ягодицы, подмигивая и маня. Эван непроизвольно вообразил, как засовывает под пояс джинсов руку и медленно тащит ее вниз по направлению к промежности.

… Тьфу, ты черт! О чем я думаю, больной урод!

Эван перевел взгляд на попку Ребекки, которая казалось голой, облитой черной смолой. С таким же успехом она могла вообще не одевать брюк! Пока они дошли до машины мальчик успел возбудиться и, незаметным жестом, поправил пенис оттопыривший брюки.

— Ну и где Эван? — спросила Ребекка, когда подруги добрались до машины.
— Не знаю. — удивленно отозвалась Диана и завертела головой. Дьявол! Ты, что следил за нами?
— Нет, просто шел своей дорогой. — насупился Эван. Удивительно, что вы двое добрались до машины вовремя.
— Думаю, он смотрел на твою сказочную задницу! — засмеялась Ребекка, словно не слыша слов парня.
— Заткнись! — в унисон рявкнули брат и сестра.

Эван открыл дверь со своей стороны, откинул спинку сидения и сделал галантный жест рукой. Ребекка в ответ присела в подобии книксена и полезла внутрь. Она поставила левую ногу внутрь машины, потом замерла и с каким-то вызовом посмотрела на Эвана. Он ухватился за ногу, оставшуюся с наружи и начал толкать девушку. Она могла протестующе завопить или упасть внутрь, но выбрала третий вариант. Она застыла на месте как статуя. Из-за этого рука Эвана проскользнула по гладкому материалу леггинсов и воткнулась в ее попку. Он смело сдавил крепкую ягодицу, а потом опустил пальцы ниже. Девушка оглянулась с каким-то вызовом в глазах, а потом гибко изогнулась, и пальцы мальчика охватили мягкий горячий даже через брюки бугор ее вульвы. Эван чуть не подавился воздухом и выпалил первое, что пришло в голову.

— Хорошо, я посмотрю на эти ваши глупые флипп-флопы и кувырки.
— Они совсем не глупые! — запротестовала Ребекка, как ни в чем не бывало, и нырнула в глубину салона машины.

***

Кэнди мерила шагами собственную спальню, как зверь, запертый в клетке. Ее фокусы с хождением по дому без бюстгальтера были позорной капитуляцией женщины лишенной мужского внимания. Отчаянно нуждающейся во внимании, в восхищении, в поклонении. Еще пару лет назад она бы была удивлена, и в какой-то мере польщена, чувствуя влюбленность Эвана, ведь тогда он еще оставался «маленьким гномиком», но сейчас чувствовать это было неловко и стыдно. При этом она не могла удержаться, но сейчас это беспокоило ее в меньшей степени, чем то, что лежало на пестром одеяле.

Кэнди раскрыла коробку. Тяжелая грудь качнулась, и женщина ощутила, как сжимается сердце. Идея, которая поначалу возникла, как мимолетная шалость, уже тогда была неуместной, иррациональной и потенциально противозаконной, поэтому тогда она сразу отмела ее, как абсолютно безумную и даже отвратительную. К сожалению, как это часто бывало в жизни Кэнди, идея поселилась в уголке сознания, вызревая, постепенно проникая в мозг все глубже, заставляя возвращаться к ней снова и снова. Она вертела ее и так и сяк, и уже через пару дней, идея превратилась в навязчивую фантазию. Но Кэнди не чувствовала исходящей от нее угрозы, потому что вроде не собиралась ее реализовывать, ведь она была хорошей женой и матерью троих детей. Взрослой, разумной женщиной, которая не может позволить делать подобные глупости! А в итоге, это привело ее к тому, что она мерила шагами собственную спальню, чувствуя как страх, восторг и еще черти какие чувства, разрывают ее душу на части.

Кэнди нервно посмотрела на часы.

… Черт, как много времени! — взволновано подумала она и подняла коробку, неся ее на вытянутых руках, словно бомбу. Что я так волнуюсь? У меня все равно ни чего не получится!

Включенный монитор ее компьютера показывал переднее крыльцо и пустую дорогу, уходящую к шоссе. Ни кто не мог подъехать к особняку незаметно благодаря Джону и Захари. Кэнди точно знала, что должна сделать и сделала это очень быстро.

Она закончила, чувствуя стаю бабочек разрывающую живот изнутри так же как в ту ночь, когда в ее родном доме отключилось электричество. Если бы не этот случай, ее жизнь сложилась бы по-другому. Она, наверное, закончила бы школу, колледж и жила спокойной и размерено скучной жизнью, не помышляя о безумствах, не мучаясь внутренними демонами, которые толкали ее на разные неприличные поступки. Вместо этого она отрезала себе путь, став мамой в 14. Ответственность за малышку Глорию, вынудила Кэнди рано повзрослеть, пропустив самое счастливое время — юность, а главное, она оказалась совершенно не готова к взрослой жизни. Она научилась играть роль радушной и правильной домохозяйки, но в душе так и осталась 14 летней девочкой. Кэнди обманула всех, даже Джона, но в периоды, когда она уставала от спокойного безделья и скуки, подсознание начинало выкидывать коленца, а демоны, прячущиеся в нем, просыпались и лезли наружу.

… Я не виновата! — подумала она, нервно сжимая и разжимая пальцы. Холодность Джона убила во мне женщину, которой я мечтала стать, а неловкие, страстные прикосновения Эвана разбудили маленькую любопытную девочку, которую когда-то убил его отец. Я не виновата!

Кэнди несколько раз глубоко вдохнула и выдохнула, пытаясь успокоить изматывающую истому. Годы неисполненных желаний, фантазий, мечтаний бурлили в центре ее существа, готовые влиться в трусики потоком густой слизи. Она даже до конца не осознавала, насколько сильно сейчас возбуждена.

Кэнди начала снимать с себя одежду. Осталась абсолютно голой и, наклонившись к своему столу, щелкнула мышкой. Изображение стоящей к камере спиной обнаженной женщины, возникло на экране. Грудь сдавил новый сладкий спазм, и Кэнди, с трудом протолкнула воздух в легкие. Она оглянулась через плечо, с вызовом глядя на безобидные с виду электронные часы с радио, стоящие на рабочем столе Джона.

— Внутри прячется дьявол, — прошептала она и плотоядно облизнулась.

Ей показалось, что в комнате потемнело. Демоны вырвались на свободу, заполняя сознание. Кэнди истомно застонала, выгибаясь дугой, привстала на цыпочки, глядя остекленевшим взглядом, как красивая

соблазнительная женщина на экране грубо схватила себя пальцами за промежность и задергалась в пароксизме сладости. Семь лет задавленной под спудом страсти, вырвались на свободу, заливая ее пальцы потоками теплой слизи, потекли ручейками по вздрагивающим напряжённым бедрам, закапали между расставленных ног, свисая на ковер прозрачными нитями и лентами, словно дождь, падающий потоком с крыши.

***

Гимнастическая студия мисс Дафни представляла собой одноэтажный ангар каркасного типа без окон. Огромное помещение с равным успехом служило для занятий спортивной гимнастикой, а могло быть ареной для состязаний гоночных машин. Широкие роллеты ведущие на улицу были наглухо закрыты, несколько больших кондиционеров работали на полную мощность. Большая часть помещения была застелена толстыми синими и желтыми матами, на который размещалось две квадратных площадки для акробатических выступлений, брусья, сдвоенная перекладина, три батута и бревно.

Сидя на полу возле дальней стены Эван чувствовал себя извращенцем, подглядывающим за занятиями девушек в спортклубе. Он то и дело косился на сидящую рядом сестру, но Диана, похоже, не испытывала ни какого дискомфорта, наблюдая за двумя дюжинами девушек разных возрастов в закрытых блестящих купальниках всех цветов радуги. Эван недоумевал, отчего снстрн так нравится проводить здесь время. Его привлекали красивые полуголые фигуры спортсменок, но она то, что тут забыла?

В четырех шагах от него Бобби Сью, старший тренер по акробатике демонстрировала разные движения. Она прогнулась назад, вытягивая руки, встала на мостик посмотрела на мальчика и широко улыбнулась. Эван четко видел ее расплющенную тугим спандексом промежность, отражающуюся в огромном зеркале на стене. При желании он мог разглядеть мельчайшие детали каждой губы, бороздки, вмятины, неширокий провал посередине, в верхней части которого, акцентировано, выделялся хоботок клитора. Эван сглотнул, очень надеясь, что его лицо сейчас ничего не выражает. Ему жутко захотелось засунуть туда свой член. Каждое упражнение, каждая поза, которую принимали девочки, казались некоей извращенной Кама сутрой. Он понятия не имел, что женское тело может быть настолько гибким. Эвану очень нравилось то, что он видел, и он заранее пообещал себе вернуться в этот зал снова. Это было намного круче волейбола Дианы!

***

Когда они с Дианой вернулись домой Эван уже с порога завопил, обращаясь к младшей сестре: Глория, ты ни когда не хотела заняться спортивной гимнастикой?

Диана бросила на брата презрительный взгляд, беззвучно прошептав короткое: Извращенец!

— Мама, — продолжал дурачиться Эван: — я должен получить очки брауни за то, что проводил Диану на тренировку, и ждал ее до конца, что бы отвезти домой.
— Стоп! — возмущенно вклинилась Диана. Он тащился от тренировки, едва глаза себе не разбил, пялясь на девочек. Ты бы видела его рожу, когда Бобби Сью делала обратный мостик, он почти…
— Эван. — строго сказал отец. Надеюсь, ты понимаешь, что имеешь права только сопроводить сестру с подругой на тренировку и забрать их после, безо всяких поползновений к другим девушкам. Еще, ты можешь заниматься с Глорией. Я думаю, ей пойдет на пользу гимнастика. Ты все понял?
— Да сэр. — Эван механически бросил ладонь к виску и зло посмотрел на сестру.

… Вот болтушка!

Теперь верблюжье копыто Бобби Сью будет скучать без его глаз, проживающих дыру в купальнике под, которым на ней, похоже были только коричневые колготки.

***

После обеда Эван позвонил Джейсону и заставил его пыхтеть в трубку, и исходить ядом от зависти, рассказав о гимнастическом зале. Он немного преувеличил интерес к собственной персоне Бобби Сью, и не стал говорить, что отец запретил ему заходить в тренировочный зал гимнасток. Джейсон велел ему проверить электронную почту, на которую отправил какие-то важные ссылки, но Эван тут же забыл об этом, отправившись к своей строгой и требовательной учительнице Диане. Она мучила его до позднего вечера и отпустила совершенно измочаленного в умственном смысле. парень переоделся и отправился в подвал.

Двадцать минут он разминался, растягивая мышцы, а потом принялся беспощадно колотить мешок с песком, словно хотел разорвать его на мелкие клочки. Вылезшая, непонятно откуда, ярость придала Эвану сил, и он остановился только, когда мешок стал угрожающе раскачиваться, норовя соскочить с крепления. Пот ручьями бежал по раскрасневшемуся лицу мальчика, стекая на обнажённый торс, и струился ручейками по бугрящемуся кубиками брюшному прессу. Эван отдышался и попытался сосредоточить гнев в одной точке, мысленно представляя цель.

— Считай до трех, но ударь на цифре два. — поучала его Синди когда-то. Удиви себя и противника.

Нога мальчика выстрелила вперед и вверх, ударив в дно мешка, заставив его тяжело подскочить и качнуться. Без перехода, Эван нанес удар коленом сбоку.

Не обращай внимания на вес и размер соперника. Такой удар практически со стопроцентной вероятностью свалит его с ног, а добивание коленом в лицо не даст ему подняться снова — произнесла невидимая Синди.

Выплеск энергии в серии, опустошил заряд гнева Эвана и очистил разум. Он давно стремился избавиться от слишком большого количества ненужных мыслей и переживаний, и кажется, на этот раз ему это удалось. Он закрыл глаза, расслабляя гудящие от напряжения мышцы. В голове царила приятная пустота, только подростковые фантазии, замешанные на гормонах и большом количестве порно из интернета. Мачеха и сестры затаились в дальнем углу сознания, не мучая больше. Ребекку он решил оставить, но не заострять на ней внимание, у него еще будет время, побеспокоится о ней. Эван вытер лицо и шею полотенцем, взглянул на часы, присвистнул и поспешил в душ. Он уже поднялся до самой двери, когда Диана преградила ему путь. Эван был чуть выше сестры и в таком положении их лица оказались на одном уровне.

— Чего ты хотела? — резче, чем хотелось бы, спросил мальчик.
— Я… — Диана замялась и первой отвела взгляд. Я хотела извиниться. Я должна была сделать это раньше, но только теперь собралась с силами. — она обезоруживающе улыбнулась. Прости, что я наболтала лишнего перед папой!
— Круто. — буркнул он. В любом случае, я больше не собирался сидеть там.
— Все равно, прости. — прошептала Диана и неожиданно прижалась губами к губам брата.

Поцелуй длился всего несколько секунд, но успел оглушить Эвана. Он так и застыл с полуоткрытым ртом, не зная, что сказать. Диана закусила нижнюю губу, а потом расхохоталась, глядя в обалдевшее лицо брата.

— Прости еще раз, я просто попыталась сделать то же самое, что и ты тогда в машине, переключить внимание на другую проблему! Ф-фу, тебе срочно нужно в душ!

Она игриво щелкнула его пальцем по носу и убежала.

***

Немного одуревший после экзамена по математике Эйван сидел на низком кирпичном заборе перед школой. Он страшно устал, но был доволен. Диана оказалась совсем не плохим репетитором. Толчок в колено заставил его подпрыгнуть и едва не свалится на другую сторону забора.

— Ты видел это!?
— Черт тебя дери Джейсон! Что?
— У тебя, что света вчера дома не было? — Джейсон взобрался на забор и уселся рядом с другом. Ты что не открывал ссылку, которую я послал?
— Чувак, прости, я совершенно забыл.
— Да иди ты… я послал тебе порно, а ты забыл посмотреть его!!!
— Ну, извини… Вчера был просто сумасшедший вечер.
— Ты обязательно должен это посмотреть. Гарантирую, ты сломаешь трек-бол на ноутбуке.
— Это вряд ли. Обещаю, что сегодня обязательно посмотрю.
— Что то не так? — насторожился Джейсон, почесав подбородок.
— А ты как думаешь? Я живу в аду. Если не получу хороший средний балл отец устроит мне концлагерь. У меня почти нет времени, что бы подготовится к гонке. Диана вчера поцеловала меня! А еще мачеха… мне кажется, она соблазняет меня!

Джейсон соскочил с забора на землю и повернулся к Эвану лицом.

— Резервное копирование, форматирование, перемотка, повторное воспроизведение. Не переживай ты уже сошел с ума! Стоп! Ты что сказал? Диана тебя поцеловала? Ну-ка объясни, с подробностями.

Эван устал держать в себе проблемы, поэтому выложил другу все. Рассказал, как он поцеловал сестру, что бы шокировать и избавить от придуманных проблем, рассказал, как она с Ребеккой заставили его участвовать в конкурсе на самую красивую задницу, про массаж попы Дианы, про второй поцелуй, который спровоцировала сама сестра, про непонятное поведение мачехи, которая будто специально ходила по дому презирая бюстгальтер в нарочито сексуальной одежде.

— Да ты счастливчик бро! Твоя мачеха… без бюстгальтера! — Джейсон завистливо вздохнул. Черт возьми, чувак, когда я увидел ее буфера впервые, то едва не кончил. У нее же там настоящие арбузы! А ее задница! У-у-у! Чего ты ждёшь осел?! Кого из них ты хочешь завалить первой!?
— Господи… — простонал Эйван. Джейсон, это реальная жизнь. Моя жизнь, а не какое-нибудь порно! Нормальные люди не занимаются сексом со своими матерями и сестрами!

Джейсон воровато оглянулся и понизил голос: А я готов поспорить, что многие люди делают… делают это!

— Хоть одного назови.
— Пфф… ну хорошо… Попробуй рассуждать логически. Ни кто же не будет афишировать такие отношения, но я уверен, это случается сплошь и рядом. Ну, подумай сам… возбужденные, до сумасшествия возбужденные подростки, живущие с сестрами, тетями, дядями, мачехами. Это просто не может не случится, однажды! Мы же, как суки во время течки!
— Бред! Это не правильно!
— Многие вещи кажутся неправильными. Многое не должно происходить, но случается. И что! Мир изменился! Едва попав в интернет, мы можем без проблем смотреть порно. Какие запреты к черту!?
— Ты хочешь сказать, что теперь мы можем делать все что захотим, как животные!? Не думать о последствиях, не думать, как это выглядит со стороны!?
— Я этого не говорил! У нас же есть мозги. Мы не должны специально провоцировать сестер, но если они то же хотят… тогда, почему бы и нет?
— Ага, значит, ты отимел Бекки, ну или по крайней мере она тебе отсосала?
— Я этого не говорил, но…
— Вот видишь. Когда туфля не на той ноге, это совсем другая история. — сказал Эван.
— Что за хрень! — нахмурился Джейсон. Причем здесь обувь и секс? И кто станет надевать ботинок не на ту ногу? В этой фразе вообще нет смысла!
— Все не имеет смысла! — философски заметил Эван, завидуя в этот момент Джейсону, который ни когда не отличался острым умом, но и не рефлексировал по любому поводу. Мне нельзя заигрывать с Ребеккой, но при этом Диана позволяет мне трогать ее задницу.
— Чувак, — широко улыбнулся Джейсон. У меня для тебя три слова! — он сделал паузу и многозначительно изрек: ВТРОЕМ!
— Идиот, это одно слово.
— Ага, разумеется, но смысл от этого не меняется. Три, три, втроем это же круто, братан! Дерьмо, ты только представь, Диана, куколка и ты!
— Хватит. — резко оборвал друга Эйван. У меня достаточно проблем с собственным извращенным умом, мне не требуется твоя помощь. Еще собаку предложи привлечь.
— Ты же сам хотел быть порно-звездой! — расхохотался Джейсон. Отдери их, покувыркайся с ними, заставь гимнастку стоять на руках. Эй, и не забудь посмотреть клип, который я прислал, это нечто…
— Сегодня посмотрю. — со вздохом, пообещал Эйван.
— Чем займёшься сейчас?
— Отвезу Глорию на тренировку и буду бегать в парке, пока она занимается.
— Готов поспорить, ты пытаешься убежать от сексуального напряжения, которое царит в твоем доме. Блин, как я хочу увидеть твою мачеху без лифчика! У нее самые удивительные сиськи в истории мамочек! Только представь, как это будет, трахнуть ее между грудей?!
— Не хочу представлять. — соврал Эван. Я готовлюсь к гонке. Мне нужно подтянуть выносливость и сосредоточится только на этом.
— А я слышал, что секс лучшее упражнение для тренировки выносливости
— Спасибо. — улыбнулся Эван слезая с забора. Я обязательно учту это. Ладно… время… пора ехать за Глорией. Не забудь, гонка в следующую субботу. Устрой все со своей мамой, договорись с ней, что я буду ночевать у тебя, и придумай отмазу, если моя мачеха вдруг захочет позвонить ей.

***

Тренировка софт больной команды шла своим чередом. Тренер разделил девочек на три группы. Одна бегала по кругу, вторая била по мячу, третья ловила. Именно в ней оказалась Глория. Эван следил за всем этим стоя за забором из рабицы, надеясь, что сегодня тренер не попросит его помочь, и он сможет побегать по парку. В последние дни он старался регулярно пробегать две мили и стремился увеличить расстояние до трех. После этого мальчик делал серию из приседаний и подтягиваний. Лучшими кольцевыми гонщиками были ребята, которые обладали максимальной выносливостью и стрессоустойчивостью.

Во время тренировок Глории он не только стремился помочь сестре советом, когда у нее что-то не получалось но и, непроизвольно… оценивал других девочек из команды. Они не особенно привлекали в эротическом смысле, скорее впечатляло, как сильно менялись их тела в короткий промежуток времени. За один год исчезала угловатость, в движениях и жестах появлялась волнующая женственность, у многих заметно увеличивалась грудь, с лица исчезала детская припухлость. Большинство из них пока игнорировали мальчиков, не осознав, какую власть может обрести соблазнительная фигурка, правда не все. По крайней мере, три девочки из находившихся на поле знали, как себя подать и произвести впечатление на зрителей. Эвану это нравилось, позволяло чувствовать себя взрослым, опытным мужиком.

Глория, Алекс и Джейд. «Сестры софт-бола», как они сами себя называли. Казалось, троица ненавидела эту игру, это было очень заметно во время матчей. Лучшая подружка Глории, Джейд была негласным лидером. Зато Глория самой сформировавшейся из компании. Сейчас, наблюдая на младшей сестрой, Эван подмечал детали, на которые не обращал внимания дома. Она действительно очень изменилась и повзрослела, округлилась в нужных местах и почти потеряла угловатость в фигуре.

Щелк… щелк… кранг… — клацнуло прямо у Эвана над ухом и прежде чем он оглянулся, кто-то прыгнул ему на спину.

— Сюрприз!
— Бекки. — воскликнул Эван, чувствуя, как худенькие бедра с неожиданной силой охватывают его пояс. Ты что делаешь!?

Девушка завозилась, скрестив узкие щиколотки чуть ниже живота парня: Пришла сюда с подружкой Бриттани, она играет. А ты, что тут делаешь?

— Присматриваю за младшей.
— Маленькая, но я бы хотела походить на нее в некоторых местах. — хихикнула Бекки.
— Угу. — автоматически кивнул Эван и вскинул руки вместе со зрителями на трибунах, поддерживая красивый удар одной из девочек.

Бекки разжала ноги и соскользнула с его спины на землю, отступив на шаг. Он обернулся и посмотрел на нее сверху вниз. Про себя Эван отметил, что за время прошедшее с их последней встречи девушка разительно изменилась. Куда-то исчезли две кокетливые косички, отчего она стала выглядеть по крайней мере на свои… У Бекки были роскошные густые каштановые волосы, блестящие и объемные. Они обрамляли округлое, миловидное лицо двумя водопадами свисая до маленькой груди. Два заостренных, как наконечники стрел соска, дерзко проступали через бежевую футболку. Бекки, на памяти Эвана ни когда не использовала лифчик. Изменилось и еще кое-что, теперь эти твердые пирамидки венчали заметные округлости. Они даже слегка, волнительно, подрагивали при любом движении девушки. Эван настолько привык, что сестра Джейсона плоская как доска, что теперь, поневоле расширил глаза. Похоже, он ошибся, со временем Бекки получит такие же, как у матери аппетитные груши. Ей уже требовался бюстгальтер, что бы не вызывать заинтересованных взглядов в толпе гуляющих мужчин и парней, и не провоцировать их на нескромные мысли.

Он опустил глаза, почувствовав неловкость, и увидел ярко-красные ногти на ногах Бекки, с тщательно вписанными на каждый ноготь серебряными звездочками. Маленькие пальчики босых ступней, выглядывали из кожаных сандалий.

— Неплохо! — вырвалось у него.

Белоснежные ровные зубки Бекки захватили верхнюю губу и медленно втянули ее в рот: Тебе действительно нравится?

— Ага. Очень креативно.
— Спасибо. — Бекки захлопала ресницами и порозовела от удовольствия. Я потратила на них три часа.

Зубы снова подцепили губу и потянули ее в рот. После того, как стал невольным свидетелем мастурбации девушки, Эван стал смотреть на Бекки по-другому и сейчас, с удивлением подумал, что совсем не может вспомнить образ смешливой и приставучей маленькой Бекки.

… Как странно. Я не воспринимаю ее, как ребенка, как младшую сестру друга. Что изменилось?

Они болтали почти десять минут, точнее болтала Бекки, а Эван слушал, поневоле постоянно глядя на ее губы, вспоминая слова Джейсона: «Я бы, по крайней мере, дал ей отсосать… « У нее был крупный весьма сексуальный рот с полными четко очерченными губами, которые блестели словно она накрасила их помадой.

… Да-а, такой рот просто создан для минета. — подумал он и невольно вздрогнул.

— Хочешь чего-нибудь? — спросил он вслух и указал на вагончик, в котором продавались сладости.

Бекки пожала узкими плечиками и улыбнулась: Конечно, если ты заплатишь.

Эван взял большой стакан колы для себя и рожок мягкого мороженого для Бекки. Довольно улыбаясь, девушка взяла рожок тремя пальцами и, далеко высунув острый розовый язык, провела им по застывшему белому вихрю, превращая его в вытянутый конус. Эван снова вздрогнул, ощутив покалывание в пояснице. Крупный рот широко раскрылся, и белоснежный конус исчез в нем. Бекки сжала губы на верхнем крае вафли и медленно вытянула мороженое, сглотнув и зажмурившись от удовольствия. Движение получилось совершенно естественным и вместе с этим, вызывающе, неприлично сексуальным. Ни кто не ел мороженое подобным образом! Эван сомневался, что она пытается выглядеть соблазнительно, просто его мозг отравили разговоры Джейсона, внушая неприличные мысли.

Бекки прервала нападение на фаллический конус мороженого и запечатлела на щеке парня благодарный поцелуй ледяными покрытыми белыми разводами губами.

— Спасибо. — с чувством сказала она.

Ощущение влажных липких губ заставило Эвана на мгновение растеряться: Да не за что! — буркнул он, чувствуя себя как маленький мальчик, которого впервые поцеловала девочка.

— Идем нам пора. — сказала незнакомая девушка с черным коротким хвостиком волос, торчащим из задней части бейсболки.
— Серьезно? — отозвалась Бекки, переводя взгляд с нее на Эвана.
— Угу. — сказала девушка, которая по началу показалась Эвану пухлой, но теперь он понял, что она скорее плотненькая, чем толстая. Мне надоело…
— Хорошо… Брит, это Эван. Он друг Джейсона. Видишь… вон там, стоит его синяя машина.
— Привет — с безразличной улыбкой кивнула девушка. Идем Бекки, мама разозлится, если я не вернусь вовремя.
— Спасибо за мороженое. — улыбнулась Бекки. Увидимся… — она подхватила подругу под руку и двинулась с ней по аллее, что то взволнованно ей втолковывая.

***

Теперь Эван был уверен, что не просидит все лето под домашним арестом, и все благодаря Диане. Завтра он получит финальные оценки, выслушает на общем собрании скучный монолог директора о том, что даже летом не стоит забывать о учебе, больше читать, не нарушать закон, не шляться по злачным местам и все таком духе. Стандартная речь, которую ни кто не слушал. А потом начнется райское безделье. Два месяца без будильника по утрам или домашней работы.

В последние дни мальчик вкалывал как проклятый, отдавая всю энергию и силы учебе, а еще успевал заниматься с Глорией и воевать с собственными непристойными фантазиями. После ночи, когда он массировал задницу сестры, он испытал настолько пугающие ощущения во время последующей мастурбации ее трусиками, что запретил себе делать это впредь. Он твердо держался обещание, не трогая белье в корзине, и даже не онанировал. У Эвана сложилось стойкое убеждение, что все сексуальные проблемы, все навязчивые фантазии, связанны именно с его слабостью к женскому белью. Он, по прежнему, не был согласен с Джейсоном, что в сексуальных отношениях внутри семьи нет ни чего плохого.

Заехав домой после школы, что бы переодеться, он забрал Глорию и повез ее на очередную тренировку. Когда они вышли из машины, сестра завертела головой, словно искала что-то, а потом сказала: Я не вижу твою девушку, может сегодня ты поможешь мне с тренировкой, раз ее нет.

— Чего? — не понял Эван.
— Ну эту, как ее… Бекки.
— Она не моя девушка. Она сестра Джейсона.
— Мне все равно. — демонстративно пожала плечами Глория и подхватила с заднего сидения спортивную сумку.

Эван невольно улыбнулся, чувствуя тщательно замаскированную ревность в словах младшей сестры.

… Рано или поздно она перерастет это и найдет парня, который заставит ее забыть обо мне, так же, как я однажды перерос свою детскую влюбленность в Кэнди.

— Привет! — завопила за спиной Бекки и практически повисла на нем. Это моя подруга Эбби.
— Привет. — улыбнулась светловолосая девушка. Хорошая машина. А тебе точно 18?
— Ага. — с невольной гордостью ответил Эван, оценивающе глядя на весьма привлекательную блондинку с торчащими в разные стороны волосами, словно она долго ездила на машине, высунув голову в окно.

Она была немного полноватой, но лишний вес ощущался в правильных местах именно в тех на, которые прежде всего обращают внимание мальчики. Если дело пойдет и дальше такими темпами, через пару лет блондинка завоюет славу сердцеедки и предмета влажных мечтаний. Они пошли к практически пустым трибунам. Бекки скакалка впереди с такой энергией, словно в ее маленькую попку непрерывно тыкали иголкой. Сегодня на ней были тесные шорты из старых джинсов, обрезанные настолько коротко, что подкладка карманов свисала по бокам узких, загорелых до черноты бедер.

Внешний вид сестры Джейсона, заставил Эвана вспомнить одну двусмысленную шутку, которую они практиковали в начальной школе. Они спрашивали какую-нибудь девочку, что она выберет — поцеловать собачью какашку или между ушами кролика? Разумеется, все выбирали кролика и тогда Джейсон или Эван с хохотом выворачивали наружу карманы брюк с криком: Давай, Целуй!

Он не удержался и дернул за длинную белую нитку, свисающую сзади с левой штанины шорт.

— Эй! — захохотала Бекки, отскакивая, хлопая себя по ноге ладошкой. Осторожнее, они могут все расплестись… тогда, я буду голой!

… Черт, неужели на ней и сейчас нет трусиков. — подумал Эван пытаясь различить на обтянутой джинсами попке контуры нижнего белья.

Бекки, похоже, выделывалась перед подругой. Она сама купила Эвану колу, а себе взяла вишнёвый лед и начала есть с той же непосредственностью, как и вчера, выглядящей неприлично сексуально.

— Хочешь попробовать? — она протянула ему облизанный со всех сторон леденец, который только что целиком погружался ей в рот. Это вишня — она сложила блестящие губы трубочкой и вытянула их.

Эван понял, что она предлагает попробовать совсем не фруктовый лед, а свои губы. Краем глаза он фиксировал, как Эбби отвлеклась от игры и посмотрела в его сторону, точно чего-то ждала. Может именно из-за этого, он не колебался. Хотел, что бы Бекки выглядела героиней в глазах подруги. Он наклонился и коснулся губ девушки, проведя по ним кончиком языка.

— Холодные. — прокомментировал он, сглотнув сладкую слюну с ярким ароматом вишни.
— Я знаю, что их может согреть. — заулыбалась Эбби. Новый поцелуй!

Бекки бросила на подругу острый непонятный взгляд.

— Не сегодня. — усмехнулся Эван. Мне уже пора идти.

Он встал и двинулся в левый угол трибун к общественному туалету. Меньше всего ему хотелось становиться объектом непонятных игр двух девушек-подростков. Бекки захотела поцеловать его не потому, что он ей нравился и это немного расстраивало.

… Лучше займись бегом, и не думай о пространстве между ушами кролика Бекки. — сказал он себе.

Но мохнатый от ниток, плотно прилегающий к телу промежуток шорт между ног девушки оказалось не так просто выкинуть из головы. Подумав, Эван добавил Бекки в список девушек, которых следовало опасаться. Список рос, и мальчик с раздражением подумал, что скоро ему придется переселиться из дома в какую-нибудь пещеру, что бы избежать соблазнов. Он вышел из туалета и поднялся на трибуну.

На втором марше лестницы его поджидала Бекки.

— Мои губы все еще холодные. — заявила маленькая провокатор, кокетливо покусывая нижнюю губу.

Он невольно отступил, но Бекки тут же шагнула вперед, приближаясь к Эвану. Он сделал еще шаг назад, чувствуя волну паники, но она опять оказалась рядом, все также покусывая губу, глядя на него с непонятным вызовом в карих выразительных глазах. Еще шаг… еще… пока спина Эвана не уперлась в Г-образную перегородку, отделявшую трибуны от помещения туалета. Бекки буквально воткнулась в его грудь, вскидывая голову и поднимаясь на носки. Она с неожиданной силой притиснула его к шершавой стене.

Ее губы по-прежнему имели вкус вишни, а рот оказался обжигающе горячим. Яростно извивающийся, гибкий, как плеть язык, дал понять Эвану, что сестра Джейсона имеет немалый опыт в этом деле. Она не закрывала глаз, следя за его реакцией. Парень совсем растерялся и поддался яростному напору девушки. У него засосало под ложечкой, в ушах возник гул, руки поднялись сами собой и обхватили маленькие крепкие ягодицы, стиснули их, приподнимая легкое тело в воздух, прижимая низ ее живота к своему паху, где уже дергался набухающий член. Твердые острые соски прижались к его груди. Эван ощутил дикое желание овладеть ей прямо здесь, сейчас и испугался.

— Э-э-э-э… — он попытался оттолкнуть Бекки, но она вцепилась в него как клещ. Бекки… Нельзя… Мы не должны… Джейсон…
— Я не скажу ему… — горячо и тихо прошептала она, обдавая подбородок мальчика влажным дыханием. Я умею хранить секреты.

Он увидел, как расширены ее зрачки и на обсыпанной веснушками переносице появилась испарина. Снова вернулся страх пополам с невыразимо сладкой истомой.

— Это просто замечательно, ты ни кому не должна говорить об этом. — выдохнул он стараясь сохранить присутствие духа, все еще пытаясь отстранится.
— Еще один поцелуй, и я тебя отпущу… — она вытянула тонкую шею и приоткрыла рот.

У нее были самые возбуждающие и сладкие губы в мире и Эван не смог устоять. Он снова обхватил ладонями маленькую выпяченную попку. Бекки обвила его бедра одной ногой, прижимаясь еще теснее. Если бы она была голой, он бы без труда мог немного приподнять ее и просто насадить на возбужденный член, как на кол. Эйван закрыл глаза, чувствуя, как ее язык жадно ощупывает внутреннюю полость его рта, с влажным шелестом, вытягивая из него слюну и понял, что больше ни когда не рискнет остаться с этим маленьким дьяволенком наедине.

— Идем… или твоя подружка подумает о нас черти что!

… прекрати маленькая дрянь, иначе, я сейчас разорву эти вызывающе короткие шорты и трахну тебя прямо тут!

— Ты прав. — с придыханием хихикнула она и отступила, поправляя шорты на попке.

Он даже не заметил, что запихал материал в разрез между ее ягодиц и ее попка, похожая на перевернутое сердце выглядела голой. Эван не увидел ни какого следа от бикини, похоже, Бекки предпочитала загорать нагишом.

— Ты хорошо целуешься. — добавила девушка.

Он не ответил. Диана, Глория, а теперь и Бекки. Ну, какого черта, они лезли целовать его?!

***

До самой ночи Эйван пытался понять, как Бекки успела превратиться в маленького сексуального монстра, который до безумия возбудил его простым поцелуем. Хорошо, что в отличии от остальных демонов, она не жила с ним под одной крышей. Он думал, что у него проблемы, когда уехала Стейси и Дарлин не обращала на него внимания, но теперь осознал, что те его страхи были полной ничтожной ерундой. Он явно катился в какую-то пропасть. Красавицы сестры непрестанно флиртовали с ним, во всяком случае, так ему казалось, соблазняли как две наяды, от них не отставала мачеха, в которую то же вселился какой-то демон. Кэнди всегда обладала телом порно-звезды, а теперь она стала выпячивать его. Явно, слишком откровенно…

Сегодня, когда он подъезжал к дому, в радиоприемнике, неожиданно, зазвучала песня: «Кэнди, она как сладкая конфета, Кэнди огонь в моих венах», как предзнаменование. Он вошел в дом и сразу наткнулся на мачеху. Она поцеловала его с невинным видом, просто коснулась губами щеки, но ее духи обволокли голову Эвана удушливым облаком, насыщенным феромонами, необычайно сильными и возбуждающими. На ней была молодежная однотонная рубашка из тонкого материала, которая была слишком тесной и ее груди просто выпирали наружу, едва сдерживаемые пуговицами. А потом, за обедом, когда вернулся отец, она переоделась в свободную нейтральную одежду, словно желая подчеркнуть, что сексуально одевается именно для него!

Эван пытался убедить себя, что все это ему просто кажется, но с каждым разом эта задача оказывалась все более сложной.

Он с тяжелым вздохом перевернулся на бок, отбрасывая одеяло, пытаясь объяснить все гормонами, слишком большим количеством порно, биологическими добавками которые ел в последнее время, что бы нарастить мышечную массу. Не могло же на самом деле быть так, что все окружающие его женщины сговорились и пытались всеми силами возбудить его, свести с ума. Такого просто не могло быть!

… отказаться от мастурбации было не самой хорошей идеей. — подумал он, резко вставая с кровати и пошел к включенному компьютеру.

***

Джейсон откинул простыню и потянулся к похожему на извивающийся шланг члену. Он лежал в кровати совершенно голый. Мальчик сжал ствол у самой головки и вдохнул через стиснутые зубы, чувствуя, как плоть быстро напрягается а в голове начинают бухать тамтамы. В отличии от Эвана, его не беспокоила извращенность собственных фантазий. Он закрыл глаза представляя Бекки, когда она вернулась с прогулки. Она попыталась незаметно проскочить гостиную, что бы ее не увидела мать, но Джейсон успел в деталях разглядеть затертые джинсовые шорты, которые едва покрывали маленькую попку сестры. А еще он заметил твёрдые конусы ее сосков проступивших на футболке, когда она вошла с жаркой улицы в кондиционированную прохладу комнаты.

… Да, если бы ее увидела мама, у нее бы случился сердечный приступ. «Полуголая без лифчика!» — Джейсон улыбнулся, как наяву слыша ее крик.

Бекки долго и очень ловко провоцировала его. Действовала настолько изобретательно и хитро, что ее невозможно было поймать на горячем, как будто ей помогал кто-то, опытный, взрослый. Джейсон понимал что сестра сознательно сводит его сума только на уровне инстинкта, и из-за частоты пикантных ситуаций в которые она, словно ненароком, попадала у него на глазах. В итоге, она почти победила, он прокрался в ее комнату и как жалкий неудачник, онанировал над ее обнаженным телом, едва удержался, что бы не засунуть член в спящую сестру, доведя себя до полного изнеможения.

Джейсон закрыл глаза и обхватил окрепший ствол члена пальцами. Сделал скользящее движение вниз к корню, стягивая с головки, которая липко касалась живота выше пупка, крайнюю плоть. В своем воображении он изменил сцену возвращения Бекки из парка. Он заступил ей дорогу, указывая на темные конусы оттопыривающие футболку.

— Что скажет мама если увидит это?

Узкая перемычка джинсовых шорт врезалась в промежность Бекки, перекрутилась внедряясь между половых губ и буквально раздвинула их, выдавливая наружу. Бекки стыдливо опустила глаза, сунула пальцы в карманы, застенчиво порозовела и скрестила ноги словно пыталась прикрыться.

Она скажет: Джейсон, ты должен показать своей сестре, что происходит с непослушными девочками, которые одеваются как проститутки.

Он развернул ее к себе спиной и толкнул вперед, заставляя наклонится над столом. Тесные шорты еще сильнее врезались между ягодиц, оголяя аппетитную попку на четверть, в пространстве между бедер смутно поблескивала пухлая вульва, которую уже не могла прикрыть тонкая перемычка. Лепестки малых губ поблескивали, раскрывшись, как бутон розы, словно говоря: «Возьми меня!»

Фантазия Джейсона перетекла в быстрый сон став еще реальнее. Член который он продолжал поглаживать навис над животом часто вздрагивая, с раздувшейся головки, прямо в пупок непрерывно текла клейкая река преэякулянта.

***

Бекки сидела на кровати обхватив стройными ногами большого в ее рост плюшевого медведя. Твердая продолговатая выпуклость которую она почувствовала пахом, когда прижималась к Эвану во время поцелуя отсутствовала, и через минуту девушка зло отпихнула большую мягкую игрушку, которая свалилась на пол. Она переросла удовольствие которое вызывала мастурбация с большим медведем.

Еще пару лет назад, когда она начала свои неловкие, наивные домогательства Эвана, она бы пришла в восторг и наверное дрочила бы всю ночь, после маленькой победы и двух жарких, страстных поцелуев которые выудила у него. Но сегодня, она чувствовала разочарование и тянущую низ живота тоску. Если бы Эван только намекнул, только попытался, она бы разрешила ему… залезть в вои шорты, взять ее прямо там у грязно-белой стены, и ее бы не смутило, что рядом сидит подруга, на трибунах посторонние люди, а на поле играет младшая сестра Эвана. Бекки была такой какой была и меняться не хотела, принимая себя целиком и полностью. Она не комплексовала из-за собственной распутности.

С тех пор как она себя помнила ей нравились грязные вещи, нравилось делать то что ни когда не должны были делать правильные, милые девочки.

— Хорошие девочки так себя не трогают! — сказала ее мама, впервые застав дочь на кухне засунувшей ладонь между бедрами, резко двигавшей пахом на скрипящем и раскачивающемся стуле.

… Если девочкам нельзя совать туда пальцы, тогда бог должен был дать им боле короткие руки или сделать так, что бы волны удовольствия не были такими оглушительно сладкими! — подумала она тогда.

Она уже не помнила, как впервые познала восторг который вызывала мастурбация и регулярно ласкала свою промежность в ванной. Мальчишки не могли даже испытывать эрекцию, а она уже стала пленницей сладкого наслаждения, которое вызывал оргазм. Она вынудила брата учувствовать в ее развратных играх. Он даже понять не мог, как она наслаждалась, когда он неумело лизал ее. Хотя он ни когда не жаловался, участвуя в ее играх с явной охотой. К тому же она, в благодарность сосала его член.

Бекки считала, что когда станет постарше и перейдет в хай-скул Эван станет относится к ней серьезно, но он, как и брат после скандала с матерью, напрочь игнорировал, веснушчатую милую девочку со смешными косичками. Хотя старшая школа все же смогла удивить Бекки. Девочки из старших классов могли быть злее, подлее и противнее, чем девчонки окружавшие ее в средней школе. В итоге, она смогла извлечь из этого максимум удовольствия открывав еще одну сторону своей распутной натуры, но сейчас думать об этом не хотелось. Сейчас ей больше всего на свете хотелось найти хоть, что-то, что бы облегчить беспрестанный зуд во влагалище. В холодильнике могли найтись нужные для этого предметы…

***

Эван открыл электронное письмо от Джейсона прикрепленное к ссылке.

«Узнай у маленькой гимнастки сможет ли она это повторить?»

Дальше он читать не стал и кликнул на ссылку, дождался загрузки сайта, подтвердил что ему 18 лет и уставился на возникшее окно веб-плеера.

На диване сидела невысокая миленькая девушка со светло каштановыми волосами заплетенными в две косички и смотрела телевизор. Она была удивительно похожа на Бекки и по мере развития сюжета это сходство только усиливалось. Эван поразился, как точно незнакомая актриса передала образ надоедливого капризного подростка — Бекки с которой он мирился годами. Белобрысый парень, друг старшего брата девицы был приставлен к девочке, что бы следить за ней, пока отсутствовали родители. Похожая на Бекки девчонка изводила его, флиртовала с ним как сумасшедшая, чуть ли не прямым текстом делала ему непристойные предложения от которых парень смущенно отказывался.

… И зачем Джейсон подсунул мне это? Что хотел доказать?

Сходство актрисы с Бекки улетучилось, когда она резким движением сорвала с себя голубую рубашку с коротким рукавом оторвав все пуговицы. У нее оказалась очаровательная грудь похожая на два персика с темно-красными плоскими сосками. Парень отшатнулся в явном шоке, завопив:

— Сума сошла! Надень рубашку немедленно. Твой брат…

Эван невольно представил, как бы сам действовал в такой ситуации. Он уже давно запустил руку в брюки, обхватив горячий член и сжимал его, ритмично напрягая мышцы паха. Если бы это случилось сегодня, он бы вел себя так же как этот парень, а еще вчера постарался бы выкрутится, или позорно сбежать. Парень на экране почти сразу сдался и уже щипал и скручивал пальцами моментально припухшие ареолы сосков девушки.

Актриса может быть и выглядела чрезвычайно юной, но вела себя, как настоящая профессионалка. Она начала сосать член белобрысого с таким энтузиазмом и умением, как настоящая порно-звезда, которой по сути и была.

… Конечно Бекки вряд ли справится с этим с таким умением!

Парень быстро освоился. Он схватил девушку за косички используя их как поводья и толкнул ее голову к своему паху. Актриса мокро кашлянула, выплюнув поток белой слюны на корень пениса и лобок парня, а потом, член с явным усилием вошел ей в горло.

Через минуту чавканья и перханья сцена изменилась и Эвану стал понятен смысл приписки Джейсона «Спроси гимнастку… « Нее, у него точно был извращенный мозг! Актриса подняла руки вверх и гибким движением сделала стойку на руках отчего ее клетчатая в складку юбка упала на живот, демонстрируя что под ней нет трусиков. Эван не думал что такая поза вызвала бы у него сильное похотливое желание, но белобрысый парень имел на этот счет другое мнение. Стройные белые ножки девушки образовали «V» в воздухе, и ее вульва с гладко выбритыми половыми губами раскрылась как раковина моллюска. Парень стоя позади притянул к себе апетитную попку. Актриса продолжала стоять на вытянутых руках с покрасневшим от напряжения лицом. Белобрысый хозяйским жестом сжал сочные ягодицы и развел их в стороны.

У Эвана перехватило дыхание, стоило ему увидеть небольшое коричневое отверстие тугого ануса чуть вдавившегося вовнутрь. Толстая, немного заостренная, мокрая от слюны головка члена прижалась к нему. Маленькая вертихвостка ойкнув, вместо того что бы запротестовать попыталась, изогнуть поясницу, что бы облегчить парню задачу. Кольцо окруженное морщинистой складчатой кожей растянулось, вдавилось, а потом медленно раскрылось пропуская головку пениса внутрь. Член утонул в попке на всю длину, и только тогда девушка закричала. Ее побагровевшее лицо заблестело от пота и исказилось. Сомнительная няня схватил ее за бедра, раскрыл их еще шире и с силой прижал попку девушки к низу своего живота, начав быстро безжалостно таранить задний проход. Она закатила глаза, непрерывно вскрикивая, морщась от усилия, боли и удовольствия. Парень работал так агрессивно что она едва держалась на руках. Он быстро сдался зарычал и вытащил распаренный сильно потемневший и маслянисто блестящий член из развороченного ануса, начав выбрасывать толстые короткие струи спермы над раскрытой вагиной. Крупные липкие густые капли хлынули дождем на красное лицо, груди и живот девушки. Мошонку Эйвана свело сладким спазмом и он сам едва не кончил на монитор.

— Черт! — воскликнул он, торопливо выпуская дергающийся пенис из руки и с подозрением посмотрел на пластиковую бутылочку с пищевой добавкой, которую регулярно пил уже несколько месяцев. Чего я хочу на самом деле? Огромные яйца и бурное мощное семяизвержение, как у Питера Норта?

***

Наступил последний учебный день. Эван проснулся с мыслью о том, что всего несколько часов отделяют его от двух месяцев свободы и это круто. Вчера он всё-таки не удержался и занялся онанизмом после просмотра видео от Джейсона, зато не думал о всякой фигне и проспал ночь, как младенец с абсолютно пустой головой, не загруженной переживаниями стыдом и неловкостью. Все что нужно было сделать сегодня в школе, это появится там и сказать: «До свидания до следующего года!» и Эван был рад этому необычайно. Теперь он мог полностью сосредоточится на предстоящих гонках.

Парень сладко потянулся и выбрался из постели, чувствуя как на лицо, по мимо воли, наползает глупая счастливая улыбка, жизнь была прекрасна! Он вышел на кухню бросив мимолетный взгляд в окно. Машины отца не было на стоянке. Это еще больше подняло настроение. В последнее время отец одним своим видом вызывал у него глухое раздражение. Кэнди стояла возле шипящей кофе-машины, ожидая когда наполнится ее чашка. Сегодня ее волосы были стянуты в тугой конский хвост на затылке, падая между лопаток тяжелым горным водопадом.

— Привет мама. — сказал Эван окинув взглядом ноги женщины обутые в розовые мохнатые тапочки без задников.

У нее были восхитительные точеные икры, смуглые от загара. Этот цвет странным образом подчеркивал стройность и длинну ног. Свободный махровый халат до колен при всем желании не мог скрыть сексуальную аппетитность пышной попы и Эван едва сдержал желание залихватски присвистнуть. У него была не мачеха, а дьявол искуситель в юбке.

— Привет дорогой. — Кэнди достала из кофеварки чашку. В восторге?

Эван на несколько секунд впал в легкий ступор пытаясь понять о чем она спрашивает, пока не понял, что вопрос относится к последнему учебному дню

— О, да! — с энтузиазмом отозвался он и положил ладони ей на плечи. Иногда мне казалось, что этот учебный год ни когда не кончится.
— Я тебя понимаю малыш! — улыбнулась женщина, наклонила голову и поморщилась. У меня спазм на шее, справа.

Эван начал мягко разминать пальцами плечи и основание шеи мачехи, глядя как складки халата, лаская, скользят по выпуклым ягодицам. На мгновение перед ним возникло видение, как его рука поднимает подол до талии, что бы увидеть глубокую, манящую щель между двумя каплевидными крепкими ягодицами.

… На ней наверняка красные трусики, прозрачные сзади, или стринги! Чёрт, прекрати, извращенец. — одернул он себя.

Кэнди дышала ровно мягко, издавая нечто похожее на мяуканье, покачивая головой из стороны в сторону и Эвану казалось, что она хочет ему на что то намекнуть. Он шагнул ближе, вспомнив, как прижимался напряженным членом к ее пояснице, на этом самом месте всего несколько дней назад. Его пальцы сместились к ключицам, распахивая и делая более свободными полы снежно-белого халата. Он давно перерос Кэнди и сейчас, без особого труда, мог заглянуть ей через плечо, возвышаясь над расслабленно опущенным затылком почти на голову. Эван увидел удивительные, похожие на два крупных ядра, шара, тяжко покачивающиеся при малейшем движении, не стеснённые лифчиком. Они обнажились на треть, но остальное прекрасно дорисовывало его воображение. Кэнди не предприняла ни каких попыток поправить халат и Эван подумал, что если и дальше будет разминать ключицы, он распахнется настолько, что станут видны соски.

… Ни одна мать в здравом уме не позволит сыну увидеть сосок, если только она…

Кровь бросилась ему в лицо, в висках забухало, сердце ускорило ритм до стаккато.

… А может она хочет что бы я опустил руки вниз, обхватил груди, сжал их, сдвинул вместе, приподнял, а потом начал сосать массивные тёмные соски.

Жар потек по телу вниз, заставляя напрячься пресс, ягодицы, вызвал спазм в промежности, от которого член завибрировал, начав быстро набухать. Эван мечтал сделать это столько сколько помнил себя.

Он непроизвольно коснулся пахом поясницы мачехи. Ему почудилось, или она действительно сделала неуловимое встречное движение попкой. Он закусил губу, ощущая как в животе полыхает уже настоящий пожар и не отстранился. Пальцы продолжали мять и разглаживать узлы и верёвки сухожилий в районе ключиц и возле шеи. Кэнди мерно дышала опуская голову все ниже и не пыталась отодвинуться. Если бы они сейчас были голыми, его мошонка касалась бы треугольника Венеры, выпуклой площадки чуть выше ягодиц. Эван живо представил, как сгибает колени и его возбужденный член начинает скользить вдоль углубления меж ягодиц. Вверх и вниз, вверх и вниз. Он продержался бы не более десятка секунд, а потом залил ее спину свежей густой как крем спермой, а потом смотрел, как она медленно сползает по позвоночной впадине, блестит на пояснице, комками сваливается на попу, затекая между ягодицами. Проклятый халат раскрывался все шире, груди виднелись практически целиком и мальчик с замиранием сердца ждал, что вотвот появятся соски. Он едва дышал. Почти не соображая, начал наклонять лицо к затылку мачехи, почти коснулся губами шеи, собираясь поцеловать чувствительное место за, немного оттопыренным, розовым ухом.

… Она не выдержит и издаст короткий стон, а потом резко развернется и от этого движения халат распахнётся полностью. Мы начнем яростно, как животные целоваться. Похоть мгновенно сведет с ума настолько, что мы займемся сексом прямо на кухне возле шипящей кофеварки.

Кэнди должна, просто обязана была хотеть его так же безумно как он хотел ее! Реальность и фантазия перемешались до такой степени что Эван почти не осознавал где находится. Его губы тянулись к уху Кэнди медленно но не отвратимо.

… Если я поцелую ее… если… мои мечты осуществятся… а вдруг… если…

— Я готова! — радостный возглас Дианы прозвучал, как выстрел из ружья. Последний день! Йи-Ха-А! Лето!

Эван вернулся в реальность с чувством, что кто то пнул его ногой в живот и резко выпрямился, отступая от мачехи на полшага. Кэнди развернулась выскальзывая из его рук, быстрым движением поправив халат, но он успел увидеть контур вспухших ареол.

— О, дорогая ты чудесно выглядишь! — сказала она, совершенно естественным голосом.

Эван не решился оборачиваться целиком что бы сестра не увидела бугор на его спортивных штанах.

— Вау! — воскликнул он. Ты секси!

Кэнди толкнула его в плечо: Не смей так говорить о своей сестре.

Ее рука скользнула по его спине и осталась на пояснице. Обычный жест демонстрирующий материнскую близость, но воспаленное воображение мальчика восприняло его однозначно, как тайный знак, подтверждающий понимание того, что только что едва не произошло.

***

Только выйдя следом за сестрой из дома, он опомнился окончательно и понял, что имела в виду Кэнди. Сестра действительно выглядела сногсшибательно. Диана заплела волосы в шикарную французскую косу, одела белую приталенную блузку с коротким рукавом, которая облегала грудь визуально делая ее крупнее, голубая юбка заканчивалась выше колен и при каждом шаге в боковых разрезах мелькали плотные загорелые бедра.

— Ты действительно выглядишь бесподобно! — на этот раз осознанно выдал Эван и бросился открывать перед сестрой дверь. Ради чего так нарядилась?
— Спасибо. — с подозрением ответила Диана. Мы с Ребеккой решили пойти против традиций и одеться как леди вместо того, что бы сходить с ума. Не могу дождаться, что бы увидеть во, что она нарядилась. Она пообещала, что мальчики будут помнить ее все лето!

Эйван представил Ребекку в латексном черном костюме женщины-кошки, и замотал головой пытаясь избавится от возбуждающего видения. А в голову уже лезла картинка маленькой гимнастки делающей стойку на руках и вид ее раздвинувшейся затянутой резиной попки и вульвы.

… Черт! Идиот! Тебе мало того, что ты только что представлял на кухне!?

Диана молчала до тех пор пока машина не выехала с грунтовой дороги на шоссе: Чем вы там с мамой занимались?

… Б*** неужели она заметила мою эрекцию?! — в панике подумал Эван.

— Я разминал ей плечи и смотрел на ее шикарные сиськи!
— Извращенец! — засмеялась Диана откидываясь на сидении.
— Я знаю! — улыбнулся мальчик в ответ.

За десять минут они добрались до района, где жила Ребекка и притормозили у подъездной дорожки. Эван не успел нажать на клаксон, а гимнастка уже появилась в дверях, словно ждала за ними их появления.

— Ага… ты выглядишь не хуже… кажется. — неуверенно сказал Эван сестре, глядя на сбегающую с крыльца Ребекку.

На ней была почти такая же, как на сестре юбка, только гораздо короче и туфельки на высоком каблуке, Диана предпочла кроссовки. Фиолетовая из странного переливающегося материала блузка была лишком смело, по мнению Эвана, расстёгнута, а лицо Ребекки покрывал слой ярой косметики, делавшей ее старше реального возраста лет на 5, если не больше.

— Не удивительно, что папа не разрешает тебе красится! Ты бы выглядела лет на 25, не меньше! — прокомментировал он.

Эван опустил стекло и пронзительно свистнул.

— Это ты мне? — с независимым видом спросила Ребекка и наклонилась, что бы он мог увидеть причудливый синий лифчик из какого-то невероятного смешения кружев и прозрачной ткани.

Ядовитого ответа не нашлось, поэтому Эван сказал просто: Конечно тебе… Залезай.

Губы Ребекки на мгновение приблизились к самому уху мальчика, когда она протискивалась мимо него на заднее сидение.

— На мне нет трусиков. — еле слышно произнесла она.

… Вот дрянь и зачем она это сказала? Мне совсем не нужно было знать об этом!

Ребекка завозилась устраиваясь поудобнее и села четко в промежуток между передними креслами. Она расставила ноги и Эван, не удержавшись, бросил быстрый взгляд в зеркало заднего вида. Подол юбки провис между колен, и он так и не смог убедиться, дразнит она его или сказала правду. И слава богу, потому что он и так едва не рехнулся, от фантазий утром. Сейчас парень был страшно благодарен сестре за то, что она вошла в самый решающий момент и не дала случится катастрофе.

***

Проводив детей в школу Кэнди вернулась на кухню и молча простояла у мойки почти десять минут. Ей не было стыдно или страшно, она наслаждалась, вспоминая утренний эпизод. Вспоминая, как Эван ласкал ее шею и плечи. Именно ласкал, а не массировал, она была в этом совершенно уверена. Она четко ощутила касание подергивающегося твердого стержня к пояснице, помнила прерывистое дыхание на своем загривке.

… А что было бы, если бы он поцеловал меня?

Сейчас она была уверена, что просто рассмеялась бы в ответ, приняв это за выражение сыновней любви.

… Тогда отчего у тебя намокли трусики? Ты просто фантазируешь или это, что-то гораздо более плохое?!

Выбирая между братом и сестрой, она всегда отдавала предпочтение Эвану. Он был таким милым и смешным в детстве. Ей всегда льстила его наивная влюбленность и повышенное внимание, сначала как к няне, а потом как к мачехе. Она уже тогда задумывалась о скрытых мотивах его стремления при любой возможности касаться ее. Кэнди ни когда не была против этого. Пока его отец уделял ей внимание, хотел ее, удовлетворял ее потребности, играть в мамочку было легко и приятно. Сколько лет прошло с тех пор, как он делал это регулярно?

Чем старше становился Эван, тем сложнее ей было воспринимать его, как сына, а в последнее время, он словно специально сделал это почти невозможным. Ей было так легко сбиться с верного курса! Чем меньше Джон уделял ей внимания, тем ласковей и навязчивее становился Эван. А может Кэнди это только казалось! Он уже не один раз осмеливался взять ее на руки, несколько раз она четко ощущала, что мальчик возбужден, когда прижимается к ней. Было трудно поверить, что он по прежнему по-детски влюблен в нее, но это было очевидно.

Должна ли я сделать правильный выбор? Могу ли я снова разбить ему сердце?

***

Чаще всего совесть мучала Джейсона по утрам. Он мучился, хотя Бекки ни разу не дала ему повод думать, что она знает, что он прокрался в ее спальню и дрочил над ней, забрызгав спермой весь ковер рядом с кроватью. К сожалению муки совести ни как не влияли на то, что он снова и снова представлял себе ее волнующую, соблазнительную промежность. Он думал о ней, мечтал о ней. Приходилось прилагать не малые усилия, что бы эти фантазии рассеивались. Единственным способом не слететь с катушек, по мнению Джейсона, было по реже встречаться с младшей сестрой, и он старательно избегал ее общества.

Позевывая, мальчик поставил на стол бутылку молока, хлопья, миску и уселся на любимый стул спиной к двери. Бекки и мать стояли у раковины, что то оживленно обсуждая, но его мало волновали «бабские» разговоры. Залив хлопья молоком он высыпал сверху несколько порций сахара и только теперь понял, что у него нет ложки.

— Бекки, принеси мне ложку.
— А где пожалуйста? — тут же вклинилась мама.
— Извини. — послушно согласился Джейсон. Бекки принеси мне пожалуйста ложку.
— Для тебя милый все, что угодно. — промурлыкала девушка.

Ее тон заставил Джейсона занервничать, он чувствовал, что маленькая дрянь затеяла новую каверзу.

— Ой. — воскликнула Бекки, захлопав глазами. Я уронила ее.

Прежде чем он успел что то сказать, как то помешать ей, она сделал два шага к холодильнику и низко наклонилась, практически сложилась пополам. Она сделала это быстро и естественно, но для Джейсона сцена развернулась словно в замедленной съемке. Белая в горизонтальную серую полоску мужская рубашка, которая была на Бекки, поднялась сзади, оголив ее бедра целиком, а потом между ними возник мясистый, раздвоенный холм с более темным, чем половые губы, извилистым участком посередине, похожим на дорогу, идущую среди скал. И все это в двух шагах от матери!

… Она точно делает это нарочно! — холодея подумал Джейсон.

Бекки подняла ложку и пошла к брату. Мама, которая мыла посуду не видела, как зазывно, откровенно покачиваются узкие бедра девушки при каждом шаге.

— Ты же ее уронила. — с трудом произнес Джейсон.
— Ой, извини я сейчас. — прошептала Бекки и начала протирать ложку краем рубашки.

По его мнению выглядело это невероятно сексуально, так как ложка находилась в каких то сантиметрах от промежности девушки, едва прикрытой полами рубашки.

… Откуда, черт возьми, она этого набралась?!

— Спасибо. — буркнул он, выхватывая ложку из тонких пальцев и торопливо уткнулся носом в тарелку.

Начиная с завтрашнего дня ему предстояло в течении двух месяцев находится в доме с этой маленькой стервой и мамой, которая до вечера пропадала на работе. Джейсон понял, что если не найдет себе временную работу на лето, то точно окажется в сумасшедшем доме.

***

Диана подхватила Ребекку под руку и потащила в женский туалет на втором этаже.

— Поверить не могу, что позволила тебе уговорить меня. — зло прошипела она. Что за спешка?

Ребекка сделала таинственное лицо и быстро проверила кабинки, а потом толкнула подругу в угол.

— Я не собираюсь идти на общее собрание в таком виде. — яростно прошептала она. Смотри… — она резким движением задрала подол юбки.
— Господи! — охнула Диана. Стой. Я не хочу видеть это… не сейчас!
— Извини. — хихикнула Ребекка и обхватив подругу за шею поцеловала.

Диана хотела сопротивляться даже дернулась сначала, упирая руки в грудь подруги, но мгновенно сдалась, податливо открывая рот, позволив бесстыжей гимнастке засунуть в него язык. Страх от того, что их могут поймать, уже не в первый раз становился для нее мощнейшим афродизиаком.

— Стой. — задыхаясь выдохнула она. Подожди, остановись пока я не разорвала к черту твою юбку.
— Тебе совсем не обязательно делать это. — хихикнула Ребекка сверкая глазами и снова подняла подол.
— Я думала мне уже ничего не страшно но…
— И я! Я жутко напугана. — Ребекка попыталась дотянуться до губ подруги языком. Но от этого только слаще! Она нервно оглянулась. Клянусь, я с ума схожу! Я от тебя схожу с ума! — и она потянулась к Диане
— Я знаю… я знаю… — задохнулась от острого спазма в желудке, затараторила Диана. Только не сейчас. Я прошу тебя! Позже… Нам пора.

Ей совсем не хотелось, что бы подруга останавливалась, но она боялась, что если поддастся они займутся любовью прямо посреди туалета на грязном полу, забыв обо всем и точно попадутся. А у них с завтрашнего дня будет очень, очень много времени друг для друга.

***

Глория вошла на кухню и с нарочитым грохотом отодвинула стул от стола.

Кэнди обернулась и удивленно нахмурилась: Эй это лицо не похоже на счастливую мордашку девочки, у которой начинаются летние каникулы! В чем дело, что случилось?

— Ничего. — отрезала Глория надувая пухлые губы.
— Расскажи это кому-нибудь другому, а не своей маме. Я чувствую, как ты кипишь! В любом случае тебе нужно успокоится. Что, в классе появился мальчик, по которому ты станешь скучать все лето?
— Нет… не совсем. — уклончиво сказала дочь. Почему я не могу ездить в школу вместе с Эваном… и Дианой? Почему не могу ходить в ту же школу, что и они!?

Кэнди покачала головой.

— Малышка не начинай… Мы это уже обсуждали. Я не хочу, что бы ты ходила в общую школу. Поэтому мы оплачиваем для тебя частный колледж. Государственные школы в нашем маленьком городке не могут дать нормального уровня знаний.
— Мама, я не хочу, что бы ты подрабатывала машинисткой у доктора Чейза из-за этого. Я знаю из каких денег ты оплачиваешь мое обучение. Почему государственная школа подходит Эвану, он что глупее меня?
— Конечно нет малышка. — устало улыбнулась Кэнди, присаживаясь рядом с Глорией. Вспомни наш прошлый разговор. Ты же сама согласилась что твой пансионат лучше. У тебя там друзья, прекрасная программа обучения искусству. В общественной школе всего этого не будет. Скажи что случилось? У «сестер-софтбола», возникли проблемы?
— Нет! — Глория опустила голову и шмыгнула носом. Мама ты когда-нибудь любила кого — то и знала, что не нравишься ему?
— Я не совсем поняла о чем ты, но… пфф… да, у всех рано или поздно случалось подобное. Это кто-то кого я знаю? Кто-то, кто ходит с Эваном в одну школу?
— Не важно кто это, потому что… Потому, что это ни чего не изменит. Он не обращает на меня внимания!
— Как можно не обращать внимания на такого ангелочка как ты? — искренне удивилась Кэнди. Ты же такая красивая и умная! И я говорю это совсем не потому, что я твоя мама. Это правда. Ты можешь заполучить любого мальчика, какого пожелаешь! Главное, не опускать планку и всегда стремится выбирать самое лучшее.
— Спасибо мама. — Глория улыбнулась, но на ее глазах поблескивали слезы. Это так сложно! Ладно… не хочу об этом говорить. Я забуду об этом. Это просто безумие. Гормоны шалят!

Кэнди поражённо замолчала, услышав подобное от дочери, которую до последнего момента считала маленькой, что бы так здраво рассуждать о проблемах отношений в период взросления. Она не сразу подобрала нужные слова.

— Все будет хорошо малышка. Хочешь, мы вечером сходим в гости к мисс Тоне, ты могла бы поиграть там с Джейд?
— Мама, я не ребенок. Мы уже давно не играем в куклы!
— Перестань, прикидываться я совсем не это имела в виду. Ты могла бы заняться с ней чем пожелаешь… не знаю, как сейчас любят проводить время взрослые девочки… Я буду общаться с Тоней, а ты как взрослая можешь делать все что захочешь!

***

Эйван вышел из дверей с острым желанием издать боевой звериный крик Тарзана. Восторг от предстоящих каникул был таким острым, что затмил утреннее происшествие. Он неторопливо двинулся к стоянке, хлопая по подставленным ладоням приятелей и почти незнакомых ребят, учившихся на параллельных потоках. С большинством из них он прощался до осени. Парень вертел головой, отыскивая ту с которой хотел попрощаться особо, но увидел ее когда уже было поздно.

Дарлин сидела на последнем ряду одного из школьных автобусов. Эван остановился, надеясь что девушка заметит его и хотя бы улыбнется на прощанье, однако рыжеволосая красотка смотрела перед собой. Он уже хотел идти дальше, чувствуя что выглядит глупо среди шевелящейся толпы, когда, к своему несказанному удивлению увидел Бекки. Сестра Джейсона прошла по проходу между сидениями автобуса и плюхнулась рядом с Дарлин. Кроме двух девушек автобус был практически пуст, всем хотелось в последний раз пообщаться друг с другом, ни кто не спешил домой. Однако Бекки села именно с Дарлин. Эван мысленно спросил у приятеля откуда его сестра может знать рыжую?

… Какая невероятная пара. Они же совершенно не похожи, что у них общего? И каким чудом они умудрились стать подругами?

— Вот блин! — не удержался он от возгласа, увидев что Диана и Ребекка уже поджидают у машины. Я шокирован! Вы явно заболели, или грядет конец света? Что заставляет вас являться вовремя уже второй раз?
— Эван? — Ребекка странно посмотрела на праня.
— Чего? — он обошел девушку, заступившую ему дорогу.
— Подвези пожалуйста Энн до ее дома?
— Хмм… может и подвезу… а что мне за это будет?
— Все что хочешь! — Ребекка так откровенно улыбнулась, что мальчику стало жарко.
— Будь осторожна! — вклинилась в разговор Диана. Он извращенец. Настоящий извращенец.
— Ах так. — насупился Эван. Отлично. Я хочу, что бы ты снова поцеловала Диану. По настоящему, а не просто чмокнула в щеку. И на этот раз, я хочу стоять рядом и видеть все в деталях!
— Что поцелуи мальчиков с девочками уже не заводят тебя? — резко ответила Диана и бросила короткий многозначительный взгляд на подругу.

Ребекка точно так же посмотрела на нее, а потом окинула взглядом парковку. Ты слишком многого просишь солдатик! Если ты хочешь увидеть целующихся девочек, тебе придется доплатить! Она помолчала и выдала: Поцелуешь Диану… с языком!

— Чего? Сейчас!? — опешил Эйван чувствуя, что невольно краснеет.
— Сейчас? — побледнев, воскликнула сестра..
— Если хочешь посмотреть на поцелуй твоей жизни ты должен поработать. Целуй сестру.
— Ребекка Стивенс, я убью тебя… — зарычала Диана. Насмерть… насмерть убью!

Эвану даже хотелось сделать это при всех, но он прекрасно понимал, что сестра это не оценит.

— Я сделаю это. Но не здесь.

В глазах Дианы мелькнула благодарность, и она сразу успокоилась разжав кулачки.

***

Дарлин перестала пялится в спинку сидения перед собой, заметив идущую по проходу Бекки. Ее косички смешно раскачивались при каждом шаге, колотя по плечам и спине. Две заколки в виде ромашек выглядели нелепо на достаточно взрослой девушке, но создавали неповторимый образ Бекки. Образ сексуальной, бестыжей школьницы.

— Почти весь автобус в нашем распоряжении. — глухо сказала Дарлин и похлопала ладонью по сиденью рядом с собой. Садись!

Слово прозвучало как команда собаке, но Бекки ни капельки не смутилась.

— Извини. — произнесла она хлопая длинными ресницами. Я не смогла занять место первой.

Дарлин села к ней в пол-оборота: Ты уже сделала это?

— Пока нет, но скоро!
— Может ты струсила?
— Нет! — возмущённо пискнула Бекки. Я не трусиха… понимаешь…
— Не трусиха. — оборвала ее Дарлин и коснулась указательным пальцем подбородка девушки, заставив задрать голову. Ты похотливая шлюха! — раздельно сказала она наклоняясь к лицу Бекки. И именно поэтому нравишься мне. Ты Сука! — она увидела, как помутнели глаза Бекки, когда она услышала оскорбление.
— Да. — с ноткой гордости в голосе согласилась девушка. Я сделала то, что ты сказала этим утром. Ты бы видела выражение его лица! Его штаны едва не лопнули. Ты бы видела какой он большой. Я уверена тебе понадобится смазка которую ты мне дала. Его гребаный член жирнее моей руки и почти такой же длинный.

Дарлин обвила пальцами предплечье Бекки словно пытаясь оценить размер и толщину: Повезло тебе!

Бекки зашептала в деталях рассказывая ей события утра на кухне и о том, как потом подсматривала, как брат мастурбирует в своей комнате.

— Черт. Ты маленькая грязная сучка! — тихо произнесла Дарлин. Ты такая грязная и распутная, что пугаешь меня. Ты хочешь трахнутся с родным братом. — рыжеволосая тряхнула головой, точно пыталась избавится от какого-то навязчивого видения. Это так заводит меня, черт, нет ты точно бесстыжая сука Бек. Вставай на колени, я хочу что бы ты сделала это прямо сейчас… здесь — ее голос стал хриплым и завибрировал.
— Знаешь. — шепнула Бекки приближая губы к уху Дарлин. Я все время вспоминаю первый раз. Я думала что хай-скул настоящий отстой, пока Рина с подругой не скрутили меня, что бы ты села на мое лицо.
— Вот что случается с непослушными девочками которые любят подсматривать за старшеклассницами в душе. — ответила Дарлин обводя языком, блестящие от темной помады губы.
— Я не могла удержаться. — наивно улыбнулась Бекки, водя указательным пальцем по предплечью Дарлин. Я ни когда не видела голую чернокожую девочку и рыжеволосую тоже. Особенно с такими шикарными сиськами, как у тебя. Господи, даже просто вспомнив это я так возбуждаюсь, что готова описаться прямо тут. — голос Бекки задрожал, а глаза заблестели.
— Прежде чем ты это сделаешь позаботься обо мне. — промурлыкала Дарлин вставая. Она забралась с ногами на сидение автобуса и присела на корточки, широко разведя колени. Ее короткая розовая юбка из эластичного материала задралась сама собой до паха. Бекки оглянулась посмотрев на остальных пассажиров. Их ни кто не мог видеть только две девочки, сидящие через три ряда кресел и то если сильно захотят.
— Как скажешь — дерзко улыбнулась она и, извиваясь, села на пол.

Она сразу почувствовала знакомый запах, идущий от промежности Дарлин, еще не поднеся лицо к молочно — белым, разведенным бедрам. Рыжеволосая бесстыдница сдвинула в сторону белые хлопчатобумажные трусики двумя пальцами с короткими ногтями, покрытыми темно-вишневым лаком. У нее была очень пухлая, совсем как у взрослой женщины вульва, с крупными половыми губами, поросшими короткими рыжими волосам. Не смотря на браваду, Бекки нервничала, боясь что их могут увидеть, но этот страх был таким возбуждающим, что она действительно пребывала на грани оргазма, дрожа, как в лихорадке, чувствуя садкие спазмы, сдавливающие низ живота и мочевой пузырь.

А в первый раз она по настоящему испугалась, когда раскрытый, темно красный зев влагалища Дарлин опустился на ее побледневшее лицо. Когда спустя минуту ее рот наполнила ароматная густая жидкость выброшенная из недр влагалища, застонавшей рыжеволосой насильницы, прерывистой тугой струей, она уже не боялась, ей было сладко до судорог и все равно, что следующей на очереди будет черная маслянисто блестящая, совершенно лишенная волос вагина Рины. Лежать спиной на узкой длинной лавке со скованными руками и ногами оказалось так здорово и восхитительно. А лизать и сосать влагалище другой девушки, так вызывающе распутно, что Бекки кончила не касаясь себя, в первые в жизни, просто замычала и забилась в сильных руках двух старшеклассниц, облив чей то шкафчик широкой пульсирующей струей мочи. Она открыла новую грань собственного распутства и с той поры уже не могла дождаться следующего раза. В тот день она стала сукой Дарлин, в этом было нечто будоражаще унизительное, но Бекки восприняла свой новый статус совершенно спокойно, ведь это открывало перед ней неожиданные возможности и надежду получить то, что она на самом деле хотела.

— Быстрее! — тяжело дыша прошептала Дарлин хватая Бекки за косички. Моя остановка скоро!

Бекки довольно ухмыльнулась и, не дожидаясь сильного рывка за волосы, широко разинула рот расплющив губы о рыжеволосую промежность. На глазах набухающие половые губы заполнили ее рот, нос уткнулся в аккуратно подстриженный треугольником, мягких как подушка волос на лобке. Всосав в себя воздух, ощутив во рту пьянящий привкус слизи, Бекки быстро и широко задвигала языком. Длинными резкими движениями. Ее нос язык и подбородок последовательно терлись о гигантский толстый клитор Дарлин, невероятно похожий на половой член мужчины. Бекки мечтала иметь такой же. Она бы заставляла Джейсона сосать его каждую ночь, как член Эвана.

Скрутив язык винтом девушка вогнала его в узкий проход с ребристыми краями, погрузив в болото густой слизи, начав быстро двигать, ощупывая гладкие стенки канала. Дарлин задышала чаще, шумнее, она едва сдерживалась, что бы не начать постанывать. Судорожно хватала Бекки одной рукой за затылок, а вторую прижимала к своему рту, закатывая глаза, и кусала указательный палец. Почувствовав, что Дарлин на грани, Бекки погрузила в ее влагалище два пальца, а сама полностью сосредоточилась на клиторе. Четырехсантиметровый стержень непрерывно пульсировал и оканчивался круглой головкой торчащей из кожистого капюшона почти точно повторяющей форму головки мужского пениса. Дарлин вцепилась руками в косички Бекки, удерживая ее бесстыжий горячий рот там где ей этого хотелось. Она напряглась, едва не съехав на пол и замотала запрокинутой головой, выстрелив точно в небо Бекки толстую короткую струю беловатой вязкой жидкости откуда то из недр влагалища. Бекки не могла точно описать ее вкус и консистенцию, сквирт Дарлин казался ей сладким, густым медом, который медленно тек по ее пищеводу, заставляя живот скручиваться спазмом от дикого удовольствия.

Когда наслаждение стало нестерпимым и раздражающим Дарлин оттолкнула девушку, и заставила ее встать, жадно, благодарно целуя в измазанные слизью губы.

— Ммм, какая ты вкусная. — хрипло прошептала она. Ты будешь настоящей звездой, когда вырастешь.

Бекки предано посмотрела на Дарлин вытерла рот ладонью и села на место, восстанавливая дыхание. Она мысленно добавила секс с девушкой в школьном автобусе в список своих любимых сексуальных фантазий. Автобус заскрипел тормозами и резко остановился на остановке Дарлин. Девушка встала одергивая юбку.

— Когда ты планируешь сломать его?
— Вопрос времени, думаю очень скоро. — по кошачьи потянулась Бекки и засмеялась.
— Скоро я отведу тебя к мисс Стайл.
— Жду этого с нетерпением. — ответила Бекки в очередной раз удивляясь, почему Дарлин так скрытничала и ни когда не рассказывала кто такая мисс Стайл, и что там будет, но делала такое загадочное и похотливое лицо, что Бекки чувствовала, что там ее ждет нечто необычное и прекрасное…

Стоило автобусу тронуться с места, как Бекки сползла с сидения и начала онанировать, даже не потрудившись поднять до талии юбку. Она кончила забрызгав спинку сидения перед собой золотистой струей мочи, глядя как она вырывается из ее раскрывшихся половых губ прерывистой струей, и горящими безумием глазами. Это был прекрасный острый и блаженный оргазм.

Она была уверена, что девочки, сидящие через три ряда, заметили что-то, и в следующем году ей в след наверняка будут шептать: «Эта та лесбиянка, которая лизала Дарлин прямо в автобусе!» но это было лучше презрительных фраз типа: «Эта та больная тварь которая трахалась со своим братом!»

***

Высадив Энн, Эван дал полный газ и машина рванула с места выбросив из под задних колес заряд гравия. Молчавшая до этого Диана очнулась.

— Куда мы едем?
— Недалеко. — ответил Эван, сворачивая на узкую не дорогу, а почти тропу, ведущую к местной речке.

Он выключил двигатель. Машина, по инерции проехала с десяток метров и остановилась в глухих зарослях ивняка. Салон наполнил влажный воздух с запахом гниющей листвы. Эвану отчего то вспомнился поход с Джейсоном к реке и захотелось опять оказаться на том островке, что бы понять так ли сильно взволнует его это место теперь… Он поднял глаза, увидев Ребекку в зеркале заднего вида.

— Ну что… начинайте. — сказал он, надеясь, что Диана не передумает в последний момент.

Эван почти не волновался из-за того, что потом ему придется выполнить свою часть сделки. Он уже целовал сестру и не думал, что в этот раз, это будет как-то по-другому. Диана хмыкнула, бросив на брата косой взгляд и залезла коленями на сидение, облокотившись грудью на спинку. Девушки практически синхронно облизали губы и начали целоваться. Эвану почудилось, как широкая резиновая лента обвила его мошонку и сжалась. Звуки — шелест губ, хлюпанье слюны, влажное скольжение двух языков, сопение и резкие выдохи забарабанило по его ушам, оглушительным эротическим концертом. Он увидел, как пальцы Дианы погрузились в волосы Ребекки и зашевелились там, путаясь в прядях, охватывая затылок, непрерывно перемещаясь, заставляя гимнастку крутить головой. Поцелуй и движение тел двух девушек стали такими интенсивными, что Эвану показалось, что Ребекка сейчас перетащит Диану на заднее сидение и начнёт срывать с нее одежду. Влажное чавканье стало просто оглушительным и к нему прибавилось мычание то ли Дианы, то ли Ребекки, он не мог понять. У обеих девушек покраснели щеки, закрылись глаза, волосы гимнастки окончательно спутались, упали на лицо, закрывая ему обзор.

… Твою мать они же так далеко зайдут! — подумал он и содрогнулся, ощутив волну электрической дрожи в копчике и жгучее желание стиснуть бедрами ноющую мошонку.

— Поув! — влажно чмокнула Ребекка, отталкиваясь от подруги. Тебе это будет очень дорого стоить. — запыхавшись, произнесла она, красная и словно бы пьяная. Уж точно теперь ты обязан без вопросов возить меня из школы и подарить реальный подарок на День рождения. Не говоря уже о… — она прервалась, прижав ладошку ко рту и шумно выдохнула.
— Уфф… о боже! — ерничая, произнес Эван, смахивая со лба несуществующий пот.

Его член был твердым, как скала и сейчас, идея поцеловать сестру уже не казалась ему чем-то ни чего не значащим. Диана, стоящая коленями на сидении, развернула к нему корпус и наклонилась. Он нервно облизал пересохшие губы. Сестра не произнесла ни звука, но ее лицо было таким же красным, как у подруги, губы соблазнительно поблескивали от слюны Ребекки и немного припухли, а на лбу виднелись едва заметные бисеринки пота.

Эван закрыл глаза и почувствовал мягкое горячее прикосновение. Сейчас губы сестры показались ему совсем не такими безжизненными и напряженными, как тогда — в первый раз. Они жили, подрагивали. Эван представил, что целует Ребекку и стал сразу чувствовать себя намного увереннее. Сестра наклонила голову, надавливая на него сверху, а потом ему в зубы ткнулся острый, очень горячий язык. Эван податливо разжал зубы и он, по-змеиному изогнулся, ворвавшись внутрь, и сплелся с его языком. Он тут же ощутил пальцы сестры на затылке. Диана уверено придержала его голову, не давая отклонится. Эван мгновенно забыл о Ребекке. Это был настоящий, мокрый, жадный поцелуй, и он чётко понимал кого целует, насколько это приятно. Более того, это было потрясающе эротично.

Когда они были детьми они часто целовались изображая мужа и жену, но это всегда было просто данью традиции, ни когда не вызывая у Эвана особых эмоций кроме смущения. Сейчас, удовольствие было невероятно сильным, а стыд оглушительным. Эван приоткрыл один глаз и увидел, что глаза Дианы широко раскрыты, губы девушки дрогнули, складываясь в широкую улыбку, и он почувствовал, как между ними двумя прострелило что-то невидимое, что-то случилось, возникло нечто неосязаемое. Эван утопал в зрачках сестры, растворялся в них, так с ним было только один раз, когда он впервые поцеловал Синди

— Ого, вы вызываете у меня черную зависть! — подала Ребекка голос с заднего сидения.

Звук ее голоса подействовал на брата и сестру, как щелчок плети. Они отстранились друг от друга, и Эван первым смущенно отвел глаза.

— Ты же хотела увидеть настоящий поцелуй… вот он. — нервно засмеялся Эван.
— Да, это точно. — глухо отозвалась Диана и зачем-то выглянула в открытое окно внимательно изучая зеленые заросли.
— И кто лучше целуется? Я или Эван? — спросила Ребекка.
— Я не могу сказать, не могу решить! — ответила Диана, развернулась к подруге и повысила голос. Нет! Тебе нельзя целовать его, что бы узнать!
— Черт — с чувством сказала Ребекка, и салон машины взорвался от слитного хохота.

Обстановка разрядилась и Эван облегченно выдохнув, завел двигатель, поглядывая на Ребекку в зеркало. Она перехватила его взгляд, криво улыбнулась и вдруг подняла подол юбки до груди. В горле парня встал ком, руки судорожно вцепились в руль, двигатель взревел и машина прыгнула вперед, едва не снеся ствол одинокой березы. Он ошалел увидев узкий, явно подстриженный и знакомый с бритвой, треугольник рыжевато-коричневых волос на лобке, а под ним две плотно сжатые, узкие, темно-розовые половые губы, совсем лишенные растительности, блестящие так словно на них выплеснули густое прозрачное масло. Мальчик почувствовал, как по спине заструился пот, а Ребекка победно улыбнувшись, опустила юбку, спрятав сокровище.

За пять минут, которые потребовались, что бы доехать до ее дома ни кто не произнес ни слова. Эван следил за дорогой словно от этого зависела его жизнь, но глаза то и дело невольно скашивались на зеркало заднего вида, на сестру он старался совсем не смотреть.

Ребекка выбралась из машины и потянула Диану за руку.

— Выйди на минутку. Я должна тебе, что-то сказать.
— Чего? — недовольно произнесла Диана.

Она покосилась на брата и вышла наружу, захлопнув за собой дверь. Ребекка наклонилась и зашептала ей в ухо, обжигая горячим дыханием.

— Это было самое возбуждающее зрелище, которое я видела. Я кончила! Клянусь тебе, я кончила!

Диана широко раскрыла глаза беззвучно прошептав: НЕТ! Но даже не дернулась, позволила руке подруги нырнуть под ее юбку. Ладонь прижалась к промежности, сдвигая трусики, средний палец нырнул между мокрыми половыми губами.

— Ты возбуждена! — радостно зашептала Ребекка. Тебе понравилось! Ах ты маленькая испорченная дрянь!
— Заткнись! — зашипела Диана, вздрагивая от невольных судорог, вызванных мерным скольжением пальца по малым губкам и кончику клитора. Заткнись, — повторила она жалобно и чуть не заплакала. Это была твоя идиотская идея, а я просто подыграла.

Она оттолкнула подругу не решаясь посмотреть на ее руку, и без этого прекрасно зная, что средний палец сейчас маслянисто блестит на солнце. Диана села в машину едва не стукнувшись о раму головой.

— Пока. Я вечером позвоню тебе. — она откинулась на спинку сидения и вытянула ноги как ни в чем не бывало.
— Великая актриса. — прокомментировала Ребекка, наклоняясь к окну и многозначительно ухмыльнулась.

Эван слышал, как они шепчутся, но не мог разобрать ни слова. Зато мог предположить. Отчего-то невыносимо хотелось, что бы этот разговор касался секса между ними двумя. От этой фантазии липкий от преэякулянта, уже опавший член парня, задергался, напрягаясь снова, и он торопливо изгнал крамольную фантазию из головы.

Диана продолжала молчать, и Эван почти физически ощущал разлившееся по салону напряжение. Когда тишина стала просто невыносимой, он сказал единственное что смог придумать, что бы сломать возникшую между собой и сестрой стену:

— Не могу поверить, что мы сделали это!
— А я могу. — коротко ответила сестра, не поворачивая головы.

Он подумал, может стоит рассказать ей о непристойном акте эксгибиционизма устроенным Ребеккой, но решил лучше молчать, боясь, что реакция Дианы будет совсем не такой, как он ждет. Лучшая подруга Ди уже второй раз делала ему настолько толстый намек, что не понять его мог только полный даун. Эван был почти на сто процентов уверен, что у них что-то однажды получится, это был просто вопрос времени.

Он лихо затормозил на парковке перед домом, выключил двигатель, набрал полные легкие воздуха и заорал со всей дури: Летние каникулы ВАУ!!!

Первый же день подтвердил его надежды, что эти два месяца станут самыми интересными в его жизни. Диана ни как не отреагировала на вопль, она вела себя странно, была как то заторможена и старалась не смотреть на брата. На удивленный взгляд Эвана, она покачала головой, коротко бросила: «Поговорим позже», и вышла хлопнув дверью.

Эван остался в машине недоуменно глядя ей в след, силясь понять что происходит.

***

Едва захлопнув за собой дверь, Ребекка ринулась наверх, на ходу срывая с себя одежду. Кажется, она разорвала блузку, но ей было все равно. Последними на пол полетели туфельки. Голая девушка на цыпочках помчалась по коридору второго этажа.

Она не ожидала, что ее простенькая подначка сработает. Это был просто забавный прикол, и Ребекка считала, что Диана сразу откажется целовать брата, но оказалось, что она совсем не знает лучшую подругу. Более того у Ребекки возникло стойкое ощущение, что Диана только и ждет возможности, что бы сделать это. Сам поцелуй с Дианой был необычайно волнительным и эротичным, Ребекка не подозревала, что целовать подругу на глазах кого-то, а тем более брата партнерши будет так сладко. Однако, стоило двойняшкам слиться в поцелуе Ребекка забыла обо всем. Ее сознание взорвалось. Поцелуй показался ей горячим, как огонь. Он приоткрыл в ее мозгу какую-то заслонку и наружу полезли ужасные, непристойные и необычайно притягательные фантазии. Раньше, она даже думать о таком себе не позволяла.

Ребекка не обманула Диану, она действительно кончила, ощутила всплеск наслаждения и пульсации внизу живота, когда меньше всего этого ожидала, просто пошевелившись на кресле, клитор прижавшись к сидению взорвал ее сознание, всплеском удовольствия. А потом она испугалась и ляпнула первое, что пришло в голову только бы они перестали целоваться. Огонь внизу живота не ослаб, даже после оргазма и сначала, Ребекка из чувства ревности, устроила Эвану шоу с демонстрацией своей мокрой промежности, а потом, пока они ехали, осторожно ласкала себя двумя пальцами через юбку. Мастурбировать с двумя ни о чем неподозревающими друзьями в машине было дико здорово, и она кончила еще раз, успев в последний момент испугаться, что на юбке сзади останется мокрое пятно и Эван его заметит.

А потом, со стыдом поняла, что хотела, чтобы они поймали ее за непристойным занятием. Пришла от этой мысли в ужас и неизъяснимый восторг. Похоже, она действительно была эксгибиционистка, как часто шутила Диана. Она обожала демонстрировать Эвану нижнее белье, и вопросом времени был следующий, более смелый шаг.

Размышляя об этом, Ребекка вошла в комнату родителей. Не стесняясь наготы, не думая, что мама или папа могут вернуться домой и застать ее в непотребном виде. Девушка прошла к кровати родителей и наклонилась над тумбочкой, выдвинув нижний ящик. Она не знала откуда у матери взялся огромный тридцатисантиметровый искусственный член, из какого-то упругого, бархатистого на ощупь, материла. Она обнаружила его год назад, случайно, когда искала в прикроватном столике мамы лак для ногтей. Пугающе огромный, антрацитово-черный, блестящий фаллос, точно повторяющий натуральный член до мельчайших деталей, включая огромную мошонку под, которой располагалась крупная присоска. Сегодня Ребекка была искренне благодарна маме за эту штуку.

Она рухнула на колени возле столика с косметикой и, едва не разорвав рот, втиснула в него рельефную головку с крупной впадиной мочеиспускательного канала и дерзко изогнутыми крыльями опоясывающими купол. Девушка даже не подумала о том, что фаллос возможно покрыт слизью матери, ей сейчас было все равно. Какая-то безумная неутолимая жажда клокотала в животе, сводя девушку с ума. Она жадно сосала, с чавканьем и стонами, захлебываясь собственно слюной, невнятно выкрикивая имя Эвана набитым до отказа ртом.

Было немного страшно. Ни когда в жизни, она не была так возбуждена. Ее охватило болезненное возбуждение, Ребекка чувствовала себя самцом белки в период случки, несущимся внутри огромного колеса, в погоне за самкой.

Девушка с громким хлопком выдернула член изо рта, с огромным комом слюны, водопадом покатившейся по ее подбородку и поставила фаллос на низкий пуфик без спинки напротив трюмо. Не думая о последствиях, она оседлала фалоимитатор.

— О черт, сука! Бл***! Эва-а-ааан! Трахни меня! Трахни меня на глазах сестры! — застонала она, глядя на отражение в зеркале.

Ребекка не узнала девушку в нем. Это была не она, кто то другой, растрёпанный со всклокоченными прилипшими к лицу волосами, расплывшимися от возбуждения сосками, блестящим от пота животом и пахом, с перекошенным до неузнаваемости лицом, с которого на маленькие, похожие на два яблочка груди, свисали несколько белых широких лент слюны. Мокрая головка члена уперлась в ее узкие половые губы, заставила их липко раскрыться. Ткнулась в маленькое отверстие входа. Ребекка пронзительно закричала, сгибая колени. Это было больно, очень больно, но она продолжала насаживаться на фаллос, с безумным восторгом видя, как толстое жирное тело медленно исчезает в ее промежности. Попка Ребекки танцевала непристойный танец, находясь в постоянном движении, по внутренней поверхности бедер текли два узких ручейка слизи, половые губы растянулись вокруг члена так что казалось вотвот лопнут.

— О Эван! Трахни меня! Вые*** меня! Как шлюху! Эван…

В падающем в пропасть очередного оргазма мозгу Ребекки молнией сверкнула мысль, что если сейчас внизу хлопнет входная дверь ей действительно придется прекратится в белку несущуюся в резиновом колесе.

***

Эван выбрался из своей комнаты и спустился вниз. Он шел на кухню. В горле пересохло, хотелось хлебнуть маминого лимонада. Он не дошел до поворота коридора несколько шагов, когда позади скрипнула дверь комнаты Дианы и сестра выглянула в коридор.

— Давай поговорим. — напряженным голосом сказала она.
— Легко. — улыбнулся Эван, старательно делая вид, что все в порядке, и он не видит, как напряжена девушка.
— Здесь. — продолжала Диана, просто втолкнув его в ванную.
— Почему…
— Потому что! — отрезала она, задвигая щеколду.
— Ты ведешь себя очень странно. — попытался пошутить Эван.
— Не более странно чем то, что случилось в машине. — глухо ответила Диана. Я даже не знаю, что хуже. Я, целующая Ребекку перед тобой или мы целующиеся перед ней!

Для него ответ был очевиден. Эван посмотрел в зеркало на сестру. Диана была безусловно очень красива, сексуальна, соблазнительна, но когда он посмотрел в ее темные, ставшие очень большими глаза, он прежде всего увидел родную сестру. Парень чувствовал ее состояние, и боялся, что Диана сейчас расплачется.

— Ди, я прошу тебя… не заморачивайся! — как мог мягко, начал он. Что бы ты не делала с Ребеккой мне все равно, я ни когда, ни чего об этом не скажу ни тебе, ни кому-то другому! Хотя это было круто!
— Рада, что ты так думаешь. — кисло улыбнулась Диана. Заверяю, что если бы ты целовался с Джейсоном, ты бы говорил другое.
— Наверное. — беспечно пожал плечами Эван. И все же я считаю, что ты зря так серьезно к этому отнеслась. Сейчас такое время, прекрасное время Ди. Время исследований, экспериментов, возможностей познавать разное… Наслаждайся пока мы не выросли и окончательно не повзрослели. Мы молоды и глупы!

Она шагнула вперед и положила ладони на его бедра пробормотав: Так что? Путь мир катится к черту?! Сожжем его.

Живот Эвана защекотали вспорхнувшая стая бабочек.

— Если так… могу я тебя, снова, поцеловать?
— Что бы доказать, что это ни чего не значило? Что мы притворялись, что бы произвести впечатление на Ребекку? — потеряно прошептала Диана.
— Конечно, давай разберемся с этим, что бы ты не сходила с ума.

Он наклонился и прижал губы к ее, не закрывая глаз. Красивые бездонные глаза Дианы проникли ему в душу, сожгли, распылили, разложили на атомы. Они горели яростным дьявольским огнем страсти. Диана не притворялась! Ее руки перешли на его спину, задвигались хаотично, прижимая его. Эван закрыл глаза и заплел язык вокруг испугано жавшегося к небу языка сестры. Она обвисла, чуть не упала и ему пришлось подхватить ее за талию. Диана облокотилась ягодицами о раковину и заплела руки на шее брата, оплела пятками его икры и сильно толкнула к себе, так что они просто врезались пахом в пах. порно рассказы Одна его рука задвигалась по спине Дианы между лопаток, вторая запуталась в волосах на затылке. Член мальчика отвердел за одну секунду.

… Она хочет меня так же, как Кэнди?! — уже ничего не понимая подумал он.

— Ух ты! — Диана прервала поцелуй первой и отстранилась, все еще удерживая его на месте ногами.

Ее глаза остекленели, и она опять выглядела сильно пьяной.

— Надеюсь, это положит конец твоим волнениям, поставит точку. — улыбнулся Эван, он не любил ни кого, так как Диану, она была его частью, его кровной половинкой, она была его сестрой. Он не мог позволить себе любить ее иначе.
— Ты здорово притворяешься. — вяло улыбнулась она.

Ну да, он притворялся, хотел и дальше притворятся, что не хочет собственную. сестру, и собственную мачеху!

— Ах, ерунда. Тебе не о чем беспокоится. Мы просто заблудились. Попали в ловушку, гормональная буря или, что-то типа того. Не переживай. Я очень прошу тебя!
— С гормонами все в порядке. — перебила она. Быть подростком отстой!
— Согласен. Так что, давай, просто забудем об этом.
— Я… мы должны. — кивнула она. Пошли отсюда. Нет… стой. Я первая, а ты выжди пару минут. Так будет лучше. — она странно улыбнулась и погладила его по волосам.
— Да, наверно. — с глупым видом кивнул Эван не понимая зачем такие сложности.

Глава 6

Не смотря на то что отец настоятельно рекомендовал не лениться и сразу найти работу на лето, Эван открыв глаза, перевернулся на спину и накрыл лицо второй подушкой, не желая вставать. Наступил первый день лета, которое должно стать величайшем в его жизни. По идее он ожидал, что проснется взволнованным, думая о вождении гоночной машины Дейла Дэвиса. Или о том, что Синди разрешила ему использовать свой спорт-кар во время обкатки трасс и прогревочных кругов. Вместо этого первой мыслью мальчика, когда он проснулся была:… На кой черт я целовал Диану?

У него были самые лучшие намерения. Он хотел помочь ей взглянуть на вещи под иным углом, заставить перестать думать о маленькой гимнастке, отвлечь от идиотских мыслей о ее девиантности, наконец. Или он руководствовался чем то иным? Вчера он понял, что совершил катастрофическую ошибку. Он увидел в ее глазах, почувствовал в эмоциональном фоне, что дал новую жизнь тому, что так старательно старался уничтожить! Они всегда были двумя половинками целого. Проводили все время вместе даже жили в одной комнате до 7 лет. К 6 классу, когда Эван и Диана попали на разные потоки, выбрав различные спецкурсы, на первом же уроке, он остро почувствовал, что Диана, плачет нашел ее на перемене и долго держал за руку, пока сестра не успокоилась. Считается, что двойняшки обладают особой ментальной связью. Их, еще больше усилилась, из-за неожиданной трагической кончины матери. Словно дух мамы наполнил два сердца особым видом любви слив их вместе. Ни что не могло разлучить их. Старшие нередко дразнили Эвана, а он не мог взять в толк, почему они смеются, и почему близость с сестрой должна его смущать.

Прошло несколько лет, и он понял, что они имели в виду. Однажды… он стащил с не полотенце после душа. Он делал так много раз раньше, но на этот раз, она почему то не бросилась на него с кулаками, а у него не возникло желание убежать. Образ нагого тела Дианы ослепил на мгновение, проник в мозг, и заставил член напрячься. Это был первый день, когда он узнал что такое мастурбация и делал это раз за разом, пока не начала отниматься рука.

Когда у него случилось первое семяизвержение, он напуганный и красный, как рак выскочил из ванной и нос к носу столкнулся с Дианой. Он сразу понял, что она знает, чем он занимался. Видел по лицу и чувствовал по ментальному фону. Она засмеялась видя его сконфуженную физиономию, крепко обняла и шептала, что все в порядке и этим занимаются все мальчики. Он стоял чуть не плача, чувствуя ровный поток тепла от ее тела, и ему это необычайно нравилось. В тот день он осознал, что его привязанность к сестре окрепла, выросла и видоизменилась. Она стала глубже, сильнее и требовательнее. Он стал чаще обнимать Диану, держал за руки, прежде чем разбудить долго смотрел на спящую сестру, борясь с желание наклонится и поцеловать ее.

… Мы всегда делились всем, так почему теперь не можем продолжать в том же духе?

А потом он читал библию, и наткнулся на историю о Лоте и его дочерях. Девочки дождались темноты вошли в палатку к отцу и занимались с ним сексом, а он не знал что это они. История неожиданно возбудила его и он начал строить планы, как сделать так, что бы Диана прочла эту притчу. К счастью, прежде чем он успел совершить эту глупость, он узнал, что секс между кровными родственниками табу. Одно из самых серьезных, из серии «Ты не должен иначе попадешь в ад»

Он не мог так поступить с сестрой, он слишком сильно любил ее, но нужно было что то делать, что бы реализовать постоянное нестерпимое желание. Страсть к бывшей няне, которая превратилась в мачеху показалась Эйвану лучше, чем любовь к сестре. Когда Кэнди была просто их няней, она всегда уделяла ему больше внимания чем сестре.

— Ты мой маленький гномик, я всегда буду любить тебя» — говорила она ему.

Едва он подрос настолько, что бы начать видеть разницу между разными девочками, он уяснил что Кэнди прекрасна, как ангел. он чувствовал неизъяснимое влечение к ней, и это облегчило задачу, когда потребовалось перенаправить страсть сопровождающую эрекцию. Эвану казалось, что Кэнди оценила его внимание, и они сблизились. В конце концов страсть к Диане угасла сама собой, Кэнди заняла ее место, превратилась в необходимый атрибут жарких фантазий в моменты мастурбации. К этому моменту Кэнди уже была его матерью, но собственные фантазии казались Эвану безобидными, ведь он не собирался реализовывать их в реальности. Возможно эти чувства были заметны со стороны и мачеха о чем то догадывалась, но ни как не показывала это, и мальчика это вполне устраивало. Он старался все время оказаться к ней ближе чем следовало, при любой возможности касался ее руками. А потом в его любовь вмешался отец. Сначала, Эван даже не понял что изменилось. Он стал занимать его место на диване рядом с ней, куда то увозил. Потом мальчик столкнулся со строгими запретами типа: не входи в ее комнату. Однажды отец даже ударил его, когда услышал, как сын называет няню Кэнди, во время очередного сеанса массажа шеи. Мама пыталась заступится за него, но отец наорал на нее и увел в спальню. А потом мама несколько дней плакала.

В один прекрасный день все изменилось. Он расстался с невинностью во время поездки на ралли с одной из подружек двоюродной сестры Синди, и понял что реально заниматься сексом это не так просто, как было в фантазиях. И переключил внимание на окружающих девочек вместо фантазий о Кэнди, которая к этому моменту уже заняла место его мамы. У Эвана было достаточно много подруг. Он рос красивым и сильным мальчиком. Хорошо играл в бейсбол и гонял на картинге, воодушевленный примером двоюродной сестры. Проблемы с нехорошим влечением к членам семьи улетучились, рассосались сами собой и все было хорошо.

… Так что же теперь изменилось!?

Эван фыркнул и сел свесив ноги с кровати. Он любил Диану и Кэнди совсем не так, как должен любить родственник. Его сердце разбилось, когда он понял, что не сможет получить ни одну из них. Он, снова и снова, переживал острые провокационные моменты произошедшие за неполные три недели. Требовалось, что-то радикальное, что бы обезопасить собственную совесть и не вступать больше в противоречия с залаженными нормами поведения и морали. Оставалась Ребекка, единственный в пределах досягаемости объект приложения страсти, который мог помочь ему избавится от навязчивых идей. Она явно интересовалась им, флиртовала, а в последнее время откровенно провоцировала, и только запрет Дианы служил препятствием для развития сюжета. Он встал с кровати и начал мысленно составлять план, пока одевался.

Внизу, на кухне Эвана встретила газета открытая на определенной странице. Явно оставленная отцом. Он бегло проглядел набор вакансий для школьников на каникулах и, насвистывая веселый мотивчик, направился к задней двери. Нельзя сказать, что он не хотел устроится на работу. Эван никогда не был лентяем и лишние карманные деньги, заработанные собственными руками, приятно грели душу, но сейчас у него не было на это времени. Его ждала Синди.

Двоюродная сестра была на два года старше его и прекрасно водила гоночный кар. Из-за этого девушка стала для Эвана непререкаемым авторитетом и объектом обожания. Он завидовал Синди, Синди которая могла делать то, что ей нравилось, без оглядки на родителей. Поняв, что малыш Эван бредит гонками, она взяла его под негласную опеку и заставила чувствовать себя взрослее, чем он был на самом деле. Когда ей было 16 она без проблем могла взять его с собой и своими друзьями в кино. Она была для Эвана богиней с машиной, и ни когда не относилась к нему, как к ребенку.

примерно год назад что-то изменилось. Сначала отец, который спокойно относился к его увлечению машинами, начал ограничивать его. Он не запрещал напрямую посещать трек, но постоянно находил какие-то причины, что бы он туда не ездил. А потом Синди перестала бывать у них дома. Возможно причиной этого стала тетя Джулия, сестра отца, которая перестала общаться с ним после того, как он, в категорической форме, запретил семье посещать церковь.

С тех пор как Эван пошел в первый класс, жизнь семьи очень сильно переменилась, но он едва осознавал это, предпочитая не думать о сложных вещах. Строительство форта в лесу, игра в мяч, езда с приятелями на велосипедах были вещами простыми и понятными — они доставляли удовольствие, а о том почему мама больше не берет их с собой в церковь по субботам, Эйван как-то не думал.

— Ты не будешь торчать на треке со своей двоюродной сестрой все лето. — заявил отец.

Как он посмел? Как он посмел отнять у него мечту. Эван ждал предстоящую поездку отца в Китай, как манну небесную. Последние гонки Синди. Она поступила в колледж и закончит карьеру еще до конца лета.

Шел бы ты со своими советами в жо** папочка! — с веселой злость подумал Эван, сворачивая с шоссе на трассу Е-10 ведущую на восток.

***

Для Джейсона, первый день летних каникул начался с раздражённого стона. Он находился в состоянии между сном и явью, уже час сопротивлялся желанию встать, и поспать еще. Когда он собирался отбросить одеяло и сесть, мозг посылал сигнал, что он слишком устал, а когда он откидывался на подушку и закрывал глаза, вместо расслабляющей дремоты, накатывала какая-то полубредовая одурь.

— Да пошло оно все! — с чувством буркнул мальчик и сел, чувствуя как ноет тело, словно он всю ночь пролежал на мешке с картошкой.

Джейсон свесил ноги на пол и поежился. В комнате было прохладно, но не смотря на это его пенис не съежился прилипнув к левому бедру, а мошонка тяжело покачивалась, задевая матрас. Парень наклонился вперед и потер лицо ладонями.

… Надо что-то менять! — возникла в голове, раздражающая своей банальностью, мысль.

Накануне ночью он столкнулся в коридоре с Бекки. Сестра шла и з ванной в свою спальню совершенно голая.

— Ой, я думала ты уже спишь! — потупилась она стрельнула глазками и шмыгнула в свою комнату с таким видом словно не произошло ни чего страшного.

Джейсон простоял в коридоре несколько минут, тупо глядя на ее дверь, забыв зачем выходил. Маленькая дрянь опять пыталась сломать ему мозги. Он заставил себя вернуться в комнату и лечь. Даже заснул, но всю первую половину ночи его мучали эротические кошмары. Они были страшными и, до жути, притягательными. Бекки точно нарочно подливала бензин в тлеющие угли его сладострастных мучительных девиантных желаний. Если он собирался пережить это лето, стоило серьезно побеседовать с ней и положить конец постоянным Упс-моментам.

Если бы не обещание маме, Джейсон мог бы наклонить Бекки над раковиной и воткнуть в нее свой член, во всяком случае попытаться. В последние дни, он с трудом понимал, что его удерживало от этого. Во всяком случае во сне этот сдерживающий фактор исчезал, и Джейсон веселился на всю катушку.

Сегодня ему приснилась кухня. Беки опять наклонилась за упавшей ложкой и застыла сложившись пополам. А он, отчего то голый, вскочил, отшвыривая стул и со всего маху вогнал напряженный член под круглые крепкие ягодицы, услышав оглушительное, невероятно сладкое чавканье. И начал запихивать своего монстра во влагалище сестры, притягивая ее легкое тело к низу живота, видя как туловище, голова и руки Бекки мотаются, как у тряпичной куклы.

Мама обернулась, стоя у мойки и всплеснула руками вскрикнув: Джейсон, прекрати трахать свою сестру!

Но он ее не послушал, потому что Бекки вскинув голову застонала, умоляюще глядя на мать: Нет мамочка. Еще немножко. Я сначала должна кончить!

Сон был таким реальным, что когда Джейсон открыл глаза, сладострастный стон сестры еще звучал в ушах.

Джейсон понял, что если сегодня он не поговорит с младшей сестрой, ни чем хорошим это не кончится. Он натянул шорты на голое тело и отправился ее искать, прокручивая в уме то что ей скажет.

… Ты должна прекратить свои эксгибиционистские штучки! — Звучало нелепо. Прекрати провоцировать меня! — наверное так лучше. А может, как то иначе? Он не мог четко сформулировать, что хочет сказать Бекки и это злило. Джейсон не хотел признаваться себе, что просто боится сестру, боится как монашка может боятся вылезшего из-за амвона в церкви демона.

Он спустился на первый этаж, прошел через комнаты, заглянул на кухню. Ни Бекки ни матери не было.

… С мамой все понятно она на работе, а куда подевалась маленькая дрянь?

Ощущение что он один в пустом доме не способствовало укреплению духа Джейсона. В голову снова полезли ужасные мысли и желания. Захотелось прямо сейчас спустить до колен шорты и заняться мастурбацией, кончив на стул матери. Но сначала нужно было убедится, что Бекки действительно нет дома.

Джейсон вернулся наверх заглянул в кладовку, а потом в комнату сестры. Кровать Бекки выглядела так словно пережила смерч, точно так же как и вся комната, но это было нормально. Джейсон посмотрел на большого бурого медведя которого выиграл для нее на конкурсе. Он валялся у стены, словно девушка запулила им с кровати. Возникло сосущее чувство в животе, и мальчик поежился, чувствуя себя преступником, вернувшимся на место преступления. Он отчетливо, до мельчайших деталей помнил, что делал, когда побывал здесь в последний раз. Джейсон нервно переступил по ковру босыми пятками и почувствовал, как начинает набухать член. Перед глазами опять встал мягкий треугольник каштановых волос. Если бы сейчас она лежала на том же месте, что и тогда, он бы точно не удержался, и на этот раз чувствовал, что кончить на пол, будет недостаточно. Парень шагнул к кровати и взял подушку, еще сохранившую след от головы Бекки. Прижался к ней лицом, вдыхая аромат любимого шампуня девушки. Этот запах невероятным образом вызвал к жизни воспоминания трехлетней давности. Именно тогда Бекки сломала ему мозг. Именно тогда постоянное желание и похоть стали его верными спутниками.

Пенис болезненно уперся в шорты и Джейсон походя дернул их вниз спереди. Пенис тяжело вывалился наружу, дернулся и распрямился, начав быстро расти, поднимаясь вверх.

Мысль — желание возникшая в голове была не самой кошмарной и отвратительной, бывали у Джейсона фантазии и по извращеннее, но она определенно могла бы отправить его в дом для умалишенных, если бы кто-то застал его на месте преступления. Он положил подушку на кровать а сверху опустил бурого мохнатого медведя. Член скользнул между этим импровизированным бутербродом. Джейсон схватил медведя за задние лапы, обняв ими ствол пениса, что бы усилить эффект трения. В мыслях он держал не лапы, а косички сестры, заставляя ее лицо двигаться навстречу низу живота. Сегодня она делала то, что не смогла три года назад, она заглотила его член себе в горло.

Гладкий ситец наволочки и щекотание меха игрушки создавали очень необычный раздражающий эффект, намного более острый чем он ожидал, и мальчик навалился на мишку животом точно трахал его в задницу.

… Одно дело кончить на ковер и совсем другое на подушку и любимую игрушку сестры, она не сможет не заметить следов. Остановись идиот!

Застонав, Джейсон выдернул член из импровизированной щели. Он помнил обещания данные Бекки. Медведю повезло меньше. Подергивающийся фаллос опять оказался в объятиях мохнатых лап. Преэякулянт тек так активно, что искусственный мех быстро намок слипся и стал скользким. Щекочущие прикосновения к головке сменились липким, теплым трением. Теперь Джейсон понял, что чувствует Эван когда онанирует трусиками своих сестер. Он окончательно потерял связь с реальностью, воображая подушку горлом Бекки, которое дергалось и сжималось, поглощая его сперму.

Конечно было бы слаще, если бы он кончил в ее трусики, но Бекки не носила трусики!

***

Оказавшись в гараже Эван ожил. Запах топлива, масла и нагретой резины приятно щекотал ноздри, заставляя забыть о проблемах. Ему нравилось быть здесь, чувствовать себя сопричастным к гонкам. Но уже через полчаса Синди все испортила. Она словно чувствуя, что-то начала спрашивать о Диане. А потом поинтересовалась, почему он такой замороченный. Эвану показалось, что двоюродная сестра как экстрасенс читает его мысли. Он не мог рассказать ей о запрете отца и тем более о проблемах с сестрой. Может стоило поделится с Синди фантазиями о мачехе? Эван даже представил в уме, как скажет: Эй, я хочу заняться сексом с женой твоего дяди Джона, что бы не домогаться родной сестры… Звучало просто кошмарно и отвратительно.

Поняв, что не может рассказать Синди правду, Эван стал изворачиваться, придумывая глупые причины и проблемы, что бы объяснить свое плохое настроение. Сослался на то, что жизнь слишком быстро меняется, что с возрастом все становится сложнее, и он не готов к этому. Приплел сюда Глорию, с ее подростковыми страхами, упомянул о Диане, сказав, что их с сестрой отношения стали сложнее и изменились. А под конец добавил толику правды.

— Ты бросаешь гонки ради психологии. — в эту причину его беспокойства, Синди должна была поверить сразу.

Она действительно пропустила мимо ушей все, уцепившись за последние слова брата. Целый час доказывала ему, Что психология идеальный путь для ее карьеры, что оставаться гонщицей вечно невозможно. Одновременно убеждала, что Эвану не стоит с легкостью отбрасывать собственные мечты. Нужно всеми силами стремится реализовать их, вопреки препятствиям. Казалось, она знает или предполагает, что отец давит на Эвана, закручивая гайки.

— Не важно, что или кто пытается тебе помешать, даже если это очень близкий человек, обладающий неоспоримым авторитетом. Всегда думай своей головой, не позволяй решать за себя. Продолжай делать то, что делаешь, если по-настоящему веришь в это. — с улыбкой сказала она хлопая мальчика по плечу.

Эван работал, как проклятый до самого обеда. Машины должны были вести себя на трассе идеально, поэтому важна была любая мелочь, даже уровень масла и тормозной жидкости. Параллельно, он обсуждал с сестрой стратегию предстоящей гонки и думал, что всё-таки стать порно-звездой всегда успеется, а вот быть знаменитым гонщиком хочется прямо сейчас. К сожалению, ему нужно было возвращаться домой Глории предстояла важная игра, и он просто не мог ее пропустить.

Он сказал Синди что должен ехать. Сестра захлопнула капот своей машины и повернулась к нему. Она положила руки ему на плечи и глубоко вздохнула. сильные как у мужчины, но при этом очень мягкие пальцы, защекотали шею, а темные глаза пронзительно заглянули в душу Эвана, точно не Синди, а Диана сейчас глядела на него. Девушка долго молчала, изучая лицо двоюродного брата.

— Эван. — наконец сказала она, очень мягко. Если есть, что-то еще, что тебя беспокоит… ты всегда можешь поговорить об этом со мной… я с радостью помогу… посоветую… и этот разговор навсегда останется строго между нами!
— Нет! — Эван делано улыбнулся. Все нормально сестренка. Ничего такого. Все хорошо!
— Ну как знаешь… С Дианой все в порядке?
— Конечно. По другому и быть не может. Мою сестру ни что не берет, так что она цветет и пахнет.

Он чмокнул Синди в щеку и сел в машину выехав из широких дверей гаража на пыльную пустую трассу. Эван ехал на игру Глории, чувствуя беспокойство, подозревая, что Синди знает о нем что то…

Он свернул на Е-10 и прибавил скорость, летя по ровной асфальтовой ленте на запад, заставив себя думать о Ребекке, и о плане по ее завоеванию. Даже если в итоге у него ни чего не получится, игра стоила свеч. Приятно щекотала нервы и будоражила фантазию. А еще прекрасно отвлекала от остального.

***

Эван добрался до места с получасовым опозданием. У входа на трибуны его перехватила Бекки, и пришлось потратить несколько минут, выслушав ее сбивчивый рассказ о какой-то очень важной ерунде. Поднимаясь на трибуны он вспомнил детство. Кэнди и мисс Тоня сидели в третьем ряду. Эван крадучись двинулся по проходу, пока не оказался за ними.

— Бу! — вскидывая руки, крикнул он.

Мисс Тоня дёрнулась и вскрикнула, хватаясь за сердце. А Кэнди совершенно спокойно обернулась и осуждающе нахмурилась, но ее глаза смеялись.

— Кое-что не меняется. Как бы ты не взрослел, ты все равно остаешься несносным хулиганом. Я ожидала чего-то подобного. И к тому же, ты топал, как медведь.
— Черт. — расстроено скривился Эван.
— Кэнди, почему ты не предупредила меня? — возмутилась Мисс Тоня.
— Прости, я не хотела испортить ему удовольствие. Он испытывает радость, когда я визжу и дрожу.

Трепет и дрожь. — мысленно поправил мачеху Эван.

Ему совсем не понравилось то, что он почувствовал, при ее словах. Стоило наверное остаться с Бекки, чем идти сюда. Но Эван все равно сел позади женщин и положил руки на плечи мачехи. Она тут же издала короткий стон удовольствия, Эван провел ладонями по спине вниз прижав пальцы к бокам ниже грудной клетки. Он начал не мять, но гладить спину мачехи плавными движениями, слегка надавливая пальцами сверху вниз и обратно, заканчивая каждое движение охватом ладонями талии. Если бы он делал подобный массаж Тоне, он бы почувствовал жировые складки, но Кэнди слишком много времени проводила в спортивном зале и пальцы двигались по гладкому, местами даже мускулистому телу, не встречая ни каких бугорков и складок. И это при том, что женщина любила вкусно поесть и ни когда не ограничивала себя.

В голове Эвана возникло яркое воспоминание из детства, когда она точно так же сидела на трибуне наблюдая за его тренировками. Тогда она была моложе и смелее, предпочитала льняным классическим консервативным блузкам белые рубашки, которые обычно завязывала узлом под грудью, демонстрируя окружающим живот, подчеркивая объемистость своей груди. Сейчас ему казалось, что когда бы он не смотрел на Кэнди тогда, ее соски всегда казались возбужденными. Во всяком случае они достаточно откровенно проступали сквозь ткань, и это замечал не только он, но и товарищи по игре. «Чувак у тебя сексуальная няня!» Не раз слышал он от ребят, и это наполняло его чувством гордости, возвышая над остальными. Если бы он не был тогда маленьким возможно у него был шанс стать любовником Кэнди, опередив отца. Если бы!

Он вспомнил как чувствовал ее груди, когда помогал мыть картошку в раковине. Отравленный порно мозг мальчика выворачивал на изнанку любую, даже самую безобидную ситуацию. он продолжал механически массировать спину мачехи, думая как много изменилось. Она не знала какие ужасные мысли и желания теснятся в его голове, наверное не поняла, что он уже два раза касался ее эрегированным членом. Для мальчика любой контакт с Кэнди в последнее время воспринимался, как что-то очень интимное и двусмысленное, и он ненавидел собственное больное сознание, которое толкало его обратно на дорогу печали и разбитого сердца.

— Ммм, ты всегда знал, как позаботится о моей несчастной спине. — жмурясь от удовольствия, произнесла Кэнди.

Голос Кэнди испугал Эвана, вернув к реальности.

— Это меньшее, что я могу сделать, что бы отблагодарить за годы поддержки!

… Блин, прекрати вести себя с ней как с Кэнди — няней, она твоя мать!

— Повезло тебе. — улыбнулась Тоня и посмотрела на Эвана. Эван, я хотела нанять тебя для работы во дворе… но… судя по счастливому лицу твоей матери, думаю, лучше взять тебя на работу массажистом!

Тоне было 34. Мать одиночка. Крашеная блондинка, с миловидным, немного вытянутым лицом, шикарной, пышной попкой и налитой грудью. Она была матерью Джейд, одной из «сестер-софтбола». Несмотря на зрелый возраст, печальный опыт неудачного брака и взрослую дочь мисс Тоня частенько поражала окружающих детской непосредственностью, и вела себя как истинная блондинка из анекдотов. Она относилась к породе женщин которые с легкостью могут вогнать в краску завсегдатая дешевого стрипп-бара и при этом выглядеть как настоящая леди. Этакий сплав прожжённой шлюхи и невинной монашки. Эван часто представлял Тоню королевой парада в честь Марди-Гра, выставляющей на показ толпе обнаженную грудь с независимым видом. Он был бы не прочь встретится с ней в интимной обстановке, но ни когда не рассматривал женщину, как серьезный объект сексуальных устремлений.

— Я буду очень признателен вам, и согласен на любую работу. Отец настоятельно требует, что бы этим летом, я сам зарабатывал на жизнь.
— Ну… — неуверенно протянула мисс Тоня, но перехватила взгляд Кэнди и сказала явно не то, что собиралась в начале. Мне требуется постричь газон и посадить кое-что в саду за домом.
— Это просто здорово. — с энтузиазмом воскликнул Эван, не обратив внимание на обмен взглядами двух женщин.

Думал он при этом о том, что с удовольствием посадил бы в ее саду свой стояк, если мисс Тоня будет не против.

— Эван, сестра расстроится что ты опоздал.
— Я знаю… — помрачнел мальчик. Но я…
— Я просто предупреждаю… — прервала его мачеха. Она очень хорошо играла, почти без ошибок. Не справилась только с одним мячом, красивый удар забыла, как это… «поп-ап».
— Нет, мама, это называется «флай-бол»
— Не умничай, ты прекрасно понял, что я имела в виду. Скоро начнется второй иннинг так, что тебе стоит разыскать ее, что бы она поняла, что ты все же, изволил явится. Думаю, она торчит у раздевалок.

Слова сказанные мягким тоном, тем не менее звучали, как приказ и Эван послушно кивнул: Хорошо мама, я сейчас же разыщу ее.

Крашеная блондинка дождалась пока крепкая фигура мальчика исчезнет из поля зрения и повернулась к Кэнди:

— Что это было?

Тоня была единственной близкой подругой Кэнди, которая при этом не входила в круг знакомых Джона. Он не любил «глупую блондинку» и пытался всячески ограничивать с ней контакты жены, так что чаще всего, они виделись во время игр дочерей. Тоня отвечала мужу Кэнди той же монетой. Кэнди вскинула глаза на подругу.

— Что? — с невинным видом спросила она.
— Что!… — Тоня вскинула тонкие брови и широко открыла серые красивые глаза. Для начала объясни мне, зачем ты отослала Эвана? Я четко видела что он… — она понизила голос до громкого шепота. Ты же… ты возбудилась?!
— Тоня! — воскликнула Кэнди, краснея.
— Ой, только не начинай! — поморщилась женщина. Я видела выражение твоего личика! И после этого, ты просто отсылаешь его. В чем дело?

Кэнди похолодела, раньше она не замечала за подругой такой проницательности. Конечно, Тоня, как обычно сгущала краски, она вовсе не чувствовала этого неприличного щекотания в животе, просто погрузилась в подобие томной истомы, ощущая, как сильные пальцы пасынка скользят по спине, по шее, по талии.

— Да ничего такого не было. — с жаром воскликнула она, чувствуя, что теперь у нее пылают не только щеки, но и уши. Я хотела провести время с тобой, а своих детей я достаточно вижу дома, что бы скучать по ним, расставшись на полчаса.
— Может тебе не стоило торопиться с замужеством и дождаться пока этот красавчик подрастет? Сын совсем не похож на своего сквалыгу отца. Он явно неровно дышит в твою сторону! — словно не слыша ее, прощебетала Тоня.
— Что за дурацкие фантазии лезут в твою голову?!
— Я ни разу не видела, что бы Джон сидел тут рядом с тобой и разминал тебе спину, или заставлял улыбаться, так как ты улыбаешься, когда видишь Эвана.
— У Джона очень много работы. Компания которая требует от него постоянного внимания. — рассердилась Кэнди. Он подросток, Тоня, просто юноша, захлебывающийся гормонами роста!
— Через пару лет он станет мужчиной, если я ни чего не путаю, да и сейчас выглядит как настоящий самец, если ты понимаешь, что я имею в виду. И не говори мне, что не интересуешься им, я не поверю! Я и сама была бы не прочь… Он настоящий мачо!

Кэнди стала просто пунцовой от стыда и неловкости: Иногда ты бываешь просто несносной Тоня. Что ты обо мне думаешь? Кто я, по-твоему? Извращенка?! Как ты можешь так рассуждать, у тебя же дочь… почти его возраста!

— И что? — легкомысленно хмыкнула блондинка. Я что не была молодой, я прекрасно знаю чего больше всего хочет моя девочка сейчас, я очень хорошо помню себя в ее возрасте и это ни как не зависит от того, хочу я этого или нет. Я не собираюсь как местные лицемеры закатывать глаза и делать вид, что секса не существует! И если я чего то хочу, то всегда могу смело заявить об этом, не зависимо от того, как это воспримет общество, мои соседи, да кто угодно! А ты? Ты когда-нибудь брала, то чего по-настоящему хотела? Ты счастлива? Что-то я не замечаю, что твоя красивая мордашка лучится от удовольствия, особенно в последнее время… Я бы сказала наоборот, ты выглядишь, как женщина, которая страдает без большого, горячего хе… гх-ммм… ну ты поняла о чем я…
— Мой бог, Тоня! Это все о чем ты можешь думать? Поверить не могу! К чему ты меня подталкиваешь? Я замужем! Что мне делать, развестись? И что тогда, куда я пойду? Кому буду нужна?!
— Вот видишь ты сама понимаешь, что не счастлива!

Кэнди закусила губу и отвернулась. Ей жутко хотелось плакать. Было невыносимо жаль себя. Жутко хотелось рассказать Тоне обо всем, что с ней творится в последнее время, до чего она дошла. Но даже ей она не могла сказать этого. Если представить, что грязные тайны были болезнью, то она была смертельно больна!

***

Уже спустившись к игровому полю Эван сбился с шага и замер на несколько мгновений. Он вдруг остро осознал, что минуту назад делал и похолодел. Пальцы еще помнили тепло и рельеф спины мачехи. Он с ужасом осознал насколько нагло и непотребно вел себя с ней на людях. Наверное только некий защитный механизм в подсознании не дал ему обнаглеть настолько, что бы ухватить ее ладонями за груди или попу, которая так аппетитно выпирала, обтянутая бежевыми зауженными брючками. Сейчас Эван не представлял, как вернуться к двум женщинам, тем более помнил, удивленно вытянувшееся лицо мисс Тони.

… Что на меня нашло?

Возле раздевалок ни кого не было и Эван пошел к туалетам. Из бокового прохода вынырнула девочка в спортивной форме, и с разбегу врезалась в него.

— Ой. — она чуть не упала.

Эвану пришлось придержать ее за талию, и он узнал Эбигейл, девочку играющую в той же команде, что и Глория.

— Извини… привет… ты не видела Глорию?
— Угу. — буркнула та, потирая ушибленное плечо. Ты как каменный!
— Можешь сказать мне, где она?
— Нет! — заявила девчонка и указала пальцем в сторону перелеска. Но ты можешь поискать ее там!

О, девочки! — подумал он раздраженно и зашагал по гравийной дорожке к огромной куче земли, зачем-то наваленной в дальнем конце парковки, у самого леса. Сколько он себя помнил эта куча, непонятно зачем, лежала здесь. Идеальное место для детей, что бы прятаться и делать, что-то, что они не хотели делать на глазах взрослых. Стоящий позади кучи старый экскаватор с большим ковшом, делал из этого места подобие убежища, закрытой со всех сторон тайной зоны. Гравий, рассыпанный по стоянке, позволял задолго услышать хруст шагов и успеть выкинуть зажженную сигарету, спрятать журнал с голыми красотками или перестать целоваться девочкой. Эван сомневался, что найдет там сестру, это место и Глория были несовместимы.

Он свернул левее обходя стоянку, что бы не шуметь и приблизился к отвалу земли. Приглушенные голоса заставили его, еще больше замедлится. Он осторожно взобрался наверх и выглянул из-за края.

… Кому не нравится чувствовать себя шпионом!?

Один из голосов был явно знаком ему, но это не был голос младшей сестры. Эван поднялся еще выше и голоса стихли. Он замер, застыл, боясь вздохнуть, что бы не выдать свое присутствие. Через секунду послышалась возня и новые звуки, которые увеличили шкалу любопытства мальчика до максимума, заставив участится пульс. Желание увидеть, что происходит в закутке в один миг стало нестерпимым, Эван почувствовал себя 9 летним пацаном и припал к земле, не думая, что может испачкать футболку. Он, почти ползком, преодолел последние полметра.

Одной из прячущихся тут оказалась Джейд. Он сразу узнал ее. Она сидела на корточках, спиной к нему, практически касаясь голыми ягодицами травы. Сначала Эван решил, что она писает или занимается онанизмом. Ничего другого не могло прийти в голову, потому что белые рейтузы девушки, кучкой валялись рядом. Колени дочери Тони были широко разведены, а попка беспрестанно поступательно двигалась. Потом он уловил некую несообразность и обмер, испытав резкий всплеск горячего бесстыжего восторга. Длинная форменная полосатая футболка Джейд, свисала до самой земли, накрывая лицо второго персонажа, но он четко видел тело и подёргивающиеся, согнутые в коленях, ноги другой девушки, лежащей под Джейд. Эван был так шокирован, что по началу даже не понял, что чувствует больше — вожделение или стыд. Лучшая подруга его младшей сестры сидела голой промежностью на лице другой девушки, практически на публике.

Джейд всхлипнула, что-то невнятно забормотала, ее пальцы сжались на коленях с такой силой что побелели костяшки. Она начала двигать не только тазом, но и всем телом, голова мотнулась из стороны в сторону, бейсболка полетела в траву, волосы рассыпались по плечам и спине. Потом Эван услышал, то ли чавканье, то ли бульканье, громкое, отчетливое, сопровождаемое такими словами, которые приличная девушка ни когда бы не произнесла в обществе. Ни одна подруга Эвана не шумела так сильно как эта… летняя нимфетка. С другой стороны, ни одна из них не устраивала родео на его лице, тем более посреди полного людей парка. Джейд изогнула спину так, что показалось сейчас сломает позвоночник, девушка под ней пронзительно замычала, задёргала ногами, будто ее душили. Зачавкало еще громче, словно кто-то кидал плоские камни в лужу студня. Таз девушки задвигался в диком беспорядочном ритме.

Стон Джейд стал глуше, потом сменились тяжелым сиплым дыханием. Она запрокинула голову и широко открыла рот, задрожав будто снизу ее непрерывно било током. Она дернулась вперед, назад и снова вперед, а потом затряслась и упала на девушку под ней. На одно мгновение Эван увидел блестящее, словно залитое маслом лицо девушки с прилипшими ко лбу волосами, но так и не узнал ее. Однако это точно была не Глория, и ему стало легче, чувство стыда за Джейд притупилось, сменившись острыми пульсациями между ног.

— Я… просила тебя сделать… и ты сделала… сделала это великолепно! — едва дыша простонала Джейд.
— А ты? Ты сделаешь мне так же, сейчас? — с придыханием отозвалась вторая девушка.
— У меня нет времени… игра… в другой раз… я клянусь тебе…

Эйван увидел красное мокрое от пота лицо Джейд и ему снова стало стыдно, словно он заглянул в туалет девочек и увидел, как одна из них опорожняет кишечник на унитазе. Ему совсем не хотелось, что бы маленькие развратницы знали, что за ними наблюдали. Поэтому он на карачках сполз вниз с земляной кучи, отряхнулся и, стараясь не шуметь рванул к перелеску.

… Глория не может быть такой! — билась в его сознании одна и та же мысль, а член в штанах сладко ныл и болел встав на излом.

***

Когда игра закончилась, уставшие, но явно довольные девочки собрались вокруг тренера. Эван ждал в сторонке, слушая как тренер хвалит их и особенно его сестру, которая сегодня превзошла себя.

— Вы отлично справились! — громко сказала миссис Карпентер 56 летняя сухощавая дама, которая тренировала женскую команду столько сколько Эван помнил себя. Продолжайте в том же духе. Сегодня я горжусь вами! Увидимся в пятницу на тренировке.

Глория повернулась, увидела брата и заулыбалась, энергично махая ему двумя руками. Он махнул в ответ и девушка бегом направилась к нему. Прыгнула с разбегу. Эван подхватил ее на руки, держа за крепкую попку. Она обвила его руками и ногами, как обезьяна, хохоча, пьяная от радости, еще переполненная адреналином после игры. Пальцы Эвана крепче сжали крепкие как де половинки орешка ягодицы. Он улыбался и кружился вокруг себя, доказывая сознанию, что ничего не изменилось. С матерью, с Дианой он постоянно проигрывал схватку демонам, но Глория по-прежнему оставалась его любимой маленькой сестричкой, независимо от того что она стала невольной жертвой его поллюции. Ему требовалось коснуться интимной части тела девушки, что бы почувствовать что бы доказать собственную правоту. От сестры пахло потом, грязью и травой.

— Ты отлично играла малышка! — сказал он, опуская легкое тело на землю.
— Спасибо. — ответила Глория, но тут же надула губки. Если бы ты был здесь в первом ининге, ты бы видела хоум-ран, который я сделала.
— Уверен, это было круче полета Бэтмена над Готемом. Мне очень жаль, что я этого не видел. Но у меня было очень важное дело, которое я не мог отменить. Зато, я следил за вторым периодом. Хочешь мороженого?
— Очень!

Она чуть не захлопала в ладоши став похожей на маленькую девочку и Эван еще раз облегченно подумал, что его Глория ни за что не станет вести себя так, как Джейд и та девица под ней. Он постарался поскорее забыть дикий эпизод свидетелем, которого невольно стал. Но это было не просто!

***

Джейсон слышал, как Бекки вернулась домой. Пятнадцать минут он собирался с силами, строил в уме фразы, раскладывал все по полочкам, настраиваясь на решающий разговор. До возвращения мамы с работы остался примерно час и ему должно было хватить времени на все. Во всяком случае, он был полон решимости устроить маленькой провокаторше ад за все мучения, что претерпел от нее.

Он спустился на кухню и уселся напротив нее. Каштановые косички Бекки смешно торчали над ушами, делая ее похожей на Элли из старой сказки.

— Привет — Бекки подняла на брата глаза и улыбнулась.

Ему не понравилась ни улыбка, ни сладкий тон ее голоса, ни дрогнувшие похожие на два кончика початков сладкой кукурузы ареолы сосков, под футболкой, тут же приковавшие его внимание. Он мог поклясться, что под его взглядом они стали объёмнее и вытянулись, проступив через ткань двумя точками. Мальчик опустил глаза.

— Бекки! — сестра, словно не слыша его, начала чистить банан.
— Он зеленый! — она сморщила носик. А в прочем, так даже лучше. Она облизнула кончик и обхватила его розовыми губами.

За прошедшие годы они стали четко очерченными и полными, отчего рот казался крупнее, сейчас они образовали, до судорог знакомый Джейсону, круг — кольцо, и он почти физически ощутил их теплоту вокруг головки пениса, и горячий влажный жар, идущий изо рта. Джейсон забыл о заготовленной речи. Жидкий огонь растекся по его паху, заставив судорожно напрячь мышцы ягодиц и пресса. Зрачки Бекки застыли упершись ему в переносицу. Банан начал медленно погружаться. Бекки издала рвотное кхеканье и, с заметным усилием, затолкала фрукт в рот почти до конца. Крылья курносого носа затрепетали, губы вытянулись и девушка медленно вытащила банан наружу

— Ты с ума сошла!? — сипло произнес Джейсон, видя как, следом за заостренным концом банана, на подбородок Бекки выплеснулся комок пузырящейся, густой слюны.

Она вытерла с подбородка плевок трем пальчиками, размазав слюну по шее вниз.

— М-мм, какие острые ощущения, обожаю это чувство! — и одним движением воткнула две трети банана в рот.

Джейсон понял, что зря вышел из своей комнаты, надо было запереться и ждать прихода мамы.

— Какого дьявола Бекки?! — он вцепился руками в стул, даже не осознав этого.

В уголках ее глаз появились две слезинки, а когда банан снова покинул рот с тихим липким шелестом за ним потянулись две похожие на ленты нити, которые Бекки с шумом всосала обратно и сглотнула.

— Ооо, клянусь это невероятно хорошо. — невнятно произнесла она так словно ее рот был наполнен. Особенно, когда он застревает вот здесь. — она обвила пальцами середину шеи. Мой желудок сводит судорогой, гортань сопротивляется, но я продолжаю давить и по телу разливается нечто, а разум дуреет, словно я покурила травки. У меня даже голова начинает кружится от удовольствия — отстраненно засмеялась она. Потом гортань сдается и горло само совершает глотательное движение. Банан будто ныряет в бездонную пропасть. Это самый замечательный момент. Меня охватывает паника, я не могу дышать и от этого удовольствие вырастает в тысячу раз. Тело начинает судорожно дергаться, по пищеводу поднимается желудочный сок. Возникает очень сильный рвотный позыв. Из глаз текут слезы, голова кружится все сильнее, перед глазами плывет, а живот разрывается от пульсаций удовольствия. Я задыхаюсь, холодею от сладкого, сладкого страха, и толкаю еще глубже. Горло сдается, растягивается, как гуттаперчевая полая трубка, в которую хлещет горячий сок, и мне кажется, что у него оргазм. — она хихикнула проводя по банану языком. В этот момент мне кажется, что я бездонная, я могу заглотить, что угодно, любой длины и размера, и это так волнует, что я едва не теряю разум. Ты должен это попробовать. — то ли в шутку, то ли в серьез закончила она, пристально глядя на брата, остекленевшими глазами.

Джейсон недоверчиво уставился на сестру. Нет! Не должен! Бекки что с тобой?

— А мне кажется что все наоборот! — ее взгляд стал злым, а на щеках появился румянец. Это с тобой, что то не так!
— Я первый спросил. — чувствуя себя идиотом пролепетал Джейсон. Зачем ты все это делаешь в моем присутствии?!
— А я была здесь первой это ты пришел ко мне. Кроме того, тебе это нравится. — она опять коснулась банана губами и по нему потекла толстая струйка слюны, запачкав ей пальцы.
— Нет! Нет… нет! — солгал он.
— В самом деле? — усмехнулась она и одним движением вонзила банан в рот до упора. Размякшее волокно переломилось и в пальцах осталось не больше трети. Джейсон с пугающим восторгом увидел, как раздулось горло сестры под подбородком, а потом она дернувшись на стуле, сглотнула.
— Черт я сломала его! — она капризно выпятила нижнюю губу. Мне нужен настоящий член… большой — она подалась веред, перегнулась через стол, пронзительно сверля брата глазами, и ее голос упал до сладкого шепота.

Джейсон подумал, что так должен звучать голос самого дьявола, принявшего женский облик. Она смотрела прямо ему между ног, на член, который давно набух и дергался под шортами. Джейсон собрал волю в кулак, он не собирался так просто сдаваться.

— Ты хорошо подумала? Ты понимаешь что говоришь? Понимаешь, как гадко это звучит?
— Я просто сказала чего хочу. — выдохнула Бекки, обдав его ноздри запахом банана.
— Нормальный человек отличается от больного тем, что не всегда произносит в слух то, что думает, особенно если дело касается сексуальных вопросов. Я твой брат, ты помнишь?!
— Не веди себя как священник перед шлюхой. Как будто тебе этого не хочется… ты всегда любил, как я сосу твоего малыша — хмельно засмеялась она. Всегда!

Чем дольше он смотрел на ее сочный крупный рот и мокрые губы, тем больше соглашался с ней. Его пенис дернувшись очередей раз попал в левую штанину шорт и высунулся наружу, головка лоснилась от преэякулянта и была фиолетовой от напряжения. Если бы она не сломала банан, Джейсон так и сидел бы, делая вид что его это не волнует, онанируя под столом, а теперь чувствовал, что она поймала его в западню, из которой нет выхода.

Он даже не заметил, как она встала и оказалась перед ним. Ее груди теперь походили на две маленькие чашки, светло-коричневые соски бестыже мелькали в отворотах, неприлично расстёгнутой, мужской рубашки. Три года назад у Бекки практически отсутствовала грудь, только ареолы выступали из тела небольшими шляпками, как грибы.

… Может я могу позволить ей… только один раз… что бы избавится от этого сумасшедшего зуда… от снов… от фантазий!

Он посмотрел на ее голые ноги, худые они при этом не казались тощими, как палочки, только узкие бедра говорили о том, что перед ним совсем юная девушка. Край рубашки не больше чем на дюйм прикрывал промежность, но фантазия Джейсона сразу дорисовала то, что скрыто. Его член снова дернулся и упал на бедро, по коже медленно потекла прозрачная капля. Рука Джейсона то же приподнялась, словно имела с пенисом общий мозг.

— По крайней мере, ты могла бы носить трусики дома… почему ты постоянно в одной рубашке.

Горячие половые губы, как будто сами собой прижались к его ладони. Пальцы мгновенно стали липкими и влажными.

— Потому что это меня возбуждает — бесстыдно улыбнулась Бекки и толкнула пах вперед.
— Ты же знаешь, что это не правильно — хрипло ответил он и еще сильнее прижал ладонь к пухлому, обжигающе горячему холму.

Средний палец Джейсона провалился между скользких складок. Они тут же сжали его как губастый рот фантастической рыбы, вызывая в сознании новый всплеск похоти. Бекки задышала чаще, судорожно схватилась за запястье брата обеими руками и начала раскачивать тазом втискивая палец глубже, точно пыталась насадится на него.

— Я знаю! — звенящим от напряжения голосом сказала она. Но кого это волнует?
— Маму! — кончик пальца надавил на тугое плотное отверстие входа во влагалище, которое по-прежнему казалось слишком маленьким для его члена.
— Оо-оох! Ее здесь нет! — она подняла ногу, перекинула ее через колени брата и оседлала его.

Маленькая крепкая грудь ткнулась в лицо Джейсона. Он с грохотом отодвинул стул от стола и посмотрел вниз. Рубашка сестры сбилась, задралась до живота, полы внизу бестыже разъехались в стороны, демонстрируя опушку каштановых волос.

— Бекки что ты творишь? — едва дыша пролепетал Джейсон.

Она откинулась назад, опираясь руками в стол, выгнула тело, поставила ноги на краешек его стула, окинула взглядом свой пах будто оценивала позицию и сеяла на стол широко разводя колени.

— Это возбуждает правда?

Он отодвинул стул еще дальше и наклонился вперёд. Это было действительно очень возбуждающе и глупо. Глупо потому, что он, как идиот попался на приманку. Сестричка ловко обвела его вокруг пальца, воспользовавшись моментом. Чувствуя себя грязным животным, он высунул язык и провел им по блестящей раскрытой щели, несколько раз, как собака. От узкой прорези сплющенных о стол ягодиц до лобка и обратно. Бугорок клитор стал крупнее и Джейсон без труда нащупал его, начав щекотать кончиком языка. Бекки истомно застонала, ее таз немедленно пришел в движение. Мягкие как пух редкие волоски защекотали нос мальчика, запах и вкус слизи наполнили рот, атаковали вкусовые рецепторы, вызывая прилив жара и головокружение. Правая рука Джейсона сжала член, грубо сдавила ствол у самой головки. Чуть не зарычав он окунул язык в отверстие, куда мечтал погрузить пенис.

— Бл***, как хорошо! — жалобно выдохнула Бекки и еще шире раздвинула ноги. Ты помнишь, как мне это нравится!

Шарик ее клитора запульсировал. Джейсон грубо ударил по нему языком и сестра тут же всхлипнула. Совершенно одурев от близости возбужденной вульвы, он сунул под сестру руки жадно схватив маленькую попку и начал приподнимать ее над столом в такт толчкам языка. В мгновение ока он погрузился в прошлое. Только теперь это не было непонятно волнующим экспериментом, пугающе сладкой игрой, оба прекрасно понимали, что им нужно. Особенно Бекки, которую не сдерживали моральные терзания. Она просто хотела и делала!

Его палец с неожиданной легкостью вошел в сырой туннель, и сестра тут же дернулась совершив встречное движение, насадившись на него на всю длину, начав кататься на нем. Джейсона поразила скользкая, обволакивающая теплота, поразило, как все ее тело отреагировало на зондирование и облизывание. Он начал толкать палец внутрь короткими, резкими тычками, одновременно жаля языком клитор.

— Ааааааа! — протяжно застонала Бекки. Дерьмо, дерьмо, дерьмо, ты все так же хорош! Ты знаешь, что нужно, что бы заставить меня кончить!

Пальцы сестры запутались в его волосах, с силой толкая голову вниз. Скорость движения пальца увеличилась. Джейсон грубо пихал его в чавкающее отверстие, растягивая его. Ноги Бекки задвигались, сжимаясь и разжимаясь, больно хлопая его по ушам, заглушая звук непрерывных, захлебывающихся стонов. Джейсон добавил к пальцу язык утопив его так глубоко, что заболел корень. Сестра завизжала, наполняя его рот настоящим потоком теплой густой слизи, и в первый момент показалось, что она писает. Джейсон даже не попытался отстранится, послушно глотая кисловатую на вкус влагу. Он замычал, со скотским наслаждением глотая ее оргазм, чувствуя как бьется и судорожно сокращается в пароксизме влагалище.

Когда ее колени бессильно разжались отпуская голову, Джейсон поднял мокрое лицо и увидел счастливую улыбку, и пьяные глаза сестры.

— Ты же понимаешь, что это инцест?
— Именно, поэтому так сладко!
— Да, — вынуждено признал он. Но если нас поймают, это кончится очень плохо.
— Угу. — с потрясающим безразличием кивнула она, часто облизывая пересохшие губы. Но нас не поймают! Вставай.
— Зачем?
— Затем, что я хочу сделать то, по чему успела соскучиться. — Бекки сползла со стола и извиваясь, как змея, опустилась на колени, одним движением сдернула с брата шорты и широко распахнула глаза. Господи! Как он огромен!… он… огромный… вау… твои яйца! Какие гладкие, розовые. Мне нравится, что на них нет волос! Так гораздо удобнее сосать их. Она обвила пальцами основание возбужденного члена, а второй рукой сдавила ствол

Пальцы у корня не смогли соединится и это, похоже, только восхитило сестру, вместо того, что бы испугать. Она явно восхищалась огромным инструментом Джейсона. Как зачарованная, Бекки начала приподнимать запрокинутое лицо пока мошонка не коснулась ее губ.

— Боже какие полные!

Одно яичко вошло в широко раскрытый рот. Девушка обхватила его губами и начала сосать. Джейсон всхлипнул и чуть не осел на пол, чувствуя как подгибаются колени, когда сестра, невероятным образом запихала в рот и второе яичко. Щекочущее ощущение в мошонке едва не разорвало его на части. Он хотел остановить ее и одновременно длить удовольствие. Рот Бекки издал чавкающий звук «глоуп» и Джейсон ощутил, что одно яичко протискивается ей в горло, пока второе мнет и щекочет невероятно подвижный, шершавый язык. Собственная сестра, как опытная проститутка сосала его мошонку, одновременно, яростно дроча член двумя руками. Джейсону показалось, что сейчас, он не выдержит и кончит ей на голову, во всяком случае толстая лента преэякулянта текла из головки непрерывным потоком, заливая волосы Бекки, повисая на них каплями, склеивая в блестящие перья.

Почувствовав что брат на грани, девушка с громким чмоком выпустила мошонку изо рта. Пенис дернулся изгибаясь вверх и она прижалась к нему раскрасневшимся лицом, начав тереться о ствол щеками, лбом и носом.

— Он жутко большой, как у лошади. Настоящий порно-член!

Он одурело посмотрел на искаженное страстью лицо сестры: Порно, что?

— Огромный, жирный порно-ху*! — она с наслаждением ударила тяжелым стволом по лицу. О-о, это будет намного слаще чем банан!

Пальцы Бекки потянули назад крайнюю плоть, полностью оголив фиолетовую лоснящуюся головку и облизали ее, как рожок мороженого, собирая вязкие разводы преэякулянта.

— Мм, как вкусно. — промурлыкала она.
— Это так отвратительно… — прошептал он и содрогнулся, наслаждаясь.
— Я знаю! — мяукнула Бекки, и открыла рот так широко, что Джейсону почудилось, что сестра сейчас разорвет связки.

Он замычал, видя как головка входит между губ, чувствуя как горячий влажный рот охватывает ее сразу со всех сторон. Мальчик задрожал, и его тело окаменело. Кажется в один миг напряглись все мышцы. Бекки начала так сильно сосать, что ему почудилось, что преэякулянт вытягивается из отверстия мочеиспускательного канала, словно головка попала в раструб мощного пылесоса. В мошонке закололо. Язык Бекки шевельнулся и удовольствие, болезненно отразилось, прямо в центре мозга мальчика. Джейсон застонал, его пальцы скрючились на подобии когтей, задвигались ища место, за которое можно схватится.

— Боже, ты так научилась упражняясь с бананом?
— Нет, я сосала сотни членов, пытаясь найти такой же большой, как у тебя! — хлюпнув слюной произнесла Бекки с непосредственностью уличной шлюхи и улыбкой ангела.

Нормальный брат пришел бы в ужас от такого заявления, но Джейсон только еще сильнее возбудился, осознав что младшая сестра грязная распутная шлюха. Захотелось увидеть, как она это делает.

— Похоже тебе наконец повезло? — развязно сообщил он, не соображая, что говорит. Ты сможешь взять его целиком?
— Смогу. — просто ответила она и снова сунула головку в рот.
— Аааа! — заорал Джейсон, ощутив, как головка уперлась в упругое узкое кольцо, а потом начала продавливать его.

Он понял что пенис достиг места в горле, о котором она рассказывала. На глазах Бекки проступили слезы, тело дернулось, сгорбилось и фаллос туго продвинулся еще на несколько сантиметров. В мутных глазах сестры появилось отчаяние и ужас, лицо начало багроветь, но раздувшееся горло все дальше затягивало член. Ребристые стенки пищевода начали массировать головку, спазматически сжимаясь в рвотном позыве, из уголков растянутых губ потекли толстые струи необычайно белой и вязкой слюны, на подбородок и дальше на рубашку, впитываясь в ткань оставляя на ней неаккуратные крупные пятна. Джейсон медленно сходил с ума. «20 сантиметров, может чуть больше, уже исчезло во рту сестры, он просто представить не мог, как это влезло ей в горло, и как глубоко он сейчас находится. Ощущения были острыми, сумбурными, мальчик медленно зверел, против воли. он чувствовал невозможное противоестественное желание засунуть пенис еще глубже, разорвать ей рот, почувствовать как головка вонзается в желудок. Пальцы Джейсона вцепились в его ягодицы, начали толкать таз вперед, глубже… глубже в растянутый рот. За гулом крови в ушах, он не слышал ее пронзительного мычания, не видел как полезли из орбит глаза, из которых градом лились слезы. Черты лица Бекки исказились до неузнаваемости, губы стали похожи на натянутое до предела кольцо эспандера в который Джейсон пытался всунуть головку во время мастурбации, экспериментируя с разными предметами.

Голова Бекки начала запрокидываться, она присела ниже уперев попу в пятки и мальчик ощутил, что сопротивление гортани ослабло. Он качнул бедрами, уперся в некое подобие мембраны, где то в пищеводе. Глаза Бекки выпучились еще сильнее, живот задергался в конвульсиях, она начала колотить кулачками по бедрам брата. При этом ее взгляд начал мутнеть, словно девушка впадала в оргазм или умирала. Головка продавила диафрагму, углубилась еще на несколько сантиметров ниже. Бекки дернулась всем телом, с резким кашлем выбросила изо рта и носа поток слюны, облившей вязкой пузырящейся массой корень члена, который еще оставался снаружи. Не чувствуя сопротивления Джейсон погрузил в рот остатки фаллоса, пока нос сестры не уперся в его лобок. Ему показалось, что пенис вонзился прямо в живот Бекки и перед глазами пошли цветные круги. Оглушительно хлюпая, давясь и кашляя, Бекки уперлась руками в бедра брата и отодвинулась, стукнувшись затылком о столешницу. При этом она продолжала невероятным образом сосать пенис, словно вытягивая кровь из вздувшихся как перекрученные веревки вен, оплетающих ствол. Выходящий наружу фаллос был красным, блестящим как стекло, мокрым, покрыт пенящимися сгустками падающими на пол широкими лентами и каплями. Выпустив член на половину Бекки с шумом втянула носом воздух и агрессивно качнула головой вперед опять насаживая рот на огромный штырь. Одной рукой она обхватила вздувшуюся мошонку, оттягивая ее вниз, а другой охватила пространство пениса у корня ограничивая глубину погружения и начала яростно дрочить.

Джейсон с обреченностью понял, что все равно попадет в ад уже за то, что пытался совокупится с собакой Дока Дейви, так почему он отказывает себе в удовольствии вые*** грязную потаскуху Бекки в рот. Он вцепился в ее косички, как в руль гоночной машины, что бы самому контролировать глубину и скорость движения. В мозгу мелькнула мысль, что следует предупредить ее когда будет кончать, но ни чего членораздельного Джейсон сказать не успел. Плотина рухнула, ситуация была столь необычной, дико возбуждающей, поведение сестры таким изощрённо сладострастным, а ее горло таки узким, что мальчик полетел в пропасть оргазма даже не сразу осознав это.

— Ааааа, я кончаю! — захрипел он сгибаясь, бешено дёргая тазом, дергая Бекки за волосы с такой силой что едва не оскальпировал ее.

Он, на мгновение превратился в настоящее животное, достигшее кульминации, оглохшее от всплеска гормонов, обезумевшее от пульсаций сладостного наслаждения, которое невозможно было терпеть и сдержать.

По горлу Бекки побежали волны судорог, на вспотевшей покрасневшей коже, четко обозначилось вздутие в нижней части, которое рывками двигалось, то исчезая за грудиной, то выныривая вверх, почти до миндалин. Из члена вырвалась даже не струя, а настоящий фонтан спермы, хлынув по пищеводу в желудок. Конвульсивные пульсации опорожняли мошонку мальчика мощными затяжными выплесками. Джейсон захрипел, вскинув голову, напрягся и начал извиваться, как змея, всем телом, с ног до головы. Амплитуда толчков стала такой широкой, что выплевывающая семя головка то погружалась на уровень бронхов, то выскакивала в рот Бекки и все это в сумасшедшем темпе. Девушка заурчала зачавкала, из ее ноздрей снова густо потекло, и на этот раз слюна была явственно перемешана с мутно-белой слизистой спермой.

Слух вернул сек Джейсону и он различил за этими чавкающими глотками, что то еще, а потом горячая мощная струя облила его ноги. Сестра начала выгибаться откидываясь назад, стол с грохотом поехал по полу, пенис с громким чмоком вывалился из безвольно раскрытого рта с комом пузырящийся студенистой на вид жидкости. Лицо Бекки уставилось в потолок. Лишённые мысли глаза дергаясь закатились. Девушка выставила вверх пах и Джейсон увидел, как между бёдер хлещет тугая золотистая струя. Моча брызгала на линолеум и щиколотки Джейсона.

— Бекки, Бекки! Что с тобой? Остановись! Немедленно прекрати! — задыхаясь воскликнул Джейсон, мгновенно забыв о еще сотрясающем живот удовольствии, перепугавшись за сестру.

Шум и сила потока только увеличились, после его крика. Бекки издала затяжной мокрый стон перешедший в звериный крик наслаждения.

— Ааааааа, сукаааааа… Даааааааа… дааааааа… дааааааа!

Поток мочи оборвался, словно кто то закрыл заслонку, промежность сестры, похожая на распустившуюся розу облитую росой, спорадически задергалась. Бекки разинула рот вывалив наружу язык, точно хотела завопить и не могла. Из переплетения лепестков малых губ снова выстрелила длинная струя жидкости, точно взорвавшийся гейзер, а за этим последовали две быстрые короткие пульсации.

Под ногами Джейсона растеклась приличная лужа мочи. Бекки стояла в ее центре на коленях и блаженно улыбалась как умалишённая.

— Что с тобой? — с прежней тревогой спросил Джейсон.
— Ничего… — вяло отозвалась сестра. Ничего… я ничего не могу с собой поделать… это всегда происходит когда я… ох… когда оргазм очень сильный… я не могу справится с мочевым пузырем, он опорожняется, как по команде, и от этого становится ещё сла-а-аще!
— Ты хочешь сказать, что когда ты писала на сумку Паолы… ?
— Да… прости меня. Я тогда хотела просто подшутить над ней, но как только начала не смогла остановится и кончила в процессе. Это было ужасно и прекрасно одновременно. Так случается не всегда, но изредка стоит мне услышать шипение и увидеть, как струя начинает бить из уретры, на меня что-то накатывает, словно горячая вспышка обжигает живот, проникает через половые губы, начинаются непонятные пульсации в заднице, и я уже не могу остановить это. Оргазм! От которого мочевой пузырь сладко ноет и сокращается, увеличивая и увеличивая наслаждение. Впервой раз это произошло именно тогда с сумкой Паолы, наверно от того, что все смотрели и мне стало от этого так сладко, просто невыносимо сладко. Боже ты не представляешь, какой распутной я себя тогда чувствовала и как это было здорово. Ммм… — она прижала ладони к низу живота, будто воспоминания вызвали в паху очередной взрыв.

Джейсон посмотрел на красное, потное лицо сестры. Она сейчас походила на деда мороза извращенца, вся нижняя половина лица была покрыта комками подтеками, нитями, лентами сосульками белого густого коктейля из спермы, слюны желудочного сока, напоминая огромную бороду от уха до уха.

— Так вот почему ты не носишь нижнее белье? Так ты можешь пописать когда угодно и… куда угодно?

Бекки наклонила голову глядя на брата, как на несмышленого мальчишку.

— Нет, не совсем. Конечно это облегчает процесс, когда случается приступ, но в основном я не ношу белье от того, что моя промежность чересчур чувствительна. Наверное это болезнь. Но иногда любое касание… даже самого нежного и мягкого белья вызывает в промежности почти физическую боль и желание с которым невозможно справится. А еще я люблю знать, что я голая под юбкой и что кое-кто еще знает об этом. — закончила она скромно потупив взгляд, опять превращаясь в невинного ангела.
— Ты больная! И ты сама знаешь об этом, верно?

Она глубоко вздохнула: Разве я виновата в том, что получаю удовольствие от необычных вещей? Разве это причиняет кому то вред, кроме моей репутации… на которую мне впрочем плевать. — она презрительно скривилась. Я живу так как хочу и не мешаю жить другим. Я не прошу понять себя, но и осуждать себя не позволю, потому что все вы чистюли, в глубине души такие же грязные извращенцы! — закончила она с жаром и Джейсону показалось, что сестра сейчас расплачется. Впрочем, она мгновенно справилась с собой и кокетливо улыбнулась, собрав жижу с подбородка указательным пальцем и сунув его в рот, обсосав словно это была сладкая конфета. Попробуй кое что. Не ходи в туалет, пока хватит терпения, пока не начнет казаться что ты лопнешь, а затем помочись себе в штаны. Уверяю тебе это невероятное ощущение!

— Нет, сестренка, я пас! — невольно улыбнулся Джейсон, понимая, что сегодня всего за несколько минут узнал о сестре гораздо больше, чем за всю прожитую с ней жизнь.

Так много из того, что казалось ему странным в поведении Бекки, вдруг обрело смысл. Оставалось только научится принимать это.

— Я же говорю… у каждого человека есть заскоки. Ты тащишься от девочек с мужскими членами, я кончаю от того что просто мочусь, особенно в необычных местах. Наверное это какой то фетиш.
— Откуда ты знаешь что мне нравится? — Джейсон очень надеялся, что его лицо ничего не выражает.
— Иногда полезно чистить историю браузера умник! Или ты решил, что твоя младшая сестра способна думать только о том, как засунуть твой обалденный член себе в рот? Я умная и начитанная девочка. А ты смотришь слишком много этого странного дерьма.
— Ты… ты… — Джейсон всё-таки залился краской смущения. Ты… а-а, не важно!

… В праве ли я осуждать ее? Разве писать и кончать хуже чем позволять собаке лизать тебе мошонку? Или дрочить на ковер, разглядывая ее гениталии, пока она спит. Или пихать свой член ей в рот? Во всяком случае, я не сошел с ума настолько, что бы заняться с ней сексом!

Джейсон понял, что сестра не более ненормальна, чем он. Только она простодушна и не скрывает свои слабости в отличии от него. А может она даже от этого умудряется получать удовольствие.

… Всё-таки Бекки развратная сучка, но разве от этого я меньше люблю ее?!

— Надеюсь ты уберешь этот беспорядок до возвращения мамы?
— Конечно. — серьезно кивнула Бекки и тут же на ее опухших губах возникла игривая улыбка. Хотя ты не представляешь, как сладко оставить все, как есть, зная что кто-то это обнаружит и будет недоумевать, что же тут случилось!
— Извращенка! — с чувством произнес Джейсон и расхохотался.

Сейчас он почти не испытывал угрызений совести из-за того, что произошло. Они с сестрой стоили друг друга. Оставалось только, как-то убедить Эвана позабавится с Кэнди, Дианой или Глорией, что бы не чувствовать себя единственным парнем, совершившим кровосмесительный грех.

— Я бы с удовольствием послушал еще твои фантазии, но мама скоро вернется так что займись делом младшая и помни, то что произошло сегодня, произошло один раз! Я не хочу, что бы это повторилось снова!
— Конечно — податливо согласилась Бекки, но ее глаза при этом подозрительно сверкнули, но Джейсон этого не заметил. Ты принесешь мне ведро с тряпкой?

***

Эван отвез Глорию домой на переднем сидении, как взрослую, что случалось крайне редко.

— Встречайте суперзвезду! — провозгласил он, входя в гостиную.
— Ты такая молодец милая! — широко улыбнулась Кэнди… и ты ужасно пахнешь. — она сморщила нос. Немедленно в ванную!
— Ну спасибо мама! — Глория рассерженно топнула ногой, покраснела и выскочила из комнаты.

Лицо мачехи повернулось к Эйвану. Сейчас она выглядела совсем по-домашнему, с распущенными волосами, практически без макияжа. Она снова до жути напомнила ему прежнюю Кэнди — няню Кэнди. Ощущение было таким полным, что мальчик даже потряс головой, пытаясь от него избавится. Он обожал, когда она приходила на его игры и поддерживала с таким энтузиазмом словно была одной из участниц команды чирлидеров. Он с гордостью представлял ее друзьям, точно она была его девушкой и видел, как они ему завидуют. Еще бы! Ни у кого не было такой юной и красивой няни.

— Глория изменилась, поверила в себя и все это благодаря твоей помощи, и поддержке! — произнесла Кэнди. Спасибо малыш. Спасибо, что уделяешь ей время, ты ведешь себя как настоящий брат, как лучший брат на свете.

Женщина обняла пасынка за талию одной рукой и взъерошила волосы абсолютно естественным материнским жестом, но глаза Эван все равно вспыхнули.

— Практика в этом деле играет решающую роль. — смущенно промямлил он.
— Несомненно. А что происходит между тобой и сестрой Джейсона?
— С Бекки? — он искренне удивился. Эта маленькая липучка с детства не дает мне прохода. Я не знаю, почему она решила, что я прихожу в парк исключительно ради нее.
— Может она и выглядит глупой. — усмехнулась мачеха. Но мне показалось, что у нее на уме кое-что другое.

Эвану не хотелось обсуждать с Кэнди поведение Бекки, которая сегодня действительно, постоянно оказывалась рядом, флиртуя с ним, словно его поцелуй полученный под давлением, обязывал Эвана к чему-то.

— Я не понимаю отчего всегда привлекаю чересчур пристальное внимание девочек пубертатного возраста, и при этом меня игнорируют женщины!
— Перестань. — засмеялась Кэнди, положив горячую узкую ладонь ему на грудь. Ты красавчик и женщины любого возраста, несомненно интересуются тобой.
— Ну да… конечно! — скептически поморщился Эван. Лучшая подружка моей сестры, сестра моего лучшего друга, — начал перечислять он, — может быть моя младшая сестра — продолжил он про себя, но не женщина, в которую я безнадежно влюблен уже 10 лет. Они все кажутся мне маленькими! — закончил он после паузы.
— Ты не прав Эван. Девушки очень быстро превращаются в юных леди. Ты даже оглянуться не успеешь! Внешность очень обманчива, особенно если это касается взрослеющих барышень.
— Наверное ты права. — смутился Эван, не ожидая от матери столь двусмысленной сентенции.

… На что она намекает? — подумал он, идя к себе в комнату. Я, что должен начать ухаживать за Бекки? Или она просто издевается, зная что, я не могу нарушить данное Джейсону слово?

Кэнди проводив сына задумчивым взглядом, пошла в свою часть дома. Миновала спальню и зашла в рабочий кабинет, думая о вполне созревшем теле Бекки. О том как она вела себя на глазах, глупого, ни чего не замечающего Эвана. О двусмысленных, будто из учебника по сексологии позах, кокетливых гримасах, расчетливых жестах. О-о, Эван напрасно не воспринимал ее всерьез! Кэнди, как любая женщина, остро чувствовала, что Бекки вела себя совершенно осознанно. Она хорошо помнила себя юной, и что делала бы те же самые шаги, что бы привлечь внимание нравящегося ей мальчика. Рано или поздно, ее уловки сработают, и это прелестное юное существо с ангельским личиком, и смешными косичками, получит от Эвана то чего хочет. Кэнди по доброму завидовала сестре Джейсона. Хотела бы она иметь такую же возможность беззаботно флиртовать с пасынком.

Если бы она могла! Тоня, с ее неуместными намеками, была права в одном, это могло полностью разрушить ее репутацию и привести к непредсказуемым последствиям. К сожалению ей давно не… лет и она не беззаботная, не скованная догмами взрослого общества Бекки. Она тяжело вздохнула, осознав что ревнует.

… Я чудовище, я ревную собственного пасынка к этой очаровательной хитрой сучке?!

Кэнди знала кое-кого, кто не просто думал так же отвратительно, как она сейчас, но и решился на следующий шаг. Мужчина, за которого она была вынуждена выйти замуж. Салли говорила ей что он мудуак, который обожает контролировать все вокруг себя, но тогда она не послушала сестру. Сандра такого ни когда не говорила, но она умела молчать так, что все было понятно без слов. Кэнди видела это. Она видела, как копится разочарование Сандры, видела ее несчастные тускнеющие день ото дня глаза, видела страх и тоску. Наверное, если бы она не чувствовала себя виноватой перед Сандрой, за то что разрешила ее мужу трахнуть себя чуть ли у нее на глазах, она бы нашла в себе силы сбежать, пока не стало слишком поздно. Пока не увязла в паутине, которой оплетал глупую девочку Кэнди, хитрый расчетливый паук.

Трагическая смерть Сандры стала катализатором, показала истинный облик Джона. Но было слишком поздно. Джон был истинным ублюдком с ярко выраженной нарциссической натурой и маниакальным желанием контролировать и подчинять. Он буквально изнасиловал Кэнди, вые*** ее в рот, в тот самый день, когда тело его жены упокоилось в земле, в 10 метрах от свежей могилы. Она осознавала, как это отвратительно, но не могла сопротивляться его напору и от этого, чувствовала себя еще ужаснее. Тогда он говорил, что ему необходима ее любовь, что бы пережить потерю любимой жены. Фарисей! Он наслаждался своей властью над глупой дурочкой, а она возненавидела себя. У Сандры хватило сил и смелости вступить с Джоном в войну, но она проиграла, так что могла противопоставить ему маленькая несчастная няня? Ей некуда было идти, семья, родная семья, даже Салли, которую она считала самым близким человеком отвернулась от нее. Брат с сестрой уехали куда-то, а родители отказывались с ней общаться, не отвечая на телефонные звонки. В этой ситуации разве у нее был выбор, когда он сказал ей что они поженятся?!

Когда сегодня днем на стадионе Эван положил руки ей на талию, Кэнди чуть не взорвалась. Прилив возбуждения был таким резким и острым, что ее грудь заныла, загудела от сосущих вибраций. Она мгновенно вспомнила двусмысленный случай у мойки. Тогда только тонкая ткань отделяла его пальцы от грудей, и она испытала жгучее, почти нестерпимое желание, что бы он сжал их пальцами. Кэнди помнила каких усилий ей стоило не вскрикнуть, когда она ощутила, как вздуваются ареолы. Ее соски бесстыдно встопорщились словно два маленьких члена. Они стали такими чувствительными, что даже прикосновение скользкого шелка халата вызывало во всем теле дрожь. В один миг она вернулась во времена, когда изменился ее статус, и она перестала быть просто няней. Тогда Кэнди казалось, что маленький Эван любил ее так, как она всегда хотела быть любима мужчиной. Джон, пусть и неосознанно, лишил ее этой мечты.

… Разве это оправдывает то, что ты затеяла?!

Кэнди застыла перед своим рабочим столом, прижимая ладонь к горлу, побледнев и осунувшись, словно пережила сердечный приступ. Она ясно осознавала, что ее затея абсолютная отвратительная и извращенная гадость, но один раз осознав ее, просто не могла остановиться. Как законченный маньяк она спланировала все, купила нужное оборудование и своими руками смонтировала его. К чести Кэнди она достаточно долго сопротивлялась. Но яд, отравляющий сознание действовал медленно, но неотвратимо. Даже теперь, Кэнди до конца не понимала, каким образом смогла убедить себя, оправдать себя. Было так много вещей, которые она не могла делать, хотя жутко этого хотела, разве она не заслужила маленькую поблажку? Безобидная слабость не могла повредить ни кому кроме ее совести и морали.

А еще теперь она могла удовлетворить сжигающее день за днем любопытство и, наконец, точно узнать, надуманны ли ее подозрения в отношении Эвана, или она права. Наверное, именно этот факт стал определяющим. Кэнди почувствовала, как отступает сковывающее грудь ледяное объятие стыда. Она резко развернулась. Нервно подошла к двери и заперла ее на ключ. В два шага снова оказалась перед рабочим столом и склонилась над включенным компьютером. Нервное возбуждение, окатившее все ее существо в единый миг, походило на взрывной оргазм. Кэнди была так напряжена, что если бы сейчас в комнате раздался легкий шум, она бы упала в обморок, от переизбытка эмоций или описалась.

Двойной клик мышью показался ей громовым раскатом. Спина моментально вспотела. На экране возникло изображение. Захари не обманул. Современные миниатюрные камеры обладали потрясающим качеством передачи картинки. Кэнди могла различить мельчайшую деталь, пятнышко, трещину на кафеле. Желудок Кэнди провалился в низ живота. Пальцы задрожали.

[Удалено]

***

Кэнди встретила Глорию, когда та выпорхнула из ванной.

— Милая ты что берешь пример со старшей сестры? По крайней мере ты могла бы одеть нижнее белье, прежде чем дефилировать по дому в одном полотенце! — строго сказала она.
— Я не дефилирую мама! Я просто иду в свою комнату.
— Ты убралась после душа в ванной?

Дочь смешно сморщила носик.

Кэнди засмеялась и хлопнула ее ладонью по попе: Ладно иди одевайся, я сама это сделаю. Она чмокнула дочь в еще влажную раскрасневшуюся щеку: Я люблю тебя!

— Спасибо мамочка, ты самая лучшая!

***

Эван заперся в своей комнате, отключив телефон компьютер и радио. Ему требовалось обдумать, то что произошло в парке, систематизировать собственные эмоции и разобраться с очередной проблемой.

Когда он отвел Глорию в маленькое кафе и купил ей мороженое, они уселись за столик и начали обсуждать игру. Глория все ещё явно не отошла от матча. Адреналин просто брызгал из нее, чувствуясь в нервных жестах и торопливой речи. Параллельно она с аппетитом уплетала мороженое. Улыбаясь и кивая, Эван против воли следил как она облизывает шоколадный конус и ощущал растущее беспокойство от того, что в мозгу билась настойчивая мысль, как бы выглядела Глория если бы Джейд облизывала ее промежность. Он вспомнил, как держал руками попку сестры, такую маленькую что его ладони обхватывали ягодицы целиком. Она показалась ему чудесно крепкой и весьма сексуальной, и сейчас Эван осознавал, что получал удовольствия сдавливая сочные, упругие ягодицы пальцами.

— Мы с тобой словно на свидании. — неожиданно заявила Глория, прервав рассказ и Эван едва не поперхнулся колой, она слово в слово повторила слова которые однажды говорила Кэнди, когда они сидели с ней в этом самом кафе после игры.

Мальчик постарался скрыть смущении, отшутившись, теряясь под пытливым взглядом младшей сестры. И теперь сидел в комнате пытаясь вернуть прежнюю легкость в восприятии Глории. Пытаясь совместить образ повзрослевшей сестры с маленькой надоедливой девчонкой, которую он катал по дому на спине. В гостиной их встретила взрослая копия, которой Глория могла стать уже через пару лет и это лишь усложнило ситуацию. Кусочки головоломки в голове Эвана сложились в единое целое.

Глория просто выросла, изменилась за последний год. Проблема была не в лёгком, коротком платье, которое прекрасно сидело на ее спортивной фигуре и не в том, что он несколько раз онанировал ее трусиками, и уж точно не в постыдной поллюции невольной жертвой которой она стала. Когда она сказала «Это похоже на свидание» и улыбнулась, его подсознание среагировало на яркий образ, который облекся плотью, стоило матери и дочери встать рядом. Они были так похожи, что у Эвана заломило виски, а во рту появился кисловатый привкус желудочного сока от выброса эндорфинов. Глория превращалась в точную копию Кэнди и с каждым днем это будет заметно все сильнее пока она не начнет походить на точную копию его детской влюбленности до мельчайших деталей. Наваждение! Мальчик едва сдержал дикое желание начать биться головой о стену. Он не мог любить ее, не мог любить Диану, не мог любить Кэнди. А когда он подумал, что однажды Глория встретит парня и забудет о нем, ему стало так грустно, что захотелось плакать.

… Горячий душ и крепкий сон вот что мне сейчас нужно. — потеряно подумал он. А может немножко сексуальных фантазий, ни как не связанных с семьей.

Было глупо переживать только из-за того что мать и дочь были так похожи и уж тем более глупо ревновать Глорию к потенциальному бойфренду. Эван заходил по комнате, останавливаясь на каждом шагу и произнося в пространство: «Ребекка», надеясь таким не хитрым способом перепрограммировать сознание.

… Хватит фантазий! Пора обратить внимание на то что законно получить а не мечтать о запретном!

Похоже именно на это намекала ему Кэнди.

***

Кэнди понимала, что ее следующий шаг может перевернуть отношения с Эваном, радикально изменить ее жизнь. У нее еще оставалась возможность предотвратить это, но она не могла заставить себя выключить компьютер. Одна половина экрана демонстрировала переднее крыльцо дома, другая клубилась серым сумраком в котором угадывалось неясное движение. Она яростно хотела увидеть обнаженного Эвана, подсмотреть что бы унять сводящий с ума зуд любопытства и наконец увидеть что прижималось к ее пояснице! Это желание было настолько всепоглощающим, что Кэнди не могла с ним справится, не могла забыть о нем. Ни о чем другом она не могла думать вот уже больше часа. А еще… после того, как она убрала в ванной, она зачем то сняла еще влажные пропитанные слизью трусики и оставила их в корзине с грязным бельем. Зачем она так поступила Кэнди не понимала, однако остро ощущала, что это нужно сделать и сейчас замирала в восторженном предчувствии, и одновременно боялась.

… Это безумие Кэнди! — сказала она себе, нервно сжимая холодеющие от волнения пальцы. Зачем ты это сделала? На что рассчитываешь? Забери их из корзины пока не поздно!

Мутное мельтешение на втором экране, сменилось расползающимся световым пятном и изображение стало четким. Эван вошел в ванную. Кэнди слишком долго ждала, разрываясь между противоположными желаниями и теперь было слишком поздно. Она по-прежнему не могла объяснить себе, отчего ее не покидает такое будоражащее, заставляющее краснеть и задыхаться,

предчувствие, что он обязательно найдет ее белье.

… Что он подумает? Он сообразит, что я оставила их специально или просто смутится? — сердце Кэнди бешено колотилось.

***

Эван запер за собой дверь и быстро разделся. Собрав футболку шорты и трусы в ком он открыл корзину. Его сердце пропустило не сколько ударов, а затем прыгнуло к горлу, забарабанив ускоряющимся гулом в ушах. То что лежало сверху явно не было нижнем бельем Дианы или Глории. Он мельком, с грустью подумал о том, что слишком хорошо изучил трусики сестры, что бы ошибиться. Белые невесомые трусики из какого то синтетического материала, практически прозрачные, могли принадлежать только одной женщине в этом доме. Мальчик глубоко вздохнул, чувствуя, как лоб покрывается испариной. Трусики принадлежали Кэнди. Эван с ужасом ощутил, что не способен контролировать пожар разгорающийся в паху. Выбор у него был, он мог закрыть крышку и просто уйти, но сил сделать это не было. Прилив страстного желания был таким мощным, что дальнейшее показалось в тот момент совершенно естественным.

***

Кэнди зачаровано смотрела, как пасынок снимает футболку и чувствовала, что живот начинает раздуваться и гудеть изнутри, словно в нем поселилась стая рассерженных шершней. Она даже не заметила, что наклонилась, приближая лицо вплотную к монитору, желая увидеть все в деталях. Мальчик стянул по ногам шорты вместе с трусами, и она шумно вдохнула. Полуупругий пенис висел между мускулистых бедер, покачиваясь, как обрубок каната. Рот Кэнди затопила слюна.

Это было так же захватывающе, как в первый раз. Она пряталась тогда за занавеской душа, рассчитывая подсмотреть, как писает брат. В тот день она получила намного больше, чем ожидала, едва не попалась и с затаенным восторгом ожидала, что сегодня эта история повторится.

Эван скомкал одежду и потянулся к крышке корзины. Кэнди почувствовала головокружение, ее волнение достигло пика, показалось что сердце сейчас вырвется из груди так бешено оно колотилось. Если сейчас он просто бросит одежду в корзину, все вернется к начальной точке. Кэнди едва могла дышать, не зная чего хочет больше. Сейчас она должна была молить бога, что бы он не заметил ее нижнего белья, но после того, как увидела пенис пасынка темная часть сознания требовала, что бы он увидел ее трусики, пусть Кэнди и не хотела в этом признаваться даже себе самой.

— Я хочу смотреть на его Х**, Ху*, Ху*! — непрерывно зашептала она про себя.

Джон был бы шокирован, услышав, как она повторяет неприличное слово снова и снова и этот факт доставлял ей противоестественное удовольствие. Она широко сладострастно улыбнулась Эвану на экране и шаловливо высунула кончик языка, едва не лизнув монитор. Мальчик замер и уставился на корзину с бельем. Она увидела смятение на его лице и кажется даже капельки пота на лбу. Этот факт заставил ее похоть вырасти скачком, до ощущения вибрирующего зуда в быстро набухающем клиторе.

… Сейчас… сейчас он достанет их. — зашептала она в слух, срывающимся голосом.

На мгновение Кэнди стало жутко. Сейчас она увидит нечто, что возможно ни когда не хотела бы видеть. Но она даже не подумала отвернуться или выключить монитор, страстно желая насытить противоестественную страсть к подглядыванию. Она были истинным вуайеристом!

Одежда Эвана посыпалась на пол из разжавшихся пальцев, обе руки мальчика погрузились в корзину. Он долго копался там, словно перебирал грязное белье и, наконец вытащил наружу женские трусики. Он развернул их, подняв на уровень глаз. Картинка была столь четкой, что Кэнди показалось, что она находится с пасынком в одной комнате. Женщина нервно закусила нижнюю губу, посмотрев на второй экран. В любой момент на дороге могла показаться машина Джона, но Кэнди все равно начала торопливо раздеваться. Она должна была быть голой.

Избавившись от блузки и брюк, она снова уселась в кресло, дернувшись, словно от удара током, когда промежность коснулась холодной кожаной обивки сидения. Кэнди подалась вперёд, навалившись на стол обнаженной грудью и уставилась на экран. Она чувствовала, как пульсирует кровь в сосках и клиторе. Эван поднес ее трусики к лицу, и женщина ощутила, как из влагалища потоком хлынула слизь. Между ног заполыхал пожар, жар плеснул в живот и в лицо. Пасынок, с явным удовольствием и жадностью вдыхал ее аромат и это вызвало в сознании Кэнди новую идею. Она облеклась плотью превратилась в некий фантом такой вещественный, что женщина заморгала, мотнув головой, пытаясь избавится от галлюцинации. Поздно… развратная идея укоренилась в подкорке. Кэнди стало страшно, она знала, что произойдет дальше. Она очень быстро прорастет, захватит все ее существо, подавит все хорошее и правильное что есть в ней и наконец выйдет наружу. Кэнди посмотрела на экран и ужас бесстыжей фантазии рассеялся мгновенно, при виде быстро напрягающегося, растущего, распрямляющегося пениса.

— О, боже! Ты больше не маленький гномик! — зачаровано выдохнула Кэнди, блестя глазами.

Не удивительно, что она ощутила его, когда Эван прижимался к ее спине. Когда член встал в полную силу, туго изогнулся, дергаясь параллельно мускулистому животу мальчика, у нее перехватило дух. Она испытала подобное чувство второй раз в жизни. Первым, ее ошеломил член, который Кэнди увидела сидя в шкафу. Маслянисто блестящий штырь, быстро входивший между раскинутых бедер Салли. Он показался ей просто гигантским, несопоставимо большим для маленькой вульвы сестры, но она с первого взгляда влюбилась в него. Жадно следя за процессом соития, дрожа, покрываясь липким потом от страха и какого-то непонятного сладостного восторга, с дрожащим телом Кэнди поняла, что до исступления хочет быть на месте сестры и одновременно смотреть, как это происходит со стороны.

Последние пять лет ей приходилось просто выпрашивать у Джона член. Это было так унизительно для соблазнительной молодой женщины. Кэнди почти прижалась пылающим лицом к монитору, чувствуя что на глаза наворачиваются слезы. Она все это время довольствовалась маленьким пенисом Джона не зная что рядом находится такая прелесть.

… Зачем… летнему парню такое чудовище между ног?

Фаллос был прекрасен. Длинный толстый обольстительный, розово-бежевый. Не меньше 20 сантиметров в длину и 8!! в диаметре. Она почувствовала тот же пульсирующий восторг, как в день, когда увидела пенис брата Бобби из-за занавески в душе.

***

Эвану показалось, что рот наполняется вязким ароматным соком мачехи. Он сжал невесомую ткань трусиков губами и начал сосать, как алкоголик пытающийся вытянуть последнюю каплю из бутылки. Он помнил форму промежности Кэнди, она как живая встало перед его глазами. Мускусный запах заставил член дернуться и напрячься в полную силу, заныть в попытке преодолеть притяжение и прижаться к животу. Бедра пришли в движение против воли, проталкивая горячий твердый ствол через кулак. В своей фантазии он снова очутился в спальне родителей, проигрывая фрагмент за фрагментом ту ночь. На этот раз он не боялся. Он сел на кровать навис над выпяченной пышной попкой мачехи и оттянул красные шелковые трусики в сторону. А потом одним сильным ударом вбил в приоткрытую, влажно поблескивающую щель пенис. Его мечта осуществилась, и он точно животное с рычанием, и звериной страстью, трахал свою шикарную, обольстительную няню.

Фантазия была такой яркой и сладкой, что он кончил мгновенно, выбросив первый заряд семени в зеркало. Застонав, Эван сдернул трусики с лица, прижимая их к вздувающейся горячей головке, ощущая как тонкая ткань мгновенно пропитывается липкой спермой выстреливающей из фаллоса раз за разом. Как голодная крыса, он сам лез в ловушку, оставляя улики на нижнем белье мачехи. Он прекрасно осознавал, что когда рассеется хмель оргазма, он ощутит оглушительное чувство вины, но сейчас это было не существенно, слишком сильно было удовольствие, слишком сладким, выворачивающим тело наизнанку.

***

Эван занимался тем же, что и ее брат, когда она хотела просто посмотреть на его член, а получила незабываемое шоу бурного подросткового онанизма. Он думал о ней, мечтал о ней. Он бесстыдно жевал губами ее трусики, и дрочил великолепный член. Он однозначно хотел ее, и эта мысль чуть не свела Кэнди с ума. Не в силах сопротивляться собственной плоти, она резко откинулась назад, поставив пятки на край стола. Колени раскрылись и легли на подлокотники кресла, два пальца переплелись винтом, превращаясь в обвитый крупными венами ствол пениса Эвана и с силой, воткнулись в мокрое горячее влагалище. Кресло жалобно скрипнуло, когда Кэнди со стоном подала таз им навстречу. Крупная мошонка тяжело раскачивалась и била ее по ягодицам попадая прямо на бесстыдно выпяченное пятно ануса, каждый раз когда его почти безволосый пах вбивался в ее распяленную промежность. Он действовал как ошалевший от гормонального взрыва пес, трахая ее в темпе, на которое не был способен человек, так быстро и мощно как не делал Джон.

Кулак Эвана на экране превратился в размытое пятно, мошонка поджалась ближе к основанию пениса, с головки к полу потянулась прозрачная нить клейкой жидкости. Кэнди поняла, что сейчас случится и ударила кончиком пальца по «Y» — образному вспухшему клитору, надеясь кончить одновременно с пасынком. Сладкий спазм заставил напрячься живот, но этого было мало. Ей хотелось сделать, что то более распутное, максимально угодить своему воображаемому любовнику. Оттолкнувшись от стола, женщина отъехала вместе с креслом на несколько метров, порывисто встала и согнулась в талии, рухнув грудью на свой стол. Ее безумно горящие глаза оказались в миллиметре от экрана. Попка выставилась, женщина приподнялась на цыпочки, изгибая матово-поблескивающую, влажную от пота спину. Она втиснула во влагалище сразу три пальца, вгоняя их внутрь быстро и грубо, так же как онанировал Эван, чувствуя, как по ладони вязко текут капли сока.

Длинная толстая снежно-белая струя неожиданно вырвалась из головки члена, обрызгав зеркало, заставив Кэнди содрогнуться и хрипло вскрикнуть. В ее безумной фантазии, терпкая липкая сперма хлынула ей в лицо, разбрызгалась по волосам, шее и груди. А потом Эван решил затопить семенем ее вагину. Взрывной оргазм, частыми пульсациями, заставил женщину бессмысленно задергать попой, сжимая бедра, сгибая колени жалобно скуля, кусая губы. Слизь потекла из влагалища еще активнее, залив скрюченную ладонь и пальцы, которые продолжали с чавканьем внедряться между набрякших, лоснящихся половых губ.

Когда все закончилось, Эвану удалось удивить Кэнди еще раз. Он просто бросил ее трусики, с которых капали жемчужные капли обратно в корзину, даже не попытавшись смыть водой улики.

… Дурачок! — тяжело дыша, как загнанная лошадь, подумала она. Неужели ты думаешь, что я не сортирую белье перед стиркой? Она распрямила затекшую спину, размазав слизь по лобку и низу живота. Или ты хочешь оставить для меня послание?!

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.