шлюхи Екатеринбурга

Помощники

В зыбком мареве утреннего сна Петя бежал по освещенному весенним солнцем школьному коридору. С разгона прыгнув на лестницу, с намерением преодолеть её перепрыгивая через три ступеньки, он неожиданно взлетел. Дыхание в груди спёрло от восторга, и одновременно он ощутил себя лежащим в постели. Он не отказался бы ещё полетать, говорят, что юноши растут, когда видят такие сны, но явь в виде летней веранды с дешевыми обоями на стенах уже проступала через разомкнутые веки. Несколько секунд ушло на то, чтобы осознать где он находиться. Ах, да! У тётки Марины на Чёрном море. Сейчас ведь каникулы и родители сослали его сюда на все три месяца. Петя почувствовал, что настроение у него просто прекрасное! Но потом, на его душевный небосвод набежала лёгкая тень.

Ссора с недавно обретённым другом Вовой портила ему жизнь уже третий день. Чем заняться одному пусть и райском, но чужом уголке? Можно конечно купаться в море и шляться по окрестностям. Но в одиночку всё скучно. Причиной их ссоры было то, что Вова, несколько дней назад начал исчезать куда-то после обеда и наотрез отказывался сообщать Пете, куда. Не по-дружески это!

До этого они весело проводили время. Вместе купались и загорали, плавали до торчащей из моря скалы. Зарабатывали карманные деньги, продавая отдыхающим на пляже всякую всячину. Ухлёстывали за двумя девчонками. Правда их у ребят отбили местные хулиганы. Вова даже слегка пострадал, ему до крови разбили нос. Но друзья уже на второй день почти забыли об инциденте. Было ясно что девушки одногодки, поглядывают на парней постарше, и они для них лишь временный вариант.

Было найдено занятие куда интереснее! Подглядывать за женщинами на нудистском пляже, волнующее и одновременно опасное приключение. Одна беда, идти до пляжа было далеко. К тому-же у друзей не было бинокля из-за чего, подбираться к голым людям надо было слишком близко. А там были не только женщины! Уже на второй день, грозясь утопить в море, за ними гнался здоровенный злой мужик. Абсолютно голый за исключением кроссовок, которые он втихаря успел натянуть чтобы догнать друзей, он чуть не настиг Петю. С дальними походами было решено пока завязать, тем более что большинство нудисток, были далеки от идеалов женской красоты. Уж лучше найти на обычном пляже привлекательную женщину, а потом мысленно раздев её сладко подрочить на ночь.

Половое созревание не шутка! Оно заставляет постоянно заставляет созревающих самцов думать женской плоти. Любая привлекательна особа женского пола, будь то девочка со стройными ножками или солидная дама за тридцать с большой задницей мягко покачивающимися на ходу булками, может вызвать сладкий спазм в яичках. Отдельная тема ­– утренний стояк! Ну никак не опустить и не спрятать этот стоящий колом член, пока он сам не изволит упасть. Упрашивай его как друга, не упрашивай. Уже бывает на завтрак зовут, а выйти из комнаты стыдно! Потому что торчит и из штанов выпирает.

Так было и сегодня. Однако Петя, уличив момент пока его тётка Марина, отвернётся к плите где на сковородке жарились блины, проскочил к столу. Времяпровождением племянника, врученного ей сестрой, она совсем не интересовалась. Покормить завтраком и ужином, убедится, что жив-здоров – вот и вся забота. Ну ещё изредка прикрикнуть, чтобы пятки грязные, перед сном помыл. Быстро затолкав в рот штук пять блинов с варением и запив всё молоком, Петя сказал Марине Алексеевне дежурное «спасибо» и выскочил из дома.

Около крыльца его терпеливо ждал Вовка.

– Привет! Я это… мириться пришел.

– Здорово. А если я с тобой мириться не хочу?

– Я тебя в одно место отвести хочу! Зуб даёшь что никому не скажешь?

– Ладно, даю! Что за место такое секретное?

– Да неудобно как-то объяснять… Сам всё увидишь. После обеда пойдём!

– Ну пойдём.

– Только там поработать немного надо будет.

– От работы кони дохнут. Но я не конь, могу и поработать.

До полудня Петька вопросов не задавал. Чего тут неясного? Скорее всего приятель его нашел для себя новый хороший источник дохода и не захотел делиться. Вот что жадность делает с человеком! Куда ему столько денег? Ведь того что они выручали от проданных туристам фруктов, с лихвой хватало на их потребности.

Обида его полностью не прошла, когда они молча поднимались в гору, по узкой каменистой тропинке, затем шли по каким-то полузаросшим грунтовым дорогам. Дорога оказалось дальней и довольно утомительной.

– Долго ещё? – спросил Петя, спустя полчаса пути.

– Минут пять и будем на месте, – заверил его Вова.

Вскоре за очередным поворотом показалась цель их путешествия. Прачечная, работала только в летний сезон и обстирывала несколько детских лагерей, располагалась на склоне горы на приличном удалении от моря. Грязноватое, с осыпавшейся штукатуркой здание, белый пар из трубы. Запах дешевого стирального порошка и бесчисленные столбы с натянутыми промеж них верёвками, для сушки белья. Технология на уровне прошлого века.

Две вышедшие передохнуть женщины издалека приметили товарищей.

– Смотри-ка, точно друга привёл! – сказала светловолосая Зинаида, черноокой южного склада Оксане, как только юношеские фигуры появились на склоне. Обоим украинкам, приехавшим на заработки, было хорошо за тридцать, но выглядели они по-прежнему достаточно свежо, чтобы привлекать ухажеров. От назойливых кавказцев, так просто проходу не было.

– Значит точно закончим пораньше! И в город ещё успеем.

– Ну, хоть в кино сходим. Мороженного поедим. А может и с мужчинами какими, хорошими познакомимся…

– Да где ты возьмёшь, хороших-то? Хорошие все женаты. Остались одни плуты да пьяницы!

– Ой не говори Зиночка… Машу помнишь, с которой прошлым летом работали? Как она познакомилась с Николаем. Видный такой, в костюме ходил. Цветы дарил. Так представляешь, оказался брачным аферистом! Обобрал её до нитки.

– Да слышала я уже про это сто раз! – отмахнулась от неё Зина, – Ты лучше посмотри, какого мальчика-красавчика Вова привёл. Блондинчик, голубоглазенький…

– А ты не засматривайся, а то влюбишься ещё! Они для нас помощники, рабочая сила.

– И то верно, Оксаночка, что-то я размечталась. Давно видать мужика хорошего у меня не было. Вот голову на мальцов и сносит. Нашим то поди годков столько-же…

Тем временем двое друзей подошли уже совсем близко.

– Ой, мальчики нам помогать пришли! – весело воскликнула Зинаида, – А как Вова друга твоего зовут?

– Петей его зовут, – ответил за приятеля Вова.

– Ну вот что, мальчики, там для вас уже всё приготовлено. Хватайте и развешивайте! – и слегка смущенно блеснув глазами в сторону парней, добавила, – Ну и как говориться долг, платежом красен…

В коридоре их ждали несколько оцинкованных корыт, доверху наполненных мокрыми простынями, пододеяльниками и наволочками. Со стороны может показаться что легко развешивать на верёвки мокрое бельё. Но это когда его мало, а не двести штук, каждого наименования! Однако вдвоём работа шла куда быстрее. Хватая простыни с двух концов, товарищи ловко закидывали их не верёвки, крепя деревянными прищепками. Количество белья в коридоре поначалу не уменьшалось, а наоборот увеличивалось. Женщины, подносили всё новые и новые корыта.

Проклиная солнцепёк и собственную глупость, Петя, однако продолжал помогать другу. И зачем он на всё это подписался? Заработать карманные деньги они могли и другим способом. Когда всё бельё было развешено юноша опрометчиво решил, что работа закончена. Но не тут-то было! Отдохнув минут десять в тени и попив воды, они принялись снимать простыни, которые они вешали первыми – за полтора часа южное солнце и теплый ветер на склоне горы, уже успели их высушить. Снимать бельё было намного легче чем вешать, и они управились минут за сорок.

– Ой, какие-же вы мальчики молодцы! Даже не перепачкали ничего! – черноокая Оксана, незаметно подошла сзади, – Умаялись, наверное?

– Устали немного, но вдвоём намного легче! – сказал Вова, гордо оглядев кучи белья.

– Посидите пока в теньке на заднем дворе. Отдохните, водички попейте. А я Зину позову.

– Зачем она кого-то ещё звать пошла? – непонимающе спросил Петя, когда они расположились на скамейке в тени большой шелковицы.

– Увидишь. Ты член свой сегодня мыл? – задал неожиданный вопрос его друг.

– Ну мыл. Почему ты спрашиваешь?

­– Потому, – отрезал Вова, ухмыльнувшись.

– Что опять за тайны? Ты мне друг или кто?! Ответить, что ли нормально не можешь? Фига с два, я с тобой ещё куда пойду! – возмутился Петя, в голосе которого чувствовалась немалая обида.

– Это мы ещё посмотрим… Пойдешь ка миленький! – с тем же мерзким насмешливым выражением лица ответил Вова.

– Да ты!.. – вскипел Петя, от возмущения, не находя нужных слов.

Однако ссоре между друзьями не суждено было состоятся. Из-за угла появились две застенчиво улыбающиеся женщины.

– Мальчики! Где вы? – нежным голосом пропела Зинаида, хотя прекрасно видела их.

Подойдя к Пете, она неожиданно взяла его за руку и потянула в сторону, стоящей поодаль скамейки.

– Пойдем, вон туда зайчик. Там нам никто не помешает!

Краем глаза Петя заметил, что Вова с Оксаной пошли в противоположную строну, к другой закрытой кустами скамейке. Он пока не понимал, что происходит, но сердце в груди почему-то затрепыхалось, а ноги стали ватными.

Подойдя к скамейке Зинаида, уселась на неё и притянула к себе стоящего в рост юношу. Глаза её подвернувшись какой-то мутной поволокой, гипнотизирующе смотрели на Петю снизу. Он вдруг вспомнил одну мамину сослуживицу, тётю Ирину, которая слегка выпив за праздничным столом, смотрела на мужчин помоложе точно таким-же взглядом. Подвыпивший отец тогда сказал, что она блядь.

Немая пауза, сопровождаемая контактом глаз, длилась всего несколько секунд. Затем рука Зинаиды скользнула ниже, и нежно коснулась его яичек. От этого сладкий спазм вдруг пронзил всё Петино тело. Дыхание сперло, по телу побежали мурашки. Так вот о чём раньше времени не хотел говорить ему друг! Предчувствие чего-то сладкого и запретного заполнило в этот момент всё его существо.

– Ну что, ударник труда, готов получить премию? – воркующий голос казалось пришел из фильма-сказки, где злая ведьма, обратившись в добрую женщину, уговаривает доброго молодца сделать что-то неправильное.

– Да! А что вы будете делать?.. – выкачивая из лёгких последний воздух сил прошептал загипнотизированный Петя.

– Как что? За работу тебя вознаграждать! Ты ведь маме не расскажешь?

– Нет! Я у тёти тут живу, – наконец вдохнув, прошептал он.

– Правильно. Не надо маме все рассказывать. Мама волноваться будет!

Петя почувствовал, как женская рука, расстегнула пуговицу на его ширинке и потянула за собачку молнии. Шорты медленно сползли вниз по худым юношеским ногам. Проворные пальцы Зинаиды проникли под резинку трусов, стянув их до колен. Он по-прежнему боялся взглянуть на происходящее внизу. Ещё раз выдохнув Петя слегка расслабился и глянул вниз, где женщина уже оттягивала крайнюю плоть головки его члена.

– Какой милый боровичок… Сейчас бы чик ножичком, и в лукошко! Спит пока. Ну давай просыпайся, посмотрим, как ты расти будешь! – произнесла Зинаида словно давая члену команду.

В её нежных руках, Петин член пульсируя начал наливаться кровью. Обычно он вставал почти мгновенно. Лишь испытанное волнение, на краткий миг лишило его неукротимой юной силы.

– Ну-ка попробуем на вкус! Ммм! Вкуснотища!

Петя ощутил, как теплые женские губы заключили его плоть в сладкий плен. Упругий язык заскользил по низу головки. Закрыв глаза и задрав подбородок Петя отдался новым, до того неведомым ему ощущениям, чаще очень приятным, но порой чересчур острым. Это было похоже на сладкую пытку. Тело Пети вздрагивало, изо-рта вырывались спонтанные возгласы.

– Ах ты чувствительный какой мальчик! Не делали тебе никогда такого? – проговорила Зинаида, извиняющимся тоном, ненадолго отрываясь от своего занятия.

– Нет, не делали…

– Ну, я понежнее буду!

И действительно, теперь она уже не засасывала его член с такой силой, а нежно насаживалась на него губами. Аккуратно скользила языком. Порой юноша ощущал опасную твердость её зубов. Казалось Зинаида в любой момент может сжать их, причинив ему боль! И от этого чувства опасности, и того что он полностью находиться во власти этой женщины, по телу пробегала его холодная, но приятная дрожь.

В голове у Пети сгущался звенящий туман. Весь окружающий мир, погружался в сладостную сюрреалистическую негу. Клонящийся к вечеру южный день, старое кирпичное здание, скамейки в тени большого дерева – всё это казалось зарисовками с какой-то другой планеты. Чувство неотвратимости предстоящего оргазма, подступало всё ближе, балансируя на грани срыва в сладкую пропасть финального экстаза. Наконец камень сорвался с горы.

– А! А! А-а-а-а! – хрипло заголосил Петя, вздрагивая всем телом. Душа его тем временем, уносилась в сладкие выси оргастического припадка.

Женщина старательно высасывала стремящееся вон из мальчишеского организма семя, следя как в его худом теле затихают последние судороги и лишь после этого вытащила член изо рта. Отвернувшись она сплюнула тягучую субстанцию на пыльную землю, и вытерла губы тыльной стороной руки. Петя, так и стоял, с расстёгнутыми штанами как оглушенный.

– Ну что понравилось тебе? – услышал он как будто прозвучавший из другого мира голос женщины.

Помедлив, с ответом он наконец выдавил из себя, – Да!

Тайком занимаясь рукоблудием, он никогда не испытывал такого острого оргазма! Так вот чем женщины привязывают к себе мужиков… Ему вспомнился взрослый разговор, подслушанный им в поезде по дороге на юг. «Да, он от Ленки никуда! Она хоть баба вздорная и не красавица, но готовит хорошо, дома уют и порядок. А сосёт вообще закачаешься! Ну это со слов Витька конечно… сам-то я не пробовал», – говорил один мужчина. «Сосёт хорошо – это большой плюс!» – соглашался с ним другой, – «Хоть ещё одно удовольствие, от этой жизни! Моя вот совсем насчёт этого дела никудышная. Даже когда попросишь её по-человечески, всё наотъебись делает. Не то что Машка соседка. Я ей недавно двери поправил, чтобы не заедали, так она расплатилась со мной… Ей богу, из-за одного этого ушел-бы к ней жить! Да только детей у меня двое. Только ради них, вместе с женой и живём».

Из кратковременных раздумий его вывел, донёсшийся из-за кустов стон выстреливающего свой заряд в рот Оксаны, его друга Вовы.

– М-м-м-м! У! у! у! О-о-о!

– Шорты то надень… Негоже так, с голым стручком стоять! – произнесла тётя Зина.

Осознав то, что до сих пор стоит с голой попой, Петя поспешно натянул штаны. Вскоре Вова и Оксана появились из-за своего укрытия.

– Ну что мальчики, спасибо вам за работу! Мы с Зиночкой, побежали в город собираться. Без вас опять никуда-бы не успели. Ни по магазинам, ни в кино сходить! – произнесла она благодарственную речь.

– Ну, что? Придёте к нам ещё, послезавтра, в пятницу? – с надеждой спросила Зинаида, – Мы пораньше закончить работу хотим. А насчёт вознаграждения не сомневайтесь. Мы с Оксаной всё это затеяли, а теперь и тётя Вера, и тётя Катя, и тётя Ульяна тоже вас поблагодарить хотят!

– Ну мы ещё подумаем! – предупредительно зыркнув в сторону Пети, ответил Вова. Не надо мол баб распускать, а то на голову сядут!

Перед его мысленным взором, сладостным предвкушением появилась, большегрудая Ульяна. Украинка уже слегка за сорок, с горевшими ласковым огнём. До сих пор носившая длинную, ниже пояса косу и предпочитавшую одежду в стиле фолк, отчего походила на какую-то ведунью из народных сказок. Уж про неё, он бы не подумал! Член Вовы, несмотря на опустошенные яички сладко заныл.

– Никаких подумаем! – подбоченясь настояла Оксана, – Мальчики, мы вас ждем в пятницу после обеда!

– Ну всё. Мы побежали! – вместо утвердительного ответа произнёс Вова.

– Удачного вечера! Искупайтесь за нас в море, мальчики!

Через минуту, преодолев поросший выжженной солнцем травой луг, они уже спускались по каменистой тропинке.

– Ну что понравилось? Послезавтра пойдём? – спросил Вова.

– Ага, пойдём… – ответил находящийся в легкой прострации Петя.

– Их тут семеро, женщин работает, – пояснил Вова, – Нахрена нам этот нудистский пляж и Машка с Анютой. Толку с них… всё равно не дадут!

– Это факт, что не дадут. Разве что целоваться можно, а тут такое дело! А может ещё до чего дойдёт?.. – с надеждой спросил Петя.

– Может и дойдет… Ты только события не торопи! Я тут краем уха слышал, одна из них, Надежда, ребёнка сделать хочет. Так чтобы без мужа, одной воспитывать. Так мы ей в этом помочь можем. Как думаешь?

– Наверное можем. Только мы ведь не пробовали никогда.

– А что там пробовать? Как говориться – природа подскажет!

Около прачечной собрались досрочно закончившие работу женщины. Они смотрели вслед уходящим по тропинке друзьям.

– Ты такая молодец Зиночка, что всё это придумала! – похвалила коллегу тридцатипятилетняя рыжая Надежда.

– И мы раньше заканчиваем и мальчикам хорошо! – поддержала её блондинка Светлана, – А так бы мудохались с этим бельём еще два часа. Я лучше на пляже хоть немного позагораю!

– А может им ещё чего показать? Я бы не против была! – мечтательно произнесла тридцативосьмилетняя брюнетка Вера.

– Не надо молодёжь развращать, им и так уже выше крыши достаточно! – одернула её самая старшая из всех, Ульяна.

– Да, слишком пока развращать не будем! Разве что в самом конце сезона… – поддержала её Нина.

Зинаида, почти неотрывно смотревшая вслед удаляющимся друзьям, с нежностью в голосе проговорила, – Какие же эти мальчики милые. И Вова, и Петя этот новенький, блондинчик… Просто красавчики!

– Наши помощники! – со сладким вздохом произнесла Оксана.