шлюхи Екатеринбурга

Подарок от профсоюза — часть 5

— Как хорошо было с тобой котёнок. Ты меня и вправду изнасиловала дочка…

— говорил я Алинке, лёжа с молодой девочкой в темноте под одеялом, на широкой кровати её матери Марины. Обеих дочерей как магнитом тянуло в спальню их фригидной мамаши. И сейчас как и с Олей прошедшей ночью, я засыпал обкуренный в объятьях не менее обкуренной младшей дочери.

— Скажи спасибо, что у меня сил после твоей марихуаны не осталось. Голова сильно кружиться и спать охота. А то бы затрахала тебя папа. Но ничего в следующий раз, на трезвую без твоей анаши с тобой поебёмься Вадим. А сейчас байки давай папуля. Мне на занятия в институт завтра утром нужно идти. Да и муж может засечь, что я от тебя помятая и не выспавшись домой вернулась…

— Алинка лёжа со мной в темноте под одеялом, ласкала мне грудь, своей маленькой словно детской ладошкой. А потом повернулась на бок к стенке и мне оставалось только обнять дочь и прижаться к её пухленькой молодой жопке, опавшим членом.

Несколько минут я лежал в темноте, давя девочке в попку полувялым членом и нежно обнимая её сзади, положив руку Алинке на лобок. И дождавшись когда дочь заснёт, сладко засопев носиком, я нежно поцеловал её в шею, вдыхая аромат духов шедший от распущенных волос Алинки, и сам заснул вслед за ней, держа в объятиях тело своего взрослого ребёнка. И нет пожалуй ничего прекраснее на свете, чем засыпать прижимаясь членом к голенькой попке родной дочери.

— Алина, просыпайся дочка. Тебе нужно на первый автобус успеть. А ты спишь соня…

— говорил я девушке, проснувшись рано утром раньше неё. Если в прошлый раз Оля встала вперёд меня и уже мылась в ванной когда я проснулся. То Алинка ещё спала в постели, свернувшись калачиком как ребёнок. Младшая дочь в отличии от старшей, была соней и любила поспать.

— Сейчас пап, сейчас встану…

— Алинка повернулась ко мне передом от стены и прижимаясь телом со стоячими колом грудками, обхватила своей ладошкой мой член. А он у меня стоял спросонья и был словно каменным.

— А у тебя как у моего Игорька по утрам встаёт Вадим. Обожаю когда у мужиков стоит утром…

— сказала дочь, надрачивая мне и без того стоявший колом член.

— А я люблю с утра перед работой сексом заняться. Не идти же мне на завод с таким стояком дочка. Как твой отец за станком будет работать…?

— ответил я Алинке, наваливаясь на неё сверху. Конечно по кайфу нужно было встать и включить в комнате свет, чтобы ебать дочку и видеть её тело. Но сейчас было не до этого, мне хотелось вогнать свой задеревенелый стояк, в горячее влагалище младшей дочери и согнать на ней утреннюю дурь.

— Аааа, ооооойййй, так папа, так, ещё, ещё…

— застонала Алинка под мной, обхватывая руками меня за плечи. Младшая дочь не только была не против чтобы я ей засадил, но и сама направила член отца в свою нежную молодую щелку.

— Ах, какая кровать у мамы пружинистая. И как хорошо на ней трахаться, правда папа? Ооооойййй, ооооойййй…

— со стоном говорила Алинка, подмахивая мне в такт моим толчкам, на пружинистом матрасе кровати своей матери. У Марины болела спина и она специально купила себе такой матрас чтобы удобнее спалось. Но жена и не догадывалась, что её развратный муж, будет ебать на этом матрасе, двух её дочерей.

— Да, да дочка, как хорошо на нём тебя трахать…

— говорил я Алинке, засаживая ей в темноте на кровати её матери. Я ебал младшую дочь в миссионерской позе, как обычно сношал Марину. Но впервые в жизни эта обыденная сексуальная поза, приносила мне сказочное удовольствие. Ведь подо мной лежала родная дочь, и она усердно мне подмахивала своим худеньким телом и сладко стонала. А я вновь ощущал на своем члене, как мышцы влагалища Алинки, обхватывали его словно кольцом. И это было жутко по кайфу.

— А ты точно не залетишь от меня котёнок…?

— спросил я у Алины, отвалившись с дочки на бок. Мы с ней с воем кончили и сейчас лежали в темноте на кровати, переживая полученный обоюдный оргазм.

— Да не должна пап, у меня спираль стоит на матке. С мужем я каждый день ебусь и не залетаю. Но пошли в ванную скорее, подмоюсь на всякий случай. А то у тебя ялда здоровая и ты можешь мне спираль сдвинуть.

— дочка поцеловала меня в губы, коротким, благодарным поцелуем и встала с кровати идя в темноте к двери. А я поднялся вслед за ней, за своей любимой девочкой, с которой снова испытал в постели, ни с чем несравнимое наслаждение от секса.

И если в юности мне нравились зрелые, сорокалетние, опытные дамы, то сейчас когда я сам стал взрослым мужчиной. Моим идеалом стали, молодые, совершенолетние девушки. Мне нравилось ласкать их молодое тело, учить искусству любви неопытных девчонок и самому заряжаться от них энергией. Ведь с Мариной, моей одногодкой, у меня так хорошо никогда не стоял член. Я засаживал жене всего один лишь раз и на второй у меня уже не поднимался. Не было абсолютно ни какого желания на повторный секс с возрастной супругой.

А вот с дочками в постели я словно помолодел и хуй у меня вставал как в молодые годы. Нет, что ни говори, а молодые девчонки, возвращают сорокалетним мужчинам молодость. Впрочем как и восемнадцатилетние парни, зажигают страсть в телах зрелых женщин за сорок лет. Ведь не зря замужняя капитанша Ольга Ивановна, тогда в армии, в далёкой уральской тайге, еблась исключительно с молодыми солдатами.

— Вот же наспускал ты мне Вадим. И откуда у пожилого мужчины столько спермы…?

— сердито говорила Алинка, стоя в ванной передо мной и выковыривая пальчиком из своей щелки, сгустки моей спермы.

— Извини котёнок, я не хотел тебе в неё кончать, ты же сама попросила…

— ответил я дочке, держа в руке лейку от душа, из которой текла тёплая вода.

— Да всё нормально папа. Просто удивительно, что у тебя спермы много выходит, как у моего Игорька. Я несколько раз уже изменяла мужу со взрослым мужчиной, твоим ровесником Вадим. Так у него из члена совсем мало спермы выходило, всего несколько капель. А у тебя она струями бьёт, словно у молодого…

— сказала Алинка, беря из моих рук лейку душа и без стесняя стала при мне подмываться теплой водой. А я взял с полки пузырёк с дышистым шампунем, налил немного его в ладонь, и провел рукой между ног у дочки, моя своей девочке её нежную, молодую письку.

— Так, ты выходит у меня опытная девушка. А с кем если не секрет ты мужу изменяла? Учти дочка, папа ревнивый у тебя…

— нарочно строгим голосом проговорил я Алинке, с наслаждением тря ладонью дочке промежность, намыливая шампунем её розовые половые губки.

Признание младшей дочери, о том, что она наставила мужу " рога" с мужчиной годившейся ей в отцы, жутко зацепило меня. И мой член стал наливаться кровью, только от одних мыслей о том, что Алинка, нежная и хрупкая девушка, еблась на стороне от мужа, с чужим и взрослым мужиком, моим ровесником по годам.

— Да не секрет пап, я с преподавателем в институте трахалась. Пришлось ему дать пару раз, за хорошие оценки по его предмету. А иначе меня бы из института отчислили. Но всего лишь несколько раз было. Я в машине ему делала минет и он трахал меня на заднем сиденье. Препод этот женат и мы могли только в его машине сексом заниматься. Эх, жаль что у тебя нет своего автомобиля Вадим. Отвёз бы меня куда-нибудь в укромное место, как это делал Виктор Сергеевич мой учитель. И я бы у тебя на заднем сиденье отсосала. Меня запах бензина заводит жутко и мне нравится секс в машине со страхом…

— сказала с укором дочь, убирая мою ладонь из своей промежности. А у меня после её слов, член полностью встал и стоял колом упираясь девочке в живот. Если бы Алина сказала мне, что изменяла своему мужу с другим парнем. То меня скорее всего не так бы зацепило. Но дочь, трахалась с человеком который ей годился в отцы и сосала у того член в машине на заднем сиденье.

Я на миг представил себе, как моя нежная, домашняя девочка Алинка, сидит в автомобиле своего учителя, и старательно обсасывает накрашенными губками, залупу у папы ей по возрасту.

— У меня нет машины дочка, откуда ей взяться, на заводе я получаю мало, да и твоя мама не очень большие деньги домой приносит. Нам едва хватает на оплату ЖКХ и еду, тут не до покупки автомобиля. Но машина есть у моего друга, причём иностранного производства. Я бы мог её у него взять на время и мы бы поехали куда-нибудь за город. А ещё лучше если мы поедем на ней втроём, ты, я и дядя Олег, мой друг и одноклассник. Он щедрый мужчина и любит молодых девушек вроде тебя…

— ответил я Алинке, вылазя из ванной вслед за ней. Дочь вытиралась большим махровым полотенцем и как-то игриво посмотрела на меня, не обидившись, что я её подкладываю под другого мужика. А у меня сразу мысль возникла про Олега, едва Алина сказала мне, что любит сосать и трахаться в машине.

— Это тот дядя Олег, что в милиции работает? Красивый и солидный мужчина, мне такие как он нравится. И я вовсе не против сесть к нему в машину и поехать в укромное место. Но при условии, что дядя Олег мне хорошо заплатит. У нас с Игорем сейчас совсем нет денег, его родители работают на Севере и стали редко присылать переводы. Вы с мамой тоже мне мало помогаете. Так что я согласна " подработать " на стороне. А почему бы и нет, раз такое дело. У нас в институте некоторые девчонки так делают…

— ответила мне дочь спокойным голосом, словно речь шла не об оказании интимных услуг за деньги. А об обычной поездке с другом отца на природу.

— У нас с мамой сама знаешь, особо лишних денег не бывает. Мы вам с Олей помогали как могли раньше. Но сейчас и зарплату на заводе стали задерживать и жизнь тяжелее пошла. А у Олега Ивановича деньги водятся, он не только на работе зарплату получает, но и побочным "бизнесом" занимается. Так, что с его стороны проблем с оплатой твоих "услуг" не будет точно. Только разреши мне посмотреть дочка, как ты с ним будешь в машине сексом заниматься. Я тоже тебе заплачу, но только потом когда у меня деньги появятся…

— дрожащим от волнения голосом сказал я Алинке, смотря на то как она стоя передо мной, одевает на себя белые трусики с нарисованными на них мультяшными мышами.

— Да ладно папа, я не буду брать с тебя денег, можешь бесплатно смотреть как твоя дочь будет делать минет другому мужчине. Но сразу предупреждаю, пусть дядя Олег мне аванс даст. Часть денег вперёд и часть оплаты после. А то я сделаю ему минет, а он меня кинет на деньги. Такие случаи бывают, мне девчонки рассказывали…

— Алинка сидела на кровати в спальне Марины и натягивала на свои стройные ножки, чёрные капроновые чулки. Причём разговаривала со мной дочь спокойным, уверенным голосом. Как обычно разговаривают о работе. И глядя на девушку, смотря в её в красивые и невинные глазки. Я понял, что моя младшая дочь проститутка, или во всяком случае не прочь ею стать.

— Да заплатит, заплатит котёнок. Я сам с него деньги вперёд возьму и тебе передам. В этом можешь не сомневаться Алина…

— ответил я дочери подходя к ней спереди. Девушка закончила натягивать на ноги чулки и сидя на кровати, одевала на свои стоячие колом грудки, чёрный лифчик под цвет её чулок.

— Это что за дела такие Вадим? Я же на автобус не успею…

— сердито сказала Алинка, когда я стоя перед ней, обхватил дочь двумя руками за голову и прижался залупой к её губам.

— Несколько минут тебя не устроят дочка. Ты меня взбудоражила рассказом о том как ты делала минет своему учителю в институте. Я теперь целый день буду страдать если не попробую это с тобой. Давай доча, покажи папе, как ты умеешь делать мужчине приятно ртом. А я сегодня же пойду к дяде Олегу и договорюсь с ним о поездке в укромное место. Заодно и деньги авансом у него возьму для тебя. Но я должен быть уверен в том, что ты умеешь сосать члены у мужчин. Ведь я постараюсь выпросить у Олега Ивановича, крупную сумму за твои услуги…

— ответил я дочери, давя залупой на её губы накрашенные яркой помадой. После её рассказа о том, что она сосала член в машине у возрастного учителя. Мне дико захотелось чтобы дочь взяла у меня в рот. А её искусство минетчицы, меня мало волновало, даже если Алинка не умела бы делать минет, она всё равно сделала мне очень и очень приятно. Да и смотреть как родная дочь сосёт у тебя член, чувствовать её влажные губки на своей залупе, райское наслаждение.

— Ладно, уговорил папа. Я постараюсь тебя быстро до кондиции довести. Чтобы ты понял, твоя дочь умеет это делать, и деньги у своего друга, возьмёшь не зря. Только сядь на кровать, я тебе не Оля и меня не нужно в рот трахать, как ты её ебал Вадим…

— засмеялась Алинка, обхватыая рукой мой член и отводя его от своих губ. Младшая дочь прекрасно знала о том, что я делал с её сестрой и я послушно сел с ней рядом на кровать, обнял дочку за плечи и посмотрел ей в глаза.

— Не смотри на меня так папа, я стесняюсь. Ты тоже так будешь смотреть, когда я у дяди Олега в его машине, член стану сосать…?

— засмеялась Алинка, освобождаясь от моих объятий. Младшая дочь, глянула на меня взглядом своих зелёных глаз и наклонив голову вниз, взяла мою залупу в рот и стала её посасывать.

— Алина, Алиночка, дочка, милая. Как же ты хорошо сейчас мне делаешь…

— сквозь стон сказал я девушке, гладя её по волосам на голове. Младшая дочь сопя носиком, уверенно обхватывала своим маленьким словно детским ртом залупу и старательно обсасывала её накрашенными красной помадой губами, и даже щекотала кончиком языка. А она лучше сосет чем Оля. Намного лучше и делает минет, как заправская проститутка, подумал я, смотря на то, как дочь обсасывает своим маленьким ртом, мою крупную головку.

— Тебе в рот то можно кончать котёнок? Я не могу больше, ты меня довела Алина…

— хрипя от дикого наслаждения, в ожидании оргазма, спросил я у дочери, боясь спустить той в рот и дочка могла подавиться моей спермой.

— Да можно папа, кончай мне в рот, я умею глотать сперму и не давиться…

— Алинка на секунду выпустила мой член из своих сосущих губ, подняла на меня голову и глянув в мои глаза каким-то шальным взглядом. Снова взяла в рот головку члена и стала усиленно её сосать, слегка покусывая острыми молодыми зубками. И это лёгкое покусывание, вывело меня из себя и стало последней каплей. Я обхватил дочь руками за голову и кончил ей в рот. Алинка сильно засопела, закашлялась, но мой хуй изо рта не выпустила. Младшая дочь мужественно дососала до конца и массируя кончиками пальцев мне яйца, выдоила из члена всю сперму до капельки.

— Впервые такой большой хуй в рот брала. У того препода из института, член был маленьким и я его свободно сосала. А твой папа, мне едва в рот влазил…

— с укором сказала Алинка, целуя опавший член отца, благодарными поцелуями. Не смотря на большой размер моего полового органа, младшей дочери, как и её старшей сестре, было приятно делать минет родному отцу. И Алинка, обсасывала губками уже опавший член своего папы.

— Спасибо, спасибо милая. А ты лучше Оли сосешь. Только ей не говори об этом. Думаю дядя Олег после такого минета, тебе хорошо заплатит…

— сказал я дочери, целуя её в губы, которые только что сосали у меня хуй.

— А меня Оля научила сосать члены у мужчин. Сначала на палке сухой колбасы показала, а потом на практике, мы с ней вместе одному парню делали минет. Я тогда ещё в восьмом классе училась. Но " целку" мне муж " сломал", я только минет парням делала, а в письку не давала…

— неожиданно призналась мне дочь, Алина встала с кровати и стала одевать юбку и кофту, которые валялись на полу. А меня её признание как обухом по голове ударило. Я то думал, что моя домашняя и ласковая дочка тихоня, ни с кем из парней до свадьбы с Игорем не встречалсь. А выходит что она уже в восьмом классе вместе с сестрой сосали члены у парней.

— Ну ты меня просто убила Алина. Я всегда тебя считал тихоней, домоседкой. А ты выходит с Ольгой на блядки ходила. Но я не осуждаю дочка, напротив папе приятно, что ты у меня опытная девушка. Но как ты умудрилась сберечь для мужа девственность, если встречалась с парнями? Ведь твоя сестра Оля, уже в те годы минетом не ограничивалась…

— спросил я у дочери, подходя к ней сзади и обнимая молодую девушку за плечи. Хотя в принципе я догадывался чем ещё кроме минета занималась моя младшая дочь, если она не давала парнями трахать себя во влагалище и берегла целку для Игоря. Но мне хотелось услышать это от самой Алинки.

— Ну ты как с Луны свалился Вадим. Оля меня научила многим вещам и в том числе давать парням в попку. Очень удобно и безопасно в плане контрацепции. Но тебе папа я в неё не дам. Ты мне своей ялдой там всё порвёшь…

— ответила мне дочь, сердито отталкивая меня от себя. Алинка надела на свои ножки полусапожки которые я с неё снял вчера ночью, перед тем как ебать дочь на кровати жены и кинул их на пол.

Сейчас девушка прошлась в них по комнате цокая каблуками словно что-то ища и найдя у матери в трюмо губную помаду, подошла с ней к зеркалу и стала подкрашивать свои пухленькие губки.

— Но мне хоть попробовать дочка. Оля позволила себя в попу трахнуть и ей не больно было. Я тебе туда его не на весь всуну, а только наполовину…

— умоляюще попросил я дочь, подходя к зеркалу трюмо.

— Ладно, дам я тебе пап в жопу. Но только при услови что ты будешь свой член потихоньку в неё мне сувать. Не хочу испытать боль, он у тебя большой, а я такие ещё не пробовала у парней. У них намного меньше твоего члены были, а у тебя ялда здоровенная…

— неожиданно миролюбиво ответила Алинка, отходя от зеркала к двери спальни.

— Пошли на кухню Вадим. Твоя дочь хочет кофе попить и покушать. У нас в доме в холодильнике шаром покати…

— предложила мне Алинка, шаловливо стрельнув на меня своими озорными глазками.

— Да сейчас дочка, сейчас. Ты иди, а я трусы со штанами одену. Неудобно мне пред тобой голым ходить…

— ответил я девушке, поднимая с пола свою одежду, которую скинул с себя вчера перед тем как лечь в кровать с младшей дочкой.

— Да ладно тебе пап стесняться меня. Мне твой член в любом состоянии нравится. Жаль времени нет, а так бы я его ещё подняла бы у тебя. Обожаю поднимать члены у мужчин, мне интересно как они наливаются и встают…

— хихикнула Алинка, дочь подошла ко мне и помяла мне опавший член рукой. А у меня действительно что-то шевельнулось в нём, ведь прикосновение маленькой словно детской ладошки Алинки к моему половому органу, было очень возбуждающим.

— В следующий раз дочка, я буду в форме и ты мне дашь попробовать себя в попку. А сейчас дай папе одеться и пошли на кухню…

— ответил я шаловивой девушке, молодой, красивой, но такой развратной и сексуальной.

— А знаешь Вадим, я не хочу продолжать учёбу в институте. Не по душе мне моя будущая специальность. Да и что меня ждёт после института? Работа за копейки на производстве. Как Оля вкалывает на своей стройке маляром за гроши. Нет меня такая жизнь не устраивает. Я хочу красиво одеваться и иметь всё что захочу…

— говорила мне Алинка, сидя за столом на кухне. Младшая дочь слупила тарелку макарон с мясом и сейчас с наслаждением пила кофе и курила сигарету, страхивая пепел в пепельницу на столе.

— У меня подруга есть Ирина. Так она бросила институт и сейчас живёт за границей. Она эскортом занималась, оказывала богатым мужчинам услуги за деньги. А потом вышла замуж за немца и уехала в Германию, где с согласия мужа устроилась работать в элитный бордель. У Ирины сейчас есть всё, начиная от дорогой машины и модной одежды. Вот и я хочу этим заниматься…

— огорошила меня дочь, затягиваясь сигаретой и красиво выпуская табачный дым из губ. То, что моя младшая дочь мечтает стать проституткой, стало для меня неожиданностью. Алина училась на инженера — технолога и должна после института пойти работать по специальности. Но платили молодым инженерам мало и девушке хотелось большего. Хотя с другой стороны, если моя дочь еблась с парнями просто так, почему бы ей не делать это за 💰 деньги? Да и внешние данные у Алинки неплохие, красивая на лицо девочка, стройная с пухленькой попкой. Ей бы ещё Олины сиськи и цены бы не было. Подумал я глядя на младшую дочь.

— Хорошо дочка, я постараюсь тебе в этом помочь. Давай сначала попрбуем с дядей Олегом. Ты сделаешь ему приятно за деньги, а там посмотрим…

— ответил я дочери, думая, что в этом щекотливом деле как подкладывать свою младшую дочь под богатых мужиков, мне поможет мой крутой одноклассник. Олег имел машину и знал коего кого в криминальных кругах. Угрызения совести по поводу того, что я могу стать сутенёром для собственного ребёнка, меня не мучили. Алинка уже взрослая и раз она сама этого хочет, то пусть всё будет под контролем с моей стороны. Хуже, если дочь сама начнет заниматься проституцией и попадет в руки, или маньяка, или бандитов.

— Тогда папа давай сегодня и начнем. Я вечером после занятий в институте, заеду к тебе домой. Скажу Игорю, что мне нужно у тебя в квартире сделать уборку. И отлучусь на пару часиков. Этого времени хватит для твоего однокласника. Можешь даже пригласить его к себе домой. В машине не так удобно сексом зимой заниматься…

— сказала мне Алинка вставая изо стола, младшая дочь прошла в прихожею, где сняла с вешалки свою курточку и одела на голову вязаную шапочку, со смешными бубенчиками.

— Не хочешь дать дочери денег на новую куртку Вадим. Оле, этой корове дал на сапоги. А я что, не заработала ночью папа…?

— спросила дочь, внаглую смотря на меня. Алинка была в курсе того, что я дал денег её старшей сестре на сапоги, и теперь справедливо требовала с отца за предоставленные услуги, деньги на новую куртку. А я в эти секунды корил себя за излишнюю расточительность.

Ведь Оле я отдал всю заначку которая у меня была и Алине мне дать было нечего. Но смотря в наглые глаза младшей дочери, и вспоминая какое наслаждение подарила эта милая девочка мне прошедшей ночью. Я решился на воровство, деньги в квартире были и они лежали в шкатулке в спальне жены.

Марина держала дома небольшую сумму на чёрный день, как и большинство её подруг с завода. Банковских вкладов мы с ней не имели, так как жили от зарплаты и до зарплаты. И кое-какие сбережения хранили дома.

— Сейчас дочка, постой минутку милая…

— ответил я Алинке, направлясь из прихожей в спальню Марины. Жена не закрывала свой шкаф на ключ и не прятала от меня шкатулку с деньгами. Пропойцей я не был и ничего не брал из дома, и супруга мне доверяла. Я нашёл шкатулку под стопкой женского белья в шкафу, отсчитал на вскидку нужную сумму для покупки курточки и даже прибавил немного чтобы Алинка не обиделась. А деньги в шкатулку жены я решил доложить, заняв в долг у Олега.

— Держи милая, это тебе на курточку дочка. Хватит дорогая…

— я отдал Алине деньги в руки и прижав девушку к стене прихожей помял ей стоячие колом грудки через кофточку, пытаясь поцеловать дочь в губы.

— Помаду размажешь, хватит уже лизаться Вадим. А Оле, всё же ты больше дал денег отец. Ну да ладно, я не жадная, одевайся давай и проводишь дочь до остановки. А то я боюсь одна идти в темноте, мало ли какие хулиганье, или алкаши по дороге попадутся…

— Алина сердито пнула меня коленом, но не сильно, а шутя показывая что она злиться…

— Да конечно милая, я и сам хотел тебя проводить до автобуса…

— ответил я дочери и стал одеваться, за Олю я не беспокоился и не пошел её провожать вчера утром. Эта высокая и крупная девушка, даст отпор любому грабителю или насильнику. А вот нежная и хрупкая Алинка, нуждалась в защите.

— Отстань от меня Вадим. Не налапался что ли за ночь? Мы же не дома, а на улице, увидит кто как ты родную дочь обнимаешь…

— сердито говорила мне Алинка, отталкивая от себя своими маленькими кулачками. На остановке автобуса в этот утренний и морозный час, не было ни души. И чтобы не стоять зря, я залез к девочке под курточку и мял ей стоячие грудки через теплую кофту. И странное дело, мой конец основательно потрёпанный в дочкиных дырках, снова стал вставать. Видимо сказалось то обстоятельство, что посторонние могут увидеть как отец лапает дочь и это дело меня завело.

— Так теплее котёнок, стой спокойно и дай отцу тебя поласкать милая. Мы одни на остановке и никто не увидит что я с тобой делаю…

— успокоил я дочь и та перестала сопротивляться, а я с наслаждением стал мять у девочки груди стоя с ней в обнимку за стеной павильона. Странное дело, небольшие и стоячие сисечки у младшей дочери, возбуждали меня больше чем крупные сисяры старшей дочки, высокой и грубоватой Оли.

— До вечера папа, не забудь то, что я тебе говорила. Я хочу сегодня этим заняться и мне нужны деньги…

— сказала Алинка, когда к остановке стал подъезжать городской автобус шедший в микрорайон где жила младшая дочь.

— Да все нормально будет котёнок, я прямо сейчас перед работой, зайду к своему однокласснику и все с ним улажу насчёт тебя. Так, что вечером ты получишь свои честно " заработанные" деньги. А там подумаем о дальнейшей твоей " работе"…

— ответил я дочери, подсаживая её в салон автобуса. Алинка помахала мне рукой из окна, и прижавшись носом к стеклу, состроила забавную рожицу. И даже не верилось, что эта озорная девчонка, внешне похожая на школьницу, опытная минетчица, мечтающая стать профессиональной проституткой. Хотя вот такие милые и ласковые домашние с виду девочки, способны зажечь в мужчине страсть. Хуй у меня стоял колом в штанах, всего лишь после лапанья грудей младшей дочки в людном месте.

А приятно будет посмотреть на то как Алинка станет сосать член у Олега за деньги. И дочь права, в машине холодно и неудобно зимой. Лучше этим заняться у меня в квартире, в тепле и под выкуренный на троих " косяк". Подумал я, идя на другую сторону улицы, чтобы сесть на автобус идущий в район где жил мой одноклассник. Я решил пораньше к нему зайти, пока он дома и не уехал на службу.

— На ловца и зверь бежит Чернов. Я было собиралась сегодня идти тебя разыскивать, а ты сам ко мне явился Вадим…

— на пороге квартиры моего одноклассника, вместо Олега, стояла его мать Нелли Павловна, высокая и крупная пожилая женщина. Она жила отдельно от сына в Москве, и я её давно не видел.

— А где Олег, мне нужно с ним поговорить. И зачем вам меня разыскивать Нелли Павловна…?

— спросил я у матери друга, заходя в квартиру следуя её жесту глазами. Женщина показала мне кивком, что нужно зайти и разговор вести за закрытой дверью.

— А затем Чернов, что ты мне должен. И я хочу получить с тебя свои деньги. И очень хорошо Вадим когда ты сам пришёл ко мне и не пришлось тебя искать…

— Нелли Павловна закрыла за мной дверь и стояла передо мной в прихожей строгая и неприступная, в дорогом халате с глубоким разрезом спереди и с сигаретой в накрашенных красной помадой губах.

Мать Олега, была моей бывшей классной руководительницей, и учила меня с первого по десятый класс. А ещё Нелли Павловна работала заучем в нашей школе и наводила страх на всех двоечников, хулиганов и алкашей в своём районе. Я её видел в последний раз пожалуй лет двадцать назад, когда пришел из армии. И с тех пор мы не встречались, она конечно изменилась, постарела и волосы на голове стали с сединой. Но в целом осталась всё той же симпатичной, но властной училкой, которую я боялся как огня, и в тайне дрочил на неё в школьные годы. Нелли Павловна была красивой, но строгой женщиной, она воспитывала сына одна без мужа и он был полностью под её властью.

— Ты думаешь Олег тебе просто " травку" давал, по доброте душевной? Как бы не так, это моя анаша и я ей сына снабжала, чтобы он её продавал, но не дарил бесплатно. И я хочу Вадим, чтобы ты мне заплатил за все " косяки, " что ты брал у моего сына. У меня всё записано, сколько " травки" тебе давал Олег…

— с угрозой сказала мне мать моего одноклассника, стоя передо мной с сигаретой в накрашенных губах.

— Но у меня нет сейчас денег Нелли Павловна. Да я и не знал что Олег мне " травку" за деньги даёт…

— ответил я злой бабке, хотя старухой эту ухоженную и холенную москвичку, можно было назвать только по годам. Матери Олега было около шестидесяти лет, но внешне она здорово молодилась, ногти на пальцах у Нелли Павловны были накрашенны красным лаком и от пожилой женщины пахло дорогими французскими духами.

А ещё меня удивило то что, ногти у бабки мне по возрасту, на ногах тоже были накрашены красным лаком. Нелли Павловна была одета в красный длинный халат с глубоким разрезом спереди и в перламутровые босоножки на каблуке, перед у босоножек был открытым и из них выглядывали пальцы с крашенными ноготками на ногах у пожилой женщины. А это был верный признак того, что бабка ещё молода телом и душой, и хочет секса не смотря на возраст.

— Ну нет денег, значит отработаешь Вадим. Ты меня знаешь, я с тебя три шкуры сдеру пока ты мне долг не отдашь. А теперь рассказывай, зачем ты к моему сыну пришёл с утра пораньше. Опять за " травкой" на халяву…?

— строгим и злым голосом спросила мать Олега, поставив руки в боки, сверля меня своим властным взглядом. При этом женщина поставила ногу на обувной ящик и в вырезе халата, я увидел её ляжку, белую и широкую. Хуй у меня тут же встал колом при виде шикарной ляжки матери моего однокласника.

Не знаю умышленно она это сделала, или интуитивно поставила ногу на обувной ящик, но у меня возникло былое влечение к этой строгой, но всё красивой женщине. А ещё в квартире у Олега, остро чувствовался сладковатый запах анаши, она что и сама " травкой" балуется? Подумал я, глядя в строгие глаза Нелли Павловны. И словно под гипнозом рассказл ей всё, что произошло со мной с момента отъезда моей жены на курорт.

Да я и не мог ей не рассказать, мать Олега обладала каким-то магическим взглядом и действовала на меня гипнотически. Я вспомнил что двадцать пять лет назад, я вот так же стоял перед ней в учительской и завуч Нелли Павловна, допрашивала меня за разбитое окно в классе. И я тогда подробно ей всё рассказал, кто это сделал, а она всё равно больно оттаскала меня за ухо. И сейчас я словно тот школяр стоял пред ней высокой и властной женщиной с большим уложенным шаньеном чёрных с проседью волос на голове. И подробно рассказывал, не в силах выдержать её гипнотического взгляда.

— Забавно, так ты Чернов, пришел к моему сыну, чтобы обвинить его в том, что он дал тебе забористой "травки", а ты угостил ей своих дочерей и по очереди каждую трахнул…?

— строгим, но уже не злым голосом спросила у меня Нелли Павловна. В глазах матери Олега, застыло откровенное удивление и любопытство. Женщина сняла ногу с обувного ящика и жестом пригласила меня из прихожей в квартиру. Но перед этим так же кивнула головой на вешалку и обувную полку. Мне нужно было снять с себя обувь и верхнюю одежду. Что и я сделал, расстегивая от волнения молнию на куртке, трясущимися руками.

А у неё "станок" пиздец, даже больше чем у моей Марины, подумал я идя вслед за матерью Олега и вовсю пялясь на объемный зад шедшей на каблуках впереди меня, шестидесяти летней бабки. Хуй у меня стоял колом в штанах, и я вдруг отчётливо осознал, что мне сегодня удастся засадить своей юношеской мечте, строгой и непреступной Нелли Павловне. Моей бывшей учительнице и классному руководителю. Пусть заметно постаревшей, но не растерявшей с годами своего обаяния и сексуальности.

— Присаживайся Вадим, будь как дома, но не забывай что в гостях…

— засмеялась тётя Нелли, усаживая меня за стол на кухне. На столе ещё дымилась чашка горячего кофе, рядом с ней стояла тарелка с бутербродами. По всей вероятности женщина завтракала в тот момент когда я ей позвонил в дверь.

— Спасибо Нелли Павловна, но я пришел к Олегу не обвинять его, а наоборот поблагодарить за то, что с его ядрёной афганской анашой, я имел счастье переспать с молодыми девушками, своими дочками. И ещё я хотел предложить вашему сыну, трахнуть свою младшую дочь Алину. Но правда за деньги, она студентка и нуждается в дополнительном "заработке". Сама девушка не против такого вида "подработки", и даже сама меня просила организовать встречу с вашим Олегом…

— ответил я матери своего одноклассника, во все глаза рассматривая её голую ляжку. Нелли Павловна села рядом со мной на стул и заложила ногу за ногу, при этом полы халата одетого на женщине распахнулись и сильно оголили часть ноги и практически ляжку полностью до бедра.

А у неё ноги красивые и ляжки обалденные, обычно у бабок в её возрасте на ногах вены выпирают. А у Нелли Павловны, ноги были гладкие без выступающих вен как у молодой.

— Ну, это ты не по адресу Вадим. У моего Олега как у латыша, хуй да душа. Трахнуть то он твою дочку траханет, а вот заплатить вряд ли сможет. Я у него все деньги забираю и он полностью под моей властью. Но я сама готова заплатить твоей шаловливой Алинке в два раза больше, чем за секс с моим сыном…

— сказала мне тётя Нелли, отхлебывая уже остывший кофе из чашки. При этом мать Олега внаглую рассматривала мой стояк в трико, в котором я сейчас сидел перед ней на стуле. Идя провожать дочь на остановку, я не стал одевать брюки и пошёл на улицу в трико, лишь надев ботинки и накинув сверху куртку. И сейчас у меня в них выпирал приличный бугор от стоявшего колом члена.

— Да ты не ослышался Вадим, я сама готова заплатить твоей дочурке в два раза больше. Так как предлагаю ей работу, и не только ей, но и тебе. А возможно и обеим твоим дочерям, если старшая дочь не против работы в сфере интимных услуг…

— Нелли Павловна вытащила из пачки на столе дорогую женскую сигарету с золотым тиснением возле фильтра, и щёлкнув не менее дорогой зажигалкой, с наслаждением затянулась.

— Ты как раз по делу пришел ко мне Вадим. Очень по делу дорогой мой. Я приехала из Москвы к сыну, чтобы найти подходящих девушек в провинции для съёмок в откровенных сценах. Хочу организовать у себя в квартире студию для записи фильмов для взрослых. Сейчас на этом можно хорошо заработать, да и безопасен этот вид бизнеса по сравнению с торговлей наркотиками. Ну а ты со своими дочками Вадим, просто подарок небес для меня. Ведь снять реальный инцест между отцом и взрослыми дочерьми, в наше время нереально. В основном сейчас снимают постановочный инцест, а реальный днём с огнём не найдёшь. Тем более что твоя младшая дочь, как две капли воды похожа на тебя…

— Нелли Павловна аж руки на радостях стала потирать и потянувшись к верхней полке кухонного гарнитура, достала из него початую бутылку коньяка.

— За это не грех и выпить по грамульке Вадим. Не ожидала, что мне такая удача выпадет, правда не ожидала…

— радостно воскликнула мать Олега, наливая мне и себе в рюмки пахучего дорогого коньяка.

— Только не стоит спешить раньше времени Нелли Павловна. Насчёт младшей дочери я уверен. Алина мне призналась что хочет стать профессиональной путаной и зарабатывать деньги своим телом. И думаю, что она не откажется сниматься у вас в порнофильмах. А вот со старшей дочкой Олей я на эту тему ещё не разговаривал. Но она тоже любит деньги не меньше чем её младшая сестра, а вот горбатится на стройке маляром за копейки не хочет…

— сказал я Нелли Павловне, опрокидывая вслед за ней в рот, рюмку с дорогим и необычно вкусным коньяком.

— Тогда, что мы с тобой тут сидим Вадим. Поехали к твоим дочкам, пригласим их сюда ко мне, и я с ними конкретно поговорю насчёт работы у меня в студии…

— мать Олега нетерпеливо заерзала на стуле, а её ляжка под халатом ещё больше обнажилась почти до самого бедра, и было ясно что на ней нет трусов.

— С Алинкой сейчас не получится поговорить. Она на занятия в институт пошла, а с ней муж на одном курсе учится. Только вечером, дочка обещала ко мне домой заехать, одна без мужа. А вот с Олей можно, стройка где она работает недалеко от вас, всего пару остановок на автобусе…

— я немного охладил пыл матери Олега, которой нетерпелось поговорить насчёт предстоящей работы с обеими девушками.

— Так поехали за твоей Олей, думаю что она не будет против моего предложения. Только мы с тобой не на автобусе поедем Вадим, а на машине. Видел наверное во дворе стоит белая " тоёта", так это мой автомобиль. А Олег на своем " опеле" в Москву уехал ещё ночью за " товаром", не мне же на старости лет анашу возить в машине…

— Нелли Павловна решительно затушила окурок сигареты в пепельнице и встала изо стола.

— Пойду оденусь в дорогу, не в халате же мне ехать…

— мать Олега при этом так многозначительно посмотрела на меня, что я поднялся со стула и пошёл вслед за ней. А она обкуренная, или бухая, в квартире остро пахло выкуренной анашой, хотя в пепельнице лежали окурки только от сигарет. Подумал я идя в спальню вслед за женщиной своей юношеской мечты. Которую в молодости боялся как огня, и в тайне дрочил на неё в школьном туалете.

— Подай мне лифчик Чернов, вон тот чёрный что на кресле лежит…

— Нелли Павловна зайдя к себе в спальню, встала ко мне спиной и спустила на пол с себя халат, оставшись полностью обнаженной. Как я и предполагал трусов и бюстгальтера на матери Олега не было. И сейчас я видел перед собой широкую как лопата спину женщины и белую объёмную жопу.

— Обожаю чёрный цвет нижнего белья у женщин, тётя Нелли. Особенно у таких красивых как вы…

— дрожащими руками я взял с кресла стоявшего у окна, чёрный кружевной бюстгальтер, и в то же время, скинул с себя одежду.

— А вот раздеваться раньше времени я тебя Вадим не просила. Хотя ладно, успеем мы ещё к твоей дочке на стройку. В жизни так мало приятных моментов, а у тебя между ног Чернов, похоже то, что я давно искала…

— Нелли Павловна повернулась ко мне передом и пялилась на мой стояк. А я во все глаза рассматривал огромный, заросший чёрными кучерявыми волосянками лобок матери моего одноклассника, и её крупные груди с тёмно-коричневыми сосками.