шлюхи Екатеринбурга

Перегоревший предохранитель

Мы с моим другом и одногруппником Витей удачно сдали экзамены за 3 курс нашего техникума, особенно удачно мы проскочилои весьма трудный экзамен по ТОЭ — это ведь теоретические основы электротехники, так что ко мне домой мы просто летели. Не менее удачно заскочили в отходящий автобус — ведь всего два часа и мы в нашем родном городе. Витя попросился пожить хоть недельку у меня дома, квартиру его родителей залило, там сейчас меняют трубы и будет полный ремонт.

Ну что, я гордо сказал, что всё будет нормально, мы же уже взрослые совсем, нам уже по 18 лет, в марте отмечали совместно и крепко тогда выпили. Вот только всего один нюанс — мы с ним ещё девственники, как нам не обидно. Ну а раз мы были с ним были крепко выпивши, то наших девчонок поимели наши ловкие однокурсники. Эти Серёга и Иван ловко упали нам «на хвост», как пошутил Витя — и выпили за наш счёт и наших девчонок оттрахали. Нам всем по 18 уже, да у них море опыта, особенно у Ирки и Лили. Обидно, досадно, да ладно! Опыт, сын ошибок трудных! (А.С.Пушкин)

Ну а дома у меня всё прошло просто отлично, я и сам немного удивился. Папан мой собирался в командировку, он умелый «толкач», так что с выданных руководством денег в виде премии закупил отличной солёной и копчённой рыбы, чтобы дать её в виде презента в отделе сбыта на заводе в другом городе. Ну а одну рыбёшку, такого вкуснейшего жирного толстолобика, мы совместно употребили под пивко, посидели бы ещё, да тут прибыл за папкой бортовой «Камаз» и он «отчалил». Решили они с этим водителем выехать вечером, чтобы утром уже быть в Харькове. И с утра — за работу!

А мы, чуть захмелевшие, такое приятное лёгкое опьянение, пошли прогуляться, да тут и наша мамочка пролетела мимо нас, мол нужно закупиться в супермаркете, а то двоих голодных студентов кормить нужно. Мы с Витькой, как два джентльмена, подождали её у дверей супермаркета и потом помогли мамочке нести тяжелённые сумки. Женщины иначе и не могут — у любой сумки невероятной тяжести. В лифте мы весь угол этими сумками загромоздили, пришлось нам почти вплотную стать в лифте. Это было такое неожиданное чувство — рядом стояла моя аппетитная мамочка, а от неё так просто одуряюще пахло духами, лёгким запахом коньяка, что она выпила с папкой и особенно возбуждающим ароматом сладковатого женского пота. У меня даже голова чуть закружилась, а мой член встал колом, выдавив бугор на брюках, мамуля даже пальчиком мне погрозила, когда я чуть прижался к ней. Витёк нажал на наш восьмой этаж, лифт только проехал два-три этажа и тут он резко встал, да ещё и свет погас. Мамочка даже громко ойкнула от испуга!

На пару секунд загорелась лампочка аварийного освещения и погасла, наступила кромешная тьма. Я сообразил нажать кнопку вызова диспетчера, та очень неохотно отозвалась, но пообещала прислать нам мастера, но не раньше чем через час — в нашем подъезде перегорел предохранитель. И пока найдут замену, и мастер придёт, и тогда поменяет… В общем часик подождёте, не маленькие всё же… И вы не одни в городе… Подождите и потерпите…

Мамочка, видимо всё испугавшись темноты и поломки, обняла меня и положила мне голову на плечо. Ах, как она пахла, да ещё и её полная грудь ко мне туго прижалась, так что мой «друг», как шутил часто Витёк, вновь пробудился и упёрся мамочке в животик. Она тихонько захихикала и, положив руку на мой бугор, легонько сжала и громко прошептала мне на ухо:

— Ты так возбудился, на мамочку свою или вспомнил своих подруг? А много ты там их совратил? А ну, признавайся, юный негодяй и развратник, — и тут её горячие сладкие губы со вкусом коньяка прикоснулись к моим.

Тут мне вообще, как говорится, «крышу снесло» и я, крепко обняв похоже совсем хорошо опьяневшую мамочку, страстно впился в её пухлые губы, заодно всунув свой язык мамуле в ротик, как это делала красотка нашей группы Света, когда мы с ней целовались под Новый год. Мамочка тихонько застонала, чуть удивив меня и стала тереться животиком об мой член. И тут ещё какое-то лёгкое дуновение воздуха, протянув руку я почувствовал голое бедро, потом дальше — мамочкины шелковые трусики и мне всё понятно!

Витька, явно тоже сильно возбуждённый, лихо задрал мамочкино лёгкое платье и гладит её по попке. А вот резинка трусиков поползла вниз, а Витёк, раз я нащупал его голову, опустился на колени. Всё понятно, он так раз делал Лиле, она даже кончила от его язычка. Да и мамочке явно понравилось, видимо он ловко ласкает своим язычком её тугую дырочку и достаёт до мамочкиных губок её писюшки, она так сладко заохала, выгнулась и чуть двигает своей круглой мягкой попкой. Куннилинг и ануслинг все женщины любят!

— Ой, мой сладкий, я сейчас упаду, заласкал меня так, да и пьяная я совсем уже, — мамуля стала медленно опускаться и вскоре она стояла на коленях.

Вот это да! Она вжикнула молнией моего гульфика и мой «друг» лихо выскочил на волю, но тут же попал в чудесный плен ротика мамочки. У меня самого от такого удовольствия стали подгибаться ноги, совсем перестав держать меня. И вскоре у нас сложилась в кромешной темноте нашего лифта просто невероятная, но такая просто чудесная композиция прекрасного интима!

Я стоял на коленях, а мамочка в коленно-локтевой и с явно с удовольствием делала мне минет, в Витёк, быстро сообразив, трахал мамочку сзади. Она только глухо охала через нос, а вот моя сперма с силой ударила мамуле в горло, она задёргалась, застонала и точно стала кончать, двигая попкой в сторону Витька. Тот хоть сообразил и, быстро вытащив своего «орла», как он шутил, с натугой всунул в попку мамочки, как я понял, ну и, тихо зарычав, стал изливаться в её тугую дырочку.

Но наши члены не падали и мы, быстро сообразив, ловко поменялись в этой тесноте и темноте местами. Вот тут я был просто в раю и невероятном обалдении — я держу мамулю за её тугие горячие бёдра, я лихо вошёл в свою мамочку, о которой я давно мечтал. Впрочем, как и любой парень моего возраста, часто видя перед собой, как и я всё лето, мою вечно полуголую из-за жары мамочку.

Вот теперь я уже долго не кончал, а мамуля, как только Витёк излился в её умелый ротик, стала издавать громкие сладострастные стоны. Кончил я тоже ей в попку — вот после моего друга вошёл я совсем легко. Мой член пульсирует в её тугой дырочке, а я аккуратно мну полную грудь мамочки — обалденное удовольствие! Мы наконец встали и, чуть приведя себя в порядок, стояли, крепко обнявшись — сейчас мы были так близки друг другу. Спасибо этому перегоревшему предохранителю и этой кромешной тьме!

Когда мастер-лифтер выпустил нас из духоты лифта, я взял сумку и почти потащил мамочку в квартиру, Витёк поволок остальные сумки, а мастер нам вслед:

— Ни здрасте, ни спасибо, даже ни до свидания. Хотя дамочка похоже уже совсем сомлела, видимо плохо ей стало…

— А мне сейчас так хорошо, как никогда, я давно мечтала о таком, чтобы один сзади, а второй — мне в ротик, — прошептала мамуля мне на ухо, повиснув на мне.

Взяв с нас страшную клятву, чтобы мы не проболтались, за лето мамуля буквально сделал с нас мачо, как она шутила. Я научился делать куннилинг, а Витёк тогда зажимал мамочке ротик, чтобы она своими сладострастными стонами не перепугала весь наш подъезд. Но больше всего мамуле понравился «бутерброд» — она тогда бурно кончала. И это был на разврат — так как папан из-за своих постоянных командировок не очень часто выполнял супружеские обязанности, то мы «с Витьком помогали» ему.

Когда мы вернулись в наш «технарь», то парни нашей группы засвистели, всё поняв по нашим лицам, а все девушки-красотки стали кидать на нас весьма заинтересованные взгляды и даже делать нам «авансы». Так что этот год прошёл у нас довольно весело. Но Ивана и Серёгу мы больше не приглашали!

Вот так — один перегоревший предохранитель, а мы с Витей стали мужчинами!

Воспоминания юности далёкой — какие они яркие. Я как смог их описал!