шлюхи Екатеринбурга

Ночь с Ириной Петровной, часть 13 продолжение

После ночного секс заплыва по волнам чувственности мы с Ириной Петровной уснули, едва успев затушить все свечи. Я спал как убитый и снилось мне, что я стою в классе у доски и рассказываю что-то Ирине Петровне. Она внимательно слушает, и начинает расстёгивать свою блузку, обнажая свою шикарную грудь, но почему-то этого никто не замечает. Потом как -то не логично, как это бывает в снах, она вдруг у моих ног и уже сосёт мой член, упираясь носом в лобок. А я пытаюсь её прикрыть чем-то, чтоб остальные ученики не увидели, но все старательно что-то пишут, не поднимая глаз. Я шепчу Ирине Петровне: — Не чавкайте, вас услышат! — но она вдруг поднимает лицо, смотрит на меня подведёнными глазами со стрелками и говорит:

— Я задала им тему, "Роль политических проституток в сексуальной жизни партии" !!!! — поворачивается к классу лицом и задирает юбку. А я стараюсь натянуть её обратно, чтоб она не опозорилась, мы молча пыхтим в борьбе за юбку, но на нас по прежнему никто не обращает внимания. А потом вдруг, без перехода, следующий кадр. Ирина Петровна что-то рассказывает классу, подперев подбородок руками, но попа не на стуле, а она стоит наклонившись ко мне. На её талии почему-то одета огромная балетная пачка, за которой, как за ширмой, прячусь я и ебу Ирину Петровну в жопу, периодически выглядывая из за пачки, чтоб посмотреть не видит ли кто. И моя главная задача была в том, чтобы не сильно толкать Ирину Петровну бёдрами, чтобы её тело оставалось неподвижным при каждом входе, а то класс заподозрит если её голова будет болтаться, как будто её кто-то толкает сзади. И вот я медленно вхожу в неё, потом быстро выхожу и опять медленно вперёд, держась за её шикарную попу, вхожу до упора, следя как попа плющится от моего вторжения, но тщательно слежу, чтоб волны на ней не было. ….

Я рывком вышел из сна, схватившись за член! Он стоял как часовой у мавзолея и сладко ныл! "Роль политических проституток в сексуальной жизни партии" — приснится же такое!… и как это родилось в моей голове? — подумал я, пытаясь справиться со стояком. Для начала надо сбегать поссать — подумал я и вылез из под одеяла. В туалете пришлось ссать сильно нагнувшись вперёд, иначе член смотрел на стену и ниже его было не опустить. Не удобно, но уже привычно. Вернувшись в спальню я увидел следующую картину. Ирина Петровна лежала на боку, спиной ко мне, поджав под себя ноги. Откинутое мной одеяло открыло для взгляда её спину и часть попы с двумя ямочками сверху. Я посмотрел на свой, почти дымящийся, стояк и в голове тут же возник коварный план вероломного вторжения. В глазах ещё стояли кадры из сна. Я тихо подошёл и откинул одеяло с бёдер… Ах, какой вид!… К нему невозможно привыкнуть! Большой зад моей учительницы, шикарные объёмистые бёдра в полусъехавших чулках, лежащие друг на друге и зажатая между ними киска Ирины Петровны. Видно было только большие, плотно сжатые, губки полускрытые тёмными волосками, между которыми поблёскивали капельки полупрозрачной вчерашней спермы. Налюбовавшись на этот вид я осторожно, чтоб не разбудить, приподнял верхнюю ягодицу и уставился на сморщенное колечко ануса с редкими тёмными волосками вокруг. От моего движения он чуть чуть раскрылся, показывая своё розовое нутро. Пальцами второй руки я максимально нежно проник во влагалище и, смазав пальцы смазкой и вчерашней спермой, стал переносить всё на соседнюю дырочку, нежно водя пальчиком вокруг и иногда вставляя одну фалангу внутрь. Ирина Петровна ровно дышала во сне и я стал всё глубже и глубже входить в неё пальчиком. Входило на удивление легко. Это наверное потому, что она спит и мышцы расслаблены, — подумал я, вспомнив как пытался вставить ей в анус в первый раз. Вскоре в попу моей учительницы свободно входили уже два пальца. Вводить три я уже побоялся, только раздвинул те два пальца, что уже вошли и ещё чуть чуть порастягивал её сфинктер. Всё, дырочка готова, можно приступать к вторжению основных сил. Мой член уже истекал смазкой и я, обильно размазав её по головке и стволу, медленно встал на колени перед попой Ирины Петровны, боясь её разбудить раскачиванием пружинного матраса. Чуть чуть сдвинул в сторону мешающие мне щиколодки моей учительницы и занял исходную позицию. Одна нога плотно прилегала к задней поверхности бёдер, а вторая расположилась вдоль спины, член был в двух сантиметрах от её чёрного входа. Смазанная головка просто сияла зеркальным блеском и я нежно приставил её к сморщенному пятачку и плавно нажал. Потом ещё и ещё. Главное, чтоб тело оставалось неподвижным, а то она проснётся от толчков, — вспомнил я сегодняшний сон. Я крепко взял её за бедро и стал одновременно с нажатием натягивать Ирину Петровну на член, чтоб её тело не двигалось. И вдруг хорошо смазанный сфинктер раскрылся и пропустил внутрь половину моего члена…. я замер, стараясь не дышать. Ирина Петровна зашевелилась во сне и я осторожно вышел из неё. Долгих две три минуты я сидел в этой неудобной позе и прислушивался к её дыханию. Вроде можно. Ирина Петровна опять дышала ровно, и я повторил удавшееся движение, — она опять зашевелилась, но на этот раз я уже не стал выходить, а просидел те же три минуты с наполовину вставленным в очко учительницы членом. Это была мука!! Мой друг чувствовал жар её заднего прохода и рвался долбить эту дырку со всем рвением, но я сдерживался, стараясь не двигаться. Дыхание Ирины Петровны снова выровнялось и я стал плавно давить на свой поршень, медленно раздвигая стенки её жопы. Снаружи было видно только побелевшее колечко ануса и медленно входящий внутрь ствол, перевитый венами. Наконец я упёрся животом в её ягодицы. Всё! Я внутри! Весь! Член, казалось, ещё больше вырос, находясь в такой горячей, тугой пещерке Ирины Петровны. Голова кружилась от содеянного, ведь это как забраться в чужой сарай без ведома хозяев и это дико возбуждало! Не в силах больше терпеть эти муки я начал медленное движение назад, наблюдая как из побелевшего и вытянувшегося наружу колечка появляется узор из вен. Плюнул сверху, стараясь попасть на ствол и дополнительно смазать его и потом опять вперёд, до упора! Дыхание Ирины Петровны участилось, но она ещё не проснулась! Наверное ей снился сон, что она на своём уроке стоит перед классом, отклячив жопу к доске, и читает лекцию, а сзади в неё входит молодой, горячий, твёрдый член с блестящей головкой и она чувствует сладкое чувство наполненности в попе, а между ног ощущает зуд в мокрой киске… Рука Ирины Петровны непроизвольно скользнула себе между ног и пальцы привычно легли на клитор. Я к этому моменту уже достиг более высокой скорости и, тяжело дыша, водил своим поршнем в своей учительнице.

— Что?…. — вскрикнула она, выныривая из сна и повернув голову ко мне, но её глаза тут же подёрнулись томной поволокой сладкой неги и я, глядя в её полуприкрытые глаза стал вбивать свой поршень уже со всей силы! Волна разбегалась теперь не только по попе, но и груди сотрясались в такт толчкам. Одной рукой Ирина Петровна держала свою ягодицу, а второй наяривала у себя между ног. Кровать ходила ходуном и билась об стенку. Как одинокая учительница истории будет оправдываться перед соседями я, честно, не знал.

— Мне близко! — предупредил я свою учительницу.

— По.. до.. жди! — простонала она, растянув эту просьбу на три удара. — По.. д… о… ж.. ди!.. — всё ускорял я темп. — М… М… М… М… — я терпел из последних сил… И тут Ирину Петровну выгнуло дугой! Она распрямила ноги и перекатилась на живот, соскочив с моего члена. Я тут же упал ей на спину и вогнал свой поршень в не успевшее закрыться очко преподавателя, а рукой обняв её за горло и продолжил вбивать жопу учительницы в диван.Через минуту побагровевшая лицом Ирина Петровна начала кончать с такими стонами, что я удивился как человек может издавать такие звуки! И я был на пике, но меня хватило ещё на пару тройку чавкающих движений когда я начал выстреливать в её большую жопу потоки спермы, крепко прижавшись лобком к её ягодицам и стараясь войти ещё глубже… Наконец я затих, распластавшись на её спине, изредка подрагивая от проходящих по всему телу судорог и ослабив хватку на горле Ирины Петровны. — Ааахррр… — втянула она в себя воздух и продолжила тяжело дышать

— Слезь! И так чуть не задушил! — простонала она и я лениво скатился с неё, оставив смотреть в потолок не закрывшееся очко, до краёв наполненное спермой. Как в рюмочке.

— Но такого я ещё не испытывала, — откашлялась она, — Такое неожиданное приятное пробуждение и… такой фееричный финал!!! У меня аж в глазах потемнело! — призналась она!

— Что, снился урок? — спросил я улыбаясь

— А ты откуда знаешь? — сделала она круглые глаза!

— И как ты умудрился войти мне в жопу так, что я ничего не почувствовала? — продолжала удивляться Ирина Петровна. А я только лежал и счастливо улыбался…