шлюхи Екатеринбурга

Необычная картина

1.

Два месяца назад я был приглашён на небольшую выставку начинающего московского художника, которая проходила в небольшом актовом зале одной старой школы. Меня всегда интересовали люди, делающие первые робкие шаги в каком-либо творчестве, и поэтому, несмотря на сильную занятость на работе я сразу же согласился. В Москве любят подобные мероприятия- скромные, без пафоса и каких- либо претензий на гламур, поэтому народу на выставке собралось довольно- таки прилично. Возраст посетителей был очень разным- суетливые школьники, шумные весёлые студенты, откровенно скучающие офисные клерки, серьёзные и сдержанные пенсионеры и несколько людей, относящихся к непонятно какой категории. Увидев такое количество публики, я искренне порадовался за молодого труженика полотна и кисти. Наверняка он сильно нервничал, устраивая свою выставку, и вряд ли сомкнул глаз сегодня ночью. Творческие люди очень чувствительные и ранимые натуры, способные сильно расстроиться из- за малейшей неудачи. Поэтому я слегка напрягся, заметив в толпе посетителей несколько своеобразных фигур. Такие фигуры постоянно присутствуют на подобных мероприятиях. Не могу сказать, что я часто посещаю выставки, но узнавать этих персонажей я научился быстро. Молодые девчонки, одетые слишком крикливо для подобного места, неспеша прогуливающиеся по залу и стреляющие глазами по сторонам. Я сразу же заметил, что школьники и пенсионеры этих девочек не интересовали. Они присматривались к парням студентам и к офисникам, окидывая их внимательными взглядами. Я знал кто это такие. Скучающие бездельницы, слетевшиеся на эту выставку поохотиться на доверчивых парней. Ненавязчиво познакомившись с парочкой уверенных в себе студентов, они пойдут с ними в какое- нибудь кафе, щедро раздавая многозначительные намёки на более интересное продолжение. Насытившись за счёт своих доверчивых кавалеров, девочки бесследно исчезнут, заодно прихватив с собой их бумажники или телефоны. Здесь за сохранность своих вещей можно было не беспокоиться, эти девочки не были карманницами. Но они запросто могли спровоцировать какой- нибудь скандал, чтобы поскорее покинуть выставку и найти утешение в кафе со своим благородным защитником, который храбро не позволил обидеть беззащитную даму. Самые обыкновенные стервятницы. Ещё их называют Динамо-машина. Потому что нагло и беззастенчиво динамят и облапошивают юных любителей исскуства. Если здесь произойдёт нечто подобное, выставка будет безнадёжно испорчена. Будет очень неприятно. Но что я мог сейчас сделать, не имея на руках никаких доказательств нечистоплотности этих хищных дамочек? Вздохнув, я беспомощно посмотрел по сторонам. Поймав несколько заинтересованных взглядов этих охотниц, я равнодушно отвернулся. Извините девочки, но со мной этот номер не пройдёт. Я сюда не за проститутками пришёл. Я просто хочу прикоснуться к искусству…

2.

Посетители, тихо переговариваясь ходили по залу, неторопливо двигаясь от одной картины к другой и оценивая каждый на свой лад творчество молодого художника. Я присоединился к ним и стал рассматривать картины. Одна из стервятниц прошмыгнула мимо меня, стрельнув накрашеными глазами и мило улыбнувшись. Если она прицепиться к какому- нибудь бедолаге, единственное что я смогу сделать- это подойти к ним, под каким- нибудь предлогом отвести юного дурака в сторону и объяснить ему, кто она такая и чего хочет. Очень надеюсь, что у него хватит мозгов на то, чтобы поверить мне. Во всяком случае, здесь все трезвые. Когда его начнут накачивать пивом в кафе, всё станет бесполезным… Свои мозги человеку не вставишь в голову.

Я продолжил оценивать творчество молодого автора. Не скажу, что я большой знаток живописи, но эти работы мне показались интересными. Молодой художник бредил московскими пейзажами, но ему нравились не общеизвестные московские виды, а малоизвестные живописные места, каких в Москве ещё до сих пор полно. Здесь были виды с окраин, заброшеные огромные стройки- автор успел запечатлеть внушительную громаду Ховринской больницы, которую уже снесли после долгой волокиты, неухоженые парки, до которых никак не доходили руки префектуры, забытые всеми детские сады с облезлыми стенами, погибающие от недостатка финансирования некогда мощные заводы и предприятия, склады ржавой строительной техники, поражающие воображение своими огромными размерами и территориями… Во всём этом было что то такое, чего я не мог объяснить словами. Эти картины притягивали и заставляли задуматься. Они вызывали сложные впечатления. Глядя на них, становилось грустно и… как то ещё. Как именно, я пока что не мог понять.

Эта картина сразу же привлекла моё внимание, как только я подошёл к ней. Я сразу же впился взглядом в изображение на холсте, медленно осмысливая увиденное. На этой картине были изображены мужчина с женщиной, стоявшие на просторной лоджии высотного дома, смотрящие в окно. За окном простиралось обширное поле. Стоявшая спиной к зрителю пара была не совсем одета- на мужчине были только джинсы, а вот жещина была совершенно обнажённой. Её спину покрывала причудливая татуировка, что ещё более придавало экзотичности ситуации. Скорее всего женщина была мулаткой, кожа её была смуглой и блестящей. Мужчина, устремивший неотрывный взгляд на поле, держал её за ягодицу, слегка сжимая. Женщина стояла, спокойно опустив руки и слегка склонив голову. У неё были подтянутые упругие ягодицы и совершенно идеальные бёдра, притягивающие взгляд. У мужчины была мускулистая прокаченная спина и мощные руки. Эта пара смотрелась волшебно и необыкновенно. Но совершенно не их обнажённые тела привлекли моё внимание. За полем, на которое они смотрели, стояла старая всеми оставленая деревня с старыми полуразрушенными домами. По полю к ним подбирались мощные разрушительные экскаваторы, хищно направляющие в их сторону свои огромные ковши. Деревня отжила свой долгий век и готовилась быть стёртой с лица земли навсегда. Возле громадного экскаватора, вырвавшегося вперёд, стояла старуха с поднятыми руками и что то кричавшая. Единственная жительница этой деревни, не желающая на старости лет покидать свой дом и оставлять его на разрушение. Кто она была? Может быть, она была матерью этого мужчины, смотрящего на неё с высокой лоджии нового дома? Или совсем одинокой старухой, которую все бросили и забыли?…

3.

Поражённый этой картиной, я задумчиво смотрел на изображение, и не сразу заметил, что со мной рядом кто то стоит.

– Извините… Можно вас спросить?…

Я повернул голову и увидел ту самую стервятницу, что проходила мимо и улыбнулась мне. Вблизи она оказалась довольно- таки симпатичной, можно даже сказать приятной. Лет 23-25, с огромными накрашенными глазами и пухлыми губками, с аккуратной причёской и бросающимся в глаза маникюром. Рядом с ней стоял один из студентов, с любопытством глазеющий на интересную картину. Ну вот… К сожалению, я не ошибся.

– Пожалуйста, я вас слушаю- ответил я, с приятной улыбкой глядя ей в глаза.

– Вы разбираетесь в таком искусстве? – нагло спросила молодая стервятница, улыбаясь мне ослепительной улыбкой.

– Вполне разбираюсь…

– Это замечательно! Извините, что я вот так к вам обращаюсь и отвлекаю вас, но… у нас тут… Видите ли, моего друга интересует… что… ну, в общем, он хочет знать, что художник хотел сказать этим своим произведением… Я сама не могу объяснить ему это, я плохо ещё разбираюсь во всём этом исскустве… Поэтому мы… если вам не трудно…

Всё понятно. Юная бесстыжая сволочь пытается для начала опутать своей паутиной молодого дурака, стараясь показать ему свою заинтересованность этой выставкой. Юноша, скорее всего в самом деле заинтересован этой необыкновенной картиной, вон как внимательно рассматривает её. И совершенно ни о чём не догадывается. Он рад, что на него обратила внимание такая яркая девушка и уже практически растаял. Это всё можно понять- денег на проституток у него нет, а однокурсницам интересны только мужчины постарше и с копеечкой. Постоянной подруги у него тоже нет, поэтому сексуальное желание рвётся наружу. А эта накрашеная акула прекрасно всё это знает… Эх, зря ты пришёл сюда сегодня, парень. Пойдёшь до студентческой общаги вечером пешком. И позвонить никому не сможешь…

Я отвернулся, чтобы охватившая меня злоба на молодую шлюшку не отразилась на моём лице. В принципе, какое мне может быть до них сейчас дело? Пусть делают что хотят. Я то здесь при чём?…

– Что именно вас интересует? – вежливо спросил я студента, стараясь чтобы мой голос звучал ровно.

Он слегка вздрогнул от моего вопроса и опустил голову.

– Видите ли… – начал он тихим голосом. – Эта картина определённо выпадает из всего творчества автора, чьи вещи мы сегодня наблюдаем… И поэтому я хотел…

– Не тяни резину и не отвлекай человека! – перебила его молодая шлюшка и посмотрела по сторонам в поисках своих сообщниц.

– Пожалуйста, дайте ему закончить свою мысль! – терпеливо оборвал я её и снова посмотрел на парня.

– Я хотел бы поинтересоваться у вас… – продолжил он, поднимая на меня свои грустные глаза. – Как на ваш взгляд можно… понимать эту картину? Что автор хотел сказать всем этим? Что нужно усматривать за общей панорамой?

Я непроизвольно распрямил плечи. Этот студент был явно не таким глупым дураком, за какого я принял его вначале. А это уже было интересно. Во всяком случае, с ним можно было начать говорить об исскустве.. 4.

– Видите ли… – осторожно начал я, глядя на студента и стараясь не упустить из вида его своеобразную спутницу. – Вы совершенно правы в том, что эта картина абсолютно не похожа на другие работы автора. Она заметно отличается от всех других его картин. Можно даже сказать, что эта картина как бы выпадает из всего остального творчества этого художника. И поэтому её нужно рассматривать немного иначе. Я бы даже сказал- под другим углом… Вы понимаете меня?

– Чего? – тупо спросила юная аферистка, с глупой улыбкой глядя на меня. – Зачем смотреть на неё за углом? Для чего?

Студент нетерпеливо отмахнулся от своей спутницы и подошёл ко мне ближе.

– Я вас прекрасно понимаю! – торопливо заговорил он, словно опасаясь, что я сейчас уйду. – Но скажите… с вашей точки зрения- здесь же речь идёт не только о глобальной урбанизации, так ведь?! Ведь здесь есть ещё что то, что не уловишь с первого взгляда, верно? Что то такое, невидимое глазу! Вы согласны?!

Его спутница прыснула со смеху, но студент даже не обратил на это никакого внимания.

– Вполне согласен с вами- ответил я, стараясь не смотреть на глупое лицо девчонки. – Вы совершенно правы здесь.

–Вот! – торжествующе воскликнул парень, подпрыгивая от осознания своей правоты. – Что я тебе говорил, а?! Вот оно! Так и есть!

Он резко обернулся к девчонке, но та на него совершенно не обратила никакого внимания. Молодая крыса моментально сообразила, в какую сторону дует ветер и сразу же изменила свою тактику.

– А скажите пожалуйста… – медовым голосом обратилась она ко мне, лучезарно улыбаясь. – Как в этой картине можно понять вот это…

Девушка указала пальцем на стоявшую пару, изображенную на картине.

– Вы видите, что мужчина одет в джинсы, – продолжила она. – А вот женщина совсем раздета… Что это могло бы значить, как вы думаете? Не означает ли это, что женщина… на все согласна?…

На этот раз засмеялся ее юный спутник. Ситуация начинала становиться дурацкой и неудобной. Я молча стоял и смотрел на них, не зная как бы поскорее закончить этот странный разговор. Девушка словно почувствовала мою готовность отступить и усилила свой словесный напор:

– Вы же видите, что все посетители сразу же обращают внимание на то, что женщина совершенно голая, а мужчина нет. Все в первую очередь смотрят на эту задницу, а все остальное им уже неинтересно! Вот. Тогда напрашивается вопрос- А для чего тогда нужно было рисовать все остальное? Зачем? Кому это вообще интересно здесь?

– Как это кому?!- решил вмешаться студент, по видимому устав от ее словоизлияний. – Это интересно всем, кто пришел сюда. Люди смотрят и оценивают творчество автора, обсуждают его работы…

– Да, Павлуша! – сладко улыбнулась ему девушка. – Здесь я с тобой полностью согласна. Все обсуждают. Но… в основном обсуждают вот эту голую задницу! Словно они все пришли сюда только ради одной этой картины! Да!

Она громко рассмеялась, запрокинув свою красивую голову.

5.

На нас стали оборачиваться посетители выставки и я почувствовал, что мое терпение подходит к концу.

– Зачем вы спрашиваете меня, если сама все прекрасно знаете? – тихо поинтересовался я, стараясь не замечать обращенные на нас взгляды. – Вы сами прекрасно ответили на свой вопрос- Женщина на все согласна и поэтому полностью раздета…

– Но ведь это же совсем не так! – снова вмешался Павлуша с расстроеным видом. – При чем здесь эта голая женщина?! Весь акцент картины построен совсем не на ней, неужели этого никто не видит?! Как такое вообще возможно? Ведь глубокий смысл этого изображения совсем в другом! И автор ясно дает это нам понять! Вы ведь согласны со мной?

– Согласен- кивнул я ему и улыбнулся. Мне снова стало жаль этого неопытного любителя живописи и в голове у меня начал складываться нехитрый план.

– Постойте… – промурлыкала жадная красавица, беря Павлушу под руку. – А моя версия вас разве не устраивает? Разве она неинтересна? Если предположить, что эта женщина проститутка, то можно…

– Мила, ну с чего ты взяла, что она проститутка?!- не сдержавшись, вскричал Павлуша. – Это же совсем не так! Если она полностью голая, это совсем не значит, что женщина шлюха, неужели не понятно?!

– А кто же она тогда? – проворковала Мила, глядя на студента своими красивыми глазами. – И зачем пришла к нему домой, а?

– А кто сказал тебе, что она пришла к нему домой?!- не унимался упрямый Павлуша. – Здесь совершенно иной смысл! Который очень сложно уловить и понять! И я это сразу почувствовал! И хотел тебе обьяснить…

– Ты мне уже обьяснил. Я рада.

Я понял, что пора прекращать эти непонятные творческие споры и бесцеремонно вмешался:

– Послушайте меня, молодые люди! Вы слишком активно обсуждаете эту картину и на нас уже стали обращать внимание…

– И что из этого следует? – подняла на меня свои волшебные глаза развратная Мила.

Я решил закинуть свою удочку.

– Давайте сделаем вот что… – улыбаясь молодой паре, начал я. – Здесь на первом этаже есть школьный буфет, он должен быть сейчас открыт для посетителей. Может, мы сможем пойти туда и спокойно обсудить творчество автора этих прекрасных картин? Как вы на это смотрите?

Они удивленно переглянулись, не зная как реагировать на такое предложение. Я молча ждал их решения.

– А пиво там есть? – спросила Мила, заговорщически улыбаясь мне.

– Вряд ли там продают пиво, это все таки школа. Но я думаю, что смогу это уладить. У меня здесь много знакомых, так что проблем быть не должно. Ну так что? Пойдем?

Павлуша беспомощно смотрел на меня, переступая неуверенно с ноги на ногу, и я сразу же понял в чем дело.

– Я здесь всех знаю, – продолжая улыбаться, сказал я. – И могу угостить вас, если хотите. Можно устроить неплохой столик, мне это будет нетрудно. Как вы на это смотрите?

Студент неуверенно смотрел на свою хитрую спутницу, и та решила перехватить инициативу в свои руки.

– А пойдёмте! – легко согласилась она, нежно улыбаясь мне губами, накрашенными помадой цвета спелой черешни. – Почему бы нам не перекусить и не выпить по чашечке кофе? Отличное предложение. Вперёд!

Все вместе мы направились в сторону школьного буфета. Я заметил как Мила несколько раз оглянулась в поисках остальных своих подруг, но тех поблизости не было видно. Паша взял девушку за руку и выглядел совершенно довольным. Как я и думал, студент совершенно не догадывался, в какие коварные сети он едва не угодил. Но его вполне можно было понять. Мила была на удивление хороша. Я сразу обратил внимание на её фигуру. Следовало признать, что мне нравились женщины такого телосложения. Ну так что ж… Воспользуемся.

6.

Войдя в буфет, мы расположились за одним из столиков. Я уже собирался пойти посмотреть какой здесь есть выбор, как Паша неуверенно протянул руку в мою сторону.

–Извините… – тихо произнёс он. – Я хотел спросить… Вы не знаете, где здесь туалет?

Я рассмеялся про себя. Удача сегодня была явно на моей стороне.

–Очень кстати! – воскликнул я. – Я вам покажу, пойдёмте. Мне тоже нужно.

Поднявшись, я галантно поклонился Миле, с улыбкой смотревшей на нас.

– Сударыня, вы позволите нам оставить вас всего на несколько минут?

Она благосклонно наклонила голову и отпустила нас. Я внутренне ликовал.

Мы вышли из буфета и отправились в туалет. Остановившись возле окна, я дождался когда Павел выйдет из кабинки, подошёл к нему и внимательно посмотрел в глаза.

– Парень, послушай меня… – тихо заговорил я, глядя на него. – Это всё, конечно, не моё дело, ты уже взрослый человек, но… Тебе пора уже включить мозги. Неужели ты не видишь, чего она добивается?

– А что случилось? – спросил студент, с удивлением уставившись на меня. – Что то не так?

Вздохнув, я терпеливо и доходчиво обрисовал ему ситуацию, сгущая краски по мере возможности. К счастью, Паша оказался не полным самоувереным дураком и внимательно выслушал меня, задумчиво глядя в окно.

– Вы знаете… – сказал он, когда я закончил. – Я и сам подумал об этом. У меня сразу же появились какие то смутные подозрения… Слишком уж настойчиво она предлагала пойти в кафе. Мне это показалось странным. Только… на что она рассчитывала? У меня и взять то нечего. Чем она хотела поживиться?

– А про телефон забыл? – напомнил я ему. – И наушники у тебя дорогие, сразу видно. Эти стервятницы ничем не брезгуют, поверь мне.

Паша повернулся ко мне.

– А вы из полиции, да? – поинтересовался он, внимательно глядя на меня. – Вы поэтому и пришли на эту выставку, чтобы…

– Нет, я не полицейский, – разочаровал я его. – Просто приходилось сталкиваться с подобными плутовками. И не один раз. Я же тоже был студентом, как и ты. И тоже посещал разные выставки. Я всегда любил искусство!

Рассмеявшись, я хлопнул его по плечу.

– Ладно, не унывай. Хрен с этой жадной Милой. Другую себе найдёшь. Честную и не такую подлую. Всё в твоих руках.

– А с ней что теперь делать? – спросил меня Паша. – Она ведь пойдёт сейчас других обманывать. Может, предупредить охрану на входе? Пусть они разберутся…

– Не забивай себе этим голову! – успокоил я его. – Я сам с ней разберусь. А ты возвращайся сейчас к своим друзьям и предупреди их, пока ещё не поздно. И будь в следующий раз внимательней. Таких обманщиц всегда было много. Ну, а что поделаешь?…Жизнь сейчас такая.

Он согласно кивнул головой и невесело улыбнулся.

– Ну ладно… – сказал я и повернулся к выходу. – Приятно было поговорить с тобой о искусстве. Молодец, что интересуешься живописью начинающих. Это всегда было полезно. В жизни всегда пригодится. Счастливо тебе! Будь осторожнее.

Махнув ему рукой, я вышел из туалета и торопливым шагом направился обратно в буфет. Настроение у меня заметно улучшилось. Хотя бы одного неопытного любителя живописи мне удалось спасти. Ну, а с нашей прекрасной дамой мы сейчас разберёмся…

Войдя в буфет, я увидел Милу, со кучающим видом смотрящую на экран телефона. Я снова обратил внимание на то, какая она стройная и красивая.

7.

Подойдя к столику, я присел и грустно вздохнул. Мила подняла на меня свои красивые глаза.

– А где Паша? – спросила она. – Куда вы его подевали?

Я развёл руками и невесело улыбнулся.

–К сожалению, я должен вас расстроить- Павел был вынужден нас покинуть. Ему кто то позвонил, и он спешно умчался на чей то зов, едва со мной попрощавшись. Так что мы с вами остались одни…

Мила убрала телефон в сумочку и снова посмотрела на меня.

– Странно… Мне он говорил, что сегодня абсолютно свободен и никуда не торопиться… Мы хотели пойти в кафе… И вот…

Я равнодушно пожал плечами.

– Не знаю, что у него там случилось, но он убежал так быстро, что я не успел ничего понять. Этих студентов никогда не поймёшь… Что там у них в учёных головах творится?… А вы что, очень расстроились из за этого?

Она стрельнула в меня своим хитрым взглядом и хищно усмехнулась.

– Я не расстроилась. – сказала девушка и откинулась на спинку стула. – Просто мне стало интересно кое что…

– И что же?

– Скажите… Вы специально отослали парнишку куда- нибудь, чтобы остаться со мной?

Я постарался сохранить невозмутимое выражение лица и весело улыбнулся.

– Ну что вы… У меня даже в мыслях такого не было. Мне понравился этот молодой человек, и я хотел поговорить с ним о творчестве…

Она строго погрозила мне пальцем без малейшего намёка на улыбку.

– Не обманывайте меня! Я сразу вас раскусила. Вы не захотели, чтобы он нам мешал и просто отослали его под каким-нибудь предлогом… Разве не так?

Ну что ж… Девочка явно не дура, за какую я принял её в самом начале. Умеет прикидываться. Ну да ничего. И не с такими акулами сталкивались…

Я снова весело улыбнулся и развёл руками.

– Мила… Послушайте… Даже если это и в самом деле так, то что это меняет? Да, признаюсь, мне захотелось остаться с вами здесь без этого юного студента. Разве это плохо? Или вам не хочется общаться со мной? Я вам неприятен? Скажите честно.

– Как вас зовут?

– Игорь- назвал я первое пришедшее в голову имя.

– Хорошо, пусть будет Игорь… Что вы наболтали ему такого, из за чего парень сразу смылся? Только не врите мне. Со мной это не прокатит.

– Уверяю вас, я здесь ни при чём. Он сам сбежал.

Она вздохнула.

– Знаете что, уважаемый Игорь? Мне кажется, что вы немного ошиблись кое в чём. И я сейчас скажу вам, в чём именно.

– Я вас внимательно слушаю.

– Видите ли… я сразу заметила как вы на меня смотрите и всё поняла. Вы, мужчины, все в этом отношении одинаковы. Вас уже не переделаешь. Но только… должна вас разочаровать- я вовсе не та, за кого вы меня приняли. Извините.

Знала бы она, сколько раз мне приходилось слышать подобные речи… Непроизвольно я почувствовал какой то азарт и весело рассмеялся.

– Мила, умоляю вас! – я выставил перед собой руки и сделал недоуменное лицо. – Клянусь, что у меня в голове не было ничего подобного в отношении вас! Извините, если чем то обидел, но у меня и в мыслях не было ничего такого… Честное слово!

Девушка поднялась со стула и со скучающим видом посмотрела по сторонам.

– Ну что ж… – тихо сказала она. – Приятно было с вами пообщаться. Жаль, что мы не сумели понять друг друга, но…

Я не боялся, что она сейчас уйдёт. Слишком девочка была жадна, чтобы просто вот так взять и уйти. Уже такое проходили…

– А разве мы не будем пить кофе?… Или что нибудь покрепче? Я же пригласил вас, Мила… Почему вы уходите?

Словно невзначай я достал бумажник и раскрыл его. Это сработало безотказно.

Девушка уселась обратно на стул и улыбнулась.

– Я ещё никуда не ухожу. Возможно, я приму ваше приглашение. Но я хочу ещё раз предупредить вас- я не проститутка! И надеюсь, вы меня поняли.

– Разумеется. Такая очаровательная дама как вы не может быть порочной женщиной… Такое просто невозможно.

Она весело рассмеялась и хлопнула ладонью по столу.

– Тогда мы с вами договорились! И я принимаю ваше предложение! Что здесь можно заказать? Как вы считаете?

– Здесь заказывать мы ничего не будем. Это скучный буфет, и нам он не подходит. Нужно кое что другое.

– И что же это?

– Здесь на соседней улице есть неплохое кафе. Я был там несколько раз. Пойдёмте туда. Я хочу угостить вас. Вы не пожалеете, даю вам слово!

– Отлично предложение, Игорь! Я согласна.

8.

Поднявшись, мы вышли из буфета и направились к выходу из школы. Мила снова закрутила головой в поисках своих подруг, но никого не нашла. Выйдя на улицу, мы сразу же попали под противный холодный дождь, нудно моросящий с самого утра. Хорошо, что кафе находилось недалеко и мы сумели быстро добраться до него. Войдя в тёплое уютное помещение, мы выбрали столик у окна и уселись за него. Мила с улыбкой смотрела на меня.

– А здесь уютно. – сказала она. – Мне нравятся такие кафешки. Народа немного и офисников практически не видно. Классно.

– Здесь многих цены отпугивают, – ответил я, глядя в окно. – Поэтому народа так мало.

Мила снова улыбнулась.

– Что будем пить? – спросила она.

– А чего бы хотелось?

– Мне бы хотелось… хорошего коньяка. Настоящего, выдержанного. Здесь есть такой?

– Семилетний устроит?

– О, конечно!

К нам подошла симпатичная стройная официантка и я сделал заказ. Пока что всё шло по моему плану. Но расслабляться было ещё рано.

Когда принесли закуски и коньяк, мы лихо стукнулись рюмками и выпили. Мила подцепила на вилку крупную дольку лимона, отправила её в рот и снова подняла на меня глаза.

– Игорь, а чем вы занимаетесь? Ну… я имею в виду- вы кем работаете?

– Я работаю в крупной энергетической компании, которая обслуживает теплосети города.

– Ого! А это сложная работа?

– Случается иногда, что бывает очень сложная. Но я работаю уже давно и привык ко всяким неожиданностям.

Я налил снова и поднял рюмку.

– За то, чтобы у нас было как можно меньше неожиданностей!

Мы выпили. Глядя на красивое лицо Милы, я ждал новых расспросов. И они вскоре последовали.

– А как вы попали на эту выставку? – задала вопрос девушка, пробуя салат.

– Меня пригласили мои знакомые. Автор этой выставки их близкий друг.

– А вы сами знакомы с автором?

– К сожалению, не знаком. Было бы интересно с ним пообщаться.

– Я вижу, вы увлекаетесь живописью? А сами рисуете что нибудь?

– Нет, я не рисую. У меня в творчестве немного другое направление.

Мила с неподдельным любопытством уставилась на меня.

– Вы тоже занимаетесь творчеством?

– Немного. Скорее всего это… можно назвать это моим хобби.

– Да? И что же это? Ну, то чем вы увлекаетесь.

– Я пишу небольшие рассказы и повести на определённую тему…

От меня не укрылось, как она постаралась спрятать усмешку. Но меня это не зацепило ничуть. Что тут можно ожидать?… Её интересуют только деньги.

– А что это за тема? -продолжала спрашивать Мила. – Вы пишете про животных?

–Нет. Я пишу про сексуальные отношения людей.

Мила рассмеялась уже открыто, нимало этим не смущаясь. Ну, это хороший признак.

– И как это понять? То, что вы пишете. Вы описываете как люди трахаются?

– Не совсем, но… можно сказать и так.

Я снова разлил коньяк по рюмкам и мы чокнулись.

– За ваше необычное творчество! – провозгласила Мила и лихо опрокинула рюмку в рот. Я заметил, что закусывает она очень мало. Помнит о фигуре. Это похвально, но… Закусывать нужно всегда.

– Игорь, скажите… – снова начала девушка, прожёвывая салат и запивая его соком. – Мне просто стало интересно сейчас… Вот зачем нужно… ну, вот такое ваше творчество? Вы меня извините, но… я хочу сказать, что… кому интересно читать про то, как люди занимаются сексом? Извращенцам и больным людям?

– Ну почему же? – спросил я, с интересом глядя на её раскрасневшееся от выпивки лицо. – Это интересно не только извращенцам. Я же не описываю извращения и другие грязные вещи. Я описываю красивый секс между людьми, которые любят друг друга. И стараюсь это делать эротично и без грязи. Вот и всё.

– Ну, а для чего людям нужно это читать? Какой в этом смысл? Вообще то людям нужно просто заниматься сексом, а не читать книги об этом. Извините, я не хочу вас обидеть, но мне… мне просто непонятно всё это.

9.

Мне уже приходилось слышать подобные рассуждения по поводу моих рассказов, и поэтому я нисколько не обиделся.

– Давайте выпьем, и потом я вам всё объясню, кому это нужно и зачем.

– Давайте!

Мы выпили и я подождал, пока Мила насытится. Позабыв про диету, она набросилась на еду так, словно её не кормили целую неделю. Что же, мне не жалко. Пускай девчонка покушает.

Когда она покончила с едой, я откинулся на спинку мягкого стула и начал свои обьяснения своего творчества.

– Мила, вот скажите мне- вы смотрите порнофильмы?

Она вытерла аккуратно салфеткой рот и мило улыбнулась.

–Конечно смотрю. А кто сейчас этого не делает? По моему, все смотрят порно. Даже пенсионеры. Им тоже интересно.

– Ну, нас сейчас не интересуют пенсионеры. Вот вы лично… Для чего вы смотрите такие фильмы?

Она рассмеялась.

– Странный вы какой то… Ну как это для чего? Интересно просто. Мне нравится смотреть на секс людей. Это возбуждает и… помогает узнать что то новое. А почему вы это спрашиваете?

– Сейчас всё узнаете. Вот вы сказали, что вам нравится смотреть на секс. А существуют люди, которые не могут смотреть на всё это, им просто неприятно. Таким людям больше нравится читать о сексе и представлять себе то, о чём они прочитали. Им помогает в этом хорошая сила воображения, понимаете? И возбуждение они получают таким вот образом. И это всё нормально, здесь нет никакого изврата. Вот для таких людей я и создаю свои рассказы. Вам понятно?

– Ну, не совсем… это всё как то странно… Знаете что? Давайте не будем больше о творчестве, а давайте лучше выпьем! Этот коньяк такой классный!

Мы снова выпили и она начала мне рассказывать о каких то своих увлечениях, на которые у неё постоянно не хватает денег. Я сидел и терпеливо слушал весь этот неинтересный для меня бред. Когда графин с коньяком опустел, я заказал ещё. Мы продолжили выпивать и болтать на какие то отвлечённые темы. Когда Мила отправилась в туалет, я заметил, что её уже прилично пошатывает. Поднявшись, я отправился следом. Мне нужно было проверить твёрдость своей походки и ясность мысли. Столкнувшись с Милой возле туалета, я радостно улыбнулся и словно невзначай коснулся её упругой груди. Она погрозила мне пальцем и нахмурила свои красивые брови.

– Брысь! – сказала она мне. – Это ещё что такое? Нельзя.

Пьяно рассмеявшись, я взмахнул рукой.

– Нам сегодня всё можно! Гуляем! Сейчас ещё по одной и…

– Тогда пошли пить. Нечего тут стоять, на нас люди смотрят!

– Одну минуту, мадам! Мне нужно попасть вот в эту дверочку…

Пьяным таким я конечно же не был. Но пусть она думает, что я уже хорош. Выйдя из туалета, я вернулся к нашему столику. Мила уже наливала себе сама, не обращая ни на кого внимания. Про диету она забыла напрочь, жадно пожирая закуски одну за одной. Я вздохнул и сел на стул.

– Знаешь что? – спросил я, делая вид, что не могу сосредоточиться. – А поехали кататься по Москве? Сейчас допьём и махнём… Такси возьмём и пойдём… То есть поедем… А?

Мила посмотрела на меня пьяными глазами и кивнула головой.

– Поехали. Ты оплатишь такси?

– Да не вопрос. Деньжата есть.

– Погнали. Сейчас ещё по одной и…

Мы хлопнули ещё по рюмке и Мила достала из сумочки телефон.

– Я сейчас предупрежу подруг… А то они меня уже потеряли… Подожди…

Я отвернулся, разглядывая понемногу наполнявшееся кафе. Задумавшись, я не сразу понял, о чём меня спрашивает моя захмелевшая спутница.

– Что? – спросил я.

– Я говорю- куда мы поедем? Подруги спрашивают.

– А… ясно. Скажи, что поедем гулять на ВДНХ. Там океанариум новый открылся.

Она кивнула головой и снова что то затрещала в телефон. Закончив разговор, Мила уставилась на меня так, словно увидела впервые в жизни.

– Мои подруги сказали, что хорошо запомнили тебя. Они видели нас на выставке, когда мы говорили возле картины. Вот… Так что… если задумаешь шалить, они смогут отыскать тебя… понимаешь?

На эти слова я лишь широко улыбнулся.

– Если тебя что то настораживает, тогда мы никуда не поедем. Сейчас я расплачусь за заказы и расходимся.

– Нет! – девушка взмахнула рукой. – Мы едем кататься! Я тебя не боюсь, голубчик! Я борьбой занималась, так что… Вызывай такси давай, чего сидишь?!

10.

Подозвав официантку, я расплатился и достав телефон, вызвал такси. Мила была уже прилично пьяной, громко смеялась сама с собой и называла меня Жопусик. Поднявшись из за стола, мы двинулись к выходу. Милу начало шатать ещё сильнее, и когда мы вышли на улицу под непрекращающийся дождь, она ухватила меня за руку и пьяно забормотала:

– Бурли-мурли, не бойтесь нас, бурли-мурли, где Милочка сейчас?…Слушай, Жопусик, я что то совсем пьяная… Это ты во всём виноват, проказник! Напоил меня… Я всё знаю, не отрицай! Дождь этот надоел уже! Знаешь что? Я устала и не хочу никуда ехать кататься! Нахер это надо?! Я хочу просто полежать и отдохнуть…

Честно говоря, я ждал от неё этих слов.

– Ты знаешь место, где можно отдохнуть? – спросила она. – Только к тебе домой я не поеду, не рассчитывай. Я не дура.

–Здесь неподалёку есть приличный отель. Мы можем поехать туда.

Мила несколько минут напряжённо о чём то размышляла, затем махнула рукой.

– Ладно, хрен с тобой! Поехали в отель. Я устала… И знаешь что, голубчик? Я давно заметила, что ты хочешь меня! Да, не отрицай это! Я всё знаю! Знаешь, какая я умная? Я всё вижу!

Я отвернулся, чтобы скрыть усмешку. Спорить с ней я совершенно не собирался. Через несколько минут приехало такси и мы сели в машину. Я назвал адрес отеля и откинулся на спинку сиденья. Мила прижалась ко мне и опустила голову на плечо. Я почувствовал какие лёгкие и приятные у неё духи. Ну вот, теперь можно расслабиться…

До отеля мы доехали быстро. Расплатившись с водителем, я подхватил пьяную Милу и мы вошли внутрь. Мне уже приходилось бывать здесь раньше, и не один раз, поэтому чувствовал себя я уверенно. Подойдя к стойке администратора, я заказал недорогой номер на три часа. Получив ключи, я снова подхватил свою спотыкающуюся спутницу и повёл её в номер. Открыв дверь, мы вошли внутрь и Мила сразу же рухнула в мягкое кресло. Я закрыл дверь на ключ и расположился рядом, молча ожидая от неё дальнейших действий. Она скинула свои полусапожки на высоких каблуках и вытянула ровные стройные ноги.

– Я хочу принять душ… -пробормотала она, рассматривая обстановку номера. – Здесь неплохо, мне нравится… Кровать какая шикарная. Хороший траходром! Ладно, чего сидеть? Я пошла, а ты потом присоединяйся…

Девушка встала и начала раздеваться. Я внимательно рассматривал её. Фигура у неё оказалась ещё более привлекательной без одежды и я почувствовал нарастающее возбуждение. Молодая упругая грудь, плоский подтянутый живот и крепкие идеальные бёдра начали разжигать во мне настоящий пожар. Покачивая круглой попой, Мила ушла в душевую комнату и через несколько минут я услышал шум льющейся воды. Вскочив, я принялся торопливо раздеваться, не забыв при этом спрятать подальше бумажник. Доверять этой хитрой девчонке не стоило, какая бы она не была пьяная. Нужно быть осторожным…

Раздевшись, я вошёл в душевую и открыл дверцу кабины. Мила стояла ко мне спиной и поливала себя из душа. Присоединившись к ней, я нежно взял в ладони её прекрасные сиськи и слегка помассировал их, лаская пальцами соски. Наклонившись, я поцеловал её в шею.

– Возьми гель и намыль им меня… – тихо сказала Мила, не поднимая голову.

Я сразу же исполнил это. Покрывая ароматной пеной её спину и мягкие ягодицы, я почувствовал как член мой разрывается от невыносимого желания. Снова поцеловав девушку, я прошептал ей на ухо:

– Давай прямо здесь?…

– Ну давай…

Я слегка наклонил её и она упёрлась ладонями в стенку кабины. Ухватив Милу за скользкие от геля бёдра, я устроился поудобней и вошёл в неё. Девушка вздрогнула и что то тихо прошептала.

11.

Я начал неторопливо трахать её, с каждым разом погружаясь всё глубже в её исходящие влагой глубины. Я чувствовал нежное и упругое влагалище девушки и очень быстро понял, что долго сдерживать себя не смогу. Так и получилось- качнув бёдрами ещё несколько раз, я со стоном выстрелил ей на спину горячей струёй и расслаблено выдохнул. Мила выпрямилась и с улыбкой повернулась ко мне.

– Это было неплохо… – прошептала она и поцеловала меня. – Только мало. Мы сейчас в постели продолжим…

Я согласно кивнул и начал ополаскивать её от пены, с удовольствием проводя ладонями по её мокрой коже. Выйдя из душевой, мы насухо вытерлись полотенцами и залезли в постель. Мила с блаженством вытянулась на белоснежной простыне и закрыла глаза.

– Это настоящий кайф… – пробормотала она, обнимая меня. – Я давно уже так не отдыхала…

– Я тоже.

– Игорь, скажи… я тебе нравлюсь?

– Нравишься. Очень.

Мила прижалась ко мне и вздохнула.

– Ты классный. Не жадный, как другие мужики. Я давно таких не встречала…

Эти слова я тоже уже слышал ранее и нисколько не удивился.

– Ты тоже классная. Очень красивая и образованая.

Она усмехнулась.

– Если бы я была образованой, то не работала бы продавцом в магазине хозтоваров.

– Ну, продавцом тоже нужно уметь работать. Знания везде требуются.

Мила снова тяжело вздохнула.

– Я практически нигде толком не училась… и вот результат. Денег нет, жилья своего нет, семьи тоже нет. Почему я раньше об этом не думала? Где была моя голова?

– Ты молодая, у тебя ещё всё впереди.

– Впереди? Ты так думаешь?

– Конечно.

– Ну… посмотрим.

Она опустила руку под одеялом и начала умело ласкать мой член. Через некоторое время я был уже полностью готов к бою. Эта девочка знала как подготовить мужчину…

Откинув одеяло, Мила наклонилась и стала целовать мой стоячий член, лаская яички своими волшебными пальчиками. Не удержавшись, я застонал когда она взяла член в рот и принялась сосать его. Я чувствовал её тёплые мягкие губы и нежный язычок, порхающий по стволу члена. Это было настоящее блаженство, которое было сложно описать словами. Сосать Мила умела, это следовало признать и скоро я понял, что приближаюсь к пику… Отстранив девушку, я опрокинул её на спину, забрался сверху и с нетерпением вошёл в неё, сразу же погрузившись на всю длину члена. Мила задрожала и обхватила меня за плечи.

– О-О… – застонала она, закатывая прекрасные глаза. – Игорь… потихонечку… прошу тебя… не так сразу…

Но я уже не мог себя сдерживать. Страстно расцеловав девушке лицо, я раздвинул пошире ей ноги, устроился поудобней и начал размеренно и ритмично нажаривать её, позабыв обо всём. Через несколько минут Мила начала вскрикивать и извиваться подо мной. Я продолжал старательно работать. Я чувствовал как головка члена касается её распалённой матки и мечтал наполнить её своей спермой, но делать этого было нельзя. Поэтому я вышел из молодого горячего тела Милы и щедро оросил её живот и сиськи своим горячим оргазмом. Закричав, Мила кончила вместе со мной. Опрокинувшись на спину, я отдышался и закрыл глаза, слушая хриплое от страсти дыхание девушки…

12.

Выйдя на улицу, мы остановились на тротуаре в ожидании такси. Мила взяла меня под руку и нежно улыбнулась.

– Спасибо тебе за чудесный отдых- проворковала она. – Это было прекрасно.

– Я рад, что тебе понравилось.

– Очень понравилось. Когда мы сможем ещё встретиться?

– Я тебе позвоню…

Непрекращающийся дождь по прежнему лил с прежней силой. На улице уже давно стемнело и люди спешили по своим делам, стараясь укрыться от ледяных струй воды, падающих с тёмного неба. Я поёжился и плотнее застегнул куртку. Зонта с собой у меня не было.

– Игорь… я хотела тебя попросить кое о чём…

– Я слушаю тебя.

– Мне неловко об этом говорить сейчас, но… ты не мог бы мне помочь с деньгами? Я тебе всё верну, даже не заморачивайся!

Возле тротуара затормозило такси. Я открыл дверь машины и усадил Милу в салон.

– Я тебе завтра позвоню, во второй половине дня. Езжай домой и отдыхай, завтра на работу.

– Хорошо…

Взвизгнув колёсами, такси умчалось по улице. Подняв воротник, я неторопливо направился к метро. Несмотря на ужасную погоду, настроение у меня было приподнятое. День сегодня получился на редкость удачным. Я пил хороший коньяк, расслабился с красивой, пускай и жадной девушкой, а главное- посетил интересную выставку, где смог порассуждать о творчестве. Улыбаясь, я шагал по мокрой унылой улице и вспоминал картину молодого художника, мысленно желая ему удачи и творческих успехов.