шлюхи Екатеринбурга

Не будь такой серьёзной! (Продолжение)

Впрочем, смотреть было почти не на что. Четыре стола с компами, одно широкое окно без занавесок и жалюзи, старый обшарпанный паркет-«ёлка», серая краска на стенах, почти такой же серый потолок… Сразу видно, что руководству газеты нет дела до комфортных условий для сотрудников. Не хотят они тратить время на подобные мелочи – ведь сюда люди приходят работать, а не расслабляться, смотреть исключительно в мониторы и на распечатанные полосы, а не глазеть по сторонам. А ведь насколько повысились бы и общий настрой, и продуктивность, если бы дирекция приняла во внимание эту «мелочь» и хоть немного приукрасила бы нынешнюю не то казарменную, не то тюремную обстановку! Но куда там! Им некогда! Их заботит только кэш! Только неуклонный рост тиража, цены, продаваемости! И результат налицо – сотрудники просто бегут отсюда. Доказательство – вот этот пустой кабинет, где из четырёх корректорских столов сейчас занят лишь один!..

О своём новом месте работы Рита знала почти всё. Когда-то ныне солидная тридцатистраничная цветная газета была скромным и невзрачным сереньким листком брачных объявлений вроде: «Молодая брюнетка (Рак) познакомится с пожилым блондином (Cкорпионом) с целью развала двух старых семей и создания одной новой». Здесь искали (или игрались в поиск) и иногда находили друг друга разбросанные по свету «половинки». Затем к рубрике знакомств начали постепенно прибавляться сопутствующие – гороскопы, продажа и обмен жилья, таблица свадеб и разводов в их городе за последние недели, колонка семейного психолога, педагогическая страница… С ростом объёма газеты росла и её популярность (а соответственно – и тираж с ценой). Издавна полюбившийся горожанам старый добрый печатный листок разросся до масштабов серьёзного, крупного издания. Сюда потянулись на работу молодые и дерзкие акулы пера, художники, дизайнеры, фотографы, и сейчас их количество составляло полторы или две сотни (включая штатных и внештатных, основных и вспомогательных сотрудников). Впрочем, как уже было замечено, немногие из них задерживались здесь надолго.

Ну да ладно, это всё – сухая статистика. А у неё сейчас появилась возможность взглянуть на «Рандеву» изнутри и составить живое впечатление о тех, кто его создаёт. Пока что новую сотрудницу ещё ничто глубоко не впечатлило. В том числе и вежливые заигрывания непосредственного руководителя. Посмотрим, каков он в работе. Да и свои силы заодно проверим!..

Вот как раз подоспел и первый материал для корректуры – из рубрики «Свежие новости». Новостные заметки были кратки и читались легко – похоже, репортёры-новостийщики знали своё дело и, судя по дерзкому стилю, были из молодых, начинающих, но уже уверенных в себе. Лёгкая ирония в адрес недалёких местных чинуш, остроумные метафоры и ясно просвечивающая сквозь них неподдельная любовь к своему району, городу, краю! Ну что тут скажешь? Молодцы!

Быстро пробежала глазами два десятка коротких статеек, вставила пару-тройку пропущенных запятых (больше не нашла, к чему придраться) и отослала проверенные тексты Максиму на вёрстку. И снова – передышка.

Которая не затянулась надолго. Новые тексты посыпались, как из мешка – довольно скучноватая передовица, колонка психолога… Здесь, как будто, всё в порядке – за исключением некоторых знаков препинания. А вот и главная изюминка издания – объявления о знакомствах. Нет, вы только вчитайтесь в эти перлы! “Молодая и чертовски привлекательная Дева (Обезьяна) готова соединить свою жизнь с материально обеспеченным Раком (Свиньёй или Крысой) без вредных привычек”, “Сексопиленная («Ещё бы написала “сексом спиленная”, грамотейка!»), жгущая («Может, всё-таки “жгучая”?») брюнетка свяжет своё будующее («К чему в этом слове буква Ю?!») с привлекающим романтическим («Наверно, привлекательным и романтичным!») блондином с деньгами, квартирой и машиной («А если блондин – крашеный, деньги – мелкие, квартира – малогабаритная, а машина – швейная?»), “Ищу друга для высокодуховного общения и совместной медитации. О себе: Овен (Коза), три высших образования, без вредных привычек, без тяги к мирскому и с постоянным стремлением к духовному. Материальная сторона не важна. Интим не предлагать! Выгоню сразу!”…

Не найдя в себе сил дочитать сей тихий ужас и до половины, Рита не выдержала и отважилась на "революционное" предложение. Подняла трубку старенького телефона на своём столике рядом с компом и связалась с начальником:

– Максим, мы можем редактировать тексты объявлений? Ну хотя бы самые безграмотные из них?

– К сожалению нет, Риточка. Запрещено главным редактором. У него – свои соображения на этот счёт.

– Но многие из них вообще ни в какие ворота не лезут! Это же – позор для газеты!

– Возможно. Однако руководство так не считает. Не зацикливайся на этой ерунде. Твоя задача – лишь ловля орфографических и пунктуационных ляпов. А за читабельность текста пусть болят головы у редакторов рубрик. Включай принтер. Сейчас сброшу на него завёрстанные полосы для вычитки.

Распечаток была целая кипа. И ей теперь предстояло с красночернильной ручкой в руке пройтись по этим бесконечным рядам букв. Таков здесь порядок – двойная вычитка. Сперва на мониторе, затем – на бумаге.

Уфф! Уже плывут перед глазами тёмные круги и квадраты от десятков гранок, набранных то крупным, то средним кеглем! Что тут у нас ещё? Таблица бракосочетаний и разводов за текущий квартал! Кому это надо? Кто будет такое читать? Чудаки, ей-богу!.. Так, а это – игровая рубрика. Ребусы, кроссворды, головоломки. И все эти интеллектуальные игрушки тоже надо тщательно проверить – вдруг исчезла где-нибудь пара букв, появились лишние или проскочили неправильные! Хорошо, что хоть ответы на них – под рукой…

Каторжная работёнка! Ей бы сейчас двух-трёх напарников для подстраховки! Чтобы каждую такую распечатку пускать по кругу для просмотра свежим взглядом. Но увы – нет у неё такой возможности! Приходится вкалывать самой!

К счастью, эта каторга, кажется, уже близится к концу. Просмотрев два десятка печатных листов, позволила себе на пару минут отвлечься. Тем более, что работы осталось всего ничего. Детская страничка подоспела (пока что в электронном варианте) – самая последняя и самая лёгкая. Стишки, считалки, загадки, небольшая сказочка… Ну с этим-то она быстро справится! Кажется, всё здесь в порядке. И сказка интересная – какого-то молодого автора. И ошибок в ней нет. Ну почти нет… «Старый слуга споткнулся и нечаянно…»…

Рита внезапно почувствовала потребность усесться поудобнее и завершить свой первый рабочий день на новом месте с максимальным комфортом. Приоткрыла окно рядом со столом, сбросила босоножки, подтянула модные, тщательно отутюженные брюки и уложила босые ножки на подоконник – под так кстати налетевший свежий летний ветерок. Ух, какой кайф! Сколько наслаждения подчас может принести вот такое обычное (на первый взгляд) ласковое дыхание природы! Облокотилась о стол… Ой, клавиатуру хоть не задела?! Нет, вроде обошлось.

Сладко закрыла глаза. И спустя минуту вздрогнула и резко оглянулась на скрипнувшую дверь – Максим заглянул в корректорскую. Проверяет, не сачкует ли новая сотрудница? Не сбежала ли? Ещё полчасика таких мучений, и вполне могла бы на это отважиться!..

Услышала, как он перед кем-то оправдывался по телефону:

– Да, да! Я же обещал, что новый выпуск будет уже сегодня подписан и сдан в печать. Ну а мне откуда знать, где загулял ваш ответственный?! То есть безответственный! Времени нет его искать! Как только корректора закончат работу, сам подпишу и отошлю в типографию! Да, принимаю ответственность на себя! Кто-то же должен это сделать! Всё, точка! До связи!..

Корректора! Мог бы руководству правду сказать: за выпуск сейчас отдуваются лишь они двое! Рита, сжав волю в кулак, пробежала взглядом последние абзацы и вернула начальнику вычитанный материал. Сейчас просмотрит его в завёрстанном и распечатанном виде и всё на сегодня! Баста!

Всё, да не всё! Внезапно зазвонил телефон на её столе, и из трубки послышался тот же раздражённый голос:

– Зайди ко мне!

С трудом преодолевая внезапно напавшую лень, обулась, мельком осмотрела себя в зеркале, поправила блузку, слегка пригладила причёску. И, всё так же звонко цокоча серебристыми каблучками, прошла к кабинету Максима Геннадиевича.

Он стоял у своего стола, раздражённый, хмурый, с бегающими желваками. А в нервно дрожащей руке сжимал распечатку последней страницы. И, как видно, едва сдерживал желание скомкать этот листок и бросить в лицо вошедшей.

– Как прикажете вас понимать, госпожа корректор?! – процедил он язвительным тоном. – Это ж надо умудриться – пропустить такой чудовищный ляп! И где? На детской странице, в простенькой сказочке! «Старый слуга споткнулся и нечаянно наступил принцессе на кайф». На кайф! Я, конечно, прошу пардону дуже сильно, как говорят мои земляки в Одессе! Но весьма затруднился бы ответить, где же у её высочества расположен этот самый кайф! И боюсь даже подумать о том, что представит себе читатель-ребёнок, когда на такое наткнётся!

Рита густо покраснела то ли от стыда, то ли от растерянности, не сводя глаз с печатного листка и не понимая, как туда мог закрасться «кайф» вместо «шлейфа». И вдруг вспомнила: раскрытое окно, комфортная поза (ножками – на подоконник),  лёгкий ветерок, рука, облокотившаяся о стол и, должно быть, нечаянно зацепившая-таки пару-тройку клавиш… Вот и поймала кайф! Чёрт возьми! Просмотреть все тридцать крупноформатных страниц, тщательно вычистить их, нигде ни на йоту не ошибившись! Чтобы к концу работы, поддавшись внезапной слабости, вот так сплоховать!

Сама не знала, как теперь оправдываться. То бледнела, то багровела, то плаксиво кривила губы, то гневно стискивала кулаки, не сводя растерянного взгляда с раздражённого шефа. Пока внезапно не почувствовала горячий, неудержимый порыв злобы.

(Окончание следует)