шлюхи Екатеринбурга

Мыло на веревке (перевод с английского). Последствия

«Что происходит в Вегасе остается в Вегасе».

По крайней мере, так говорится. Однако большинство людей не осознают того факта, что это относится к деньгам, а не к репутации.

«Какую бы сумму денег вы ни привезли в Вегас, она останется в Вегасе».

Ну, что ж. Зачем нужны деньги, как не чтобы их тратить, развлекаясь? В конце концов, мы живем только один раз. Именно это я сказал себе несколько недель назад, когда забирал свой Додж Чарджер СРТ8 у дилера. Среди вещей, которые нужны мужчине для поддержания уровня тестостерона, — хороший набор колес и…

— БИИП!

А? Кто-то, сигналя, посмел вмешаться в мой внутренний монолог.

Я взглянул направо и заметил группу ветреных детей в кабриолете Мустанг на полосе рядом. Я опустил окно.

— Как дела, парни?

Девушка за рулем соблазнительно улыбнулась мне. Она была горячей и немного искусственной.

— Боже мой, — ворковала она, — у тебя, папочка, крепкая машина. Чем ты ее кормишь?

— Мустангом, — ответил я с хищной улыбкой и рванул вперед, когда свет стал зеленым. Дети исчезли в моем зеркале заднего вида, как капли воды на горячей поверхности.

«Да, это определенно работает», — подумал я про себя.

Я практически чувствовал, как мои яйца с каждой минутой растут от звука мощного восьмицилиндрового двигателя Хеми. Все, что мне сейчас было нужно, — это волосатая грудь и усы Тома Селлека, и мое восхождение к абсолютной мужественности было бы гарантировано.

Но обо всем по порядку. У меня была небольшая психологическая проблема, и мне требовалось заручиться профессиональной помощью.

***

В результате позже я оказался в со вкусом обставленном кабинете доктора Лаци Горович, якобы одной из ведущих специалистов в области поведенческой психологии в этой области. Я получил имя от моей секретарши, которая заверила меня, что она хорошая.

Врач оказалась довольно хорошо сохранившейся брюнеткой примерно моего возраста с раздражающей привычкой никогда не смотреть прямо на человека, с которым разговаривала.

— Добро пожаловать, мистер Коннор, — сказала она настольной лампе с яркой улыбкой. — Пожалуйста, присядьте.

— Дэйв, — сказал я. — Мои друзья и психиатр зовут меня Дэйв.

— Дэйв, пусть будет так. И чем я могу быть полезна вам, Дэйв?

Да, я знаю, о чем вы думаете. Но с таким же успехом вы могли бы прямо сейчас вытащить свой разум из сточной канавы. Мне нравятся дерзкие рыжие, и я была женат на одной из них, так что, в моей жизни не было места для брюнеток. Моя потребность в докторе Горович была строго в ее профессиональном качестве. Я все еще пытался понять свою реакцию на то, как мою жену во сне насиловал пьяный незнакомец. Мне нужно было какое-то научное объяснение, чтобы не сойти с ума.

— Это довольно неловко говорить, доктор, так что вам лучше серьезно отнестись к конфиденциальности информации между пациентом и доктором.

— Не волнуйтесь, Дэйв. Это один из самых священных принципов моей профессии. Если вы не раскроете план совершения убийства или террористического акта, все — и я имею в виду, все — сказанное в этом офисе является конфиденциальной информацией.

Она успокаивающе посмотрела на ручку.

— Хорошо, док. Все началось, когда я получил приглашение на семейную свадьбу в Лас-Вегасе…

А затем я начал рассказывать ей всю историю, которой я поделился с вами некоторое время назад под названием «Мыло на веревке». Если Вы вообще не представляете, о чем я болтаю, вам стоит прочитать это сейчас, а этот рассказ продолжить позже.

Все еще здесь? Ладно, доктор никогда меня не прерывала, а писала что-то на своем айпаде, пока я рассказывал свою историю. А может, она играла в Ангри Бёрдс Спейс, кто знает? Пока я получаю ответ на свой вопрос, она может танцевать шотландскую джигу, цитируя Гершвина и болтать обо всем, что мне было интересно.

— Так, что вы скажете, док? Я — больной ебарь, или вы все время слышите такое дерьмо?

Она отложила свой iPаd и задумчиво кивнула моей кофейной кружке.

— Это была довольно увлекательная история, Дэйв. Нет, я не слышу что-то подобное каждый день. Вы — не обычный человек.

— И что это значит? Скажите мне прямо, пожалуйста. Я — один из тех слабаков, о которых вы так много слышите?

— Нет, это далеко не так, — сказала она и добавила: — Нет ничего плохого в том, чтобы выбрать такой образ жизни, как куколд, Дэйв. Разные люди, разные штрихи, знаете ли.

— Да что угодно. Но тогда какого черта я, док?

— Я могла бы часами читать вам лекцию о синдроме Херна, но если вы хотите, чтобы это было прямо: вы — охотник, Дэйв.

Мне пришлось над этим посмеяться. Доктор Горович не выглядела обиженной и тепло улыбнулась в интерком.

— Без обид, доктор, но я чертовски ненавижу охоту. И рыбалку, кстати, тоже. В прошлый раз, когда я был с кузеном, то заснул в лодке и уронил его удочку за триста долларов в озеро. С тех пор он со мной не разговаривает, а я даже заплатил ему за это.

— Вы неправильно поняли, Дэйв, — сказал доктор Хорович. — Вы — охотник на женщин. Не на рыбу или животных. В вашей истории есть все признаки синдрома Херна: вы видели, как другой мужчина предъявлял претензии к вашей жене, вы перехитрили его, забрали свою жену и наказали узурпатора. острые ощущения от конкуренции с другим мужчиной за свою жену, которая дала вам такой кайф. Азарт охоты. Не унижение.

Я почувствовал глубокое облегчение.

— Не рогоносец, а?

— Нет, — заверила она свой ноутбук. — Рогоносец преуспевает в унижении и обычно подчиняется, когда сталкивается с угрозой его отношениям. Вы, с другой стороны, воспринимаете это как вызов и сопротивляетесь, — продолжил Доктор Горович. — На самом деле ваша личность ближе к личности вуайериста. В конце концов, преследование добычи — это часть охоты. Вот почему вы были возбуждены, наблюдая, как ваша жена занимается сексом с другим мужчиной. Я подозреваю, что вам это понравилось бы почти так же, как если бы это была не она, а два совершенно незнакомых человека. Однако вы различаетесь в своем желании участвовать физически, а не просто смотреть. Если бы вы были настоящим вуайеристом, у вас бы не было необходимости вступать в половую связь с женой после наблюдения за ней. Вам было бы достаточно мастурбации.

***

По дороге домой от дока я чувствовал себя неплохо, несмотря на то, что был на пару сотен долларов беднее. Так я был охотником? Свирепый тигр на охоте. Акула в аквариуме. Король джунглей. Управитель пищевой цепи. Да, с этим я мог бы жить.

— Тарзан Кригах Бундоло!

Хотя я не ожидал, когда-нибудь снова на кого-нибудь «поохотиться». То, что произошло в Вегасе, было счастливой случайностью. Комбинация множества невероятных событий, образующих единственное в жизни событие. И это будет холодный день в аду, прежде чем Мари сознательно согласится на что-либо типа свингеров или сексвайф. В любом случае, я бы этого не хотел. Даже изумительные оргазмы не стоят того, чтобы ради них рисковать любовью всей своей жизни.

Но, может быть, когда-нибудь я смогу заняться вуайеризмом в одиночку. Нравится исследовать окрестности и подглядывать, как трахаются другие люди? Неа, лучше забудьте об этом. Было бы чертовски неловко, если бы меня поймали.

***

Несколько месяцев в семье Конноров продолжалась жизнь, о которой нечего было сообщить. Мы с Мари жили загородной жизнью, как миллионы других семей, с детьми, работой, семьей, друзьями, хобби и так далее.

Единственным постоянным источником напряжения для нас был мой, по словам Мари, упорный отказ от вождения внедорожника. Но право же! Внедорожники — это не автомобили. Это маленькие коробочки на колесах, которые, в конечном итоге, превратят людей в песчанок, если те будут проводить в них слишком много времени. Конечно, я бы водил эту чертову штуку, если бы в этом нуждались дети, но в остальном единственным средством передвижения для меня был мой верный Чарджер. И что, если у него меньший пробег? В любом случае топливо — это не что иное, как сгнившие динозавры, а если это не их переработка, я не знаю, что это такое.

Кстати, это был тот самый Чарджер, которого я мыл, когда вышла Мари и рассказала мне о приглашении. Не сразу, конечно; сначала ей пришлось немного прокатиться о моей любимой машине. В конце концов, нельзя нарушать традицию.

— Знаешь, Дэйв, забавно, как мне всегда трудно сказать, моешь ли ты эту дурацкую машину или мастурбируешь ее.

Женщины этого просто не понимают. Но я все равно попытался объяснить.

— Мужчина, плохо заботящийся о своей машине, — не настоящий мужчина. А ты ведь, конечно, предпочитаешь, чтобы твой муж был настоящим мужчиной, верно?

— А если серьезно. Почему ты тратишь по несколько часов каждые выходные, намывая эту штуку, Дэйв? Я мою свою на автомойке на заправке. Это занимает десять минут, и я получаю бесплатный кофе, пока жду.

— У тебя не машина, — напомнил я ей, — а внедорожник. Никого не волнует, как он выглядит. А это — настоящая машина, и она заслуживает настоящей мойки. Кроме того, так я расслабляюсь, кузнечик. Мыть машину — это настоящий дзен.

Она вздохнула, и я понял, что на данный момент она сдалась. Пора ей переходить к делу, к настоящей причине ее вторжения в мое автомобильное время.

— Между прочим, только что звонила Кора. Через две недели нас приглашают на вечеринку. на той неделе, когда дети уезжают навещать моих родителей. Она костюмированная.

— Черт возьми, нет! Что она там надумала в своих мечтах?! Я — взрослый мужчина, Мари. Я ни хрена не собираюсь разыгрывать переодевание на какой-нибудь девичьей вечеринке.

— Именно это я ей и сказала, Дэйв. Ни хрена мой взрослый муж не пойдет на костюмированную вечеринку в пиратском стиле.

— Пиратская тема, говоришь?

— Ага.

— Значит, всем надо переодеться пиратами?

— О, да. Это даже необходимо.

— И можно выбрать любой костюм пирата, какой захочешь?

— Естественно.

У меня уже был такой, и она это тоже знала.

— Знаешь, дорогая, — небрежно сказал я, — Бен и Кора — вообще-то хорошие друзья, и мы знаем их много лет. Мы не должны их подводить. Пожалуйста, перезвони ей и прими приглашение.

— Как скажешь, мой любимый муж, — признала Мари с хитрой ухмылкой. — В конце концов, ты — глава дома.

— И сегодня вечером я заставлю дрожать тебя, разрази меня гром. Ярр! — ответил я.

Было приятно у слышать смех Мари, и я действительно с нетерпением ждал этой вечеринки. Что я могу сказать? Я очень любил пиратов. Есть кое-что, чего вам никогда не перерасти.

***

Даже самые продуманные планы могут пасть жертвой обстоятельств, поэтому, естественно, в день вечеринки я оказался занят по работе на дополнительный час. Это был клиент Левинсона, поэтому у меня не было выбора. Но наконец, я добрался до дома.

Пришло время попрощаться с Дэвидом Коннором и поздороваться с Дэйвом Воробьем — Бичом семи морей.

— Йо-хо, йо-хо, жизнь пирата — для меня.

***

Остановившись перед особняком Бена и Коры, я был в настроении флибустьера, просто искал деревню для разграбления. Я надел обязательную полумаску и нажал на звонок…

И нажал на звонок…

И нажал на звонок…

ДЕРЬМО! К двери никто не подходил.

Честно говоря, это не было большим сюрпризом. Я услышал музыку, едва вылезя из машины, и в этой суматохе никто не смог бы расслышать дверной звонок. Мне, наверное, пришлось бы протаранить дверь, чтобы кто-нибудь это заметил. Поэтому вместо этого я начал обходить дом, направляясь к бассейну, где, как я предполагал, и была вечеринка. Кроме того, для меня это был подходящий выход. Полнокровным пиратам, таким как Дэйв Воробей, не стоит беспокоиться о всяких пустяках типа двери.

— Йо-хо-хо и бутылка рому, — напевал я про себя, прогуливаясь по ухоженной лужайке, изо всех сил стараясь не наступать на клумбы.

Повернув за угол в дальнем конце дома, я заметил их — двух товарищей-пиратов, явно весело проводящих время в библейском смысле этого слова. Инстинкты тут же взяли верх, и я быстро нырнул в укрытие за невысокой изгородью у стены.

Дерьмо!

Я чувствовал себя нехорошо, вмешавшись в их развлечения, но этим двум идиотам стоило бы убрать камни прямо на моем единственном пути к месту вечеринки? Да, конечно, еще была входная дверь, но шанс у них все-таки был. Кроме того, Дэйв Воробей НИКОГДА не отступает.

Естественно, был… ммм… третий вариант: я мог просто переждать их.

Ясно, что нужно это сделать тактично.

Я имею в виду, что нет ничего хуже, чем отвлекать во время секса, верно?

Кроме того, с той интенсивностью, с которой эти двое работали, им оставалось недолго.

Что? Подглядывающий Том? Кто? Я? Ни за что! Могу заверить, что у меня были самые чистые помыслы. Я просто был вежливым, вот и все.

Хотя, естественно, я мог бы также следить за происходящим в ожидании. Не то чтобы у меня было больше дел, и это была их вина, что я застрял здесь. Справедливо только то, что они отплатят за мой прекрасный жест, предоставив немного развлечения, чтобы помочь скоротать время.

Я схватил свою латунную подзорную трубу и растянул ее. Ах да, это была не просто бутафория, а настоящая работающая подзорная труба. Да бросьте! Вы искренне верили, что Дэйва Воробья можно уличить в использовании дешевого куска пластика?

По воле судьбы подзорная труба безусловно пригодилась. Фактически, есть разница между наблюдением двух неопознанных людей, трущихся друг о друга на расстоянии, и реальным наблюдением за их сексом, как если бы я стоял рядом с ними.

А они определенно занимались сексом. Девушка — стройная латиноамериканская сеньорита — сидела на краю деревянного стола, отчаянно пытаясь удержаться, в то время как ее парень колотился в ней как дровосек, рубящий дерево. Насколько я мог судить, не слишком изящно, но все, чего ему не хватало в смысле навыков, он наверняка восполнял упорством. На такой скорости я бы и минуты не протянул. Боже! Он трахал ее или пытался поджечь ее киску?

Именно тогда я понял, что у меня есть собственная проблема: огромный стояк!

О нет. Этого не могло произойти снова. Что за хрень? МАЛЬЧИК, ПАДАЙ! Дерьмо! Дерьмо! Тройное дерьмо! Но ошибиться было невозможно. Маленькому Дэйву очень нравилось то, на что смотрит большой Дэйв, и он хотел выйти и поиграть. Точно так же, как в Вегасе, только все было чертовски хуже.

Не считая того факта, что мы с подзорной трубой находились за живой изгородью в большом сквере среди бела дня, существовал очень реальным риск быть обнаруженным и разоблаченным в качестве больного извращенца было — на этот раз я шпионил не за женой. Это были незнакомцы, наверняка позвавшие бы полицию, если бы заметили меня с членом в руке. Кроме того, как это ни странно, мастурбируя во время наблюдения за двумя незнакомцами, я чувствовал себя изменяющим Мари.

Нет. Я не смог этого сделать. На этот раз член должен был остаться в штанах.

Не то чтобы я боялся, что Мари разведется со мной из-за чего-то вроде этого. Конечно, нет; она никогда не позволила бы мне так легко сорваться с крючка. Люди, которые не знали мою жену, видели в ней просто одну привлекательную рыжую милфу за сорок. Но если бы им посчастливилось разозлить ее, они бы обнаружили, что у нее — стальная сила воли, бритвенно-острый ум, характер, как колония ос, и она определенно не верила в то, что надо подставить другую щеку. Если причинить ей боль, она скорее ударит в ответ, чем заплачет.

Если думаете, что Мари выглядит сукой, вы правы. Конечно, выглядит, но другой она мне и не нужна. Ее живость и напористость были одной из причин, по которой в первую очередь я влюбился в нее. Но если не брать в расчет любовь, не было никаких сомнений в том, что она по-королевски разозлится, если застанет меня мастурбирующим, подглядывая за людьми, занимающимися сексом. Это все равно что сказать ей, что ее мне мало. Заявление одновременно оскорбительное и не соответствующее действительности.

Так что, несмотря на интенсивное живое шоу передо мной, я держал свой напряженный член в штанах. Конечно, я не мог немного не потереть выпуклость в форме хот-дога, но в целом, я был довольно горд своей силой воли. Может, это была пиратская черта.

«Дэйв Воробей и Проклятие Черной выпуклости».

Прошло не более пяти минут, но Кролик-Энерджайзер, похоже, сломал защиту своей девушки. В течение последней минуты она проявляла нарастающее беспокойство, и внезапно схватила своего возлюбленного за плечи и откинула голову назад, в то время как ее тело содрогнулось.

С моей точки зрения это выглядело как чертовски сильный оргазм, и я быстрее потер выпуклость. Девушка впивалась пальцами в плечи бедного парня, словно когтями, катясь по волнам удовольствия, но это, казалось, только придало ему новую энергию. Он и впрямь казался сильно напряженным, так что, я догадался, что он был близок к тому, чтобы взорвать свою сперму.

«Спасибо за нечаянные подарки», — подумал я, — «но мне требуется попасть на гребаную вечеринку, прежде чем Мари позвонит в ФБР, чтобы разыскать меня».

Девушка дрожала в экстазе, отчаянно цепляясь за парня, долбящего ее киску, как будто от этого зависела его жизнь. Для латиноамериканки у нее были довольно белые и нежные руки.

Я настроил трубу.

А вокруг ее запястья был изготовленный на заказ золотой браслет Тиффани, прямо как тот, что я купил для…

Я вскочил, сорвал полумаску и заорал:

— МАРИ? ЧТО ЗА ЕБ ТВОЮ МАТЬ?!… — и пустился бегом к совокупляющейся паре.

Девушка в замешательстве помотала головой при звуке моего голоса. Затем сорвала маску и черный парик, из-за чего копна вьющихся рыжих волос упала и окутала лицо моей жены.

Она посмотрела на парня, трахающего ее:

— Дэйв?

Затем она повернула голову и увидела приближающегося меня:

— ДЕЙВ?!

Я увидел смесь шока и ярости в выражении ее лица, когда она повернулась лицом к своему любовнику.

— Кто ты, черт возьми?

— Я… Я… Я КОНЧАЮ!… — закричал парень и сильно ткнулся своим членом внутрь нее.

— Отвали от меня, ублюдок! — закричала Мари и в очень неприличной манере с сокрушительной силой ударила лбом о его нос, а затем нанесла апперкот по кончику его челюсти. Она была невысокой женщиной, но наверняка обладала чертовски сильным ударом. Он схватился за лицо от боли и попятился, между его руками сочилась кровь.

Затем подскочил я и ударил кулаком в солнечное сплетение парней, используя импульс отбега. Он упал как мешок с дерьмом, с тошнотворным хрипом.

Я повернулся к Мари, выглядевшей так, словно была близка к истерике.

— Дэйв! Дэйв!! О, черт возьми! Нет-нет-нет!!..

Она скатилась со стола, натянула штаны и побежала к ближайшей клумбе, где большими брызгами начала выбрасывать все, что ела за последние несколько часов.

Пока Мари веселилась, удобряя цветы, я склонился над истекающим кровью и стонущим пиратом на земле и снял с его лица треснувшую полумаску. Я на самом деле хотел узнать, кто этот парень.

— Джаррод? — воскликнул я. — Ты, гребаный мудак! С моей женой? Я собираюсь ТАК…

— Нет! Позволь мне, — услышал я голос Мари, который мог заморозить пингвина.

Она прошла мимо меня и пнула Джаррода прямо по яйцам латунным кончиком своего заостренного пиратского сапога.

Меня передернуло. Не потому, что мне было жалко этого засранца, а потому, что все парни дрожат, когда смотрят, как растерзывают яйца. Это похоже на большое глобальное братство. Секретный домик только для парней. Рыцари мошонки.

Однако это не дало ожидаемого эффекта. Вместо того чтобы потерять сознание в море боли, Джаррод перекатился на спину и начал стонать, в то время как из его все еще твердого члена хлынули струи белой спермы. Я смотрел в полном недоумении.

— Господи! Этого идиота просто невозможно победить, — вздохнула Мари. — Он, вероятно, сочтет это сексом, если ты его побьешь. Пожалуйста, пойдем домой, Дэйв. Меня тошнит.

Мы оставили Джаррода наслаждать послесвечением, и вскоре направились домой. Я сильно превысил допустимую скорость на Додже и получил удовольствие от того, как мощный восьми цилиндровый двигатель способствует излечению раненого мужского достоинства.

— Дэйв? Милый? Скажи что-нибудь, — тихо сказала Мари.

Я подумал, что Дэйв Воробей может справиться лучше, и начал песню:

Шесть десятков человек потерялись в море,

Все были пьяны, кроме меня.

Только мне лишь удалось пережить ту бурю,

Без выпивки и даже без огня.

Йо-хо-хо, йо-хо-хо, по бушующему морю!

Йо-хо-хо, йо-хо-хо, где гудят ветра!

Мари уставилась на меня с полным недоумением во второй раз менее чем за час.

— Я не могу в это поверить! Мы находимся в разгаре серьезного семейного кризиса, а ты цитируешь Гарфилда?

Она откинулась назад и с раздражением уставилась в потолок.

— Какой серьезный кризис? — ответил я. — Никакой мистерии. Ты только что трахнула Джаррода Торкельсона из бухгалтерии и выглядела так, словно тебе это чертовски понравилось.

Я улыбнулся ей и продолжил.

— Так вы с Торкстером планируете превратить меня в слабака-рогоносца? Трудно проявить должное уважение к парню, которого я мог бы избить, призав одну руку за спиной, но ради тебя я изо всех сил постараюсь.

Это принесло мне сильный удар по ребрам.

— Брось болтать ерунду! Я ДЕЙСТВИТЕЛЬНО не в настроении прямо сейчас. И остановись в аптеке, когда будем проезжать мимо торгового центра.

Я по-настоящему заволновался.

— Тебя все еще тошнит, дорогая?

Мари глубоко вздохнула.

— Этот идиот спустил внутрь меня, Дэйв. Он, блядь, кончил внутри меня! Не полный заряд, но я чувствовала, как его член несколько раз судорожно подергивается, прежде чем оттолкнула его от себя.

Я не мог с этим согласиться. Торкстер был существом, которое давно должно было быть выключено из генофонда, а любая женщина, помогающая ему произвести потомство, должна привлекаться к ответственности за преступление против человечности.

***

Когда мы наконец приехали домой, Мари сразу же направилась в ванную. Прежде чем я догнал ее, она уже была голой и только что начала принимать ванну.

— Это не может подождать, дорогая? Мне нужно увидеть тебя в гостиной.

Она положила шампунь, мочалку и мыло на веревке на стол рядом с ванной.

— Мне требуется принять ванну, Дэйв. Поговорим позже, хорошо?

Я наклонился над ней и выключил воду. Затем серьезно посмотрел ей в глаза.

— В гостиную! Сейчас же!

Я был готов схватить ее и унести, если понадобится, но она без дальнейших протестов согласилась и последовала за мной с обеспокоенным выражением лица. Я сел на диван и поставил ее перед собой.

— Стой прямо здесь, — скомандовал я.

Я сделал быстрый визуальный осмотр ее киски, но из положения стоя не увидел ничего необычного. Ее ярко-оранжевый куст выглядел совершенно нормально. Затем я провел пальцем по ее щели и позволил ему погрузиться внутрь. Хорошо, теперь сомнений не было. Эту киску недавно точно трахнули. Я погрузил свой палец в ее теплую влагу и массировал переднюю стенку ее влагалища, удерживая большой палец на ее клиторе.

Мари тяжело задышала и закрыла глаза.

— Ты — больной ублюдок Дэйв, но, пожалуйста, не останавливайся.

Я улыбнулся, а другой рукой расстегнул штаны и выпустил свой твердый как сталь член. Мари теперь крутилась у меня на пальце, полностью поглощенная процессом подготовки к сильному оргазму от точки G. Я чувствовал, как рукав моей пиратской рубашки пропитался ее соками, поскольку они сочились из нее и стекали по моей руке.

— О да… о да… о да… — простонала она, когда я почувствовал, как она сжала мой палец мускулами своей киски. Это был сигнал, говорящий мне, что до оргазма осталось менее нескольких секунд. Сигнал, которого я ждал.

Быстрым движением я выдернул палец из ее киски и прижал ее к своему члену. Ее собственный вес втолкнул меня внутрь, почти коснувшись ее шейки матки, и я обеими руками начал хватать соски и катать их между двумя пальцами. Мой поступок явно застал ее врасплох. Она уже практически довела себя до оргазма на пальце, но внезапно обнаружила, что ее пронзил толстый твердый член.

Это перекинуло ее через край, словно Эвела Книвела в Гранд-Каньоне, и заставило устроить мне на коленях танец века. Она кричала и крутилась так яростно, что мне пришлось схватить ее за талию, чтобы удержать на своем члене… Ей потребовалась почти минута, чтобы вернуться после полета на ракете удовольствия.

— Вау, Дэйв, здесь все еще дрожит. Не могу поверить, что ты только что это сделал.

Я почувствовал знакомую теплую пульсацию в животе.

— Ну, дорогая, — прохрипел я. — Лучше приготовься, я собираюсь сделать еще кое-что прямо сейчас.

И с этими словами я кончил…

Вся моя сдерживаемая сексуальная энергия, накопленная после того, как я смотрел, как Торкстер трахает мою жену, высвободилась через мой член, и я взревел от удовольствия, в то время как весь мой живот начал дергаться.

На заднем плане я слышал крик Мари:

— Дэйв! Я чувствую это! Я чувствую это, блин! О, ЧЕРТ! — а потом она снова обрушилась водопадом на мой член. Говорю вам, это было чертовски эффектно. Почти лучше, чем в Вегасе. Может быть, это сделали пираты. Дэйв Воробей, очевидно, был не только ярым бойцом, но и опытным любовником. ЯРР!

После этого я просто посидел некоторое время, наслаждаясь близостью моей голой и вспотевшей жены. Но когда мой член, наконец, выпал из ее киски, это было как слить воду из раковины, поэтому я подумал, что лучше уберечь наш диван от неприятных пятен. Я отнес Мари в ванную и наполнил ее пеной. Она откинулась в горячей воде и вздохнула от восторга.

— Дэйв. Знаешь, я так чертовски тебя люблю.

— Ха! Держу пари, ты говорила то же самое Торкстеру.

Зная Мари, я немедленно бросился к двери, и мыло на веревке, которое полетело, как ракета, промелькнуло в нескольких сантиметрах от меня. Она продолжала кричать на меня, когда я выбегал.

— Если ты еще раз упомянешь этого засранца, я, блядь, кастрирую тебя во сне тупым ножом. Я вырву твои почки через задницу и заставлю тебя носить их как наушники. Я пну твои вонючие никчемные яйца так сильно, что твою сперму смогут попробовать на вкус на Международной космической станции. Я… я…

Моя сука-жена вернулась. Как здорово. С меня достаточно и одного дня сантиментов.

***

Хотя мне все еще было любопытно. Я знаю, что на той вечеринке все было необычно, потому что мы все были в пиратских костюмах и полумасках, но как, черт возьми, Мари смогла принять Торкстера за меня? Мы даже не были одного телосложения, держу пари, что он пах не как я, и целовался не как я, и определенно трахался не как я. Я серьезно. Мы с Мари вместе уже шестнадцать чертовых лет! Я почти знал каждую веснушку на ее теле, а у нее их было до дерьмища.

Мне ТРЕБОВАЛОСЬ это знать, и был только один способ. Итак, на следующий день за завтраком я спросил единственного человека, который мог бы дать ответ — Мари.

— Я знаю, что тебе не нравится обсуждать это, милая, но я должен знать: как, черт возьми, ты могла спутать Торкстера со мной?

— Мне очень жаль, дорогой, — ответила она. — Оглядываясь назад, я сама с трудом могу в это поверить, но у меня не было причин предполагать, что это не ты. Он был в том же костюме, был примерно такого же роста, а когда он схватил меня и спустил мои штаны, я спросила: «Дэйв?», и он кивнул…

— Все были одеты как пираты. Это была такая чертова тема, — возразил я.

— Большинство из всех были обычными пиратами, Дэйв, но Джаррод был в полном костюме Джека Воробья, как и твой. На самом деле, я думаю, что вы, ребята, были единственными, кто вложил столько усилий в свои костюмы.

— Хорошо, я вроде как понимаю твою точку зрения, — признал я. — Но как насчет того, когда он трахнул тебя?

Лицо Мари немного покраснело.

— Послушай, Дэйв. Все вы, мужчины, настолько зациклены на том, насколько особенными являются ваши члены, но печальная правда в том, что, если нет значительной разницы в размерах, все они чувствуются примерно одинаково, когда находятся внутри нас. И, конечно же, моим навыкам восприятия не помогло то, что я выпила ранее несколько алкогольных напитков. Именно мужчина делает член, а не наоборот.

— Значит, это был не член Торкстера, а его прекрасные качества мужчины, которые заставили тебя трахаться с ним? Ты это сказала?

— Ну же, Дэйв! Конечно, нет! Этот парень похож на клопа.

— Хорошо, как скажешь, любимая, — сказал я с грустным и задумчивым выражением лица, как маленький продрогший щенок под дождем.

Некоторое время мы сидели молча; Я сохранял вид потерянного щенка. Мари нахмурилась.

— Ты собираешься выдоить все до капли, не так ли, Дэйв?

— Да, дорогая, — ухмыльнулся я.

— Ты когда-нибудь позволишь мне пережить это?

— Наверное, нет, — сказал я с улыбкой и нежно поцеловал ее в нос. — Я иду на работу, дорогая. Веди себя хорошо, ладно? Больше никаких тайных любовников. Предупреждаю, что оставляю за собой право обыскать туалеты, когда приду домой. Наверное, я также загляну под кровать.

Мари посмотрела на меня взглядом, от которого могли засохнуть растения, в то время как я напевая вышел за дверь:

Мари и Торкстер сидят на дереве

Ц-Е-Л-У-Я-С-Ь.

Сначала приходит любовь,

Потом — брак,

Затем Торкстер идет с детской коляской.

Подойдя к машине, я услышал из дома громкий грохот.

— Это была кружка или тарелка? — поинтересовался я.

Я с делал ставку на кружку.

***

Мой рабочий день начался довольно спокойно. Мы с Сандрой, моей неизменно эффективной секретаршей, рассмотрели последние проекты и до обеда убедились, что все идет по плану. Итак, мы были в приподнятом настроении, входя в кафетерий, где я чуть не врезался в Джаррода Торкстера, когда тот выходил.

У Торкстера, должно быть, был хороший день, потому что у него явно кружилась голова.

— Привет, Сандра, как дела, Дэйв… — поприветствовал он.

Затем он добавил с плохо замаскированной ухмылкой:

— Пожалуйста, передай от меня привет нашей рыжей лисице.

Я повернулся к Сандре.

— Иди, займи нам столик, Сэнди, я сейчас буду.

Я положил руку на плечо Торкстера и твердо вывел его наружу, вне пределов слышимости кого бы то ни было. Я сохранил улыбку на лице, чтобы любой посторонний мог подумать, что мы — просто двое коллег, говорящих на профессиональную тему.

— Слушай внимательно, Джаррод, потому что я не собираюсь повторять это снова. Твоя способность заниматься сексом в будущем может зависеть от твоего понимания того, что я тебе говорю. Ты слушаешь?

Он кивнул, выглядя скорее удивленным, чем испуганным.

— Кажется, у тебя сложилось впечатление, что ты завоевал мою жену или еще какое-то дерьмо в этом роде. Но я знаю, что ты лжешь. Я точно знаю, что ты обманом пробрался в ее штаны, приблизившись к тому, чтобы изнасиловать ее, без того, чтобы сделать это на самом деле.

— О да? Ну, она была мокрая и готовая, и делала все добровольно, Дэйв. Она не могла дождаться, когда я ее трахну. Я никогда в жизни не изнасиловал суку.

— Я знаю, что это было не настоящее изнасилование, и поэтому ты все еще дышишь. Однако я так же точно знаю, что ты обманул ее. Я не дурак, Джаррод; я знаю о возможности того, что Мари может решить бросить меня когда-нибудь, если влюбится в другого мужчину. Надеюсь, она этого не сделает, но в жизни нет никаких гарантий. Если тебе нужна гарантия, купи гребаный тостер. Но я могу гарантировать одно: она НИКОГДА не выберет такого жалкого неудачника, как ты против меня.

— Эй! Кто ты, черт возьми, думаешь такой? — рявкнул Джеррод.

— Я — Дэйв, и я делаю тебе одно-единственное предупреждение. Ты рискнул и избежал наказания, хорошо, но не испытывай удачу, мудак. Если я услышу ЛЮБЫЕ сплетни или увижу ЛЮБЫХ людей глядящих на Мари или на меня странным образом, я буду знать, кого винить. И я могу быть очень мстительным сукиным сыном, Джаррод.

Все еще улыбаясь, я ослабил хватку, и он отступил на несколько шагов. Расстояние подпитывало его смелость.

— Только попробуй что-нибудь, и я сразу же натравлю на тебя копов. Но не волнуйся, мой член будет готов развлечь твою рыжую шлюху, пока ты будешь в тюрьме.

Я не смог удержаться от смеха.

— Если я буду в тюрьме, а Мари узнает, что попасть туда мне помог ты, тебе лучше сбежать, Джаррод. Бежать так, будто горит твоя задница. О, она будет развлекаться с твоим членом, правда, сначала она его отрежет напрочь.

Торкстер вызывающе смотрел на меня несколько секунд, прежде чем уйти, яростно шагая. Я надеялся, что угрозы будет достаточно, но к сожалению, этот парень оказался еще глупее, чем я подозревал. Думаю, мне придется заставить его страдать. Единственный грех есть хуже, чем трахнуть мою жену, — это трахнуть мою жену И затем строить передо мной понты.

***

После обеда нагрузка увеличилась, и уже стемнело, когда я вернулся домой после долгого дня. По дороге я начал ощущать нарастающее беспокойство, а когда свернул на свою улицу, жуткое ощущение стало почти осязаемым. Мари так и не ответила на мое сообщение о том, что я опаздываю, и на нее это не было похоже. Совсем не похоже на нее. Что-то было не так. Я был уверен в этом.

Именно тогда я заметил незнакомую машину на нашей подъездной дорожке.

Какая-то европейская консервная банка, судя по всему, БМВ, и она была припаркована на моем месте! Что за хрень? Если водитель бумера не являлся представителем государственной лотереи, прибывшим сообщить нам, что мы выиграли джек-пот, то чьей-то заднице скоро не поздоровится.

Я припарковался у тротуара, сильно извинился перед своей бедной машиной за оскорбление и медленно пошел к дому. Дверь бесшумно открылась на петлях, благодаря моему обсессивно-компульсивному расстройству, когда дело касается скрипящего шума в доме, и я на цыпочках прошел в гостиную. Через дверь я услышал голоса; один был Мари, а другой — мужчины. Они явно были заняты какой-то деятельностью, природу которой я не мог определить только слушая.

Мужской голос не показался знакомым, но опять же, я не общаюсь с владельцами бумеров. Что я могу сказать? Я — классный парень.

Что ж, пора действовать.

Я резко распахнул дверь и собирался громко сказать: «Кто, черт возьми, поставил на мое место этот кусок еврохлама?» Но когда увидел Мари, сидящую в одном из кресел и подключенную к множеству проводов и шлангов, я на мгновение потерял способность к связной речи. Что, черт возьми, здесь происходит?

— О, привет, дорогой, — улыбнулась она. — Ты как раз вовремя. Позволь мне познакомить тебя с доктором Бентоном Бёрком, членом Американского союза полиграфологов и одним из ведущих экспертов штата в своей области.

Мужчина, сидящий в другом кресле, встал и пожал мне руку.

Парень выглядел как телевизионный врач или герой судебной драмы и практически вызывал доверие. У меня не было никаких проблем с тем, чтобы поверить в то, что он являлся экспертом, на которого претендовал. Но у меня была проблема с тем, что он подключил мою жену к своей странной штуковине Электро Стим, и чтобы я так много ему рассказал.

Он вопросительно посмотрел на Мари, которая успокаивающе улыбнулась мне.

— Пожалуйста, не сердись на доктора Бёрка, милый. Он здесь по моей просьбе. Я наняла его, чтобы проверить мою правдивость, и к счастью мы только что закончили калибровку оборудования. Спроси меня что-нибудь, что легко проверить.

— У нас трое детей? — подчинился я.

— Да.

— Вероятность того, что объект правдив, выше девяноста одного процента в пределах погрешности… — начал Бёрк.

— Доктор? — перебил я. — Достаточно будет сказать прост: «правда» или «ложь», пожалуйста. Я приму вашу личную оценку точности, основанную на вашей квалификации, поэтому нет необходимости каждый раз говорить это.

— Хорошо, тогда это правда, — сухо сказал Бёрк.

Я снова повернулся к Мари.

— Их зовут Хьюи, Луи и Дьюи?

— Да, — сказала Мари.

— Ложь, — возразил Бёрк.

Мари снова улыбнулась и протянула мне листок бумаги.

— Пожалуйста, проверь это, и если тебя устраивает формулировка вопросов, передай бумагу доктору Бёрку.

Я просмотрел текст и приподнял брови.

— К черту, Мари. Я не могу поверить, что ты это делаешь. В этом нет необходимости; честно. Я никогда не сомневался в тебе и не злюсь. Во всяком случае, не на тебя.

— С намерением тыкать мне Торкстером в лицо в течение следующих двух лет, пока ты не добьешься своего, верно?

— Ну, вроде… да… это тоже, — смущенно улыбнулся я. — Не могу обвинить парня в том, что он воспользовался возможностью, верно?

— Я больше не собираюсь отбрехиваться, Дэйв. Будь готов к полной и неразбавленной правде об инциденте. И после этого я больше не хочу слышать о Торкстере ни слова.

— Давай, дорогая, позволь мужчине немного позлорадствовать. Подумай о травме, которую я перенес, наблюдая, как моя неверная жена занимается горячим и грязным сексом с другим парнем прямо передо мной. Я могу никогда полностью не выздороветь.

— О, я знаю все о твоей «травме», Дэйв. Я довела ее до оргазма, после того как мы вернулись домой, помнишь?

Ох-хо, попался! Я мудро промолчал, пока Мари делала последние приготовления.

— Давайте начнем, джентльмены? Пожалуйста, прочтите вопросы, доктор.

— Вы намеревались изменить Дэйву? — начал он.

— Нет.

— Ответ верный, — сказал доктор Бёрк. — Вы любите Дэйва полностью и только его?

— Да.

— Ответ верный.

Затем мы перешли к более острым вопросам. Я внимательно наблюдал за Мари, но она казалась совершенно расслабленной.

— Знали ли вы в тот момент, что мужчина, с которым вы вступили в половую связь, не был Дэйвом?

— Нет.

— Ответ верный. Хотели ли вы когда-нибудь вступить в половую связь с Джарродом Торкельсоном?

— Нет.

— Ответ верный. Будете ли вы когда-нибудь снова иметь половой акт с Джарродом Торкельсоном?

— Нет.

— Ответ верный. Есть ли у вас какие-либо чувства к Джарроду Торкельсону, кроме ненависти и отвращения?

— Нет.

— Ответ верный. Будете ли вы когда-нибудь вступать в половую связь с кем-нибудь, кроме Дэйва?

— Нет.

— Ответ верный. Вы когда-нибудь думали о том, чтобы бросить Дэйва?

— Нет.

— Ответ верный. Планируете ли вы оставаться в браке с Дэйвом до конца своей жизни?

— Да.

— Ответ верный. Дэйв удовлетворяет вас в постели?

— Да.

— Ответ верный.

Мари торжествующе посмотрела на меня.

— Ты доволен, Дэйв?

— Не могу поверить, что ты это сделала, — пробормотал я, все еще сбитый с толку. — Чертов домашний полиграф! Я даже не знал, что это дерьмо существует.

— Ну, я полагаю, это решает все твои маленькие мужские неуверенности, — сказала она и начала отключать провода.

— Стоп! — рявкнул я.

Мари снова села и озадаченно посмотрела на меня.

— Мы еще не совсем закончили, дорогая, — сообщил я ей. — Это были ТВОИ десять вопросов. Но теперь я хотел бы задать такое же количество своих собственных, если не возражаешь…

Я видел, что она готовится к ссоре, поэтому быстро добавил:

—… если, конечно, ты не совсем курица, боящаяся отвечать на вопросы, которые не приготовила заранее.

Теперь она смотрела прямо на меня. Я решил поторопиться и дал ей дозу моей лучшей имитации курицы.

— Куд-куда.

.. куд-куда… куд-куда…

— Хорошо. ХОРОШО! Задавай мне свои проклятые вопросы! — усмехнулась она.

— Отличн, милая. Готовы ли вы ко второму раунду, доктор Бёрк?

— Можете продолжать, мистер Коннор.

Я прочистил горло и начал допрос.

— Дорогая, это ты две недели назад взяла отвертку из моего ящика для инструментов и оставила ее снаружи, чтобы газонокосилка переехала ее?

— А? Что? Я не несу ответственности за твои проклятые инструменты.

— Ответ неверный, — сказал доктор Бёрк.

— Ну? — Я вопросительно посмотрел на ее.

— Ладно, это была я. Я забыла об этом, — призналась она. — Извини. Я куплю тебе новую.

— Нет проблем, дорогая. Для этого не потребуется НИЧЕГО, кроме хорошего минета, — улыбнулся я, и продолжил: — Тебе нравится кататься на моей машине?

— Нет! Я бы хотела, чтобы ты продал этот катающийся кризис среднего возраста.

— Ответ неверный, — сказал доктор Бёрк.

— И правда интересно. Так ты бы хотела когда-нибудь заняться сексом в машине?

— НЕТ!

— Ответ неверный, — сказал доктор Бёрк.

— Что ж, моя любимая жена. Я думаю, что в самом ближайшем будущем нам нужно отправиться в путешествие по окрестностям, — сказал я с легкой улыбкой. — Трусики, конечно, необязательны.

— Хватит! — рявкнула Мари. — Я больше НЕ буде отвечать на глупые вопросы о твоей, черт возьми, прожорливой машине, убивающей планету и транжирящей деньги! Ближе к делу, или мы покончим с этим сейчас же! Ясно?

— Как пожелаешь. Новая тема. Тебе понравилось трахаться с Торкстером?

— Нет, конечно нет!

— Ответ неверный, — сказал доктор Бёрк.

— Это несправедливый вопрос! Я думала, что это ты, Дэйв. Это было все равно что трахать тебя по доверенности. Без маски и костюма он бы ни за что не подобрался ко мне ближе двух метров.

— Ты испытала более чем один оргазм во время траха с Торкстером?

— Нет!

— Ответ неверный, — сказал доктор Бёрк.

— Да ладно! Это чертовски механический процесс, — взмолилась она. — Если кто-то будет продолжать тебя трахать достаточно долго, ты достигнешь оргазма, нравится тебе это или нет. Это не то, что ты можешь контролировать. Я ничего не могла с этим поделать. Это не значит, что мне было хорошо или что-то в этом роде.

— Как скажешь, милая, — улыбнулся я и спросил: — Приятно ли было испытывать оргазм с Торкстером?

— Нет.

— Ответ неверный, — сказал доктор Бёрк.

Я мог сказать, что Мари приходила в отчаяние.

— Оргазм всегда приносит удовольствие, черт возьми! Это как пицца: даже плохие — они все еще Ок. Но они все равно плохие. Можем ли мы оставить Торкстера в покое, пожалуйста? Я не хочу больше отвечать на вопросы об этом засранце. С ним все. Финишь. Конец!

— Конечно, дорогая, меня устраивает. У тебя когда-нибудь был секс с девушкой?

— ЧТО?! Что это за дурацкий вопрос?

— Куд-куда… куд-куда… куд-куда… — ответил я.

— Конечно, нет!

— Ответ неверный, — сказал доктор Бёрк.

Лицо Мари было теперь почти таким же красным, как и ее волосы, и она выглядела так, будто была в паре сантиметров от инсульта.

— Блаблабла, ьлаьлаьла, блаблабла, в старшей школе, — неразборчиво пробормотала она.

— Скажи, у тебя когда-нибудь был секс втроем, с двумя парнями?

— Н… о, дерьмо. Да. Задолго до того как мы поженились!

— Ответ верный, — сказал доктор Бёрк.

— Тебе нравится, когда я лижу тебе задницу?

— Нет, хреново!

— Ответ неверный, — сказал доктор Бёрк.

Мари высунула язык и дунула, издав неприличный звук. Я просто улыбнулся, запомнив все новые интересные вещи, которые я узнал.

— Ты мастурбируешь более трех раз в неделю?

— Да пошел ты, Дэйв! Да!

— Ответ верный, — сказал доктор Бёрк.

— Ты когда-нибудь мастурбировала на порно в интернете?

— Я… я… дерьмо… да!

— Ответ верный, — сказал доктор Бёрк.

— Ты возбудилась, смотря «Сумерки», когда чувак-оборотень потерял рубашку?

— Да ты — идиот! Как и любая другая женщина в театре моложе восьмидесяти.

— Ответ верный, — сказал доктор Бёрк.

— Ты когда-нибудь представляла, что вас соблазнят десятки волосатых мужчин в турецкой бане?

— Что, черт возьми, это за странный вопрос? Ни хрена!

— О… ответ… ис… исчерпывающий… — сказал доктор Бёрк между фырканьем.

— Ты когда-нибудь вставляла овощ в свою пизду, а потом использовала его для готовки?

— ДЕЙВ!

Доктор Бёрк ничего не сказал. Он был полностью занят хохотом.

***

После того как помогли Бёрку собраться и вытащить его немецкую жестяную коробку с моего парковочного места, мы сели на кухне и вместе начали пить лагер. Мари все еще краснела от моих острых вопросов.

— Боже мой, Дэйв, я не могу поверить, что ты спрашивал меня об этом дерьме перед доктором Бёрком, — вздохнула она. — Я никогда больше не смогу показаться на публике!

— Я не один здесь был дураком, Мари. ТЫ — тоже. Чертов полиграф? Серьезно? Ты в последнее время не искала слово «чересчур»?

Она устало посмотрела на меня.

— Мне нужно было, чтобы ты мне поверил, Дэйв, ДЕЙСТВИТЕЛЬНО поверил мне. Я бы никогда не стала трахаться за твоей спиной, ни в миллион лет. Я должна была заставить тебя снова поверить мне. Это был единственный способ, которым я могла обелить себя без тени сомнения.

Я взял ее за руки.

— Ты — сука, Мари. Это одно из многих твоих милых качеств, а также причина, по которой я ни на секунду не усомнился в тебе. Знаешь почему?

Она покачала головой.

— Потому что, если ты когда-нибудь достаточно рассердишься, чтобы трахнуть кого-нибудь еще, ты скажешь мне прямо в лицо. Ты не станешь скрываться от людей. Ты — бульдозер, милая, а не ниндзя.

Это вызвало у нее смех, и она улыбнулась.

— Но теперь мне пора отвести тебя в постель и полизать твою симпатичную задницу, — заявил я. — И даже не пытайтесь отрицать, что тебе это не нравится после полиграфа.

Мари вскрикнула и попыталась уйти, но я перекинул ее через плечо и отнес в постель в стиле пожарного. Полиграф был прав. Мне приходилось удерживать ее, а она кричала достаточно громко, чтобы разбудить половину района, но ей и правда нравилось, когда ей лизали задницу. Фактически, я обнаружил, что это — новый способ довести ее до оргазма.

Когда я почувствовал, как ее сфинктер в оргазмическом ритме пульсирует вокруг моего языка, я решил послать доктору Бёрку жирный бонус.

***

Прошло несколько месяцев нашей жизни, когда в коридоре меня встретила взволнованная Сандра.

— Босс, тебя ждет Джаррод Токстер, и он чертовски зол.

— Спасибо за предупреждение, Сэнди. Пойдем, посмотрим, что беспокоит беднягу, хорошо?

Как только я вышел из лифта, Торкстер бросился на меня, как привидение из фильма Роджера Кормана семидесятых.

— Дэйв, бля, Коннор, проклятый мудак! Клянусь, ты заплатишь за это. Многократно!

Я в замешательстве посмотрел на него.

— Почему бы тебе не принять таблетку для успокоения и не рассказать, что это за чертовщина, Джаррод? Потому что на данный момент я понятия не имею, что я, как ты полагаешь, сделал с тобой.

— Астон… — пробормотал он.

— Кто, черт возьми, такой Астон?

— Моя долбаная машина, придурок! Мой Астон Мартин ДБ9!

— У тебя есть машина за двести тысяч долларов? — воскликнул я. — Черт возьми, Джаррод! Сколько же вам, ребята, платят в бухгалтерском учете?

— ЗАТКНИСЬ! Ты его загубил! — закричал он.

— Послушай, Торкс… Джаррод. Я даже не знал, что у тебя была эта проклятая штука, не говоря уже о том, где ты ее хранишь. Что бы с ней ни случилось, это сделал не я. Кстати, а что с ней случилось?

Торкстер сел в кресло моего клиента, и Сандра принесла ему чашку кофе. Драчливость вытекла из него, как затхлый воздух из проколотой шины.

— Я в такой жлпе, Дэйв. Ты, наверное, знаешь, что моя группа только что вернулась после двухмесячного внешнего обучения новой системе управления взаимоотношениями с клиентами, верно?

— Нет, я не знал. Но продолжай.

— Вернувшись домой вчера вечером, я пошел в гараж, чтобы проверить аккумулятор, и… и…

Торкстер сделал большой глоток из кружки. Затем продолжил:

— Там был ужасный запах, а гараж был полон мух. А мой Астон… салон был заполнен жидким гнилым мясом. Интерьер наполовину растворился и кишел личинками, все внутри практически разрушено. Мой механик говорит, что требуется разобрать всю машину, а все неметаллические детали заменить. В гребаный гараж невозможно даже войти без дыхательного аппарата. Полиция утверждает, что кто-то засунул в него четырех мертвых свиней и оставил их гнить на жаре более чем на месяц.

Он обхватил голову руками:

— Кто бы мог сделать такую ужасную вещь?

— Разрушители легенд сезона 2003, серия седьмая, — услужливо сказал я.

— Что? — он посмотрел на меня так, словно у меня выросла лишняя голова.

— Они сделали что-то подобное на шоу. Думаю, с Корветтом. В любом случае, я понимаю, почему ты расстроен, но ясно, что это вопрос страховки. Тебе, вероятно, дадут новую машину. Похоже, эта не подлежит ремонту.

— Они не будут платить, — сказал он почти плача. — Они утверждают, что два месяца назад я позвонил и отменил свою страховку, а затем подтвердил это по электронной почте. Вероятно, это сделал тот же парень, что забрал мои номерные знаки и вернул их в Отдел транспортных средств. Конечно, я могу подать в суд на страховую компанию, но мой адвокат говорит, что я проиграю.

— А страхование домовладения?

— Те тоже не будут платить. Нет никаких признаков взлома, и кроме того, они утверждают, что Астон — это особая статья, а потому на него не распространяется стандартная политика. Я проверил мелкий шрифт, они правы.

Торкстер встал.

— В любом случае, мне жаль, что я напал на тебя сегодня, Дэйв. У меня был действительно плохой день. По очевидным причинам я тебе не нравлюсь, но это выходит далеко за рамки обычного мужского соперничества. Я это заслужил.

— Нет проблем, Джаррод. Я знаю, что у нас были разногласия, но если могу что-то сделать, пожалуйста, не стесняйся сообщить мне.

Мы пожали друг другу руки, и он ушел. Ко мне зашла Сандра с кружкой свежего мокко.

— Кстати, босс, — сказала она, — вчера позвонил дядя и спросил, не нужны ли нам в ближайшее время еще мертвые свиньи. На следующей неделе он будет выбраковывать стадо.

Мы мгновение смотрели друг на друга на, а затем разразились смехом.

— Напомни мне никогда не пытаться соблазнить Мари, какой бы горячей она ни была, — хихикнула Сандра.

— Ты знаешь, Сэнди, я узнал кое-что очень интересное о прошлом моей любящей жены, когда несколько месяцев назад она была подключена к полиграфу…