шлюхи Екатеринбурга

Мой трудовой семестр. часть 5

Да, а точно — как американские фермеры справляются без своих студентов? Да ещё и умудряются нам зерно продавать? Чудны дела твои, Господи!

Вообще-то, ко всему прочему, это еще и время героизации мирного труда. Вошло в пору зрелости первое послевоенное поколение, забронзовели подвиги отцов. Советская идеологическая машина предложила молодежи битву за перевыполнение плана, социалистическое соревнование и битву за урожай. Причем, как я постоянно помнил, за урожай предлагалось биться студентам, военным, инженерам, научным и творческим работникам, остальные и так упахивались трудом. Но колхозники с этого хоть «длинный» рубль имели, а вот остальные ограничивались ролью подсобников.

Утром доносился бравурный марш из динамиков:

Будет людям счастье –

Счастье на века.

У советской власти

Сила велика!..

А никто и не сомневается. Насчет ума были сомнения, а вот насчет силы… тут сомнений никаких нет. Ладно, как пообещал председатель, отремонтирую я комбайн, то он отпустит нас всех, а мне ещё и характристику в деканат.

А я уже нашёл причину, там просто цепь спала, но сразу же нельзя отремонтировать, нужно хоть пару дней покопаться. Я прекрасно иммировал ремонт, стучал, крутил, натянул цепь, законтрогаил. Ну всё, а вот завтра и проверим. Ирка мне обед принесла со столовой в таких красивых кастрюльках из нержавейки, да с крышками. Заодно обработала мне две небольшие ранки перекисью и йодом — ударник труда. Почти внучатый племянник Стаханова!

Вечером Ира-медичка заглянула в мою группу, мы как раз ужинать собирались. Она что — на меня глаз положила? Ладно. И я сразу скромный тост:

— Ну тогда вздрогнем что ли? За здоровье присутствующих здесь дам! — зря я что ли водочки и коньяк привёз. Выпили мы по три рюмочки, девушки заговорили о модах, а парни о том, как наша молодёжка по футболу сдала матч в полуфинале и кому — так сборной Исландии. 1 : 4! Ну ващщщеее.

Потом долго ходили упорные слухи, что нашим парням "зажали" положенную за выход в полуфинал премию, причём весьма неплохую. Как обычно — сдать в Фонд мира! Без согласия игроков, они все отказались подписать заявление — это лично их премия! Эти козлы из ЦК комсомола любят прогибаться за чужой счёт! Старший тренер молодёжки Виктор Колотов слёг с сердечным приступом — "золото" практически в руках было!

Ира заскучала. Через полчасика она собралась уходить, а перед уходом сказала мне:

— Жека, не проводишь меня, а то темно на улице?

Все остальные понимающе заухмылялись, подмигивая мне поочередно разными глазами. Да думайте что хотите, похер, подумал я, а вслух сказал:

— Ну ясен пень провожу, на улице же такая темень, заблудишься еще!

А на улице спросила, может я соглашусь побыть некоторое время ее телохранителем? А то местые, постоянно полупьяные "мачо" ей свидания предлагают, да каждый на своём личном сеновале. Посылала их всех, да теперь лучше ходить с охраной…

— А что мне за это будет? — немедленно поинтересовался я.

— А что ты хочешь?

Я поиграл в уме возможными хотелками, мысленно урезал их втрое и сказал просто:

— А покажи для начала свою великолепную грудь, Ирэн.

Ирочка как-то резко вспыхнула лицом, что было видно невзирая на темень, потом схватила меня за руку, затащила за очередной сарай, расстегнула ватник и ловко так задрала вверх рубашку:

— Ну смотри. Можешь и потрогать… Только аккуратно.

Лифчика она не носила… да, осмотреть там было на что — очень такая хорошая уверенная тройка, соски небольших размеров, ну отвисало чуть вниз, но совсем немного. Я наклонился, поцеловал по очереди оба соска, затем впился в одну грудь, лаская вторую, Ира сладко заохала. Но потом опустил рубашку вниз:

— Жека, пошли ко мне. Давай, скорее, милый Жека…

Она своими разговорами доведет и до оргазма, — пронеслось в голове, чувствуя, что гениталии налились кровью, надсадно заныли. – Любительница поиздеваться надо мной и надостальными парнями. Сейчас достану член, пусть посмотрит, до чего довела и исправляет свою провинность.

В её комнате мы оба быстро разделись и не менее быстро оказались почти совсем голыми, стоя рядом в полной темноте. Я почему-то постеснялся трусы снять.

— Жека! Я так мечтаю о тебе, так хочется быть с тобой. Это будет нашей тайной, никто не узнает об этом, — обалдеть, так она давно хотела мне дать.

Ира сразу начала целовать моё лицо, шею, плечи, живот, опускаясь всё ниже и гибко опустилась на колени передо мной.

Оттянув резинку трусов, её губы жадно обхватили вздыбленную плоть. Рот, губы, язык работали, как единое целое, словно не она сосала, а работал доильный аппарат. Нежность и некоторая опытность юной женщины сделали так, что через некоторое время мой член даже меня удивил своими размерами. Явно в своём мединституте она изучала не только анатомию. ..

Я долго не кончал, хотя и сильно балдел, а Ира вскоре забилась в неконтролируем оргазме — какая горячая она штучка! И, видимо, сильно "проголодалась". Кончить она предложила мне в свою классную попку. Сунула мне в руку тюбик с каким-то кремом. Я довольно обильно смазал её тугуюдырочку, а Ира только сладко охала. Вошёл я на удивление легко, а она застонала так, что у меня по коже побежал мороз. Я таранил прямую кишку, а она просила не останавливаться проникнуть в неё глубже, так невероятно сладострастно охая.

Не прошло и трех минут, как она задрожала, издавая протяжный вой, повалилась животом на кровать и в конвульсиях забилась подо мной.

Я совершенно не ожидал, что чуть отдышавшись, она стала подниматься на четвереньки, принимая прежнюю позу. Её задний проход пульсировал! Я не мог поверить, мышцы ритмично сокращались на всём протяжении. Это было так совсем невероятно! Я был потрясён и восхищён!

Он работал словно насос, засасывая член внутрь! Это было настолько необычно и ужасно приятно, что через несколько секунд я почувствовал, как волна оргазма накатывает, поднимает на гребень и с размаху бросает меня вниз. Ну и Ира!

Струя тугой горячей спермы ударила внутрь её бесподобной попки, делая Ирину совершенно безумной. Она опять затряслась, прижимая обеими руками мои бедра к себе, а насос всё сильнее и сильнее засасывал член. Не каждая женщина может сделать такое ртом, не говоря уже об анальном отверстии. Я был немного потрясён. Потом Ирочка позвала меня к столу и мы, совершенно голые, в этой почти кромешной тьме, выпили по рюмочке, совсем не промахнувшись мимо рта.

Был и анекдотичный случай. Только мы собрались спать, как стук в дверь. Я взял кочергу и, открыв дверь, совсем голым предстал перед очередным "мачо":

— Шоооо такое? Давно кочергой по голове никто не получал?

— Понял, братан. Всё нормально, я просто ошибся, — быстро он исчез в темноте. Кочерга, это ведь важный элемент убеждения. Мы с Ириной посмеялись моему афоризму.

Уснули мы, крепко обнявшись. Утром ушёл я ремонтировать комбайн очень довольным, а у Иры вообще было счастливое лицо.