шлюхи Екатеринбурга

Мамаша Стифлера по-чертановски. 2

24 часа назад…

Как много может уместиться на двух стульях, тут и кожаные портфели, что выглядывают из-под груды наваленных брюк, пиджаков и сорочек, тут и галстуки, и носки. Не требуется особой наблюдательности, чтобы во всей этой кутерьме выделить повседневные атрибуты трех успешных мужчин. Вся обстановка комнаты — нелепое смешение стилей: дорогие стулья из массива бука и затертый советский торшер с поддавшейся ржавчине цепочкой выключателя, угловой кожаный диван и полированная стенка с трещинами на лакированном покрытии. А обои, чего стоят засаленные желтые бумажные обои с примитивным орнаментом!

Наталья дождалась, когда последняя капля упадет в ее фужер из темно-зеленой бутылки и пригубила искристый напиток.

— Мальчики, вы сумасшедшие, вас там в Транснефти совсем на голодном пайке держат? — любезничала дама, намекая на неутомимость любовников.

Строго говоря, мальчики уже перешагнули тот возраст, когда следовало бы так их именовать. Все трое уже измеряли возраст юбилеями, головы их утратили большую часть растительности, а животы, наоборот, несколько приобрели в солидности. Что касается женского вопроса, этим троим атлантам и вовсе не было равных в способности поразвлечься в обществе роскошных и раскрепощенных куртизанок.

— Натали, — элегантно растягивая последнюю гласную, сказал Николай, — а как насчет этой бутылки?

Мужчина покрутил перед собой опустошенную тару темно-зеленого стекла, глядя в глаза дамы с хитрым прищуром.

— Ну, если молодым людям больше нечем порадовать даму, придется обойтись и этим, — остроумно выкрутилась Наташа.

Под мужской хохот женщина перехватила пустую бутылку из рук мужчины, с трудом удерживая миниатюрными пальчиками толстое основание. Она поднесла тонкое, длинное горлышко, вдохнула хмельной аромат и эротично провела языком по утолщению на мете, где должна быть пробка. Символично она провела языком по фаллической части бутыли, сорвав восхищенные аплодисменты мужчин.

Наталья сидела на диване, поджав колени к груди, весь ее наряд составляло ожерелье из крупных красных шариков на черной нити. Ее пятки упирались в ягодицы, а ступни наполовину свисали с края дивана, отчего несравненная по своей красоте вульва представлялась в лучшем виде. Дама игриво поднесла бутылку горлышком к своей промежности, одновременно изобразив с помощью бровей и ухмылочки немой вопрос, так ли сильно мужчины ослабли, что действительно придется удовлетвориться стеклянным предметом.

— Дай ее сюда, — протянул руку сидящий на полу Сергей, — у нас на тебя еще есть планы.

Всем троим, если уж быть до конца честными, хотелось лениво развалиться на полу и посмотреть, как флакон войдет во влагалище любимой куртизанки, нещадно раздвигая края своей толстой частью. Бутылка слишком большая в диаметре, но и способности Натальи не следует недооценивать. Если бы дело приняло такой оборот, мужчины могли даже держать пари, насколько глубоко Наташа сможет насесть на горлышко, если приставить его к ректальной части промежности. Но подобное представление лучше оставить на лучшие времена, когда укоры в мужской несостоятельности будут оправданы изнурительным марафоном.

Наталья, освеженная душем после первого раунда, изящно подала ручку Сергею и встала с дивана. Углубления на кожаной подушке медленно выровнялись, но сохранили тепло женского тела. Трудно сказать с уверенность, крепкие как деревянные балясины, члены топ-менеджеров — результат действия препаратов или неуемной природной силы. Что касается Натальи, то ей такая способность клиентов безусловно нравилась — лучше денежное вознаграждение и глубокое сексуальное удовлетворение, чем просто денежное вознаграждение. А эта троица способна удовлетворить даже самые взыскательные вкусы и потребности.

Сергей, двумя руками увлекая даму за собой, опустился на пол и лег на спину. Не выпуская его рук, Наталья стояла над ним. Ни слова, ни единой команды. Николай и Вадим смотрели на парочку с дивана. Наталья безошибочно понимала, что от нее требуется, в подобного рода интуиции ей не было равных. Кокетливо улыбнувшись зрителям, она начала опускаться. Коленки сгибались, промежность приближалась к торчащему, как кол, пенису. Вот вздувшиеся половые губки приблизились к крупной шаровидной головке, смялись и кончик члена скользнул между ними. Наташа застонала.

Все знали, что она совсем не притворяется. Эта способная на многочасовые секс-марафоны бестия получает неподдельный кайф от каждого прикосновения. Наташа продолжала опускаться, поглощая влагалищем крупный член, пока целиком не упрятала его в себе. Стоило ей опуститься в самый низ и расправить ноги по бокам Сергея, как зрители присоединились к их игре. Мужская рука сильно и в тоже время аккуратно толкнула в спину, чтобы заставить Наталью склониться над партнером. Сергею пришлось отстранить руки от великолепных грудей и позволить им прижаться.

Сзади тоже есть, чем полюбоваться — эластичный обод вагины, мокрый и скользкий, объял основание члена над самой мошонкой. Заметна даже утолщенная жилка с нижней части пениса. Наташа повернула голову и щекой легла на плечо Сергея, готовая к нахлынувшему взрыву чувствительности. Николай и Вадим переглянулись, опустили взгляды и сошлись, не обменявшись ни единым словом, что меньших потерь для любимицы следует ожидать от более тонкого и длинного органа Вадима. Именно поэтому в дело вступил Николай.

Раскачивая упругим, тугим, как жердь, членом, он подошел сзади. Расставив ноги, он грузно опустился и сел на волосатые бедра Сергея. Николай положил руки на ягодицы Натальи, но, сколько бы он их не растягивал в стороны, открыть промежность больше уже было невозможно. Вадим сел на пол и с любопытством рассматривал тыльную часть дамы. Сергей, как ни велико было его желание заработать бедрами, гоняя член в раскаленном лоне, лежал спокойно, уткнувшись носом в густые волосы на затылке Натали.

Вадим аж раскрыл рот, когда головка толстого члена уткнулась в промежность. Пришлось проявить чудеса старания и изворотливости, чтобы тупой конец члена продавил таки себе путь в занятое Сергеем влагалище. Наташа не издала ни звука, если не считать ее частое сопение сквозь зубы. Она терпела боль от растяжения, пыталась сильнее расслабить таз. Головка часто выпадала, отторгалась горделивой пиздой и Николай, наконец, отказался от затеи, уступив место Вадиму. Заостренная залупа с легкостью вторглась между закругленным краем половой щели и мясистым членом Сергея. Еще надавил бедрами и тонкий, длинный орган вошел до конца. Наташа вскрикнула, но в ее стоне была не боль, а наслаждение. Чувство растянутости, давно забытое ей, переполняло тело энергией чувствительности. Легкие щекотало при каждом вдохе, низ живота обжигали раскаленные крылья бабочек.

— О да, о да, — потеряла свою многоопытную выдержку Наталья, — о да, мальчики, о да!

Сергей, когда перед его лицом метались волосы любовницы и ловили воздух ее губы, невольно начал двигать тазом. Его член двигался с маленькой амплитудой, но этого хватало, чтобы получить свою порцию удовольствия. Тем более, что Вадим добавлял ему трением своего члена. Две крупные головки терлись друг о друга глубоко в тесном (а сейчас там было тесно) вместилище. Наталья увлажнилась еще сильнее, движения стали скользкие, Вадим во всю работал тазом, вгоняя член до конца.

Наташа, вне себя от остроты ощущений, кричала и завывала, ее тело покрылось испариной. Опыт с двумя членами во влагалище принес чудесные плоды, это уже не поочередная долбежка в пизду и в жопу, даже не их одновременная долбежка. Лишь бы эти с виду благовоспитанные джентльмены не захотели растерзать в два смычка ее прямую кишку. Пусть хоть все втроем, но по очереди. Наташа даже кончит несколько раз подряд, пусть даже без смазки, но лишь бы не два члена в одно очко. Перед глазами женщины стояла пустая бутылка с толстым основанием. Подумать только, каких размеров должен быть анус, чтобы принять такое.

Наташа провалилась в темноту, он больше не кричала, тело больше не слушалось ее. Миллионы микрооргазмов беспрестанно сотрясали ее тело, с губ текла слюна и вырывалось глухое сопение. Стойкая и выносливая куртизанка, так много спермы сдоившая со своих любовников, пала на поле любви.

Вдруг замок входной двери провернулся, мужчины обернулись и увидели в прихожей молодую особу. Бэлла совершено не смутилась, увидев трех голых мужчин и доведенную до бессознательного состояния мать. Ее лицо выражало полнейшее равнодушие, она стащила с ног сапожки, со снисходительным видом дотянулась кончиками пальцев до двери гостиной и отделила себя от назойливых взглядов. Пока друзья еще удовлетворяли собственную похоть безжизненным телом Натальи, Николай с любопытством охотника поднялся и вышел из комнаты.

— Привет, — дружелюбно улыбаясь, сказал он, — я — Коля.

Бэлла не ответила, слишком уж не вязался образ сорокалетнего маминого любовника с таким фамильярным обращением. Девушка, всячески игнорируя стоящего в дверях голого мужчину, продолжила переодевание. Она стянула через голову черную футболку и без тени стеснения скинула лифчик. Демонстративно она повернулась спиной к визитеру, чтобы он так откровенно не пожирал глазами ее груди. Бэлла стащила леггинсы и зрителю предстала аккуратная попка в красных стрингах. Николай обратил внимание на схожесть между Натальей и ее дочерью. Можно сказать, перед ним стояла юная копия затраханной куртизанки.

Мужчина прошел в комнату, прижался к девченке, стиснул ее тело в объятиях и пропустил свой орган между девичьих бедер. Сверху, где ножки утолщались и становились более нежными, между сведенных ляжек сновал член, его головка то появлялась, то исчезала, натирая промежность. Бэлла сдалась настойчивости мужчины, повисла на его руках и уже через несколько минут по очереди принимала члены маминых любовников.