шлюхи Екатеринбурга

Корабельные забавы, Глава 5

ГЛАВА 5

Следующим утром Джимми услышал какую-то возню, и как только открыл глаза, то был вознагражден видом Сьюзан, натягивающей трусики, предоставляя ему прекрасный вид на тонкие беленькие волоски, покрывающие ее киску. Открыв глаза полностью и зевнув, Джимми сидел.

— Доброе утро, — сказал он сестре.

— Ну, доброе утро, — сказала Сьюзан. — Я удивлена, что ты вообще вернулся.

— Вернулся? — сказал Джимми. — О, ну да, в общем, было поздновато.

— Я так и предполагала, — сказала Сьюзан. — Тебе понравилось?

— Понравилось что? — осторожно спросил Джимми.

— Ты знаешь, Банни, — ответила Сьюзан. – “Кушать” ее так.

— Да, еще бы, — сказал Джимми. — Это было действительно хорошо.

— И какова она? — спросила Сьюзан, любопытствуя.

— Ну, приятная, пухленькая, классная, — сказал Джимми.

— И она тебе сделала, ну ты знаешь что? — попробовала спросить Сьюзан.

— Ты должна была остаться, — сказал Джимми. — Неправильно рассказывать об этом. Но если бы ты была там, ну, в общем, это было бы другое дело. Тогда бы мы говорили только бы о том, что оба видели или делали.

— О, я понимаю, — сказала Сьюзан.

— Я имею в виду, что тебе было бы не недо спрашивать, что случилось, если бы ты осталась там с Билли или Бобом, не так ли? Я думаю, это будет не справедливо, не так ли?

— Нет, не будет, — сказала Сьюзан, улыбаясь. — Я понимаю твою позицию. А теперь давай пойдем на завтрак, а потом нырять.

— Хорошо, — сказал Джимми, вскакивая на ноги.

— Джимми! — сказала Сьюзан, смотря в район его паха.

— Ой, прости, — сказал Джимми, забыв, что он был нагой и со стоящим членом.

Быстро схватив шорты, Джимми натянул их и последовал за Сьюзан из каюты на лестницу. Когда они добрались в салон, то поняли, что они были последними явившимися. Быстро получив тарелки с едой, они сели и съели свой завтрак в одиночестве. Затем отправились на палубу для подготовки к первому заплыву. Джейн и Дон отметили, как все тепло поприветствовали Джимми. Сначала Мэри, потом Банни, а затем даже Сью уделили ему специально внимание, пожелали доброго утра и поприветствовали. Джимми не удержался от усмешки, поняв почему все смотрели на него. Прибыла Алиса прибыла и обняла Сьюзан, улыбнувшись ей перед тем, как вернуть Дону его акваланг.

Первое ныряние было в месте по имени Гора Олимп, ныряние вдоль стены, которая начиналась на 90 футах. В течение двадцати минут они любовались чудесами спиралей, изгибов и цветов глубин, которые исследовали. Потом медленно всплыли к поверхности. После разоблачения и быстрого ополаскивания отправились на открытую веранду.

— Вы нашли себе развлечение? — спросила Джейн, останавливаясь там, где Сьюзан и Джимми сидели с Алисой, Джоном и Банни.

— Просто великолепное, мамочка, — сказал Джимми, улыбаясь.

— Все прекрасно, мама, — сказала Сьюзан.

— Ну хорошо, не будьте слишком долго на солнце. Вы же не хотите обгореть, — добавила она, уходя.

— Вы оба счастливчики, что имеете такую красивую мать, — сказала Алиса.

— Я думаю, что да, — сказала Сьюзан, ложась на спину и закрывая глаза.

Она была все еще в умственной суматохе по тому, что случилось днем прежде. Она не знала, как долго она пролежала там, когда вновь услышала голос своей матери.

— Твой отец и я спускаемся в каюту, — сказала она. — Мы позагорали достаточно.

— Хорошо, — сказала Сьюзан. — Я вероятно тоже уйду с солнца.

Посмотрев вокруг, онн увидела, что Джимми сидел с Харви и Сью и разговаривал с ними. Алиса спала на лежаке, Банни и ее братьев нигде не было видно. Встав на ноги, Сьюзан пошла в салону, посмотреть, нет ли там их. Не обнаружив никого, она прошла на камбуз к лестнице, ведущей в рубку. Поднявшись, просунула голову сквозь занавес.

— Эй, это — я, Сьюзан, — сказала она. — Могу войти?

— Конечно, Сьюзан, — ответил Эд. — Заходи.

Проникнув сквозь занавес, Сьюзан увидела, что Эд был один.

— Я не могла никого найти, так что я пришла сюда, — сказала она, слегка волнуясь под его пристальным взглядом.

— И здесь только я, — сказал он с усмешкой.

— Да, — сказала Сьюзан. — Я вижу, — сказала она, проводя нервно рукой по своим волосам.

— Ты хочешь, чтобы я проверил каюты, и посмотрел, где люди? — спросил Эд и огонек вспыхнул в его глазах.

— А ты можешь? — спросила Сьюзан, расширив глаза. — Я подразумеваю, ты не против?

— Нет, нисколько, — сказал Эд, поворачиваясь к монитору и включая его. — Мы будем смотреть каюту за каютой, хорошо?

— А, конечно, — согласилась Сьюзан, перемещаясь поближе и вставая рядом с Эдом.

— Ну хорошо, это — номер один, — сказал Эд, щелкая выключателем.

Сьюзан поперхнулась, поскольку поняла, что она смотрит на каюту ее родителей, и даже больше, ее мать была на четвереньках, а отец таранил членом ее киску.

— Ой-ей, — воскликнул Эд, потянувшись к выключателю.

— Нет, не надо, — сказала Сьюзан, останавливая его руку. — Я хочу посмотреть.

— Ну, хорошо, — с усмешкой сказал Эд, смотря в монитор.

Сьюзан пялилась на экран в удивлении, наблюдая, как член ее отца двигался в киске ее матери туда-сюда. Внезапно она увидела, что мать выскользнула с члена отца и развернулась, засосав его огромный хуй своим ртом. Сьюзан увидела ее раздувшиеся щеки, и поняла, что ее отец только что кончил ей в рот. Она смотрела как ее мать глотает сперму и обсасывает член отца, потом она опустилась на койку, он за ней, тесно прижимаясь.

— Это было нечто, не так ли? — спросил Эд, поворачиваясь к Сьюзан.

— О, да, — ответила Сьюзан, ее груди колыхнулись, соски затвердели на концах.

— Давай проверим другие, — используя другие выключатели.

Он повернул другие выключатели, все они показывал пустые каюты, пока он не добрался до каюты Банни. Тогда Сьюзан опять чуть не задохнулась, поскольку увидела вид из их каюты. Банни сидела на Билли с членом Боба во рту. Сьюзан видела, как Банни скакала вверх-вниз на Билли, очевидно ебя его, и в то же время отсасывала Бобу.

— Ну, это очень сплоченная семейка, — наклоняясь вперед, чтобы посмотреть, сказал Эд. — Смотри, что делает эта девчонка.

— Они ж ее братья, — пробормотала Сьюзан. — Как она может делать это с братьями?

— Ну, сейчас не увлекись осуждением, — ответил Эд, поворачиваясь к ней. — Это не столь уж ужасно для общества, и только всемирные религии отвергают это.

— О чем ты говоришь? — спросила Сьюзан, смотря на него в шоке, ее отвердевшие соски уставились ему в лицо.

— Ну, эти ограничения всегда были, как правило, из-за дефектов рождения при близком родстве родителей, — пояснил Эд. — В настоящее время ты имеешь пилюлю и весь набор других форм ограничения рождаемости, так что проблемы нежелательного рождения не существует. Вот если заставлять заниматься этим насильно, вот это точно неправильно. Но если она делает это охотно, ну, в общем, она имеет на это право. Они выглядят действительно хорошими, прекрасно воспитанными детьми. И, вроде, Банни не зациклена на своих братьях, — добавил Эд. — Она интересуется парнями вообще, не так ли?

— Что ты имеешь в виду? — удивленно спросила Сьюзан.

— Ну, просто говорю, что я провожу здесь большее количество времени, чем ты, и вижу вещи, которые ты не видишь, — сказал Эд.

— О, Боже, ты наблюдал вчера, — сказала Сьюзан, ее рука взлетела ко рту.

— Ну сейчас можешь не беспокоится об этом, — сказал Эд. — Это не так уж отличалось от того, что мы и сейчас наблюдаем, — сказал он, указывая на экран.

Сьюзан повернулась, чтобы взглянуть на экран, там Банни встала с члена Билли, и Боб занял его место, Банни опустила себя вниз на его член и затем взяла член Билли в руке и засосала. Подумать только, она почти позволила Билли делать с ней это вчера, подумала Сьюзан.

— Ты не должны была останавливать Билли вчера, — сказал Эд, как будто прочел ее мысли.

— О чем ты говоришь? — спросила Сьюзан, краснея.

— Ну, мне показалось, что ты наслаждались этим, когда внезапно почему-то отказалась продолжать. Что это было? Почему ты остановила его? Если ты, конечно, не возражаешь против того, что я спрашиваю тебя об этом, — добавил Эд, видя, как кровь прилила к ее лицу.

— Я… я… я… просто смутилась, — сказала Сьюзан, неубедительно. — Я не была уверена.

— Ну, хорошо, тогда все в порядке, — сказал Эд. — В этом нет ничего плохого.

— О, черт возьми, — сказала Сьюзан после того, как поняла, что Билли кончил в рот Банни.

— Иди сюда, встань здесь. Сможешь видеть получше, — сказал Эд, притягивая ее прямо к монитору.

Сьюзан наблюдала в прострации, как раздулись щеки Банни, когда она заглотила сперму Билли. Ее челюсть практически отвалилась, она смотрела, как Банни облизывала и сосала взахлеб, головку хуя Билли, пока не слизала последние остатки спермы. Потом Банни соскользнула с члена Боба, развернулась и всосала и его в рот. Сьюзан была так загипнотизирована и потрясена, что она или не чувствовала или не возражала, когда Эд мягко позволил своей руке скользнуть под ее руками и захватить ее сисечки, его пальцы нашли соски и зажали и потянули их.

Это продолжалось в течение нескольких минут, пока Боб не начал кончать, щеки Банни снова раздулись, она проглотила сперму в горло. Сьюзан ощутила, как Эд, потирал ее киску мягко одной рукой в то время как другая была занята ее грудками. Когда Банни закончила сосать член Боба и села, Эд внезапно прекратил потирать ее киску и обернул ее на себя, держа обеими руками.

— Ты приходи сегодня вечером после того, как люди начнут отходить ко сну, — сказал Эд, улыбаясь лучезарной улыбкой. — И тогда увидишь действительно интересные вещи, — сказал он, кладя ее руки себе на отвердевший член, вставший в его плавках. — Хорошо?

Сьюзан смогла только глуповато кивнуть, потом он выпустил ее руки. Она просто постояла молча в течение нескольких секунд, ощущая твердость его члена, пульсирующего в ее руках. Затем опустив руки по бокам, Сьюзан скользнула ими между ног Эда.

— Все хорошо, дорогая? — спросил Эд, протягивая руку и лаская ее щечку.

— Да, — сказала Сьюзан, кивая. — Все хорошо.

— Время для нашего следующего заплыва, — сказал Эд. — Почему бы тебе не подготовится.

— Хорошо, — сказала Сьюзан, глубоко выдыхая.

— И я увижу тебя позже, правильно? — спросил Эд, улыбаясь ей.

— Да, — сказала Сьюзан, дрожа и волнуясь, после чего кинула взгляд на монитор. — Благодарю.

— Хорошо, — сказал Эд, пока она спускалась вниз по лестницы. — Хорошо!

Сьюзан готовила свой акваланг, когда другие люди начали прибывать для ныряния. Она посмотрела на Банни и ее братьев, чтобы увидеть, будет ли иметься какой-нибудь признак того, что она только что видела, но не увидела ничего необычного. Затем она увидела своих родителей, прибывших на палубу. Она смотрела на них теперь по-другому, по некоторым, известным ей, причинам. Казалось, не было ничего экстраординарного, а ее мать выглядела счастливой. Она лучезарно улыбалась. Потом показался Джимми с Харви и Сью. Странная группа, подумала она.

Роб объявил, что они на месте для ныряния. Он пояснил, что место называется Эль-Капитан и похоже на Гору Олимп. Сьюзан решила нырять со своими родителями, и они погрузились на уровень якоря вместе. Исследовав риф на 90 футов ниже поверхности, они были поражены разнообразием кораллов, губок и рыбы. Они плавали через пещерки и маленькие туннели. В одном месте сильно заработали ластами, когда Дон остановился внезапно в туннеле и увидел большого зеленого морского угря.

Потом они медленно проделали путь назад к поверхности, Сьюзан вспомнила, о том, как видела Банни с ее братьями. Это было так нереально. Думая о том, что ей сказал Эд, она вспомнила, как Банни описывала свои домашние нравы и поняла, почему та ко всему этому так относится. Это придало немного больше смысла к разгадке ее поведения. Сьюзан хотела общаться с ней по-прежнему, несмотря на новую информацию, которой она теперь обладала. Она нравилась ей прежде и не было никакой причины, почему она должна перестать ей нравится теперь.

После всплытия, Роб начал перекличку, пересчитал всех и объяснил, что теперь всегда так будет делать. Ныряльщики прошли на свои места и сели, выскальзывая из аквалангов. Началась оживленная беседа про прошедшее погружения.

— О, Джейн, это замечательно, что ты решила нырять голой, — сказала Алиса. — Теперь и я тоже могу. Я не делала этого прежде, потому что не хотела… ну ты понимаешь, твои дети. Но если ты готова, то это здорово.

— Что? — воскликнула Джейн, смотря на свою промежность. — О, божечки, — воскликнула она, инстинктивно прикрывшись рукам, когда поняла, что была полностью голой. — Где мои трусики? — обеспокоенно вскричала она. – Они были на мне, когда мы заныривали.

— Держу пари, ты потеряла их, когда папа заталкивал нас в тот туннель, — сказала Сьюзан, потрясенная и пробуя не подавиться смехом. — Мы так колотили ногами в воде.

— И у меня нет других, потому что кто-то рылся в моих чемоданах и забрал их, — сказала Джейн, слезы навернулись ей на глаза.

— Ну, ну, — сказала Алиса. — Если бы ты не возражаешь, лично мне нравится быть голой, — сказала она. — Можешь взять мои, — сказала она, бросив взгляд на остальных.

Поскольку никто не возразил, Алиса сняла свои трусики и протянула Джейн.

— Вот, пожалуйста, бери их, если хочешь. Я не возражаю, — сказала Алиса.

— Можешь взять и мои тоже, — предложила Банни, беря Джейн за руку и стаскивая свои бикини. — Так еще лучше.

— Ты можешь взять и мои, если захочешь, — сказала Мэри, снимая свои. — Мне нравится идея побыть голенькой всю оставшуюся неделю.

— Теперь я чувствую себя глупо, — сказала Джейн, вытирая глаза рукой. — Я не могу взять ваши трусики и оставить вас без них.

— Тогда мы все будем без всего, — сказала Алиса. — Что скажешь?

— Все хорошо, мама. Меня это не напрягает, —сказал Джимми, и все засмеялись.

— Ну, поскольку у меня есть одобрение моего сына, — сказала Джейн, смеясь, — почему бы нет, — и встала с руками в сторонах. — Мир, я здесь, — кричала она ветру, поднимающему ее руки. — Я здесь.

— Я же говорила вам, ваша мать классная, — сказала Алиса, наклоняя и шепча в ухо Сьюзан. – И очень красивая.

— Она такая, — согласилась Сьюзан, пораженная и восхищенная своей матерью.

— Ты — самая лучшая мама в всем мире, — сказала Сьюзан, обнимая свою голую мать. — И еще, ты прекрасна.

— Они так похожи, — сказала Алиса, покачивая головой.

— Однозначно, — сказала Банни со смехом. – Ну, почти.

— Еда готова, — позвала Мэри из салона. — Приходите и получите.

Ели все так, как будто несколько дней голодали, что привычно для дайверов. Текла непринужденная беседа, люди начали расслабляться. Практически всегда к третьему дню ныряния, пассажиры превращаются в большое семейство, все смешиваются и дружат.

— Ну хорошо, я думаю, что это несправедливо, если только женщины будут голыми, — сказала Мэри громко. — Я думаю, что некоторые из мужчин тоже должны оголится. Что вы скажите, девочки?

От женщин послышался одобрительный гул, даже от Сью и Сьюзан, которые пока не разделись.

— Ладно, я никогда не был ни застенчивым, ни медлительным, — сказал Джон и встал на ноги. — И не собираюсь начинать теперь, — сказал он, быстро снимая плавки и бросая на середину пола.

Все посмеялись, когда Джон сел обратно, но «дверь уже приоткрылась» и Билли с Бобом быстро встали, и швырнули свои плавки в груду на середине пола. Медленно поднялся Дон.

— Кое-кто сказал мне, что это моя вина в том, что случилось, — сказал он. — Так что надо быть честным перед собой. Извините, дети.

— Давай, папа, снимай все, — сказала Сьюзан, широко раскрыв глаза в восхищении.

И он сделал это, швырнув плавки в груду на полу.

— Хорошее начало, — сказала Мэри, поднимая одежду. — Если кто-то захочет их вернуть, я храню их в своем ящике. .. под койкой, — сказала она, лучезарно улыбаясь.

Все засмеялись над ее словами, затем вернулись к своим тарелкам. Сьюзан разрывалась от желания присоединится ко всем и снять трусики, но она была обеспокоена и знала, что мать и отец будут возражать. Так что она пошла со всеми на открытую веранду после окончания ужина.