шлюхи Екатеринбурга

Исповедь одинокой женщины кн.2. ч.22 (эроповесть)

Книга 2 Часть 22

Посадку на рейсовый автобус уже давно объявили, до отправления оставались считанные минуты. Клава, нервничая поглядывала на дверь зала ожидания.

– Неужели этот трус кинул меня? – который раз задавала она себе один и тот же вопрос.

– Граждане пассажиры, автобус в посёлок «Ельцино» отправляется с парковки номер семь – раздался голос диспетчера из динамика.

– Юрочка! Наконец-то притащился, родненький! Бежим скорее, автобус сейчас отходит, билеты уже взяла, – встретила Клава Юрку, появившегося в дверях автовокзала. Ребята едва успели сесть на свободные места, как автобус, зафырчав мотором, выехал с парковки и покатил из города в дачный посёлок «Ельцино».

– Юрик, мамка тебя отпустила или по-тихой слинял? – съехидничала Клавка.

– Конечно, отпустила, – соврал Юрка, – лесбиянки для мужчин не опасны.

– А бисексуалки?

– А ты кто?… – покосился Юрка на сестру.

– Пока сама не знаю, но то, что девственница – это пока точно. На месте разберёмся, а презики я всё же захватила.

– Зачем?

– За тем самым… мы же не цветочки нюхать туда собрались. А как ты Вальке мстить собираешься? Или с моей Леночкой успел напроказить?

– С родной сестрой что ли?

– Да мы с тобой, на минутку, тоже не чужие, – напомнила Клава, ободряюще похлопав по колену брата.

Юрка недовольно хмыкнул и уже до самого приезда в посёлок упрямо молчал. Через час автобус прибыл в «Ельцино». Остановился он возле старой бани, с ещё сохранившейся котельной и торчащей из неё высокой трубой. Стоящий неподалёку кирпичный сарайчик служил кассой, в которой восседала необъятная как Сфинкс кассирша, продававшая билеты страждущим: кому в помывочное отделение бани, кому на рейсовый автобус до областного центра. Солнце уже поднялось над крышами домов, обещая жаркий день. Двери автобуса раскрылись, выпуская приехавших пассажиров. Юрка забрал у Клавы спортивную сумку и направился в сторону дачных строений. Клава, вложив руки в карманы джинсовой куртки, поспешила за ним.

– Пройдусь по Абрикосовой, сверну на Виноградную, – мурлыкала на ходу девчонка, – жрать хочется, всю ночь не спала, с утра не ела, волновалась. Всё думала о нас с тобой, Юрочка. Скажу тебе честно, ты для меня будешь первым мужчиной, а я для тебя – первой женщиной.

– Помолчи, балаболка, – прервал Юрка излишние откровения сестры, – пришли уже. Хочешь, баньку истоплю, дрова с осени остались, только воды натаскаю.

– Не, обойдёмся без бани, – отказалась Клава, – нам до вечера надо вернуться, не ночевать же здесь. Пошли ко мне в дом, я знаю, где мамка постельное бельё держит. Я закусить привезла, ты не против по рюмочке? Такое событие хотелось бы отметить. Между прочим, я этой даче своим рождением обязана. Мне Шура рассказывала, что родители меня здесь зачали. Знаешь, я совсем не помню своего отца, он геройски погиб в авиакатастрофе, а ты своего помнишь?

– Нет, он геройски смотался от нас, когда мы с Ленкой были грудничками. Плевать мне на него, мать только жалко.

Клава застелила постель чистой простынёй и надела наволочку на подушку. Выпив по паре рюмок привезённой водки и закусив бутербродами, они вышли во двор и сели на скамейку под окнами.

– Юра, я тебе совсем безразлична? – спросила Клава, склонив голову на плечо брата, – чем я хуже Валюхи? Она тебя никогда не любила.

– Не твоё дело. Что ты понимаешь в любви? – снисходительно обронил Юрка.

– Да уж побольше твоей Вальки. Я с пятого класса тебя люблю. Назло тебе с Ленкой шашни завела, а потом самим понравилось. Врать не буду, Юрочка, я и со взрослыми женщинами пробовала. Скажу с кем, не поверишь… – с загадочной ухмылкой на губах поведала Клавка.

– С тебя станется, извращенка, – закуривая сигарету, пренебрежительно покосился на сестру Юрка, – а чего меня притащила сюда, если с бабами тебе так хорошо?

– Понять хочу, с кем слаще. Да что тебе объяснять, коли ты женскую грудь только у мамки в детстве видел. Впрочем, после Ксюшиной на другую и смотреть не захочешь. Хочу, чтобы у меня такая была, все бы мужики моими были. Зато попа у меня уже сейчас не хуже Ксюшиной. Я, Юрочка, для тебя всё, что хочешь, только скажи… Не то, что твоя Валька.

Клавка вскочила со скамейки и, развернувшись к парню спиной, рывком стянула с себя юбку.

– А это ты у неё хоть раз видел? И не увидишь! А мою хоть каждый день!

– Прикольно… – согласился Юрка, закашлявшись дымом сигареты – зачётная у тебя, Клавка, задница.

– То-то же! А ты меня чем удивишь, Юрочка?

– Ну этим-то вряд ли получится… Пошли в дом, там будем удивлять друг друга. Юбку подтяни, стриптизёрша.

Клава поискала в темноте коридора задвижку на двери и закрыла скрипучий засов.

– Юр, ты хоть целоваться умеешь или Валюха не позволяла?

– Тебе обязательно сейчас о ней вспоминать? – спросил парень, прижимаясь к сестре со спины и шаря руками по девичьей груди.

– Дай, Юрик, блузку расстегну, – тихо предложила Клава, – пуговки оторвёшь, мне в ней домой возвращаться.

Волнуясь, дрожащими пальцами, она расстегнула пуговицы на блузке. Руки мальчишки легли на груди Клавы, тиская их через чашки лифчика.

– Какой ты нетерпеливый, знала бы, постелила у порога. Но я не возражаю, Юрочка, только презервативы остались в спальне… И прежде чем тискать грудь у женщины, следует поцеловать её в губы. Сразу видно, что с теорией у тебя слабовато.

– А у тебя-то она откуда? Сама говоришь, что я у тебя первый.

– Мы с твоей Леночкой это давно освоили. Идём в комнату, а то так до вечера в коридоре и простоим. Для тебя обжиматься по углам – дело привычное, а по мне уже пройденный этап. Удивительно, как это Ленка тебя не подготовила к сексу, я бы не ревновала к ней. Хотя, о чём я говорю!… Слышала, что ваш папенька в этом деле был большой специалист. Видать, Ксюшенька не зря его послала подальше, такого умельца, – заключила свои рассуждения Клава, снимая блузку и расстёгивая лифчик, – каких красавцев нашей Ксюше заделал!

– От кого это ты слышала? – насупился Юрка.

– От очевидцев, Юрочка. Да не тяни время, снимай свои штанишки и курточку. Резинку сам наденешь или помочь?

– Ты и это умеешь? – покосился на сестру Юрка.

– И не только это. Сам увидишь, – посулила Клава, доставая из сумки презервативы, – чего замер, доставай писюн. Мне его ещё подготовить надо.

Юрка стянул джинсы и нерешительно приблизился к сестре, смущённо рассматривая белые шары с бежевыми кружками на их вершинах. Пирамидки сосков на груди девчонки рельефно топорщились.

– Давай, удивляй свою женщину, мой герой.

Клава потянула вниз резинку трусов Юрки и одобрительно хмыкнула, при виде возбуждённо топорщившего члена:

– Да он, разбойник, уже просыпается – какая прелесть! Давай, одевай шапочку, проказник, моя девочка приглашает тебя на свидание – шутливо произнесла Клавка, раскатывая на нём презерватив. – Веди себя пристойно, не заставляй хозяина краснеть за тебя.

Клава склонилась над раскачивающимся органом брата и слегка пощекотала язычком головку члена. Парень глубоко вздохнул, осторожно придерживая затылок сестры. Технику минета Клава неплохо освоила под руководством старших партнёрш. Убедившись в результате своих усилий и отстраняясь от отвердевшего члена Юрки, Клава, со знанием дела, подытожила:

– Ну, будет с тебя, а то кончишь, не начав.

Поднявшись с колен, она сбросила с себя белые, кружевные трусики и легла на постель, откинув голову на подушку и плотно сдвинув ноги. Тёмный треугольник волос на лобке девчонки, уходил в тесно сжатые ляжки Клавы. Юрка опустился на постель, робко прикоснувшись рукой к груди любовницы.

– Не спеши, Юрочка, сначала поцелуй меня, я так давно этого ждала.

Юрка склонился к лицу Клавы, намереваясь прильнуть к губам девушки, но выжидательный взгляд сестры несколько смутил парня.

– Чего уставилась? Закрой глаза, даже у кукол глаза закрываются.

– На куклах тренировался? Не отвлекайся, родненький, целуй. Хочу сохранить в памяти момент нашего первого поцелуя. Будет что нашим детям рассказать.

– Очень им это надо, слушать тебя, балаболку. Ты на всё будешь таращиться?

– Если стесняешься, так и скажи. Не буду смотреть, – Клава прикрыла глаза, сдержанно улыбаясь, – так хорошо?…

– Хорошо, – произнёс Юрка и прильнул к приоткрытым губам сестры.

Парень провёл рукой по лицу Клавы, скользнув по плечам, задержался на твердеющих сосках мягких грудей и зарылся пальцами в густой треугольник заросшего лобка девчонки. Клава нервно вздохнула и нерешительно развела ноги, пропустив руку парня к промежности.

– Поцелуй мне грудь, Юрик, – попросила Клава, удерживая руку парня, стремящуюся проникнуть в приоткрывшуюся вульву, – не спеши, любимый, – прерывистым шепотом выдохнула она, сжимая разведённые колени.

– Теперь можно, ложись на меня. Только осторожно, я тебе помогу, Юрочка.

Клава развела согнутые колени и рукой направила отвердевший член парня в глубину влагалища.

Юрка обхватил плечи сестры и качнулся, ощущая тесноту влажной вагины.

– Ой! – вскрикнула Клавка, – Юрка! Ведь просила же осторожно, а не со всей дури.

* * *

В конце рабочего дня Катерина зашла ко мне в кабинет.

– Звала, Ксюш? – спросила Катя, склонившись надо мной. Оторвавшись от бумаг, разложенных на столе, я подняла голову и ткнулась в её губы, невольно поддавшись минутной слабости, отдав себя в плен её нежных объятий.

– Катенька, что за нежности в рабочее время, ведь мы договаривались не компрометировать себя. Не приведи бог, кто-нибудь зайдёт…

– Соскучилась, Ксюша. У меня свободное время по вечерам занимает Клава.

– Тебе не следует идти на поводу у девчонки. Не чаще одного раза в неделю. Собственно, для чего я тебе и предлагаю Сашу. Никаких излишних сантиментов, только необходимый для тебя секс с мужчиной. Ты сегодня как настроена? Могу прислать парня.

– Ты мне предлагаешь свидание вслепую? Это как-то нехорошо, Ксюш… Может, вы вместе зайдёте, познакомишь нас.

– И кончится тем, что он нас обеих… Он может, Катюш.

– А я не против, Ксюшенька, хотя бы для первого раза… – умоляюще глядя мне в глаза, попросила Катя, – ну не могу я с незнакомым мужчиной, вот так сразу, в постель.

– А мне как-то раз пришлось, вот так с первого раза, – с грустью о прошлом припомнила я, – но долго это не продлилось, не хотела затягивать наши отношения… – и сдержанно вздохнув, добавила:

– Ох, Катя, развратим мы мальчишку на свою голову. Ладно, жди к восьми, а там посмотрим.

Когда подруга вышла из кабинета, я набрала номер телефона Саши и спросила о нашем уговоре с ним:

– Не передумал, малыш?

– Я же обещал, Ксюш. А эта Катя не передумает? Как-то сомнительна твоя затея.

– Просит познакомить вас, такая же трусиха, как и ты.

– Было бы отлично, а я бы вас тогда…

– Вот, вот. Я даже была уверена, что ты это предложишь, маленький засранец! К восьми нам нужно быть у Катюшки. Только в нашей затее будут три участника. У нас с Катей давние отношения. Мы ведь незамужние и свободные женщины. Между одинокими женщинами такое иногда случается. Если тебя это не устраивает, то иди один.

– Даже любопытно, как это может выглядеть?

– Вот и посмотришь, Сашенька, но на постоянное общение в таком составе не рассчитывай. Матери привет передавай.

* * *

К вечеру автобус увозил в город дачников, собравшихся на конечной остановке у бани. Народу оказалось с избытком и молодым людям пришлось довольствоваться одним местом на заднем сиденье автобуса. Клава устроилась на коленях у Юрки, прижавшись к его груди. В течение всего дня они успели расстаться с девственностью, сходить на реку и, поплескавшись в согретой солнцем воде, вернуться на дачу, нежась в неубранной постели. Доев остатки завтрака, парочка уселась в гамак, найденный в сарае. Глухие заборы на участке позволяли наслаждаться палящими лучами полуденного солнца без одежды. Чем Юрка тут же воспользовался, придвинувшись к промежности подруги. Не смея отказать парню, Клава в очередной раз широко развела круглые колени, с упоением наблюдая за стараниями неутомимого любовника, проталкивающего возбуждённый член в глубину её влагалища.

– Юрочка, это в последний раз, резинок больше нет, – прерывистым с придыханием голосом, напомнила ему Клава. – да и домой собираться пора.

– Помолчи, не мешай, Клаха!. Я скоро кончу, – оборвал Юрка сестру, – надо было одеяло захватить, сидим здесь на виду у всех…

Давай лучше на траве, Юр. Гамак старый и может оборваться… Хрен сломаешь, что делать будешь? – предупредила Клава.

– Только быстро, – согласился Юрка, извлекая натруженное орудие из любовницы.

Навалившись на Клаву, удерживая руками округлые бёдра подруги, Юрка с ожесточением продолжал вколачивать в растёртую вагину напряжённый член.

Рейсовый автобус покачивался на рытвинах грунтовой дороги, ведущей к междугородней трассе. За окнами, в облаке густой пыли, остался дачный посёлок.

– Юрик, ты чего, такой неугомонный? Не успокоишься никак… – шепнула Клава на ухо Юрке, – нашёл место, бесстыдник.

– Не шуми, Клашка, до города ещё час трястись, а ты сидишь на мне как раз – нужным местом. Чего его искать?

Клава недовольно пошевелилась, ощутив под собой напряжённый член брата и, слегка приподнялась, напряженно глядя в окно.

– Теперь он точно будет моим, – подумалось Клаве, – попривыкнет, а там и полюбит.

* * *

– Мы пришли, Саша, звони в десятую квартиру, – Ксюша кивнула на дверь Катиной квартиры.

Сашка обнял Ксению и, прижав к стене, поцеловал её в губы.

– Ты меня не бросишь, Ксюш? – оторвавшись от женщины, спросил Сашка.

– Вот женю тебя, дурака, сам меня бросишь, – отпихнув парня, припугнула Ксюша.

– А ты жени меня на Ленке, она, похоже, на меня запала, даром что ли на лечфак за мной пошла. Вот и будете в моём гареме. Всё равно я тебя никогда не отпущу. Ещё детей мне нарожаете.

Ксения захлебнулась в негодовании от слов Сашки. Справедливости ради, надо сказать, живёт она с ним как с сожителем и ребёнком он успел наградить, а за дочерью стала замечать, что нравится ей Сашка… Но возмутившись, желая достойно ответить этому нахалу, Ксюша едва открыла рот, как тут же губы этого молокососа вновь запечатали его надолго. Ксюша, нащупав на стене кнопку электрического звонка, спешно нажала на неё. Щёлкнул дверной замок и на пороге появилась Катя, с растерянным выражением на лице, но увидев рядом с мальчишкой Ксению, медленно отступила в глубину прихожей.

– Гостей ждёшь, Катюш? – прервав молчаливое недоумение хозяйки, спросила Ксения.

– Да, конечно, гостям всегда рада… – сконфуженно выдавила растерянная подруга, пропуская в прихожую гостей. С виду они вполне могли бы сойти за молодую мать и взрослеющего сына.

– Ну, если ты рассмотрела моего любовника, тогда я вас представлю. Саша, познакомься – моя подруга, Катя. Надеюсь, вы поладите и без меня. Катюш, он воспитанный молодой человек и превосходный любовник. Не спеши меня благодарить. Собственно, на этом моя миссия окончена, дальше без меня.

Оторопело глядя на подругу, Катя усердно воспротивилась намеренью Ксюши уйти.

– Ну что ты выдумываешь, Ксюшенька? Я вас ждала, а ты буквально в дверях собралась уходить. Так подруги не поступают. Саша, попроси её остаться.

– В таком случае, один ваш поцелуй, возможно, меня остановит, – снисходительно согласилась Ксения, ободряюще взглянув на друзей.

Сашка решительно шагнул к Катерине и прижался губами к её губам, удерживая девушку в объятиях. Она, лишь скосив глаза на подругу, растерянно подчинилась парню, но вскоре прикрыла их и замерла в ожидании завершения затянувшегося поцелуя.

– Достаточно для первого раза, Саша, – усмехнулась Ксения, одобрительно похлопав парня по плечу. Убедили, я остаюсь.

Катерина смущённо опустила глаза, ощутив прикосновение к себе возбуждённого члена парня.

– Вот и славно, проходите, не в дверях же нам этим заниматься…

Гости пошли в комнату, но Катерина окликнула подругу и ушла с ней на кухню.

– Ксюш, ты чего, с пацаном связалась? Он же школьник…

– Они с Клавой уже первокурсники. С ней-то тебя не коробит?

– Он впору для твоей Леночки, а ты нас под него положить надумала! Педофилия какая-то, Ксюш!

– Не преувеличивай, дорогая, он со своей матерью спит, не девственник уже и мы у него не последние в жизни. Пользуйся возможностью забеременеть, чудачка.

– Ну, уж коли пришли… Хотя, ничего путного от твоей затеи я не жду, ведь совсем молоденький парень, Ксюш! Не обижайся, родная.

– Этот молоденький, дорогая, тебя не разочарует. Спасибо скажешь. Идём?

– Мне как-то неловко… может выпьем немножко? – предложила хозяйка.

– Алкоголь в этом случае не лучшее средство для зачатия, – предупредила Ксюша.

– У меня, Ксюшенька, безопасные дни, так что вполне допустимо. Да и не стоит спешить с этим делом с первого раза. Ну что, налью по стопочке?

– Я всё же воздержусь, не будем мешать секс с алкоголем. Да и острота пропадает. Пожалуй, пойду к нему, а ты позже присоединишься к нам.

Ксюша ушла из кухни. Катя вздохнула и прислушалась к тишине в квартире. Вскоре послышался скрип кровати и редкие фразы общения гостей.

– Что ж, уговор следует выполнять. Не пожалеть бы мне об этом, – вздохнула Катя.

Приспустив с плеч халат, она облизнула пальцы и покрутила соски груди.

– Было у меня и с мужчинами, и с женщинами, но чтобы с пацаном… такого не случалось, – с осуждением призналась себе Катя, – что ещё меня ждёт в этой жизни? Что ж, пройду и через это, – вставая со стула, решила Катерина.

– А мы тебя заждались, Катенька, – встретила подругу Ксюша, лёжа на кровати, рядом с парнем – Саша, встречай девушку. Я бы сама это сделала, будь мы с ней одни. Но кавалер у нас ты.

Спохватившись, Сашка встал с постели навстречу хозяйке, – прости, Катенька, ты разрешишь помочь тебе раздеться?

– Как я могу запретить такому галантному кавалеру, ухаживать за дамой, – ответила Катерина, позволяя Сашке расстегнуть халатик.

– Ну, лёд тронулся. Сразу бы так. Давай, Саша, сюда эту скромницу, я с ней разберусь.

– Отдыхай, Ксюшенька, я сам справлюсь.

Сашка, поднаторев в навыках избавления женщины от нижнего белья, тут же применил их на деле, отбросив в сторону халат Кати. За ним последовали шелковые трусики, стянутые с бёдер Катерины до щиколоток ног. Руки девушки, невольно прикрыли твердеющие соски на грудях и стриженный холмик тёмных волос на лобке под плоским животом хозяйки.

– А ты, Катюш, сомневалась в его компетентности, дорогая. Какого я для тебя любовника нашла!… Толи ещё будет…

– Начинайте пока без меня, – вставая с постели, предложила Ксюша, – я похлопочу на кухне и вернусь. Презервативы, думаю, вам не понадобятся. Сегодня, Саша, у тебя двойной праздник. У нас с Катей безопасные дни, так что, милый, наслаждайся в полной мере. Катюш, я налажу маленький фуршет и позову вас отдохнуть. Нет, не отвлекайся, я захватила с собой всё необходимое. Сашенька, не разочаруй мою девочку.

Ксения вышла за дверь, оставив её слегка приоткрытой. Пока готовила лёгкую закуску, до её слуха доносилось оживлённое бормотание молодых любовников, сменившееся сладострастным постаныванием подруги. Не удержавшись, из любопытства, Ксюша заглянула в оставленную в проёме двери щёлку. Катя, забросив широко разведённые и скрещенные ноги на спину парня, с томным вскриком принимала в распахнутую промежность каждый из ритмичных ударов таза любовника. Стоны вынужденно прерывались при захвате её рта губами Сашки. Начиная задыхаться, Катя ожесточённо хлопала ладошкой по плечу парня, крутя головой, пытаясь высвободиться из тесных объятий гостя. Оставив её рот, он вновь возобновлял резкие толчки члена в глубину влагалища женщины. Обеспокоенная затянувшимся действом, Ксюша была уже готова нарушить уединение любовников, но внезапно по комнате разнеслись знакомые хрипы парня, предвещавшие завершение акта. Резкие толчки бёдер молодого любовника в раскрытую промежность стихли. Катя распрямила согнутые колени, широко раскинув ноги по постели.

– Сумасшедший! Ты меня чуть не убил… представляю, что ты с Ксюшей вытворяешь каждый раз. Как она выдерживает всё это? Пусти, Саша, из меня сейчас всё на простынь уйдёт, – Катя вытянула из упаковки несколько салфеток и, зажав их между ног, быстро вышла из комнаты.

За дверями её ждала подруга, с ироничной улыбкой на губах:

– Так-то, милая, а ты его за пацана держала. Беги в ванную, красавица, – женщины скрылись в ванной, оставив Сашку одного в спальне.

Ксения не обманула подругу в обещаниях. Всё, что затем последовало между ними, надолго осталось в их памяти.

Только под утро троица угомонилась, прильнув друг к другу, устало постанывая во сне. Утренние лучи, просочившиеся сквозь портьерную ткань, разбудили Ксению. Взглянув на часы, она нехотя поднялась с кровати, прикрыв одеялом спящих партнёров и, стараясь не шуметь, пошла на кухню. Необходимо взять билеты на завтрашний поезд до Москвы и встретиться с близнецами, оставить им деньги на продукты. Надо бы выяснить у Лены, какие у неё виды на Сашу. Девушка явно преобразилась за последние годы, напоминая Ксюшу в ранней молодости. Не зря это заметил и Сашка. Со временем она переймёт в полной мере черты лица и фигуру матери, только цвет волос будет темнее материнских. Порой, в её словах проскальзывали мягкие нотки в адрес Саши, на что Ксюша не обращала особого внимания. Стоит предостеречь дочь от поспешных, романтичных настроений. Она избаловала парня своей заботой и вниманием. А тут ещё Ленка хорошеет на зависть ребятам, привлекая их внимание. Да и родственные связи между Леной и Сашей, благодаря их отцу, крайне нежелательны… Что касается, возникшей физиологической потребности у дочери, Ксения определила наверняка, застав Ленку в объятиях Клавки. Ещё тогда она поставила условие племяннице – не приближаться к близнецам, согласившись на наглые притязания взбалмошной девчонки. Не зря как-то, ночуя с дочерью в своей постели, Ксюша позволила Ленке в шутку пососать материнскую грудь перед сном, сочтя её желание баловством и нежностью к матери. Явно такая блажь у дочери была с подачи Клавки. Уж лучше, решила Ксения, на месте партнёрш у дочери будут парни, хотя и с ними это преждевременно. Следует серьёзно поговорить с Леной, заключила мать. Ведь неизвестно, как далеко они с Клавкой зашли, но пусть лучше первым партнёром окажется кто-то из своих ребят. Тот же Саша или Юра…

– Ксюша, ты чего не спишь, сегодня выходной, – услышала Ксения за спиной сонный голос подруги.

– У меня сегодня дел много, Катя. На вокзал за билетом на завтра. У детей надо побывать перед отъездом. Приготовить им еду на три дня… А сама чего вскочила?

– Саша пристаёт, а мне с ним за ночь хватило через край. Теперь я понимаю, почему он тебя в койку затащил. С его потенцией тебе явно подмена необходима. Как только он Клаву не уложил рядом с тобой, – усмехнулась Катерина.

– Хватит с него и нас – без Клавы. Ты с ним построже. Он ещё до твоей попки не добрался, безобразник. Ступай, накинь халатик и приходи, завтракать будем.

Катя ушла и вскоре до Ксюши донёсся скрип кровати и стоны подруги.

– Сама что ли напросилась, дурёха? – усмехнулась Ксюша, разливая по чашкам кофе.

– Сашка, похабник эдакий, ночи тебе не хватило? – возмутившись в голос, произнесла Ксюша, появившись в дверях спальни, – отпусти девчонку сейчас же, а то без завтрака уйдёшь у меня.

– Скройся, Ксюш, а то следующей будешь, мать-заступница, – смеясь, предупредил парень, раскачиваясь на хозяйке, смущённо прячущей лицо от строгих глаз подруги.

– Как хотите, кофе я уже налила. Дорвался до баб, дурная порода – опасливо прикрывая за собой дверь, огрызнулась Ксения, с нотками ревности в голосе.

– Нет уж, не подпущу Сашку к Леночке, лучше уж Юрик… А если и сама? У Шуры в роду инцест вполне допускали. Пусть дочь сама решает… Но подобные отношения должны оставаться в кругу семьи. Так будет спокойнее.

Продолжение следует