Институтские приключения 4

Институтские приключения 4

Марина строго посмотрела на Мишку и ещё раз напомнила:

— Никаких слов. И лучше бы вообще никаких звуков!

Парень досадливо повёл плечом.

— Да помню я, успокойся. И перестань себя так вести!

— Как так?

— Высокомерно!

Марина сразу же сменила тон:

— Извини. Я просто действительно волнуюсь.

— А я уже сказал, чтоб не волновалась.

— Конечно, конечно. Но…

Видимо женщина сама ещё не знала, что именно «но». Миша подождал некоторое время и равнодушно отвернулся к окну. Марина заторопилась, судорожно закрутила руль и коряво припарковалась у супермаркета.

— Пойдём, — она виновато посмотрела на парня, — отсюда удобнее. Во дворе наверняка негде машину оставить.

Михаил молча отстегнулся и вышел из машины.

Дом был не вполне обычным. Во-первых, цвет кирпича – серый. То есть серый, как булыжная мостовая, да и по фактуре он весьма напоминал брусчатку. Во-вторых, в нём было шесть этажей. Это Миша обнаружил пройдя через просторный холл и зайдя в лифт. Но Марина нажала почему-то на кнопку с цифрой пять.

— Ты же говорила этаж последний?

— Там двухуровневая квартира, — пояснила женщина.

Дверь в квартиру была самая обычная, необычным было только то, что больше на этаже квартир не было. На этот раз Миша не стал ничего спрашивать.

Виктор Владимирович в роскошном халате молча посторонился, пропуская их внутрь, причём Марина, походя, чмокнула его в подставленную щёку.

— Тёлка наверху, — без предисловий начал он. – Уши у неё закрыты, по идее звуки доноситься не должны, но всё равно разговаривать не стоит.

Мишка только кивнул в ответ. Ему порядком надоели эти напоминания.

— Вопросов нет? Тогда идём.

И он первым начал подниматься по крутой лестнице.

Комната наверху была довольно просторной. Но никого там не было. Мишка непонимающе повернулся к Виктору Владимировичу, но тот лишь махнул рукой и вышел в соседнюю комнату. И сейчас же вернулся, ведя за руку девушку.

У Мишки мгновенно пересохло во рту. Это была совсем молодая девка, чем-то похожая на его Светку. Такой же рост, схожие пропорции… На неё была надета маска из латекса или тонкой кожи, полностью закрывающая всю голову. Лишь спереди, в районе рта, была открытая прорезь с застёжкой типа «молнии». На плечи был наброшен пеньюар или что-то типа ночной рубашки из шифона или фатина. Совершенно прозрачная. То, что под ним ничего не было, говорить, наверное, излишне. Только ноги были обуты в изящные туфельки на высоком каблуке. Очевидно девушка ничего не видела, потому, что шла хоть и грациозно, но крепко сжимала пальчиками руку Виктора Владимировича. Мужчина довёл её до середины комнаты. Марина начала раздеваться. Глядя на неё, Мишка, стараясь не суетиться, тоже принялся снимать одежду. Девчонка выглядела просто потрясающе. Стройное тело, высокая большая грудь с крупными сосками, плоский живот, гладко выбритый лобок с аккуратной тонкой прорезью снизу, длинные, словно точёные ножки, которые ещё больше подчёркивались чёрными туфельками. Жаль ни лица, ни волос видно не было, а Мишка придавал большое значение женской причёске.

Тем временем Марина полностью избавилась от одежды, подошла к незнакомке и легко сдёрнула пеньюар с её плеч. Прозрачная ткань скользнула по обнажённой коже, девушка чуть повела локтями и одежда упала к её ногам. Она явно не стеснялась своей наготы, да и нечего ей стесняться – всё было при ней. А может просто, не имея возможности взглянуть на собравшихся в этой комнате, она и не считала их посторонними? Хотя Виктора Владимировича она явно знала. А возможно и Марину тоже.

Виктор Владимирович словно только и ждал, когда о нём вспомнят. Он зашёл девушке за спину, взял её ладони руками и сцепил их на затылке. Такая поза точно не была ей в новинку, потому что она послушно замерла в том положении, в котором мужчина её оставил. А он опять обошёл её и встал напротив. Погладил девчонку по обнажённой груди. Потом не спеша прицелился и наотмашь ударил раскрытой ладонью. Грудь скакнула, а Виктор Владимирович этой же рукой, но уже тыльной стороной ладони ударил по другой груди. Девушка качнулась, но не издала не звука. А мужчина только начал. Пока он лупил, стараясь попадать по соскам, Марина обошла жертву кругом, слегка погладила её по обтянутой латексом голове и прижалась сзади всем телом. Потом запрокинула девке голову назад и сначала просто просунула пальцы ей в рот, а потом принялась трахать её в горло четырьмя пальцами сразу. Мишка с любопытством заметил в прорези маски пухленькие губки и влажный язычок. Пора было подключаться. Он тоже подошёл ближе. Марина хитро глянула на него, убрала у девки одну руку с затылка и положила парню на член. В общем-то дрочка всегда считалась самым низшим проявлением секса, но для разогрева сойдёт и так. Девка с готовностью принялась елозить кулачком по Мишкиному органу, лишь когда на её грудь попадал очередной удар, её рука непроизвольно замирала. Но почему она молчит? Мишка даже стал подумывать на тему немоты, но ведь язычок во рту он видел точно. И вдруг получилось уловить какой-то посторонний звук. Это был робкий, едва слышный горловой стон, приглушённый пальцами Марины, которые вовсю хозяйничали во рту девчонки. И сразу же Виктор Владимирович остановился, поднял руки и ударил сразу по двум сиськам сверху вниз. Покрасневшие груди тяжело подпрыгнули, а девка простонала громче. Повторять удар он не стал, а взялся пальцами за оттопыренные соски и принялся их выкручивать. Стон повторился громче, а мужчина не унимался. Тряся руками, он одновременно тряс и сиськи. И совершенно не обращал внимания на стоны, раздающиеся вполне регулярно.

Учитель всегда остаётся учителем. Когда Виктор Владимирович решил, что пора сменить действие – он просто выпустил измученный сосок и громко щёлкнул пальцами. Сценарий был примерно оговорён и Мишка прилёг на широкую кровать. Марина, склонилась над ним и немного пососала торчащий колом член, затем с явным сожалением выпустила его из своего рта, взяла приготовленный тюбик и выдавила на головку тягучую каплю смазки. Вдвоём с учителем они подвели часто дышавшую девку и принялись усаживать её сверху, спиной к парню. Виктор Владимирович придерживал, а Марина направляла. Не сразу, но это получилось. Мишка ощутил, как сухая дырочка, словно туго раскрывается ему навстречу и девка медленно, с каким-то жалобным поскуливанием, опускается жопой на член. Парень взялся за её талию, одновременно помогая и планируя задавать темп. Но с этим было пока рано. Девчонка медленно начала привставать и Мишка мельком поразился тому, насколько она тугая. Хотя может это просто недостаток смазки. Она тихо всхлипнула и снова опустилась. Из-за её спины Мишке не было видно Виктора Владимировича. Видимо, он толкнул её, потому что девчонка откинулась и почти легла на парня. Учитель подошёл вплотную и, очевидно, проник во вторую дырку, потому что их жертва ощутимо вздрогнула и наконец-то издала членораздельный возглас. Что-то среднее между «Ах» и «Ох». Её тело заколыхалось, как Мишка не сжимал талию. Учитель сразу рьяно принялся драть девку. Мишка поднатужился и, стараясь подстроиться под равномерное дёрганье, сам стал вонзаться, стараясь с каждым толчком проникать глубже внутрь. Стоны сразу стали громче и как-то пронзительнее. Про Марину все почти что забыли, но и она не собиралась оставаться пассивным наблюдателем. Легко зашагнула ногами на кровать, перекинула ногу через Мишку и стонущую девку и пристроилась сверху. Стоны сразу стали звучать глуше.

Возможно, со стороны это зрелище показалось бы комичным. Учитель вовсю пердолил девчонку, которая лежала спиной на Мишке, надевшись очком на его фаллос, и на всём этом бутерброде, промежностью на женском лице, сидела Марина. У парня уже кружилась голова от новизны ощущений. Он впервые начинал секс с анала и сейчас, их безымянная гостья не лежала безвольной куклой, а старалась елозить бёдрами по Мишке, то надеваясь, то почти слезая с его члена.

Постепенно к беспорядочным женским стонам добавился ещё звук. Это Марина, вовсю обрабатываемая женским язычком, стала сначала шумно дышать, а потом громко охать с каким-то невыразимым облегчением. Однако, такое проявление эмоций явно не понравилось Виктору Владимировичу. Он остановил свою долбёжку и хлёстко ударил Марину ладонью по заднице. Марина вскрикнула, но поняла и замолчала.

И опять сигнал к перемене подал учитель. Все встали. Затем безымянную девчонку положили на живот, на неё сверху влезла Марина. Виктор Владимирович обошёл кровать, протиснулся спереди и сунул член в женский рот. Таким образом перед Мишкой оказалось сразу две обнажённые задницы. Он мог выбирать одну из любых четырёх дырок! Было отчего потерять голову. Сначала он сунул в самую нижнюю и принялся считать, решив для себя, что должен ткнуться в каждую по тридцать раз. Когда он дошёл до самой верхней, до ануса Марины, то уже чётко представлял отличия их всех. Просто прочувствовал их. У нижней девки было тесное влагалище, такое же, как у его бывшей Светки. Мягкие губки почти целиком скрывались внутри. Её анус был очень тугим и сфинктер ощутимо сопротивлялся проникновению. Когда член входил внутрь, девка напрягалась, видимо было больно. Маринина вагина была намного более мокрой, возможно потому, что уже вылизана. Её половые губки тоже не торчали, но были по пухлее. Идеальным же отверстием для Мишки стала её задница. В меру тугая, но в неё не приходилось врываться с боем, грозя разорвать плоть до крови. Она словно впускала в себя парня, и сразу плотно обнимала со всех сторон. Но Марина была своя, уже привычная. А раз появилась возможность отодрать кого-то ещё, то нужно пользоваться. И Мишка беспорядочно менял отверстия, совсем не думая о внутренней микрофлоре и прочих пустяках, о которых приходилось когда-то читать.

Нижняя девка кончила первой. Её стало беспорядочно трясти, она замычала, член учителя не давал ей застонать в полный голос. Мишка налёг на неё с удвоенной силой, дождался, когда тело успокоится и полностью переключился на Марину. С ней пришлось повозиться подольше, он даже не понял, когда кончил учитель. Обратил на него внимание лишь тогда, когда он снял Марину с затихшей девки и положил головой себе на колени. При этом умудрился даже не сдёрнуть её с Мишкиного болта. Марина громко дышала открытым ртом, её сильное загорелое тело покрылось бисеринками пота. Парень продолжил без устали долбить её в зад, а учитель взялся пальцами за свою любимую часть женского тела – сосок – и уверенно принялся его щипать. И почти сразу девушка в свою очередь задрожала, хотела вскрикнуть, но в последний момент, видимо вспомнив запрет, закрыла рот и комнату огласил протяжный стон наслаждения. Чувствуя, что и сам уже подобрался к грани, Мишка последние несколько раз с размаху, словно вколачивая гвоздь, засадил в помягчевшую задницу и кончил сам. Он чувствовал, что кончает обильно, хотелось издать победный вопль, но он лишь прикрыл глаза и крепче сжал ладонями женские ягодицы.

Домой ехали молча. Мишка пребывал в расслабленной эйфории, а Марина видимо наоборот чувствовала себя на подъёме. Она резво крутила руль на поворотах и что-то вполголоса напевала.

Парень скосил на неё глаза и лениво спросил:

— Ты почему не предупредила, что её будут бить?

— Разве это бить? Это так, размять для лучших ощущений.

— А откуда ты знаешь Дерягина? По институту?

Марина странно посмотрела на Мишку и вдруг совершенно по-детски прыснула, прикрыв рот ладошкой.

— Что такое? – не понял парень.

— Вообще-то – проговорила Марина отсмеявшись, — это мой муж.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *