шлюхи Екатеринбурга

И с каждой осенью я расцветаю вновь. Часть девятая

Без тебя не то чтобы никак, без тебя — незачем.

Эльчин Сафарли ("Мне тебя обещали")

Кажется, будильник прозвенел уже в третий раз. Назойливые звуки наполнили комнату, не давая ни единого шанса вновь провалиться в сон. Леша разомкнул веки и с трудом заставил себя вылезти из теплой постели. Приняв холодный душ, он сразу почувствовал себя бодрым, быстро прибрался на кухне и даже успел приготовить завтрак. По субботам Ира выходная, а ему и Кате уже давно пора собираться в университет. Леша стеснялся зайти к девушкам и разбудить, но когда время стало поджимать, выбора не осталось. Тихонько постучал несколько раз — никакой реакции — и лишь тогда приоткрыл дверь. Диван был разобран на ночь, но спали они вместе, устроившись рядышком на полуторной кровати. Ира лежала на самом краю, вжавшись лицом в подушку и свесив свою длинную руку к полу. А вот Катя моментально проснулась, откинула одеяло и взглянула на часы. На ней была лишь длинная, почти до колен, футболка с принтом диснеевской русалочки. Густые светло-русые волосы спутались, на губах играла легкая сонная улыбка — она была так прекрасна, что Леша напрочь лишился дара речи. Пожелай ей доброго утра или предложи чаю! Не пялься и скажи хоть что-нибудь, дубина! Он и раньше видел, что ее тонкое запястье украшает татуировка в виде браслета, а сейчас заметил на щиколотке еще одну — виртуозно прорисованную веточку цветущей сакуры. Катя, несколько удивленная тем, что он молча замер в дверях, оправила футболку и пригладила волосы.

— Прости, что разбудил, но нам уже пора потихоньку собираться, — он наконец-то нашел нужную фразу. — Я приготовил вафли. Ира говорила, что ты их очень любишь.

Завтрак затянулся надолго и проходил весело. На первую пару они давно опоздали, но Леша старался не подавать вида, что это его беспокоит. У Иры было игривое настроение, она не умолкала ни на минуту, смеялась и всех подкалывала.

— Вкусно? Леша отлично готовит — пальчики оближешь! Я прямо-таки завидую его будущей жене, — Ира положила ногу ему на колени, благо длинная скатерть все скрывала. — Хорошо, когда есть такой старший брат. С учебой поможет и… со всем остальным, — она облизала ложку и хитро прищурила глаза. — У Катюхи три брата, но все мелкие и проку от них чуть. Во всяком случае, пока.

Ира чувствовала себя окрыленной, вчерашний день снял все сомнения. Леша сказал, что в его сердце нет места ни для кого, кроме нее, и не было оснований в этом сомневаться. А вчерашняя ночь… Скромница Катя! Кто бы мог подумать, что в ней бушуют страсти, о которых она сама даже не подозревает. Поначалу Ира пришла в замешательство, ведь до этого она никогда не целовалась с девушкой, если не учитывать забавный эпизод из школьной жизни. Тогда, во время игры в бутылочку, ее поцеловала одноклассница, но исключительно шутки ради. Здесь же была совсем иная ситуация, более интимная и волнующая. Легкий, скорее дружеский поцелуй, но в губы. Пауза затягивалась, нужно было что-то сказать или сделать. Ира и сделала… Погасила ночную лампу, обняла подругу за плечи и повалила на кровать.

Не считая мимолетного летнего романа, у Кати не было никаких отношений. Похоже, это вполне ее устраивало, ведь даже разговоры на тему секса не вызывали у нее интереса. Кто знает, может она и не мастурбировала никогда? Ира занималась этим каждый день, иногда по несколько раз, и ей очень хотелось поделиться приобретенным опытом. Только глупцы и унылые аскеты считают это недостойным, зазорным или вредным. Что плохого в том, чтобы доставить себе немного удовольствия? Уж всяк лучше, чем обжираться сладостями или сидеть сутками напролет в социальных сетях, не так ли? Катя молчала, ее грудь высоко вздымалась, соски мгновенно затвердели, это было заметно даже через ткань футболки. Ира поводила рукой по животу и внутренней стороне бедер, чтобы настроить на нужный лад и посмотреть на реакцию. Поняв, что протестов не последует, она зацепила резинку трусов и потянула их к коленям. Как только ее ладонь коснулась влажных складок половых губ, Катя глубоко вздохнула и развела ноги. Ира не спешила, кажется, прошла целая вечность, прежде чем она наконец вставила два пальца во влагалище. Двигалась аккуратно, чуть надавливая на верхнюю стенку, стараясь отыскать подушечками нужную точку. Проникая в теплые мокрые глубины, она сама не на шутку завелась и еле сдерживалась, чтобы заодно не поласкать и себя.

После первых, не слишком удачных сексуальных опытов, Ира начала изучать свое тело. Чего она только не перепробовала бессонными ночами, но одно уяснила для себя наверняка: вагинальный оргазм самый сильный и продолжительный. Теперь ей хотелось, чтобы и подруга узнала об этом. Слегка согнутые пальцы подрагивали, терлись о стенки и создавали дополнительную пульсацию. Катя мотала головой, сопела и впивалась ногтями в простынь. Когда ласки достигли пика, она напряглась, застонала и с силой сжала ноги. Это была столь завораживающая картина, что Ира сама едва не кончила от такого зрелища. Придя в себя, Катя натянула одеяло до подбородка. Ей явно было очень неловко. Совершенно напрасно! Сказав пару ободряющих слов, Ира чмокнула подругу в мокрый лоб. Уснуть никак не получалось. Лежа в темноте, она слушала шум дождя и поглаживала бедра. Перед тем как провалиться в сон, Ира успела словить два оргазма, один слаще другого. Вряд ли это когда-то повторится, но это было чертовски приятно!

Леша уже в который раз заметил, что им стоит поторопиться. На второй паре у него важный зачет и совсем не хотелось на него опоздать. Катя ушла в спальню и очень долго одевалась. Он успел помыть посуду, прекрасно понимая, что сестра не станет утруждать себя такими пустяками. Ира встала из-за стола и подошла к нему, указав на свою щеку. Она часто так делала, когда была в хорошем настроении. Леша нагнулся, чтобы поцеловать ее в указанное место, но она быстро повернула голову и прижалась к его губам. Лишь когда открылась дверь и послышались шаги, Ира вернулась за стол, сделав совершенно невинное, мечтательное лицо. Она не может без таких игр, а он не может без нее. Леша потер щеки, надеясь, что не сильно покраснел, и Катя ничего не заметит.

В автобусе было мало народу, и они сели рядом. Леша постоянно смотрел на часы, видимо, боялся опоздать на занятия. Интересно, он вообще думает хоть о чем-то, кроме учебы? Катю сильно клонило в сон, она прикрыла глаза и положила голову ему на плечо. За завтраком Ира вела себя совершенно естественно и, кажется, не испытывала никакой неловкости из-за того, что произошло между ними ночью. Но кто знает, что она думает на самом деле. Если бы не вино, Катя никогда не решилась на тот поцелуй и не дала волю своим глупым фантазиям… Фантазиям или все-таки чувствам, в которых не хотела признаваться даже себе самой? Ночью все казалось прекрасным и несерьезным, но теперь ее мучили сомнения. Ира не просто лучшая подруга — это самый близкий человек. Катя хорошо знала, к каким бедствиям могут привести навязчивые мысли. Они могут все разрушить, оставив после себя лишь боль и опустошение.

— Сегодня будет теплый день, — она посмотрела на Лешу и улыбнулась самой милой улыбкой. — Может погуляем вдвоем после занятий?

Ира неторопливо шла по набережной, улыбаясь всем встречным прохожим. Легкий ветерок развивал ее длинные волосы и ласкал кожу. Осенний ветер — прохладный, но все еще приятный. Холода, однако, уже не за горами, скоро великий Дон укроется снежным пледом и будет спать до самой весны. Но пока его волны бегут, несутся без остановки, как черные кони с белыми гривами. Моя осень, ты слышишь? Слышишь, как шумит река? Слышишь, как стучит моё сердце? Она остановилась, развела руки в стороны и рассмеялась. Какая-то пожилая парочка обошла ее стороной, мужчина приложил руку к виску и покачал головой, наверное решив, что она сошла с ума. Заглянув в торговый комплекс, Ира выбрала несколько комплектов нижнего белья, а еще чулки с кружевными подвязками. Дома, примеряя покупки и разглядывая себя в зеркале, она послала Леше несколько фотографий. Он говорил про какой-то зачет? Нечего думать о пустяках, пусть думает лишь о ней.

Леша всегда получал огромное удовольствие от прогулок с Катей. С ней было легко и просто, темы для разговоров находились сами собой, даже привычная скованность куда-то пропадала. Уже подходя к дому, она вдруг вспомнила, что ей не удается установить на ноутбук какую-то программу, и будет замечательно, если он поможет. Леша понимал, что это просто повод пригласить его к себе, но отказаться не смог. Ира будет бушевать и злиться, но тут уж ничего не поделаешь. Квартира-студия была небольшая, но очень уютная. Он немного смутился, когда увидел, что на кровати лежит лифчик. Катя тоже заметила и незаметно спрятала его под одеяло. Кухонная зона служила местом для учебы, на полке вместо чашек стояли учебники и тетрадки. Леша быстро установил программы, а заодно помог ей с работой по математике. Катя училась на гуманитарном факультете и задания были настолько просты, что на все ушло не более получаса. Положив руку на мышку, он начал все объяснять, стараясь говорить понятным языком и не углубляться в детали. Кажется, она даже не слушала его, только улыбалась и кивала головой.

Катя подвинулась так близко, что случайно коснулась его бедром. Она полностью соответствует его идеалу, именно о такой девушке он мечтал всю жизнь: скромной, доброй, красивой. Можно прямо сейчас повернуться к ней, посмотреть в зеленые глаза, погладить по волосам и даже поцеловать. Если бы не Ира, он так бы и сделал. Поцеловать, конечно, не осмелился, но мог бы признаться в своих чувствах. Нет, ничего не получится, сердце не хочет слушать голос разума. Ему не нужен никто, кроме Иры. Вспомнилась фраза из какой-то книги: "Порой я думаю, что лучше б тебя и не было, и тут же понимаю, что лучше тебя и нет". Для него нет никого лучше Иры, она не просто проникла в сердце, а поселилась там навсегда.

Пять часов, шесть, семь… Ира звонила уже четыре раза, но в ответ пришло лишь короткое сообщение, что он еще немного задержится. Уже не было никаких сомнений, с кем сейчас Леша и чем они занимаются. Гнев страшной силы переполнял ее, поднимаясь огненной бурей из глубин души. Около восьми приехали родители, они прервали свой романтический уик-энд, поскольку у отца появились срочные дела по работе и ему нужно… Да какая разница! Она пропустила все мимо ушей, ей было совсем не до этого. Мама спросила, где Леша, и Ира с трудом сдержалась, чтобы не заорать, что он кувыркается с ее лучшей подругой.

— У Кати, наверное, — она равнодушно пожала плечами. — Он мне не докладывает о своих делах. Можешь позвонить ему, но скорее всего, он сильно занят, — сверкнув глазами, Ира посмотрела на отца. — Твой любимый птенчик превратился в ловеласа, вместо учебы окучивает моих подруг.

Маму это порадовало. Она волновалась из-за того, что после расставания с Оксаной, Леша даже не пытался себе кого-то найти. У него была я! Ему никто не был нужен! Ира улыбнулась, сделав вид, что тоже довольна и пошла в душ. Вода обжигала до приятной боли, но не успокаивала. Тряпка! Чурбан! Предатель! Как он мог так поступить? Зачем было говорить, что его сердце только для нее? Ложь! Все это было просто ложью, чтобы она вчера не закатила истерику! Прекрасно понимая, что инициатива могла идти лишь от Кати, она все равно злилась исключительно на брата. Ира с такой силой ударила кулаком по кафелю, что чуть не сломала палец. И все же душевная боль горше физической, особенно, если это боль от предательства двух самых близких людей.

Катя с трудом сдерживала смех. Он правда ничего не понимает или прикидывается? Леша продолжал говорить, не отрывая взгляда от экрана ноутбука. А он симпатичный: темно-каштановые волосы, изящные брови, чуть узковатое, с правильными чертами, лицо. И глаза у него добрые… Верный друг, с которым можно всем поделиться. Как жаль, что у он не вызывает у нее никакого интереса. Все это идет из детства, для нее давно сформировался идеал мужчины и ничего не может это изменить. Катя устала от одиночества. Ей хотелось, чтобы кто-то был рядом, обнимал, прижимал к себе и шептал нежные слова, но она словно возвела вокруг себя каменную стену, за которую не собиралась никого пускать. Никого, кроме Иры. Если она напрямик скажет подруге о своих чувствах, на этом все закончится, та не поймет ее и точно не ответит взаимностью. Но есть и другой путь. Леша — ключ ко всему. Начинать с ним отношения вовсе не обязательно, достаточно создать их видимость. Гулять, общаться, звонить, иногда приглашать к себе в гости. Он любит романтику, а значит их конфетно-букетный период может длиться бесконечно долго. Ира наверняка этому обрадуется, они будут встречаться чаще и это сблизит их еще сильнее… Что ж, самое время начинать. Катя тихонько вздохнула и накрыла его руку своей. Леша наконец замолчал, посмотрел на нее и, кажется, даже побледнел.

— Леш, — поняв, что поспешила, она быстро одернула руку. — Я… я немного проголодалась. У нас внизу есть отличная пиццерия, давай возьмем что-нибудь? — это единственное, что пришло ей в голову. — Ты ведь никуда не торопишься? А я пока заварю чай.

Какой неловкий момент! Быть может, она ошиблась и вовсе не нравится ему? Но ведь Леша так смотрел на нее утром! Да нет же, он просто очень скромный, поэтому так реагирует. Главное, не надо никуда торопиться. Как только Леша ушел за пиццей, зажужжал его смартфон, оставшийся лежать на столе среди тетрадей. Катя улыбнулась, увидев, что это звонок от Ирины. До этого Леше приходили какие-то сообщения, наверное, тоже от нее? Она поводила пальчиком по экрану, покачала головой и положила телефон на место. Ей было любопытно, но все-таки очень некрасиво читать чужую переписку.

Уже спустившись вниз, Леша вдруг вспомнил, что забыл взять с собой телефон. Беспокоиться не стоит, Катя воспитанная и культурная девушка, но все же… Волнение не уходило, ведь фотографии, которые прислала Ира, он еще не удалил. Она часто делала довольно провокационные снимки, правда, никогда не переходя определенные рамки, а еще писала смски, от которых было сложно не покраснеть. Сегодня обошлось без сообщений, но фотографии были довольно откровенные. Любимая девушка может присылать такие своему парню, но никак не сестра. К счастью, когда он вернулся, телефон так и лежал на месте, а Катя занималась приготовлением чая. Леша облегченно вздохнул, кажется, ему снова повезло.

Запахнув поплотнее кигуруми-халат с заячьими ушками на капюшоне, Ира быстро высушила волосы. Пожалуй, стоит сделать новую прическу, хотя бы из вредности. Леша много раз говорил, что ему нравятся ее длинные волосы — значит, надо подстричься. В глубине души она надеялась, что он уже вернулся и сейчас все объяснит. Нет, не вернулся и даже не позвонил. Ира предложила маме попить чаю, ей хотелось поболтать о чем угодно, чтобы немного усмирить свое раздражение. Даже это не удалось: позвонила тетя Вероника — мамина сестра. Они общались нечасто, но если уж начинали, то разговоры затягивались на целый час. Ира прошла в гостиную. Отец сидел за журнальным столиком в окружении каких-то бумаг, но был занят вовсе не работой. Смотрел на планшете шахматную партию, периодически делая ходы против невидимого противника. Ира присела на пол, облокотившись спиной на диван. Папа был явно не рад, наверняка решил, что она пришла просить денег. Нет, милорд, мне просто нужно чье-то общество, ничего более.

— Может сыграем? — не дав ему времени отказаться, она смела фигуры с доски и заново их расставила.

Ира начала очень осторожно, стараясь продумывать каждый ход. Однако стоило один раз рискнуть, как она сразу попала в ловушку. Отец мог сделать игру за несколько ходов, но он словно специально тянул удовольствие, поясняя свои действия и снисходительно улыбаясь. Ира незаметно потянула пояс халата. Если он прямо сейчас не прекратит ехидничать, халат может случайно распахнуться. Как тебе такое понравится? Тогда тебе будет не до смеха?

— Шахматы — это игра для тех, кто умеет быть терпеливым. Никогда не делай необдуманных ходов и не рискуй понапрасну. Одна ошибка может дорого тебе обойтись. Не только в шахматах — в жизни тоже, — он показал ход, который следовало сделать. — Шах.

Все верно, вчера она не подумала и допустила ошибку. Не надо было отвечать на поцелуй, не надо было все усложнять. Катя испугалась своих чувств и решила сделать ответный ход. Теперь все окончательно запуталось и их жизни полетят в тартарары.

Поняв, что партия безнадежно проиграна, Ира тут же решила взять своеобразный реванш. Она забралась на диван и чуть откинула полу халата, чтобы оголить ноги и показать черные кружевные трусики. Это тоже своего рода шахматы, папа. Вот только ты не сможешь сделать ответный ход. Она начала рассказывать про свои планы на зимние каникулы, с улыбкой замечая, что он смотрит куда угодно, только не на нее. Вскоре отец сказал, что уже пора спать и резко встал. Ира тоже вскочила, преградив ему путь.

— Приятных снов, пап! Если мама еще болтает с тетей, пусть передаст от меня вот такой поцелуй, — она встала на цыпочки и поцеловала его, задержав губы на щеке чуть дольше, чем следовало, — шах и мат, мысленно добавила она.

Он кивнул, как-то неловко ее приобнял и провел рукой по волосам, а потом быстро ушел в свою комнату. Что это сейчас было? Единственный раз он гладил ее по волосам лет шесть назад, когда она болела и сильно температурила. Других воспоминаний не осталось — лишь холодный взгляд и вечные упреки. Все доставалось Леше: внимание, любовь, терпение и забота. Ира взяла в руки фигурку короля и тихо, почти шепотом, обратилась к пустому креслу.

— Почему ты всегда любил Лешу и никогда не любил меня? — в глазах защипало от непрошенных слез. — Почему? Я ведь старалась, делала все, чтобы ты мог мной гордиться. Все дело в том, что сын покорился тебе, а дочь бросила вызов? Ты хотел превратить Лешу в свое подобие, но я не позволила! Показала ему такие грани, о которых он понятия не имел, научила чувствовать, любить и жить. Я победила, милорд. А ты проиграл, — она забросила фигурку в самый дальний угол.

Ира смахнула слезы и присела на диван, почувствовав, что негативные эмоции пробудили в ней жгучее желание. Родители о чем-то говорили в своей комнате, но это только подзадоривало, щекотало нервы. Положив декоративную подушку на мягкий подлокотник, она села на нее, покачивая бедрами. Прикрыла глаза, стараясь сосредоточиться на мучительно-сладких ощущениях, вдавливалась в бархатный материал и прижималась как можно теснее. Не в силах больше терпеть, она коснулась пальцем клитора, погружая сознание в мир тишины и разноцветных фейерверков. Где-то далеко хлопнула входная дверь, и почти тут же из спальни вышла мама. Ира мгновенно сползла на диван, задержав дыхание и прогнувшись в пояснице. От сильного испуга, оргазм получился особенно лютый и долгий, низ живота свело неописуемо приятной судорогой. Она постаралась принять приличную позу, сомкнув ноги вместе. Мама удивленно взглянула и поинтересовалась, все ли у нее в порядке? О да! Теперь все просто прекрасно! Ира лишь утвердительно кивнула, отголоски удовольствия все еще отдавались в ней. Поправив халат, она с высоко поднятой головой прошла по коридору, даже не взглянув на Лешу. Кажется, он хотел что-то сказать, но промолчал. Верно, молчи. За тебя все сказал твой поступок.

Стоя перед зеркалом, Ира смотрела на свое отражение. Черные глаза горели лихорадочным блеском на бледном лице. Она не сразу заметила, что снова плачет. Теплые слезы текли сами собой, забыв спросить разрешение. Когда вошел Леша, она вздрогнула и вытерла глаза, ей не хотелось проявлять перед ним свою слабость. Он ничего не сказал, просто подошел, обнял и уткнулся носом в ее волосы.

Кате не спалось, она долго сидела у окна, всматриваясь в темное небо с краешком бледной луны. Да, читать чужую переписку действительно не очень красиво, зато более чем познавательно. Фотографии, которая она увидела сегодня, никак не выходили из головы. Ира сделала несколько селфи в одном нижнем белье, на одном снимке она была вообще без лифчика, лишь прикрыла грудь рукой. Пусть они очень близки, но разве нормально, что сестра присылает брату такие фотографии? Нет, это не нормально, если только их близость не перешла все дозволенные границы. Продолжая следить за луной, Катя загадочно улыбалась, чувствуя, как ее охватывает приятное волнение.