шлюхи Екатеринбурга

Гарри Поттер, Драко Малфой и рабыни Хогвартса-6. Часть 4

     — В какую дырку? — вслух размышлял Малфой. Он водил пальцами между влагалищем и анальным отверстием Гермионы, глубоко засовывая пальцы то в одну покрасневшую дырку, то в другую. Кудрявая гриффиндорка закусывала губу от боли в жестоко выпоротых нежных местах. — В пизду или в жопу, Грейнджер?

     

     Гермиона едва соображала от стыда и боли. Всё плыло в глазах. Всё же она сообразила, что если Малфой изнасилует её традиционно, то тогда в зад её изнасилует Гойл. Этого она боялась больше всего.

     

     — В попу, — пересохшими губами проговорила она.

     

     — Не понял, проси лучше, — сказал Малфой.

     

     — Трахни меня в попу… Драко, — шепнула Гермиона, всхлипнув.

     

     — Желание леди закон, — поклонился Драко и наколдовал матрас на полу.

     

     Если бы от распирающих эмоций люди могли взорваться, от Рона Уизли уже остались бы одни ошмётки. Он заламывал пальцы, что-то выкрикивал и грозил кулаком, но Малфой всё равно бросил Гермиону на матрас, лёг на бок и легко протолкнул член через её раздолбанный сфинктер. Стонущую Гермиону от Рона на минутку закрыли Пэнси и Гойл. Рон поразился толщине члена Гойла: раза в полтора толще, чем у него самого. Как он поместится во влагалище гриффиндорки?

     

     Гойл не задавался такими вопросами. Он лёг, приставил головку к испачканным спермой половым губам Гермионы и натянул её на свой хуй. Когда он начал двигаться туда-сюда, с каждой фрикцией пизда Гермионы едва не выворачивалась наизнанку.

     

     Рядом вскрикнула Джинни. Гарри и Рон беспомощно наблюдали, как Монтегю одним движением воткнул член в её измученную вагину и начал безжалостно долбить, как отбойный молоток. С другой стороны к заднице рыжей девушки пристроился Нотт, и через секунду Джинни была растянута на двух членах. На всю гостиную Слизерина раздавались стоны, вскрики, шлепки тела о тело.

     

     — Как они кричат громко, — сказала Миллисента.

     

     — Так заставь их работать ртом, — отмахнулась Пэнси. Она присела над лицом Гермионы, и Милли так же встала над Джинни.

     

     Гермиона разлепила заплаканные глаза. Каждый толчок Драко и Гойла в её дырках вызывал боль, но в то же время она чувствовала, как с каждым из этих движений внизу живота нарастает зуд — неудержимое желание кончить. Чтоб не смотреть прямо в мокрое влагалище Пэнси, Гермиона повернула голову и встретилась взглядами с Джинни. Глаза Джинни испуганно округлялись с каждым толчком Монтегю и Нотта. Она умоляюще смотрела на Гермиону, будто надеясь, что та сделает невозможное и придумает какой-то выход, кторой избавит рабынь от издевательств. Потом Милли села жирной волосатой пиздой на лицо Джинни, закрыв её от Гермионы толстыми бёдрами.

     

     Пэнси схватила Гермиону за гриффиндорский галстук и притянула её лицо к своей мокрой вагине. «Нам уже… нам уже не спастись. Хорошо хоть Рон и Гарри этого не видят» , — мелькнуло у Гермионы в голове.

     

     ххх

     

     Блейз Забини одолел бутылку огневиски и был пьян до зелёных гиппогрифов. Он бы уже давно пошёл спать, но хотел убедиться, что Поттер и Уизли не выдадут себя. Уже много раз он слышал с их стороны приглушённые ругательства — очевидно, гриффиндорцы орали так громко, что пробивали даже заглушающие чары.

     

     И было из-за чего орать. Грейнджер и Уизлетта теперь походили не на лучших учениц Гриффиндора, а на подержанных резиновых баб, которыми пользовалось не одно поколение озабоченных. Они уже даже не кричали, а только стонали в такт фрикциям слизеринцев. Драко и Гойл превратили вагину и анус Гермионы в растраханные красные дыры, жадно заглатывающие хуи слизеринцев. Монтегю и Нотт сделали то же с Джинни Уизли, которая теперь усердно подмахивала слизеринцам. Монтегю зажал пальцами её твёрдые острые соски и стал их крутить, а Джинни простонала что-то неразборчивое в заросшую пизду Миллисенты. К её лицу прилипли чёрные и жёсткие волосы слизеринки.

     

     Пэнси прогнулась и со вскриком кончила на языке Гермионы. Она встала, довольная как мартовская кошка:

     

     — Драко, милый, ты был прав, надо почаще затаскивать эту шлюху к нам в кровать. Хоть в чём-то от грязнокровки оказалась польза.

     

     — Она будет… довольно занята, но как-нибудь повторим, Пэнси, — пропыхтел Драко. Он всё ещё глубокими сильными движениями насиловал Гермиону в зад, иногда шлёпая её по ягодицам. — Кричи, Грейнджер, кричи, громче. Проси, чтоб мы ебали тебя грубее. Я знаю, как ты хочешь кончить, когда твои грязные дырищи насилуют чистокровные маги. Ты течёшь от одной мысли, что мы пустим тебя по кругу. Видишь, какая она ненасытная, Пэнси?

     

     — Вижу, — рассмеялась Паркинсон.

     

     Гарри и Рон тоже это видели. Они знали, что теперь им будет сниться в кошмарах каждую ночь. Гермиона, зажатая голой между смеющимся Малфоем и Гойлом.

     Гермиона, которая натирает себе клитор, пока хуй Гойла растягивает её пизду.

     Гермиона, которая подмахивает Малфою и умоляет его разорвать её задницу.

     Гермиона, которая облизывает губы, собирая капли выделений Паркинсон.

     Гермиона, которая…

     

     Джинни, зажатая голой между Монтегю и Ноттом.

     Джинни, которая орёт от наслаждения, когда Монтегю терзает её соски и долбит пизду на всю глубину.

     Джинни, которая сжимает сфинктер, чтобы член Нотта туже входил в её анус.

     Джинни, которая старается достать языком до всех уголков жирной и просторной пизды Миллисенты.

     Джинни, которая…

     

     Блейз встал. Он услышал другой шум, который точно шёл не от Поттера и Уизли. Пошатываясь, он подошёл к зелёной портьере, закрывавшей альков в стене слизеринской гостиной, и одёрнул её.

     

     Все удивлённо замерли. Слизеринцы перестали трахать Гермиону и Джинни, которые что-то умоляюще забормотали. Подскочила Милли, только что кончившая и залившая всё лицо Джинни. Замер Блейз. Даже Гарри и Рон перестали выкрикивать проклятья Малфою и теребить свои стояки. Они увидели такую нелепую картину, что в другой ситуации рассмеялись бы.

     

     В алькове столпилось человек десять слизеринцев — все младше Гарри, Малфоя и рабынь. Все находились почти в одинаковых позах: штаны спущены, стоящие торчком члены зажаты в кулаках. Они теперь испуганно пялились на Малфоя и его друзей.

     

     — Так-так, — недобро протянул Драко. — У нас незваные гости. Что вы тут забыли, интересно спросить?

     

     — Ну мы… это самое, — начал один из незваных слизеринцев — Джоффри Бойл, — мы слышали, что сегодня тут будут это… драть шлюх, ну и решили спрятаться и посмотреть.

     

     — Ёбаный Мерлин, — пробормотал Блейз. — Советовала мне Шляпа идти в Когтевран, так нет, я выбрал Слизерин на свою голову. Ну что у меня за факультет: одни дрочеры, извращенцы и прочие тёмные маги…

     

     — Не ворчи, Забини, — прервал его Монтегю. — Ну вы даёте, мелюзга. Ладно, раз уж они пришли, дадим им разок пустить рабынь по кругу, а, Малфой?

     

     — Шлюхи уже почти в отключке, — покачал головой Драко. — К тому же они не заплатили. Эй, мелюзга! Если хотите, можете подойти и спустить на них.

     

     Младшие слизеринцы поспешно обступили Гермиону и Джинни, которых продолжали трахать Малфой и его приятели, и стали дружно надрачивать на рабынь. Их спины закрыли девушек от Гарри и Рона, но они всё равно слышали вздохи, стоны, шлепки тела о тело и самое страшное: умоляющие вопли гриффиндорок.

     

     — Малфой, не могу больше… быстрее, глубже, пожалуйста! — кричала Гермиона.

     

     — Монтегю… Ох! Ах! Выеби меня, ещё, ещё! — выкрикивала Джинни.

     

     — Кончайте, шлюхи, — прохрипел Монтегю.

     

     — Кончайте под чистокровными магами! — добавил Малфой.

     

     Все спустили почти одновременно. Монтегю, бешено дёрнувшись, полностью заполнил вагину Джинни спермой, Нотт притянул её к себе и через пару толчков выстрелил кончой глубоко в её анал.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]