шлюхи Екатеринбурга

Этот невероятный дневник. часть 8

Ха! — а мы с Лёшей уже мысленно летели в тыл. Да тут нам вылет пока не давали — то дождь вечером пошёл, то ветер шквальный. Ну да ладно, Лёша тот ещё «жук», снял рядом с аэродромом комнатку в частном доме. Хозяйка такая молодка лет 35, увидев у нас деньги и еду, тут же пригласила свою подругу, весьма разбитную особу. Так что каждый вечер на стол бутылочку «Столичной» и неплохую закуску. Ну и сухие пайки хозяйке, так она нам готовила отличные обеды. Хорошая хозяйка и умелая повариха точно и из топора суп сварит. Эти три дня для нас с Лёшей пролетели ка один миг. Но зато физиономия Лёхи сразу говорила обо «всём», да и весьма довольные и симпатичные лица хозяйки и её подруги — тут и комментировать не нужно.

Был у нас и полусмешной, на мой взгляд случай. Возле аэродрома стояли на ЗиС-5 две зенитные установки — одноствольные ДШК. И тут привет от люфтваффе — во время обеда из нашего тыла тянул, с заметным снижением, немецкий двухмоторный бомбардировщик Ю-88. Он уже опустился ниже километра и был на расстоянии уверенного поражения для нашей зенитки, которая на полтора километра била, и пролетал фактически над нами.

Поэтому я заскочил в кузов, когда все спрятались, прицелился и стал садить короткими очередями. А парни с полными ртами прямо в окопе продолжали жевать, лишь не без интереса наблюдая, что будет дальше. Как говорится, хлеба и зрелищ. Вторая установка огня так и не открыла. А результатом моей стрельбы было то, что бомбардировщик завалился на крыло и отвесно стал падать.

От него отделилась маленькая точка человека, и распустился купол парашюта. Самолёт рухнул в километре от нас, подняв столб дыма. Взрыва не было, топливо только полыхнуло. К месту приземления парашютиста сразу рванул командир зенитчиков. Трофейный пистолет сразу себе прибрал, парашют тоже, «НЗ» самолёта, что стрелок выбросил — к зеничикам. Штурман и пилот явно были убиты, а вот с парашютом выбросился стрелок, которого и допросили, среди летунов нашёлся знаток немецкого. Летели они бомбить наш аэродром, да не нашли, а тут левый двигатель заклинил. Вот так и получилось…

Результатом этой истории был приезд вечером командира этого дивизиона, который поздравил и отметил младшего лейтенанта Гусарова за успехи в боевой подготовке и уничтожении врагов, напавших на нашу родину. Сбитый самолёт и уничтоженных диверсантов он записал на счёт дивизиона. Обо мне никто и не вспомнил. Забавно. Но это так, проза жизни. Лёша рассказал девушкам и тихо ржал. Те только громко повозмущались. Но такова проза военной жизни.

Но я «отомстил» зенитчикам — на следующий день прилетел Ме-110, все попрятались и я тоже. Потом этот «младший майор», как пошутил Лёша, всё возмущался, что же я не стрелял, раз такой опытный умелец. На что я скромно — тот бомбёр на себя записали, трофеи тоже себе — так какой мне смысл за вас, косоруких, стараться? Вот так!

А я придумал — тут был и АИР-6, он трёхместный, правда пилот девушка. Но я добился разрешения на вылет, девушку посадил рядом и сам за штурвал. Она хоть и вякала, но я ей пояснил, что туда и обратно она устанет, а сейчас поспи хоть чуть, а я буду командиром этого «лайнера». Но полетел я не напрямую, а вокруг — немцы не дураки. Лихо сел ранним утром на просёлок, мы с Лёшей выскочили и в лес, а девушке — взлёт.

Прошли мы по лесу пару часов и тут какой-то хитрый хутор перед нами. Лёшу я оставил в лесу, а сам к хутору, чтобы узнать где мы и где немцы. Оп-па! а тут вышла молодка с белыми полушариями грудей, выставленных как напоказ в декольте, глядя на меня, влекуще улыбается:

– Товарищ командир, не обидьте вдову, помогите. Нужно корзину тяжёлую на чердак поднять. А то я сама никак, заходите…

Намёк был более чем понятен. Я с удовольствием осмотрел крепкую ладную фигуру женщины, в моём вкусе. Так что я легко согласился. А когда мы зашли в сени, она прижалась ко мне всем телом, нащупывая опытной рукой то, что ей нужно в штанах, и взасос стала целовать, свободную руку закинув на шею, точно «проголодалась». Оторвавшись от её губ, я ловко её развернул и нажал на спину — она легла грудью на тумбочку рядом. Задрал я её юбку, приспустил рейтузы, а мои галифе как-то так сами на сапогах оказались. О! — полный восторг! Туго, горячо и сладко. Обалдеть, вроде и недавно с двумя подругами возле аэродрома был, а тут прямо воспарил — дважды подряд, не вынимая, кончил в неё. Да и она явно была довольна, тихо, но так сладко стонала и охала, точно кончая.

Заправился я, эта молодка подтянула трусы и, опустив юбку, позвала пройти внутрь. Прошла она первой, а я, наклонившись, чтобы не удариться о притолоку, последовал за ней – и всё, темнота. Меня чем-то серьёзно отоварили. Всё зло от баб! Вот она, пресловутая «медовая ловушка». Но классно мне было с ней! А вот сейчас — темнота!

Очнулся я от запаха нашатыря — Лёха со мной. Его острый как бритва нож разрезал верёвки на руках и ногах, голоса доносятся из соседней комнаты, ремня нет, карманы, похоже, пусты, сапоги сняты. Серьёзные тут ребята! На лбу шишка, как боевой рог! Но мой «Вальтер» за поясом сзади — не нашли!

Зашёл я в комнату, а Лёха сзади, в коридое, подстраховка. Тут было двое мужиков, одному лет тридцать, другому около двадцати, ну и знакомая молодка. Она сразу ко мне и за спину спряталась. О! — под левым глазом у неё синяк, отливает таким просто великолепным перламутром. Молодка и выдала всю «разнарядку», мол тут ещё нейтральная территория, эти двое немцы-диверсанты, ждут своих. Понятно. Старший было дёрнулся, но не со мной ему фокусы шутить — «Вальтер» негромко хлопнул и на лбу у него дополнительное отверствие появилось. А молодой сломался сразу, пел, как павлин. Давно работают, крови на руках по плечи. Прострелив и ему живот, я намотал портянки, надел сапоги, сунул за голенище свою ложку и финку, застегнул ремень с подсумками, проверил, документы — всё на месте.

Молодка, звать её Татьяна, рассказала, что её захватили в селе, она медсестра с большим опытом, вот эти бандиты её прямо из больнички вытащили — варить им жрать и лечить мелкие раны. Аптеку они также нагло ограбили, вон две сумки лежат. В сарае легковой автомобиль. Её они не насиловали, мол им нельзя арийскую кровь каким-то «унтермьшам»… Но вот лупили часто и щипали за зад, вся попа синяя! Легковая машина стоит в сарае. Так что мы с Лёшей набрали еды побольше, в основном из подвала, Таня нам помогала и поехали дальше, я немного ошибся с «навигацией». Вскоре мы были в нужном месте. Генерал Голиков хочет понять по логистике немцев, где Гитлер собирается нанести удар. В пяти километрах тут узловая станция, она так и называется «Узловая». Таня ночь провела со мной и предложила помогать нам «сбрасывать напряжение», она всё же опытный медик. Мы с Лёшей были только «За». Конечно, мы предохранялись, но вот Таня была права — чувствовали после «скромной» ночи с классной молодкой мы себя здорово.

Разобрали мы «сидор» и с документами, что забрали в доме. Там нашлись и документы Тани — она точно старшая медсестра больницы. Всё ясно! Мы уходили в разведку с Лёшей, потом аккуратно возвращались, присматривая за Таней. Да нет, всё было нормально, она готовила еду и сама ела первая — мол не отравила! И ночью по очереди «присыпала нас». Всё было просто отлично! Но всё хорошее обычно почему-то очень быстро заканчивается — ирония судьбы!

Но вот через неделю сюрприз — на нашу поляну въехала телега, а за ней уставшая странная компания — четверо детей, две юные девушки и здоровенная бабища в мужском пиджаке. Да, лихо они нарушили нашу идиллию.