шлюхи Екатеринбурга

Эротические фантазии. Научи меня водить машину

Ирка Хакимова купила машину. Обычная праворукая япошка. Главное, что важно для женщины, коробка-автомат. И стоит эта красавица во дворе многоэтажки, и ходит вокруг неё счастливая автовладелица, или, как их сейчас называют, автоледи. Понятно, что завести машину лет в двадцать — это одно. А вот когда покупаешь аппарат под сраку лет, то это уже совершенно иное дело. Молодости свойственна бесшабашность, а средний возраст более осторожен. И потому Ирка ходит вокруг машины и ехать никуда не собирается.

Лето, тепло, день длится с восхода солнышка часов в пять утра и заканчивается заполночь. Вышел утром в субботу прогуляться до чипка. Банальщина, сигареты закончились. Во дворе Ирка свою трахому натирает. И чего её тереть? Вообще, если вспомнить, я свою первую челиту тоже натирал, чистил, блистил. Малейшая царапина до предынфарктного состояния доводила. Потом понял, что не ты для машины, а машина для тебя создана. На Урале железа много, новую сделают, если что. А то получается, как у Гриши Заречного: Это не я имею машину, это она имеет меня. Подошёл, поздоровался, спрашиваю

— Ир, ты который день всё трёшь и трёшь. Когда уже поедешь?

Ирка воровато оглянулась, нет ли кого по близости, особенно Прокурорихи, известной сплетницы, отвечает

— Вов, боюсь.

Вот те на! Машину купила и теперь она будет стоять, потому что Ирка боится ездить?

— Ир, а у тебя права хоть есть?

— А как же! — Гордо выпятила грудь со слегка отвисшими титьками. — Уже три года стажа.

Ёпть! Как это? Ни дня за баранкой и три года стажа?

— Поясни.

— Так я отучилась, а машины не было. Теперь вот есть, а ездить боюсь, всё забыла. — Вновь оглянулась, просит. — Вов, ты же профессионал. Поучил бы немного. Мне бы к машине привыкнуть да вспомнить. И это, я когда училась у машины было три педали, а у этой всего две. А как теперь? Может забыли поставить, а перекупы меня кинули, неисправную подсунули.

Тут меня скрутило. Острейший приступ смеха. До икоты. До невозможности вздохнуть. А Ирка психует.

— Чего ржёшь? Смешинка в рот попала?

— Ира, лишь бы чего другого не попало.

— Это вам, мужикам, не в кайф. А бабам так даже нравится. Ты лучше расскажи что и как. Я дура, да?

— Ты не дура. У тебя машина с коробкой автоматом. Проще некуда. Для женщин самое то. Тебе её кто пригонял?

— Так перекуп сам и пригнал.

— Ясно. Садись за руль, поедем, покажу что и как.

— Сейчас, только трусы подтяну. Сам садись. А я рядом.

Уселись, завёл точило и прокатились по двору.

— Ну, поняла?

— Поняла. Вот эту штучку не надо туда-сюда дюрмыгать. Прикольно. Вов, ты же сейчас отдыхаешь?

— Да. Две недели. Напарник к полякам уехал. Приедет, я поеду к китайцам. А что?

— Вов, ты бы поучил меня немного. Нет, не в городе. Сначала где-нибудь в поле, где машин нет. И деревьев тоже.

— Когда?

— Что когда?

— Когда поедем?

— Да хоть сейчас.

— Заедем курево купить и в путь. Документы не забудь. Во, бля, мне же тоже свои взять надо.

Выехали в сторону объекта 1200. Раньше там на трактористов учили, полигон сохранился. Теперь всё развалено и растащено. Самое то учиться. Доехали, Ирка за руль пересела. Каталась, каталась, устала.

— Уффф! Вся мокрая. От меня поди потом, как от коня несёт?

— Нет. Как от кобылы.

— Добрый ты, соседушка.

— Какой есть. Ты разденься, вот и не будет жарко.

— Совсем?

— Что совсем?

— Раздеться совсем? А не опупеешь?

— Постараюсь. Трусы и лифчик можешь оставить.

Ирка так и сделала. Она по кругу катается, я в тенёчке сижу, покуриваю, покрикиваю, когда мимо проезжает.

Остановилась.

— Пипец, зае…Замучалась.

— Так отдохни.

— И то правда.

Вышла из машины, на солнышко щурится.

— Благодать летом.

— У тебя машина хорошая, в нй зимой тепло будет.

— Точно?

— Точнее не бывает.

Тут мне в голову мысль пришла, прямо торкнуло. Как пел Владимир Семёнович:

— Застучали мне мысли под темечком…

Спрашиваю

— Ир, а ты машину обмыла?

— Да. С девчатами бутылочку распили.

— Ир, а ты в курсе, что в новой машине надо обязательно кого-нибудь трахнуть.

— Это как? Для чего?

Плечами пожал

— Поверье такое у шоферов. Издавна идёт.

Ирка засомневалась

— И как я кого-то трахну? Это вы, мужики, трахаете. А нас, баб, трахают.

— Ир, а в чём разница? Оба трахаются. Так что можно хоть пнём об сову, хоть совой об пень, результат один и тот же.

— Да? И кого я трахну?

— Ну, раз вокруг нет никого, то я своим телом пожертвую.

— А ты случаем не придумал всё это?

— Зачем?

— Чтобы меня трахнуть.

— Ира, как можно? Ты меня прямо обидела. Всё, садись, домой поедем.

Сделал вид оскорблённой невинности. Вроде гимназистки, попавшей в солдатскую казарму.

— Да ладно тебе. Если так надо, то давай. Ну, встал чего? Трахаться будем?

— Надо, Ир, — вздохнул, — иначе машина долго ходить не будет.

А сам, пока Ирка не передумала, лифчик с неё снял, трусы стягиваю. Ирку за ушком и в шейку целую. Она и правда потная, но пот не вонючий, как у работяг, не противный, как у спортсменов, приятный. Бабой спелой пахнет. Ирка замлела. Она, вообще-то, баба одинокая. Не знаю, есть у неё кто или нет, к себе домой никого не водит. Так что вовсе не против соблюсти шоферской обычай, который я придумал только что. Можно сказать, на коленке собрал эту галиматью.

Раздел Ирку. Там и раздевать-то было трусы да лифчик. Она и без них нормально смотрится. Бабёнка в возрасте, а тело вполне себе ничегошечное. Так и я не мальчик, на малолеток уже и не гляжу. Разве таким дядькам молодайки дают. По себе надо телегу подбирать. А то карету захочешь, а тебе по штату только рыдванка какая положена.

Стоим, я Ирку тискаю, по всяким вкусно выпуклым и впуклым местам руками блудливыми шарю. Она не отстаёт. Брюки мне расстегнула и наружу конец вытаскивает. Он же там в штанах свету белого не видит. Когда поссать извлечёшь, да и сразу назад. Вот он и обрадовался солнышку, потянулся к нему. Ирка ахнула.

— Слууушай, и от такой прелести твоя дурёха уша?

— Она не потому ушла, что ей чо-то не понравилось. Добрая она у меня была.

— Так это же хорошо.

— Кому как. Мне не понравилось, что она всем давала по доброте душевной. Вот и расстались.

— Блядь, короче.

— Ну ты скажешь тоже — блядь. Просто женщина с щедрой душой и слабым передком.

Ирка присела передо мной на корточки. Остановил её.

— Погоди, Ир. Ты же теперь не хрен с бугра, водительница. Ты в салон садись.

— Да? Слушай, никогда так не сосала. Попробую.

Ирка в салон села, дверцу прикрыла, мордашку в окошко высунула и рот открыла. Вот как раз в него я шланг и вставил.

— Ир, тренируйся.

— Да я что, первый раз сосу, что ли?

— Я не про то. Вот приспичит бензинчику у кого попросить, придётся шланг насасывать.

— Бля, я уже сомневаюсь: не зря ли машину купила. Шланг-то зачем сосать? Хуй лучше.

— Через хуй бензин не потечёт. Ты не отвлекайся. Тренируйся давай.

— Если шланги такие же, как у тебя, то и в рот не влезут.

— Потому и говорю, чтобы тренировалась.

— Всё, не отвлекай.

Через какое-то время говорю

— Ир, выходи из машины.

— Зачем?

— Трахаться будем на капоте.

— Это обязательно?

— Летом да. Зимой можно на сидушке. Но на капоте прикольнее.

Ирка на капот опёрлась, я сзаду пристроился.

— Блядь, горячо. Погоди, подстелю под пузо что-нибудь.

— Ну, блин, только вставил.

— Ещё вставишь. Я же никуда не ухожу.

Ирка вытащила одеялко, постелила на капот. Ну раз уж так, то положил её на спину. И попёр. Ирка тащится.

— Ир, спускать в тебя?

— Сдурел?

— Забеременеть боишься?

— Какой забеременеть? Подмываться где? Ни капли воды. А я не привыкла с грязной пиздой. На живот спускай.

Ирка довольная, как удав сытый.

— Бля, и покаталась, и натрахалась. Два раза кончила с голодухи.

— Что, давно мужика не было?

— Давно. Слушай, — Ирка села на капот, — надо же с тобой машину обмыть. Давай сегодня у меня посидим, выпьем. Ну и это…

— Поебёмся?

— Точно. Во все норки, как говорится. Дома постель мягкая, и подмыться есть где. Ну её, эту ромпнтику.

— Ир, в следующий раз презервативы возьмём.

— А следующий раз будет?

— Будет. Надо же с тобой практическое вождение отработать.

— Это было бы хорошо. Ну что, одеваемся. Всё равно помыться надо.

— Одеваемся. Обратно сама поедешь?

— Попробую. Ты же рядом сидеть будешь. Если что — подскажешь.

До дома доехали без приключений. Ни гайцев, ни помех особых. Так не вечер, поток машин ещё небольшой. Загнали машину во двор. Ирка припарковалась. Вышли из машины, Ирка напоминает

— Давай часа через полтора-два. Пока приготовлю что-нибудь. У меня же ничего готового нет. Лень для себя готовить. А мужика кормить надо, а то и оттрахать не сможет как следует.

— Сможет.

— Не зарекайся. Я баба хорошая. Знаешь, чем хорошая баба отличается от просто бабы?

— Чем?

— С нормальной бабы мужики слазят, а с хорошей сползают. Не запугала?

— Пока нет. Ладно, потопал я готовиться к сползанию.

— Да ну тебя. Не опаздывай, ждать буду.

— Через два часа как штык.

Помыл яйца. Остальное тело тоже. Всё же к женщине иду. Где-то в запасах обнаружил коробку конфет. Цветов нет, ну да и без них обойдёмся. Подумал и ради прикола повязал на член бантик. Посмотрел — прикольно. Развязал бантик и скрутил ленту в рулон. Перед этим делом заскочу в туалет и повяжу, пусть бабёнка повеселится. Ну что, укрепляющим закинуться, что ли, китайским. Помогает, проверено. На всю ночь хватит. Иркина пизда сегодня трещать будет.