шлюхи Екатеринбурга

» Добрая соседка» часть 67

— Не обижайся Костя, но я не могу поверить в то, о чём ты мне рассказываешь. Я сам серьёзно увлекаюсь фантастикой, но считаю что " машина времени" в реальности не существует. — сказал мне Герхард, выслушав мой рассказ о том, как мы два раза ходили в прошлое, через "временной туннель" находившийся в старом блиндаже на острове.

Ни мне ни сыну фрау Агнет не хотелось спать, и мы сидя в удобных креслах "Боинга 737", вели с ним разговор о предстоящей поездке в Россию.

Герхард довольно сносно говорил по русски, и с ним было приятно вести беседу.

А ещё будущий муж моей дочки Берты, прекрасно разбирался в оружии и хорошо знал историю Второй мировой войны. Пожалуй даже лучше чем моя мать Марина.

— Я не обижаюсь на тебя Герхард. — если бы мне рассказали подобное ещё весной когда я жил у себя в квартире в городе. И знать не знал где находится деревня Плетнёвка. Я бы тоже как и ты не поверил. Чтобы поверить в существование "машины времени", нужно самому испытать всё на себе. — ответил я сыну фрау Агнет, нисколько не обидившись на его неверие в мои слова.

Хотя попав в Плетнёвку и увидев самое настоящие привидение в женском образе, а так же само наличие аномальной зоны в деревне где кроме нас никто не живёт. Самый убежденный скептик относительно существования " машины времени", может поменять своё мнение.

Ведь необъяснимо то обстоятельство, что почти за полгода нашего проживания в Плетнёвке, с конца мая по декабрь. В деревне и в её окрестностях, не появился ни один человек?

Да и эта деревня находится не так далеко от оживлённой трассы ведущей в Брянск. А в окрестных лесах и в реке, полно дичи и рыбы. Дома в Плетнёвке стоят целые и полны предметами домашнего обихода из алюминия и меди, лакомым куском для банд охотников за " цветным металлом".

Но ни браконьеры, ни шайки городских бродяг, промышлявшие грабежами заброшенных домов, в Плетнёвке так и не появлялись. Зато по ночам в деревне ходили призраки, которые и не пускали в село чужаков.

— И зачем Берта нас в Штаты за собой потянула? — лучше бы в Россию полетели. Я так хочу к тебе домой Костя попасть. И своими глазами увидеть местность где происходили описываемые тобой события. — тихо сказал Герхард, наклоняясь ко мне через спящую в кресле Берту.

Мы летели на высоте в десять тысяч метров над землёй, стояла глубокая ночь и большинство пассажиров рейса Кёльн — Лос-Анджелес, спали в своих креслах подобно моей дочке.

Стюардессы разнесли по салону уютные тёплые пледы, вручив их каждому пассажиру желающему скоротать время полёта во сне. А так же выключили основное освещение, оставив только дежурные лампы, которые тусклым синем светом, освещали внутренне пространство огромного пассажирского лайнера.

— Успеем ещё в Россию слетать Герхард. — я в Америке никогда не был, да и Берта с боевой подругой по Вьетнаму хочет повидаться. — тихо ответил я сыну фрау Агнет.

Заметив его удивлённый взгляд при слове Вьетнам, я рассказал ему, что Берта была пилотом " Фантома" и она им управляла вместе с Джеммой, боевой подругой к которой мы сейчас летим в Калифорнию.

— Поверить не могу! Фрау Берта воевала во Вьетнаме? — восхищённо воскликнул Герхард, с уважением смотря на спящую в кресле пожилую женщину.

— Да воевала, она ещё многое в жизни повидала. Так что береги её парень. Берта мне сказала что хочет выйти за тебя замуж. Я не против, она очень хорошая. — сказал я Герхарду, заботливо поправляя на коленях у спящей дочки, шерстяной плед.

— Мне она сильно нравится. И по возвращению в Германию, я предложу ей свою руку и сердце ❤️. — ответил сын фрау Агнет, с любовью смотря на спящую женщину.

— Не спеши, это лучше сделать после поездки в Россию. Я тебя со своей мамой познакомлю, она красивая и любит молодых парней. А ещё моя мама Марина беременная, 🤰 на третьем месяце, с приличным животиком. Но занятия сексом она не бросает. — так же тихо сказал я Герхарду, намекнув ему, что он может засадить моей беременной маме.

Мать на мать, я трахнул его мамашу училку, белокурую фрау Агнет. А Герхард по справедливости выебет мою мать, рыжую атаманшу Маришу.

— Я наслышан о красоте русских женщин из книг. И буду очень тебе признателен за знакомство с твоей мамой Костя. — ответил мне Герхард, а я увидел каким похотливым блеском загорелись глаза молодого немца.

Ещё бы, трахнуть зрелую беременную русскую, да ктому же мать друга, и возможно у него на глазах, это предел мечтаний для молодого немца.

А я смотря на спящую Берту, подумал, что благодаря ей, моей возникшей из ниоткуда пожилой дочки, у нас в Плетнёвке опять будет полный дом женщин. Только мужиков как всегда не будет хватать.

Я с Герхардом, да и Витёк с Петро. Нас четверо на семь баб, правда госпоже Мари и её любовнице Колетт, член особо не нужен. И мы как-нибудь с ними справимся, учитывая наличие в подвале под домом родителей Михалыча, запасов " панцершоколадок" и " первинтина".

— Но только она замужем, за молодым парнем, нашем с тобой ровесником Герхард. Хотя молодой муж моей мамы, не против её шалостей со мной и с моими друзьями. — обнадежил я сына фрау Агнет и его глаза в полутёмном салоне самолёта, ещё сильнее загорелись похотливым огнём.

На этом наш разговор закончился. Мне вдруг жутко захотелось спать, ведь мы с Бертой были целый день в дороге. Совершив марш-броск из Кёльна в Нормандию и обратно.

Летели по воздуху на самолётах, мчались на машине по дорогам Франции, и непрерывно занимались по пути сексом. И мой молодой организм дал сбой. Мне нужно было поспать чтобы восстановить силы перед посадкой в США. Неизвестно что нас там ждёт? Но то, что мне снова придётся работать членом, я уже не сомневался. С Бертой не соскучишься и она всегда найдет на мой конец, влажную киску.

— Проснись соня, мы над Невадой уже летим. — сидящая рядом со мной Берта, растолкала меня, показывая рукой в иллюминатор.

А там ярко светило ☀️ солнце, внизу под нами простиралась пустыня, и вид её с большой высоты создавал понораму каких-то марсианских пейзажей.

— Через полтора часа, будем в " Городе Ангелов". Так, что просыпаетесь сони, нужно взбодриться и выпить кофе. — Берта растормошила сидящего рядом с ней Герхарда, ласково погладив своего будущего мужа по голове, тёплой материнской ладонью.

Молодой немец проснулся и поцеловал руку пожилой немки, благодарным любящим поцелуем.

— А твоя подруга Джемма, в самом Лос — Анджелесе живёт? Так хочется на холм с надписью Голливуд посмотреть. — спросил я у Берты, в надежде исполнить давнюю мечту, увидеть своими глазами огромные буквы на холме "Маунт Ли", составляющие название знаменитой киностудии.

— Нет, Джемма живёт не в Лос-Анджелесе, а в двести километров от него, в небольшом городке Чарминг на границе с Мексикой. — ответила мне Берта, беря из рук проходящей по проходу стюардессы, три чашки ароматного горячего кофе.

Бодрящий, горячий напиток был сейчас как никогда кстати. И утренний кофе снял с меня прочь остатки сна.

Я смотрел на красивые ножки длинноногих немецких стюардесс, одетых в фирменную одежду авиокомпании "Люфтганза".

А именно в чёрные приталенные пидажки с глубоким вырезом, в такого же цвета юбки по колено, и в белые рубашки, большие воротники которых торчали поверх пиджаков.

На головах у стюардес были надеты маленькие круглые шапочки чёрного цвета. И они делали этих милашек безумно привлекательными.

— Мне всё равно нужно в Центральный банк Лос-Анджелесе заехать. Ещё перед поездкой в Нормандию, я перевела часть средств вырученых от продажи вашего золота Костя, в банк " Города Ангелов". А там мне выдадут чековую книжку, и нам будет не обязательно носить с собой в карманах наличку. В Америке можно везде расплачиваться чеками. — Берта сделала паузу в разговоре, глотая крепкий кофе, морща при этом свои красивые губки, напиток был горячим.

Но в тоже время дочка вопросительно смотрела на меня, ожидая моих возражений за то, что она без моего согласия перевела в США крупную сумму денег. Но я молчал не выражая недовольство, и Берта одобрительно хмыкнув продолжила.

— Сегодня мы переночуем в Лос-Анджелесе, прямо из аэропорта отправимся в "American Hotel", номера в нём я забронировала и оплатила заранее ещё в Кёльне, по дипломатической линии. А рано утром за нами в отель заедет Джемма и мы поедем вместе с ней в Чарминг. Так, что увидишь ты Голливуд Костя, и много чего посмотришь за этот день и вечер в самом красивом городе Америки. — сказала Берта, как бы невзначай ложа свои ласковые ладони на ширинки мне и Герхарду.

Это был знак того, что в Лос-Анджелесе нам придётся не только осматривать его достопримечательности, но и сношать пожилую немку, безумно красивую и сексуальную женщину.

— Вот видишь внизу под нами горы? За ними сразу начинается Калифорния и там сейчас лето. — Берта потянулась ко мне и показала видневшиеся в иллюминаторе чёрные гряды горных хребтов, покрытые снегом.

А за ним уже виднелась обширная зелёная долина и узкая полоска Тихого океана.

Самолёт авиокомпании Люфтганза, сделал поворот, беря курс в аэропорт Лос-Анджелеса, и через полчаса мы уже летели над "Городом Ангелов".

— Какой он огромный и сколько в нём одноэтажных домов! — воскликнул я глядя в иллюминатор.

А под нами раскинулся многомиллионный город, состоящий по большей части из одноэтажных и двухэтажных вилл, и домов, утопающих в зелени окружающих их деревьев.

Небоскребы были лишь в центре огромного мегаполиса, и к моему удивлению прямо над ними самолёт на котором мы летели, сделал ещё один разворот и стал снижаться.

Мы садились в международном аэропорту Лос-Анджелеса, носящий название " LAX", в три часа дня по местному времени, пролетев над Атлантикой, свыше девяти тысяч километров.

Правда сам перелет длинной в пятнадцать часов, для нас прошёл незаметно. Ведь большую часть пути мы благополучно проспали и проснулись только тогда, когда самолёт летел уже над Америкой.

— Сейчас первым делом в отель поедем. В номере примем душ, переоденемся, пообедаем в ресторане и отправимся в банк. — сказала нам с Герхардом наша пожилая любовница, шагая с нами обок, в здании аэропорта столицы Калифорнии.

— Это точно тётя Берта, что что, а переодеться нам бы не помешало. — ответил мой дочке Герхард, назвав её тётей и снимая с себя тёплый свитер.

В Кельне откуда мы вылетели вчера вечером, было холодно и всего лишь два градуса тепла. И без теплого свитера и меховой куртки в городе на Рейне в это время года не обойтись.

А в солнечной Калифорнии, сейчас хотя и была зима по календарю, но стояла довольно тёплая и не характерная для зимы погода, плюс двадцать градусов в тени. И нам было жарко в своей одежде, в необычайно комфортном калифорнийском климате.

Хорошо у нас с собой не было чемоданов с вещами, которые бы реально мешали из за мешковатой зимней одежды надетой на нас.

— Сейчас такси возьмём и поедем в Даунтаун. Деловой центр Лос-Анджелеса, там находится отель где я забронировала номер, и банк в котором лежат наши деньги. — сказала нам Берта, когда мы вышли на оживлённую улицу, из огромного здания аэровокзала, где воистину смешались все расы и кипел огромный людской муравейник.

В " городе ангелов" проживает 140 различных национальностей, которые говорят на 240 языках.

Если Америка страна эмигрантов, то Лос-Анджелес, самый эмигрантский город в США. Большинство жителей " Города Ангелов" были рождены за его пределами и эмигрировали сюда из других стран мира.

А так же, этот солнечный город где даже зимой в декабре тепло как у нас летом в Средней полосе, является одним из самых больших мест на Западном побережье США, где проживает русская община.

В этом мы очень скоро убедились едва зашли в специально отгороженное место с надписью " Taxi". Как к нам спустя несколько минут подъехала большая, жёлтая машина американского такси

. И её не нужно было ловить на дороге, махать руками, как это принято у нас в России.

Такси просто подьехало к отведенной для неё остановке и затормозив, остановилась в ожидании пассажиров.

За рулём выкрашенного в жёлтую краску "Форда" судя по эмблеме на передней части капота, сидел молодой парень лет двадцати, по внешнему виду белый американец с небольшими усиками под носом.

— Добрый день молодой человек. — нам в Даунтаун пожалуйста. В отель " Американо". — к моему и Герхарда изумлению, сказала по русски Берта, обращаясь к американскому таксисту.

— Хорошо мадам. А откуда вы узнали что я русскоязычный? — спросил у моей дочки парень таксист, трогая машину с места.

Мы с Герхардом удивились тому факту, что Берта заговорила с таксистом на русском языке, то сам паренёк если и удивился, то не подал виду. А может он уже к этому привык, когда к нему в такси, иногда подсаживаются земляки из далекой России.

— Так у тебя же на " бейджике" написано Михаил Кац. Ты из Одессы? — спросила Берта у парня с усиками, показывая ему на пластиковую карточку, закрепленную болтами на панели автомобиля, сбоку от приборного щитка.

Моя дочь села на переднее пассажирское сиденье, рядом с водителем, а мы с Герхардом уселись сзади.

— Мои родители одесские евреи, а сам я родился и вырос в Лос-Анджелесе, в Западном Голливуде. Папа с мамой эмигрировали в

США из СССР вначале семидесятых, и осели в Лос-Анджелесе. — ответил молодой таксист, ведя машину по широкой улице " Города Ангелов", с любопытством рассматривая симпатичную пожилую пассажирку сидящую рядом с ним, и нас с Герхардом через зеркало заднего вида.

— Очень хорошо Миша, что мы сели именно в твою машину, а не в такси какого-нибудь латиноса, который по английски и двух слов сказать не может. Меня тётя Берта зовут, я немка живу в Кёльне, а сзади сидят два моих бойфренда, один из них русскоговорящий немец, а другой паренёк с усиками, Костя, настоящий русак из Брянска. — сказала парню таксисту Берта, и не спрашивая у него разрешения внаглую закурила в салоне длинную женскую сигарету.

Миша, молча выдвинул автомобильную пепельницу для наглой пассажирки, и удивлённо взглянул сначала на красивую пожилую немку курившую сигарету, а потом на меня и Герхарда, через зеркало заднего вида.

— Вы очень любвеобильная тётя Берта. Но я так полагаю, что вы пошутили? — спросил у моей дочки Миша, тормозя на очередном сфетофоре.

Аэропорт Лос-Анджелеса, находился в шестнадцати километрах от самого города. И мы сейчас ехали по его частному сектору, который я видел через иллюминатор самолёта при посадке.

Что меня удивило, так это пальмы растущие вдоль одинаковых двухэтажных домов, и 🌵 кактусы, огромные, усыпанные колючками. А так же, обилие машин и почти полное отсутствие людей на тротуарах.

США по праву считается страной автомобилей, а Лос-Анджелес, "автомобильной столицей" Америки.

И хотя в "Городе Ангелов" нет ни одного автозавода, они по прежнему расположены в Детройте, Лос-Анджелес буквально нашпигован автомобилями различных марок, и такого количества машин, как здесь, нет ни в одном городе США.

Лос-Анджелес это город который вечно стоит в пробках. Тут самые большие автомобильные пробки на планете, учитывая огромное количество самих машин. Но тем не менее общественный транспорт в " Городе Ангелов" не развит. Есть метро довольно грязное и небезопасное из за риска быть ограбленным, и малочисленные автобусные маршруты.

Но нам повезло, час пик в городе ещё не наступил, а наш молодой водитель, сын одесских евреев эмигрантов, прекрасно знал свой родной город и умело продвигался к деловому центру Лос-Анджелеса, где был расположен отель " Американо" и большинство административных зданий " Города Ангелов", включая и центральный банк так необходимый Берте.

— Ну какие могут быть шутки Михаил. Ещё вчера эти два молодых оболтуса, имели меня вдвоём на широкой кровати в моём доме в Кёльне. А сегодня я горю желанием попробовать одновременно три члена разом. — сказала молодому таксисту Берта, держа одной рукой горящую сигарету, а ладонь другой своей руки, пожилая баронесса положила прямо на ширинку джинс Миши.

Хорошо что мы стояли в небольшой пробке на сфетофоре, а будь иначе, своей выходкой развратная немка, могла бы спровоцировать аварию. Парень аж дернулся от изумления, а его нога лежавшая на педали газа, вдавила эту самую педаль до пола. Форд взревел но остался на месте, по счастью машина стояла на нейтральной передаче.

— Вообщем я покупаю твое время, тебя и твою машину на сегодняшний день паренёк. И хочу чтобы ты с нами закрылся в отеле на часок, а потом повозишь нас по магазинам и покажешь интересные места в городе. Но это произойдёт только в том случае, если я тебе нравлюсь и ты не против группового секса. — предложила молодому пареньку таксисту Берта, туша окурок сигареты в автомобильной пепельнице.

И уже без всякого стеснения перед нами, помяла вставший член у Мишы через штаны рукой. А он у таксиста встал колом и у него на ширинке джинс выпирал здоровенный бугор.

— Ну это совсем другое дело тётя Берта. Раз вы оплачиваете мою работу, то я рад оказать вам услугу. И заодно вернуться сегодня домой живым. Таксистов в Лос-Анджелесе убивают в восемь раз чаще чем полицейских. Я работаю сам на себя. Мой папа купил жетон, а машину я арендую у таксопарка. — Миша с любопытством глянул на нас с Герхардом в зеркало заднего вида, молодого таксиста смущало наше молчание по поводу его участия в групповой оргии.

Парень с усиками ласково погладил Берту по руке мявшую ему член через штаны. И аккуратно убрал её со своей ширинки. "Пробка" наконец тронулась, сзади настойчиво звучали клаксоны нетерпеливых водителей, а рука пожилой женщины лежавшая на его члене, реально отвелкала Михаила от дороги.

— Давай заедем в этот торговый центр и оденемся по сезону. А то мы как "белые вороны" в своих кофтах. Мне брюки надоели, хочу себе шортики купить и юбку. — попросила таксиста Берта, назвав его дорогим.

Все сорок минут пока мы ехали по бесконечному частному сектору к центру. Где на обочинах дорог росли длинные пальмы, кактусы и неизвестный мне вид деревьев. Берта и сидящий за рулём Михаил, обменивались влюбленными взглядами, а бугор на ширинке у парня не спадал.

Очевидно этот молодой потомок одесских евреев, запал на прелести пожилой немки, и был большой любитель симпатичных дамочек за сорок лет.

— Так это же магазин " Гучи", один из самых дорогих в городе. А цены за стоянку возле него, просто астрономические. — ответил пожилой немке Миша, притормаживая возле огромного торгового центра из стекла и бетона, с белой вывысекой " GUCCI" частично скрытой растущими возле него пальмами.

— Я же сказала что оплачу все твои расходы. В конце рабочего дня вечером, можешь предъявить мне счёт. А сейчас я могу выдать тебе аванс, за твои услуги парень. — Берта открыла свою сумочку с которой не расставалась даже во время полёта в самолёте, и вынув кошелёк, отчитала таксисту тысячу долларов, и тот без зазрения совести их взял.

Это Америка, тут все продается и покупается за 💰 деньги. И даже любовь.

Я вспомнил проститутку из Воронежа, Татьяну Николаевну. С которой судьба свела меня в борделе " Паша" в Кёльне. Так вот она не захотела брать с меня деньги за секс. А этот таксист взял и глазом не моргнул.

Хотя тысяча баксов за то, что он нас довёз из аэропорта в центр города, сумма явно завышенная. Но зато в нашем распоряжении считай была личная машина, а это стоило денег.

— Хорошо тётя Берта, я согласен. Только не подумайте что я жмот, мне нужно перед отцом отсчитаться за сегодняшний день. А он меня не поймет если я не привезу ему денег. Аренда машины в такоспарке стоит дорого, да и жетон таксиста обошёлся нам недёшево. — оправдывался перед Бертой паренёк таксист, убирая в свой портмоне тысячу баксов.

А я было сначала невзлюбивший его за жадность. Теперь пожалел парня. Жизнь в Америке стоит дорого, тем более полная опасностей, такая как работа в такси в таком мегаполисе подобно Лос-Анджелесу.

— Ты бы хоть поэкономней была Берта. Мне не жалко денег, но зачем нам одеваться в " Гучи"? — я впервые пожурил дочь за бесрасудную трату моих средств, которые она получила продав пять килограммов золота в банке Кёльна.

— Успокойся, я трачу свои деньги, а не твои. И вообще папа, я не думала что ты такой жадина. — Берта обиженно надула губки, идя со мной и Герхардом ко входу в магазин.

А я не стал с ней спорить. В конце концов у меня сейчас не было ни копейки в кармане, а я находился в чужой стране за океаном. Что будет если она меня бросит? Ведь я её по сути едва знаю, а чужая душа как говорят потёмки.

— Я дам вам с Герхардом денег, чтобы у вас была наличка на крайний случай. Но не сейчас, а после похода в банк. — словно читая мои мысли сказала мне Берта, а мне стало стыдно за мои подозрения насчёт неё.

Мы подошли к сияющему витринами и витражами магазину, который возвышался среди пальм. И возле него я увидел двух бомжей, мужчину в дранной белой футболке и затертых до дыр джинсах. И его подругу, женщину неопределенного возраста в шортах, с рыжей копной давно немытых волос на голове.

Они сидели прямо у дверей магазина и что-то пили из бутылок спрятанных в бумажных пакетах.

И это меня удивило, грязные вонючие бомжи сидят у дверей респектабельного магазина и их никто не гоняет. У нас бы в России таких бродяг, быстро убрали бы в спецприемник менты, да ещё дубинками отходили до кучи.

Но в Америке бомжей не трогают, их тут много, реально много, особенно в Калифорнии где круглый год тепло и нет зимы.

— "These shorts will do for me." And the skirt, too.

(- Мне вот эти шортики подойдут. И юбочка тоже.) — говорила по английски Берта, смуглой похожей на латиноамериканку продавщице.

Но она скорее всего была мексиканкой, но довольно симпатичной с чёрными волосами, и загорелым лицом. Одетая как и большинство мексиканок да и американок тоже, в брюки и рубашку навыпуск.

Владельцы магазинов в Калифорнии, экономили на зарплате, нанимая на работу эмигрантов из соседней Мексики, которым можно было платить меньше, чем белым американцам.

— Давайте парни выбирайте, что вам купить из одежды? Нужно одеться по летнему. Если здесь тепло, то в Чарминге куда мы завтра отправимся, ещё жарче. Город находится на самой границе с Мексикой. И там в это время года жара доходит до двадцати пяти градусов. — говорила нам с Герхардом наша очаровательная спутница, водя нас как детей по огромному магазину одежды.

Через полчаса накупив себе юбок, шорт, различного нижнего женского белья, летней обуви на ноги. Берта не забыла одеть и нас с Герхардом, приобретя в магазине " Гучи", мужские шорты, лёгкие летние брюки, рубашки, плавки, и дорогой парфюм.

— Я обожаю когда мои любовники хорошо пахнут. — смеясь сказала нам баронесса, выходя из дверей магазина с пакетами вещей в руках.

Миша терпеливо ждал нас стоя возле своего жёлтого такси. В машине было жарко и парень вышел на воздух, в ожидании своих богатых клиентов, которые отвалили ему тысячу долларов, только за то, что он их довёз и аэропорта в центр.

Хотя он мог бы просто уехать, имея в кармане тысячу баксов. А мы вряд ли его нашли в этом огромном мегаполисе.

— Быстро мы дорогой? Давай ложи наши вещи в багажник. — пожилая баронесса подошла к парню таксисту и обняв его рукой за шею, поцеловала в губы взасос.

А у того даже сигарета из руки выпала которую он курил ожидая нас возле машины. Ведь его поцеловала безумно красивая пожилая женщина, с короткими чёрными волосами, ухоженная и пахнущая дорогим французским парфюмом.

— Сейчас, сейчас тётя Берта. — таксист засуетился, ложа наши пакеты с вещами в багажник, попутно косясь на меня и Герхарда.

Молодому парню было неудобно перед нами целовать женщину которая по возрасту годилась ему в бабушки. Да и он был удивлён нашей молчаливой реакцией на происходящее. А мне и сыну фрау Агнет, было не привыкать к выходкам любвеобильной Берты.

Секс для пожилой немки был смыслом её жизни. И баронесса предавалась разврату в любом удобном для неё месте. Да и одним членом меньше, одним больше в её потёртых дырках, разницы ни какой нет. К тому же парень таксист был симпатичный, темноволосый с усиками. И чем-то напоминающий того Миху, бойца роновца погибшего от партизанской пули во время нашего отхода из Локтя.

— Ну и молодец, тебе первому дам. А вы парни будете смотреть на то как меня ебут. — засмеялась довольная Берта, садясь в машину рядом с таксистом.

А мне её развратный смех и шутки стали надоедать. Баронесса была красивой и умной женщиной, но порой её блядство переходило все границы.

— Вот ваш отель тётя Берта. — но я не смогу возле него припарковаться, только тут через дорогу. — Миша остановил машину напротив четырёхэтажного белого здания с красными " паладинами" над окнами.

На стене которого сбоку виднелись чёрные буквы на белом длинном баннере. " HOTEL AMERICAN".

С торца здание отеля выбранного Бертой, казалось небольшим. Но когда мы перешли дорогу по пешеходному переходу, оставив такси на стоянке возле торгового центра на другой стороне улицы. То увидили его сбоку и впечатлились размерами отеля в котором нам предстояло провести ночь.

— В нём сорок номеров на трёх этажах. А внизу рестораны, магазины и кафе. — пояснила нам Берта, так как она заказывала номер в этом отеле по телефону, и интересовалась его вместимостью.

— Миш, а ты случайно не знаешь где в Даунтауне купить " травки"? Неплохо бы курнуть для разогрева перед сексом. — спросила у таксиста Берта, молодой парень стоял на тротуаре перед отелем с её сумками и пакетами в руках.

Пожилая немка полностью очаровала сына одесских евреев, и он был её носильщиком.

— Покупать ничего не нужно. У меня в машине лежит пакет с марихуаной. Вожу с собой на всякий случай, иногда клиенты просят. А вообще травку и кокаин у нас в Лос-Анджелесе, можно купить практически везде. Но лучшая " трава" продается в Западном Голливуде. А тут в Даунтауне могут продать откровенную дрянь, смешанную с табаком. — ответил Берте парень, ставя её сумки и пакеты на тротуар.

Миша дождался когда на пешеходном переходе загорится красный свет, и быстро сбегал к своей машине, забрав из неё пакет с анашой.

— Порядок тётя Берта, "травка" у меня, я сам иногда ей балуюсь. Марихуана очень хорошего качества, купленная мной у знакомого диллера. — в подтверждение своих слов Миша похлопал рукой себя по карману брюк, в котором лежал пакет с наркотиком.

Лос-Анджелес не только "автомобильная столица" США, но и город наркоманов, проституток и бомжей.

В этом огромном мегаполисе в котором вместе с пригородами живут 23 миллиона человек. Одних только бродяг полтора миллиона, миллион алкоголиков, а количество проституток и наркоманов не поддается подсчёту.

— Ну какая я тебе тётя Берта парень? Я скорее бабушка для вас молодые сосунки. И жажду преподать вам урок. — захохотала пожилая немка, обнажив ряд белых как у молодой зубов.

Баронесса фон Браун, пошла вперёд в здание отеля, виляя на ходу пухлой попкой обтянутой тесной джинсой.

Берта не снимала с себя джинсы и короткую джинсовую курточку на меху, в которой ездила в Нормандию. И в этой одежде прилетела в США.

— Охренеть, они тут по английски еле говорят. Хорошо что я бегло знаю испанский. — в сердцах сказала нам Берта, отходя от стойки регистрации номеров в отеле.

Моя дочь минут двадцать втолковывала мужику с внешностью дона Педро, что ей нужны ключи от забронированного заранее номера в его отеле. Но тот не говорил по английски, пока Берта не перешла на его родной испанский.

— Официальный тут английский язык, но население Лос-Анджелеса, больше половины составляют латиноамериканцы и мексиканцы, а они предпочитают испанский. — сказала Берта, показывая нам на клерка латиноса, которому до полного счастья не хватало сомбреро на голове, и мачете в руки.

— Наш номер на четвертом этаже, специально выбирала повыше, чтобы гул машин не мешал спать. — в руках у пожилой немки был ключ с брелком на котором была выбита цифра 37, и она уверенно повела нас к лестнице.

Отель был небольшой по высоте и лифт в нем не был предусмотрен, и на четвертый этаж нам пришлось идти пешком. Хотя лестница в этом отеле была довольно широкой и удобной, подниматься по которой было одно сплошное удовольствие.

— Вот это кровать, не кровать, а настоящий траходром! — удивлено воскликнул я, когда Берта открыла номер ключом и мы вошли внутрь.

А там прямо у окна стояла огромная кровать, с белоснежными подушками и застеленная белой простынью. По обеим сторонам этой кровати находились светильники.

— Я специально заказала семейный номер с большой кроватью для всей семьи. — засмеялась Берта, закрывая дверь на ключ изнутри.

Целый час мы будем трахаться и курить "травку", и нам никто не должен помешать из персонала отеля.

— В душ парни. Я хочу у вас чистенькие члены пососать. А вы у меня полижите письку, а для этого дела мне нужно подмыться. — моя пожилая дочь без стеснения сняла с себя одежду и голая прошла в ванную которая как и туалет находилась в номере.

— Не обижайтесь на меня ребята. Но ваша любовница сама на меня запала. — Миша в нерешительности стоял посреди комнаты не зная что делать.

Он был ошеломлён обнаженной красотой пожилой немки, у которой внизу живота раскинулись обширные чёрные "заросли".

Берта идя в ванную нарочно покрасовалась голая перед парнем таксистом, показывая ему большие и не сильно отвислые груди, упругий словно у молодой сексуальный животик и чёрный заросший чуть ли не до пупка лобок.

У меня да и у сына фрау Агнет, не раз видевшие баронессу голой, моментально встали члены, а у молодого парня таксиста и подавно хуй стоял колом. Я видел здоровенный бугор у него на ширинке джинс.

— Все нормально друг. — не ты, так другой. Тёте Берте мало наших членов с Костей, и она выбрала тебя. — успокоил паренька таксиста Герхард, снимая с себя тёплый свитер и скидывая остальную одежду.

А я глядя на молодого немца, стягивая тесные брюки и пиджак, когда-то принадлежавший сыну моей дочки Клаусу. Подумал, что Берту не член Миши по большей части интересовал. А возможность иметь в своем распоряжении личное такси на сегодняшний день и вечер.

Хотя баронесса могла арендовать машину в аэропорту. Как она до этого делала у себя в Германии и во Франции, когда мы с ней ехали в Нормандию. Но не зная толком Лос-Анджелеса, с этой машиной мы бы весь день простояли в пробках, и не попали туда куда нужно. Так, что выбор на молодого и симпатичного таксиста, да к тому же ещё и русскоговорящего, у Берты пал не случайно.

— Дайте мне пописать жеребцы молодые. — пожилая немка сидела на унитазе когда мы вошли к ней в ванную втроём.

В американских отелях ванная и туалет были совмещённые как у и нас в России, в " хрущёвке" в которой я жил.

Только в нашей двухкомнатной квартире ванная была крошечной и в ней едва помещался один человек. А тут в отеле " Американо" в Лос-Анджелесе, ванная комната была огромной. И было непонятно почему американцы не делали в своих отелях раздельные комнаты для туалета и душа?

— Не могу привыкнуть к ихним унитазам. Вся попа мокрая. — Берта встала с толчка и повернувшись к нам задом, показала свою жопу, а она блестела от капель воды и её мочи.

Посмотрев в унитаз я увидел, что он до половины заполнен водой. Не так как у нас вода находится где-то внизу, а здесь она доходила именно до половины унитаза. И естественно все брызги от испражнения в такой унитаз, летят человеку сидящему на нём, на жопу и ляжки.

— Да точно чудной какой-то толчок. В него и посрать толком не сходишь. — сказал Герхард, спуская воду в унитазе.

Вода из него с ревом ушла в канализацию и тут же опять наполнила унитаз наполовину.

— Это сделанно для чистоты. Неудобно конечно, но зато унитаз всегда чистый. — пояснил нам вошедший в ванную комнату Михаил, во всё глаза рассматривая голую Берту.

И до меня тоже дошла рациональная идея американцев. Вспомнив наши засранные туалеты в гостиницах, и жёлтые от гомна стенки унитазов. Тут же в Америке, унитазы всегда остаются чистыми, поскольку все испражнения попадают в воду, а не на его стенки.

— У них тут не только туалеты странные. Но и душ, невозможно толком помыться. И не подмоешься если захочешь. — в сердцах произнесла Берта.

Пожилая немка отодвинула шторку отделяющую ванную от туалета, и встав в неё включила душ.

Вода лилась на женщину сверху из квадратной лейки, которая поворачивалась вверх и вниз, но была стационарной не съемной. И никакой речи чтобы банально подмыться, а не принимать целиком душ, здесь не шла. Хочешь помыть свои интимные места, принимай полностью ванную, или используй подручные средства, кружки, различные ковшики и стаканы.

— Миша, иди ко мне. Потри спинку. — голая Берта стояла в ванной с намыленной мочалкой и выставив напоказ свой чёрный лобок, держала её в руке.

— Какая вы красивая тётя Берта. — молодой таксист со стоячим колом членом встал к пожилой женщине под душ и касаясь залупой её пухлых белых ягодиц, с удовольствием стал тереть ей гладкую спину мочалкой.

— А у него такой же член как и у вас парни. — Берта повернулась к Мише передом и обхватив его за хуй намыленной ладошкой, мыла молодому таксисту залупу.

У сына одесских евреев, был член сравнимый с моим. Но только наверное тоньше в диаметре. И похоже обрезанный, так как у евреев обрезание было обычным делом.

— Мойтесь парни и приходите в комнату. А мы пока " косяк" забьём. — сказала Берта, выходя из ванной вместе с Мишей, держа того рукой за член.

Пожилая немка пошла к кровати голая, виляя пухлой жопой в обнимку с молодым парнем. А у меня глядя на игру её ягодиц дернулся член и возникла жгучая ревность.

— Знаешь Герхард, если ты жениться на ней. То не давай своей жене блядовать. В её дырках должны быть только наши концы с тобой, а не члены чужих парней. — сказал я сыну фрау Агнет, моясь под душем.

Хотя если мы поедем в Плетнёвку, то Берту будут ебать ещё и Витёк с Петро до кучи. Но все же они были свои родные, а не чужие как этот таксист встреченный нами в " Городе Ангелов".

— Не получится у нас сейчас " в два смычка". Я клизму себе не поставила, а мазаться не очень охота. — сказала Берта сидя на кровати с горящим " косяком" в руке.

Миша сидел с ней рядом и пожилая немка куря марихуану, надрачивала рукой ему и без того стоящий колом член с обрезанной залупой.

— Да и это вовсе не обязательно тётя Берта. Давайте как обычно потрахаемся и поедем осматривать город. — Герхард сел рядом с пожилой немкой ложа ладонь на её чёрный заросший чуть ли не до пупка лобок. И взяв у неё из рук " косяк", с удовольствием затянулся анашой.

— Хорошо, оставив эту приятную для всех позу на вечер. Я куплю принадлежности для анального секса и вы как следует продерёте меня парни и в попу, и в письку. — Берта встала с кровати беря в руки свою сумочку. А там у пожилой немки по мимо косметички, сигарет и кошелька с деньгами, лежала пачка презервативов.

— Не обижайся паренёк, но я тебя не знаю, так что мы будем с тобой предохраняться. — сказала пожилая женщина Мише, одевая тому на член презерватив, и ловко раскатывая его пальчиками по стволу.

А я глядя на свою блядовитую дочь, мысленно похвалил её за правильные действия. Секс с чужим парнем должен быть защищённым, не очень хотелось потом подхватить от Берты на конец, трипер или сифак.

— Аааа, оооой, так сынок, ещё, ещё. — стонала пожилая немка лёжа на кровати с раздвинутыми ногами, ебясь с молодым парнем таксистом в " миссионерской" позе.

Мы с Герхардом сидели за столом курили " косяк" передавая его друг другу и смотрели как чужой парень сношает нашу общую любовницу.

Было возникшая ревность к Берте, под действием лёгкого наркотика у меня прошла. И с каждой затяжкой марихуаны, весь мир стал казаться в розовом цвете. А ещё мне захотелось взлететь над комнатой где сейчас на кровати ебли мою родную дочь.

— Давай эту блядь " вертолётиком" трахнем Герхард. Тебе же привычна подобная поза милая. — обратился я к сыну фрау Агнет и к Берте, после того как Миша закончил её сношать и отвалился с пожилой женщины на бок.

— Ну ты же видел мое домашнее видео Костя. Зачем ещё спрашивать. — засмеялась Берта, беря из моих рук окурок " косяка".

Пожилая немка несколько раз смачно затянулась анашой, и отдав обжигающий пальцы "косяк" мне, встала " раком " на кровати.

Герхард пристроился к моей дочке спереди, суя ей в рот стоявший колом член. Его Берта тут же стала сосать, причмокивая губами от удовольствия. А я встав позади пожилой баронессы, засадил ей сзади через жопу, с наслаждением ебя свою родную дочь от Ханны " рачком".

— Мыыы, аааа, мыыы, — мычала Берта, принимая одновременно два члена сразу, во влагалище и в рот, не в силах говорить слова, поскольку у неё за щекой выпирал здоровенный член сына фрау Агнет.

— Обожаю эту позу. Я люблю сосать, а тут сразу два удовольствия получаешь. — сказала Берта, вытирая губы ладонью.

Герхард кончил ей в рот, а я наспускал пожилой баронессе во влагалище, натирая его потёртые стенки и доведя свою дочь до оргазма.

— Тётя Берта, можно ещё разочек с вами. — спросил у моей дочки Миша, садясь к ней на кровать со стоячим колом членом.

Пока мы с Герхард сношали " вертолётиком" нашу общую любовницу. Таксист сидел на стуле куря обычную сигарету, и восстановился наблюдая за нами.

— Не можно, а нужно сынок. Хочу ещё разочек кончить. Только одень презерватив пожалуйста, мне вставать не хочется. — сказала таксисту Берта, лёжа в раскорячку на кровати.

Красивая пожилая женщина лежала как тигрица на спине раздвинув ноги, из чёрной заросшей пизды у которой вытекала сперма.

За время долгого перелета через Атлантический океан, у меня накопилось много " спущёнки" в яйцах, и я её слил во влагалище своей дочурки.

— Конечно тётя Берта, но я чистый. У меня есть девушка в Западном Голливуде. И мы с ней скоро поженимся. — парень таксист, дрожащими руками одел на свой обрезанный конец гандон, и полез к пожилой женщине на кровать.

— Я сама всё сделаю сынок. — Берта не дала таксисту лечь на неё.

Моя дочь навалилась на молодого парня сверху и сев на его член влагалищем, начала ерзать на нём в позе " наездницы".

— Вот так, как же я люблю сама сверху. — стонала Берта, ерзая и ерзая на хую у Мишы.

Пожилая немка наклоняясь вперёд касалась сиськами груди молодого парня, а тот ловил ртом соски её прекрасных полуотвислых грудей, пытаясь их сосать губами.

— Кость, какие мне трусики лучше одеть. Чёрные или белые? — спросила у меня Берта, стоя с трусами разных расцветок в руках.

Моя дочь сладко и хорошо кончила ерзая сверху на обрезанном еврейском члене у парня таксиста. И теперь пришла наша очередь её одевать.

— Ну конечно же чёрные баронесса. Я обожаю твою чёрную " девочку" и твои прелести должны томиться в нижнем белье чёрного цвета. — ответил я пожилой немке, помогая ей одеть выбранные мною трусы.

Герхард её возлюбленный, собственноручно заключил в чаши чёрного бюстгальтера, не сильно отвислые груди нашей общей любовницы. А Миша, парень таксист встреченный нами в "Городе Ангелов", подал женщине белую юбку, которая приятно обтянула пухлую попку моей дочки Берты.

— Спасибо мальчики, как же я вас люблю сынки. Вы дарите мне молодость. — пожилая немка с благодарностью погладила руками у каждого из нас опавшие в её влагалище члены, и поцеловала всех по очереди в губы.

— Давайте одевайтесь парни. Я голодна и мне нужно восстановить свои силы. Спустимся вниз в ресторан перекусим, и поедем в центральный банк, а он не так далеко от нашего отеля. — Берта поправляя юбку и надев сверху красивую белую блузку с фирменной эмблемой " Гучи", подошла к окну цокая каблуками туфель, купленных в итальянском магазине, и показала нам на небоскребы видневшиеся в окне номера.

— Вот то большой дом в форме башни и есть Центральный банк в Лос-Анджелесе. Самое высокое здание в Калифорнии, и к западу от Чикаго. — пояснила нам Берта, стоя у окна с сигаретой.

Красивая пожилая женщина, одетая во всё белое, из под короткой молодежной юбки у которой выглядывали соблазнительные стройные ножки. А под блузкой из белого воздушного шелка, у баронессы выпирали крупные сисяры заключённые в чёрный бюстгальтер. В туфлях на каблуках и в чёрных пляжных очках одетых на глаза, смотрелась очень эффектно.

— После твоей анаши Миха, жрать и вправду охота. Я бы сейчас и слона съел. — сказал я парню таксисту, одевая на себя белую футболку с круглой эмблемой " Гучи" и серые лёгкие шорты, больше похожие на короткие штаны, так как они мне были до колен.

Но в таких штанах ходили толпы туристов в Лос-Анджелесе, да и местные латиносы тоже.

Герхард выбрал себе чёрную футболку с белыми буквами " Gucci" и белые шорты. На ноги мы с ним одели кросовки и стали выглядеть как и большинство туристов, приехавших посмотреть " Голливуд" в Лос-Анджелесе.

— Ну вот, какие вы красавцы парни. А ты ругал меня Костя, за то, что я бестолку трачу твои деньги. — Берта обняла нас с Герхардом, подводя к зеркалу встроенному в стене номера.

А в его отражении были видны два молодых парня в футболках и шортах и красивая пожилая женщина, одетая во всё белое, и с солнцезащитными чёрными очками на глазах.

— У нас в Западном Голливуде полно русских ресторанов где можно нормально поесть супа и борща. А тут одна сухомятка. — говорил нам Миша, когда мы спустились вниз на первый этаж отеля " Американо" и сели обедать за столик расположенного внизу ресторана.

— Я только недавно из России друг, так что ностальгией по русской еде не страдаю. По мне так и американская еда очень даже и неплоха. — ответил я парню таксисту, закусывая бургером с сыром и котлетой с ветчиной, запивая его вкусным пивом " миллер".

В ресторане при отеле, Берта заказала огромную кучу различной еды и напитков. Мы ели необычайно вкусные бургеры, жареные стейки из говядины, картошку с фрикадельками и рыбой, и ещё уйму незнакомых мне блюд, которые поглощались нами после выкуренной анаши с огромным аппетитом.

— Ну наелись жеребчики молодые. Вам мяса нужно больше есть парни, чтобы у вас члены стояли хорошо. — сказала нам Берта, вставая изо столика ресторана, где мы обедали.

— Да у нас и так на тебя все время стоят баронесса. — ответил я Берте, закуривая сигарету.

Мы вышли из ресторана и перейдя дорогу на пешеходном переходе, сели в жёлтую машину такси, которую оставили возле небольшого торгового центра с яркой рекламой на английском и испанском языках.

— Ну что поехали теперь в банк Миша. Мне нужно уладить дела с моим денежным переводом из Кёльна. А потом будем осматривать город. — сказала парню таксисту Берта, садясь рядом с ним на переднее сиденье.

Миша преданно посмотрел на женщину которую ещё недавно сношал на широкой кровати в номере отеля "Американо" и тронул машину с места, выезжая на широкий четырёхполосный хайвей, по направлению к центру города.

— Подождите меня в машине парни. Я постараюсь быстро. — сказала нам Берта, когда наш новый знакомый, сын эмигрантов из Одессы, подвёз нас прямо к зданию огромного круглого небоскрёба, находящегося в деловой части Даунтауна.

— Я ещё ни разу в жизни таких сексуальных бабулек не трахал. — восхищённо сказал Миша, смотря в след идущей к зданию банка Берты.

Мы с Герхардом молча с ним согласились. Баронесса фон Браун, в свои пятьдесят два года, могла дать фору любой молодой девчонке. И еблась так, словно это был последний день в её жизни.

— Быстро я мальчики? Мне везде "зелёный свет" как дипломату. По счастью в банке работают белые американцы и они говорят по английски. Я положила часть средств на карточку и теперь могу снять наличку в любом банкомате Лос-Анджелеса. А остальные деньги я перевела в банк Чарминга, в этом захолустье куда мы завтра с вами поедем, наверняка нет банкоматов. — сказала Берта, садясь в машину.

Мы не успели выкурить по сигарете, как наша пожилая любовница вернулась, быстро сделав свои дела в здании огромного небоскрёба.

— Я не ослышался тётя Берта? Вы упомянули в своем разговоре Чарминг? — переспросил у пожилой немки Миша. Молодой парень даже в лице изменился когда услышал название города в который мы собирались ехать.

— Ну да, мы завтра едем в Чарминг. В этом городке живёт моя подруга, которую я давно не видела. А почему ты спрашиваешь об этом Миша? — Берта закурив сигарету ласково погладила парня по волосам на голове, и положила ладонь тому на ширинку джинс.

У парня уже выпирал здоровенный бугор в этом месте. Ведь рядом с ним сидела очаровательная пожилая женщина, у которой из под короткой юбки, выглядывали красивые ноги и соблазнительные ляжки.

— Чарминг, криминальная столица Южной Калифорнии. Этот небольшой город находится под властью местных банд байкеров и мексиканских наркокартелей. И я вам не советую в него ехать. Даже в Лос-Анджелесе намного спокойнее чем в Чарминге. — ответил моей дочке Миша, смотря влюбленным взглядом в её глаза скрытые под стеклами чёрных пляжных очков.

А у меня да и у Герхарда наверное тоже, как то нехорошо стало на душе. Не очень хотелось погибнуть на границе с Мексикой, от пуль противоборствующих банд.

— Все нормально дорогой. Подруга к которой мы едем с парнями, боевая лётчица, мы с ней вместе воевали во Вьетнаме, и она очень давно живёт в Чарминге. А Джемма нас в обиду никому не даст. — успокоила таксиста Берта, поглаживая тому член через штаны ладошкой.

— Вы воевали во Вьетнаме тётя Берта? — удивлённо переспросил у пожилой немки Миша.

Молодой парень как и я поначалу, очень удивился услышав что эта красивая и респектабельная женщина дипломат, в прошлом прошла Вьетнамскую войну.

— Да воевала, была летчицой, летала вместе с Джеммой на " F-4", и даже один раз сбита над джунглями. Вот отметины о той войне. — Берта задрала кверху блузку, показывая Мише едва заметные белые шрамы у себя подмышкой.

Несколько секунд молодой таксист рассматривал отметины на теле женщины в которую он похоже влюбился. А потом принялся целовать ей былые шрамы, оставленные на память острыми ножами злых вьетконговцев.

— Ну хватит сынок. Не до поцелуев сейчас. Поехали осматривать город, а вечером когда в ваших молодых яйцах наберётся достаточно спермы. Мы вернёмся обратно в отель и я основательно вами займусь. — засмеялась Берта, опуская вниз задратую блузку.

А я смотря на свою развратную пожилую дочь, подумал, что вечером мы будем ебать Берту в два и даже в три члена одновременно. Нужно только напомнить баронессе о том, чтобы она не забыла купить принадлежности для анального секса.

— Блядь, а это что за хрень! — удивлённо воскликнул я, увидев целующихся парней на улице.

Свое знакомство с Лос-Анджелесом, мы начали с Западного Голливуда, район где компактно проживают выходцы из СССР и стран СНГ.

— Это местные геи, часть Западного Голлливуда традиционно принадлежит гомикам и лесбиянкам. Но русская община находится дальше, вблизи бульвара Санта-Моника. — ответил мне Миша, с невозмутимым видом ведя машину по улице.

По правде сказать увиденное возмутило только меня, а Берта с Герхардом отнеслись к прилюдно целующимся на улице парням спокойно. В Германии подобное тоже было и никого не удивляло.

В отличии от шумного Даунтауна с его небоскрёбами, Западный Голливуд состоял из уютных одноэтажных и двухэтажных домов, которые буквально утопали в тени растущих возле них пальм. И улицы в этом районе города были намного уже и не так заполнены автомобилями чем в центре.

— Бульвар Санта-Моника, здесь расположен местный Брайтон-бич. — пояснил нам Миша, когда ведомое им жёлтое такси въехало в живописный уютный район, носящий имя святой Моники, утопающий в зелени декоративных кустарников и обязательных для этого места пальм.

Пальмы разной высоты и размеров, встречались везде на улицах" Города Ангелов", так же как тополя в Москве и в других российских городах.

— У нас тут спокойно, а порядок охраняет не только полиция, но и местные жители. Негры, и латинос сюда не суются. — сказал нам наш новый знакомый таксист и по совместительству гид по городу, сворачивая на перекрестке возле двухэтажного кирпичного здания, с большими окнами-витринами, чем-то напоминающий наш родной советский универмаг.

И он по сути им и оказался, только не в России, а в Лос-Анджелесе.

На торцевой стене здания висела красная вывеска состоящая из больших белых английских букв. " ODESSA GROCERY", а внизу по русски, "ПРОМЫШЛЕННЫЕ ТОВАРЫ".

Дальше пошли привычные русскому взору названия и афишы. Рядом с универмагом, красовалась вывеска " Аптека", правда здание уже было одноэтажным. Закусочная, рестораны, парихмакерская и даже кинотеатр, все имели русские названия и принадлежали выходцам из СССР и России.

— У нас есть много людей в Санта-Монике, которые не знают английского языка. Он им и не нужен, так как они безвылазно проживают в русскоязычном районе, где находится всё необходимое для жизни. — рассказал Миша, ведя машину по улице на малой скорости, давая нам возможность рассмотреть город.

А Санта-Моника это не только название бульвара в Западном Голливуде, но и большой город с населением восемьдесят тысяч человек. Он входит в состав Лос-Анджелеса, но имеет свое правительство и мэра.

Бомжей и наркоманов с проститутками, на уютных улочках Санта-Моники не было. А вот представители нетрадиционной сексуальной ориентации всё же встречались и довольно часто.

Но на идущих по тротуарам в обнимку парней и девчонок, никто не обращал внимание. Западный Голливуд, как и восточный и северный его районы, да и весь Голливуд в целом, был местом похоти и разврата, где крутились очень большие деньги и порок.

— Санта-Моника лучшее место для жизни в Лос-Анджелесе. Я живу тоже тут недалеко, вон за той церковью на горе. Но я не могу сейчас заехать домой и познакомить вас со своими родителями. Отец учует от меня запах " травки" и отберёт жетон. — сказал нам Миша, выезжая из города прямо на пляж.

Санта-Моника была расположенна на берегу Тихого океана и вблизи города был протяжённый песчаный пляж.

— Жаль что не сезон сейчас и вода в океане холодная. Я бы с вами с удовольствием поплавал тётя Берта. — молодой таксист остановил машину на берегу пустынного пляжа.

В это время в Тихом океане вблизи Лос-Анджелеса никто не купается, вода слишком холодная. И на пляже ожидаемо было мало народа. В основном любители здорового образа жизни, совершавшие по его длинному песчаному берегу пробежку.

— Мы разве с тобой прощаемся Миша? Я ещё не раз с парнями приеду в этот прекрасный город и не зимой, а летом когда тут будет жара за сорок. — Берта вышла из машины и пошла к океану, волны которого плескались неподалеку.

Мы с Герхардом вылезли из салона вслед за ней, и догнав баронессу у самой воды, взяли её за руки.

— Вот Костя, ещё вчера ты сидел в своей дремучей Плетнёвке затерянной в брянских лесах. И не думал и не гадал, что будешь очень скоро стоять на берегу Тихого океана. — сказала мне Берта, черпая ладошкой океанскую воду и брызгая её мне на лицо.

А я облизывая языком соленые брызги, смотря в бескрайнюю океанскую даль, думал о том, что эти волны когда-то бороздили каравеллы Кортеса, первооткрывателя Калифорнии.

За три часа с небольшими, мы успели обьездить с таксистом Мишей, все интересные места " Города Ангелов".

Побывали в Голливуде на "Аллее славы", прошлись по её тротуарам ступая на вмонтированные в асфальт золотые звёзды с именами известных артистов голливудской " фабрики звёзд".

Посетили известный район Беверли-Хиллз, пирс Санта-Моники, съездили на машине в парк Лейк-Голливуд откуда был самый лучший вид на гору Манут-Ли на которой находились огромные четырнадцатиметровые белые буквы составляющие слово Голливуд.

Берта купила в одном из магазинов Санта-Моники, фотоаппарат " палороид", подобно тому который был в Плетнёвке у моей невесты Светы. И все наши похождения по районам " Города Ангелов" снимала на фотоаппарат, и из него тут же выскакивали цветные фотографии.

Последним местом которое мы посетили в Лос-Анджелесе, стал район Малибу, место где живут одни богачи.

Этот район славился своими обширными пляжами и дорогими домами в которых обитали известные и богатые люди.

Но у нас уже не осталось сил осматривать другие достопримечательности " Города Ангелов" и мы вернулись обратно в Даунтаун, в отель "Американо".

По дороге я напомнил Берте про покупку принадлежностей для анального секса и баронесса их купила в аптеке недалеко от отеля в котором мы остановились.

Ужин из ресторана мы заказали прямо в номер, и как следует подкрепились аппетитными бургерами, пиццей с грибами, сэндвичами с телятиной и тунцом, прямо в номере, запивая всё это дело неплохим местным пивом " miller".

— Давайте парни до полного кайфа ещё " косяк" по кругу пустим и всласть поебёмся — предложила сытая и пьяная Берта.

Моя дочь лихо скрутила самокрутку с марихуаной из пакета таксиста, Миша дал ей прикурить от зажигалки, и " косяк" с " травкой" пошёл по кругу.

— Я хочу обрезанный член в попке попробовать. Так, что Михаил одевай презерватив и намажь его как следует смазкой. Извини парень, но я тебя почти не знаю и по этому буду предохраняться. — Берта разделась до гола и виляя голой пухленькой попкой, ушла в ванную ставить себе клизму.

— Себе что ли обрезание сделать? Я смотрю наша баронесса запала на твой член Миха. — сказал я парню таксисту, снимая с себя одежду.

— Женщинам нравится мой обрезанный конец, но меня не спрашивали когда мне делали обрезание. Я был маленьким. — ответил мне сын эмигрантов из Одессы.

— Нечего свои молодые концы уродовать. Мне они и не обрезанные нравятся. А если хотите улучшить качество секса со мной. То можете " шарики" себе в члены вставить. — Берта слышала наш разговор, так как дверь в ванную была приоткрытой.

Баронесса хорошенько прочистила себе задний проход клизмой и подмывшись, насколько это было возможно в уродливом американском душе где лейку невозможно было снять со стены. Вышла к нам голая, вытирая мокрую промежность большим банным полотенцем.

— Какие такие шарики тётя Берта? — переспросил у своей возлюбленной Герхард.

А я глядя на свою пожилую дочь и на её чёрный заросший чуть ли не до пупка лобок. Вспомнил что мой брат Витёк, рассказывал мне о своей службе в армии. И о том как парни в его части вставляли себе в члены шарики из оргстекла с помощью заострённой зубной щетки.

— Несколько лет назад у меня был один бойфренд моряк из Глазго, шотландец по национальности. Так у него прямо под шкуркой были выставлены серебряные шарики, и он с ними так хорошо меня продал, что я неделю враскорячку ходила. — засмеялась Берта, берясь пальцами за мой член, отягивая кожу возле головки и показывая где у того моремана были вставлены шарики.

— Я их не собираюсь вставлять баронесса. Ты мне потом с ними в попку не дашь, а я люблю анал. Пусть Герхард себе вставляет если хочет. — ответил я своей пожилой дочке, целуя её в губы и ложась на кровать, спеша занять место для предстоящего порева " в два смычка" с развратной немкой.

— Не выдумывай Костя. Мне и с шариками в попу не больно было. Так что всё в твоих руках дорогой, если хочешь чтобы я вообще тебе давала. — Берта поправила презерватив на хую у Мишы, натянув его по всей длинне ствола, и добавила смазки на обрезанную залупу таксиста, плотно обтянутую белой медицинской резиной.

— Аааа, оооой, а хорошо с обрезанным. Не обижайтесь парни, но кому-то из вас я точно обрезание сделаю. — моя пожилая дочь со стоном ёрзала на двух

членах разом, принимая их одновременно, и во влагалище и в задний проход.

Миша пристроился к пожилой женщине сзади и с усердием продирал ей прямую кишку, обрезанным как набалдашник членом. Я чувствовал как он скользил по моему хую, через тонкую перегородку разделяющую у моей дочки вагину и анус.

Герхард, сын фрау Агнет, встал спереди над моей головой и ебал в рот ненасытную баронессу фон Браун. А та хрипя сосала его член не переставая стонать и ерзать на моём, и обрезанном хую молодого таксиста.

В этот вечер исполнилось желание моей дочери, попробовать три члена сразу, и ей и нам было хорошо. Но больше продолжения не было. Сказалась усталось, да и мы переборщили с анашой.

Миша засобирался домой и мы втроём пошли его провожать. Моя дочь сполна расплатилась с парнем, дав ему ещё тысячу долларов за его услуги.

А когда возвращались назад, Берта воспользовалась телефоном у портье с колоритной внешностью латиноамериканца, и позвонила в Чарминг подруге Джемме. Попросив её заехать за нами утром в отель "Американо". Указав в разговоре с ней, номер нашей комнаты и этаж.

— Больше ни какой ебли парни. Всем спать, завтра возможно продолжим, но уже в другом месте. — сказала нам Берта, когда мы вернулись в свой номер на четвертом этаже.

Пожилая немка закрыла дверь в комнате на ключ и ещё вдобавок на защёлку для надёжности. И мы легли спать на широкую кровать, которая служила и местом для сна, и отличным траходромом.

Берта легла между нами, повернувшись передом к Герхарду, а ко мне задом. Что было вообще по кайфу. Я обожал засыпать прижимаясь членом к мягкой женской жопе. И заснул под вой полицейских сирен.

Огромный мегаполис на берегу Тихого океана жил по ночам своей жизнью, полной опасностей, полицейской погони, пропитанной звуком сирен.

— Берта, открывай подруга! — сквозь сон услышал я женский голос говорящий по английски, и сильный стук в дверь.

— Кого ещё к нам среди ночи принесло? — испуганно сказала мне дочка, включая торшер возле кровати.

Лос-Анджелес опасный город даже днём, а ночью и подавно.

— Это я Джемма, твоя подруга. Открой мне Берта, я раньше времени к тебе приехала. — опять раздался голос женщины за дверью, но стук прекратился.

— Вот же блядь Джемма. Какого хрена тебя ночью в Лос-Анджелес из Чарминга понесло? — удивлённо воскликнула Берта, узнав по голосу, свою боевую подругу.

Моя дочь накинула на себя шелковый халатик купленный в магазине "Гучи" и решительно пошла к двери с намерением её открыть. А мы с Герхардом вскочили вслед за ней для подстраховки.

— Не спалось мне ночью подруга, села в машину и махнула к тебе. — ответила женщина, когда Берта открыла ей дверь и она зашла внутрь.

За спиной у Джеммы стоял усатый портье, с заспаной физиономией. Ему не дали толком поспать и он стоя у дверей переминался с ноги на ногу, очевидно надеясь на чаевые за беспокойство.

— Все в порядке сеньор, это моя лучшая подруга. — ответила по испански портье Берта и дала ему сто долларов чаевых.

Плата за беспокойство и за то, чтобы он не вызвал в наш номер полицию. Ведь в комнате был бардак, от разбросанных повсюду вещей и пустых бутылок из под пива, и ещё стоял тяжёлый запах анаши. А усатый портье его учуял, поводя своим большим носом.

Но сто долларов решили исход дела, портье ушёл к себе на первый этаж досыпать. А Берта закрыла за ним дверь на ключ.

— И как ты решилась одна ночью ехать по пустыне двести километров Джемма? — с возбуждением в голосе спросила у своей боевой подруги Берта, не веря что она стоит сейчас перед ней.

— Ну я не одна, а с другом. Он у меня есть не просит, но зато безотказный и метко стреляет. — замеялась Джемма, вытаскивая из за спины сзади, большой чёрный пистолет который был у неё заткнут в джинсы.

— Это " кольт" сорок пятый калибр, из него слона можно убить с одного выстрела. — Джемма положила пистолет на стол и уставилась на нас с Герхардом, а мы на неё.

Вставая с кровати чтобы подстраховать Берту на случай если за дверью стояли грабители, мы с сыном фрау Агнет, едва успели натянуть на себя плавки. И сейчас у меня да и у молодого немца тоже, в плавках выпирали колом члены вставшие спросонья.

— Мы с тобой десять лет не виделись Берта, но ты по прежнему верна себе и любишь отдыхать в обществе молодых парней. — сказала по английски Джемма, с усмешкой смотря на свою немецкую подругу и на нас.

А я глядя на лицо этой высокой и красивой женщины, стоявшей в комнате перед нами, сразу её узнал. Эта была та блондинка с фотографии, боевая лётчица Джемма Морроу, американка воевавшая вместе с Бертой во Вьетнаме.

Только сейчас она заметно постарела и перекрасила свои светлые волосы в тёмный цвет с проседью. Но в целом дамочка выглядела неплохо для своих лет, а она была ровесница моей дочки Берты.

Высокая, красивая брюнетка, одетая в джинсовый костюм, Джемма производила собой довольно приятное впечатление. На ногах у женщины были надеты ковбойские сапоги, а глаза незнакомки прикрывали чёрные очки.

— Был ещё третий парень, но он уехал к себе домой в Санта-Монику. А этих ребят я привезла в Америку из Кёльна. Взяла с собой в попутчики, чтобы не скучно было. Но можешь их забрать на время себе, они мне все дырки уже натерли своими членами, жеребцы молодые. — смеясь сказала Берта, беря со стола пакетик с марихуаной.

С появлением в нашем номере гостьи из Чарминга, нам всем стало не до сна, и моя дочь решила взбодриться анашой, выкурить " косяк" за встречу с боевой подругой. Хотя у нас в номере было пиво, вино и даже виски, их мы купили вечером в ресторане. Но " травка" как нельзя лучше расслабляет и после неё приятно заниматься сексом.

— Нет двоих я сейчас не потяну. Всё-таки двести километров проехала. Мне вот этот мальчик нравится с усиками. Я с ним хочу в душ пойти, чтобы он помог мне смыть с себя дорожную пыль. — высокая брюнетка в ковбойских сапогах, подошла ко мне и скользнув взглядом по моему стояку в плавках, взяла меня за руку.

— Он не говорит по английски. Его Костя зовут, мой бойфренд из России. А это Герхард, сын моей подруги, и я хочу за него выйти замуж. Так, что Костю можешь забрать себе Джемма. Парень любит пожилых женщин, таких как мы с тобой подруга. — Берта перевела мне слова ночной гостьи из Чарминга, обняв при этом сына фрау Агнет, всем своим видом показывая подруге, что она хочет быть с этим парнем, а другого отдает ей.

— Тогда пошли со мной сынок. Поможешь тёте помыться. — на довольно сносном русском языке предложила мне брюнетка

в ковбойских сапогах, держа меня за руку.

— В Чарминге живут эмигранты из России, они мои друзья, владеют в городе автомастерскими. И мне тесно приходилось с ними общаться по бизнесу. Пришлось выучить их язык. Ты же знаешь Берта, что я полиглот. — засмеялась Джемма, обнимая меня рукой за шею на глазах у своей изумлённой подруги.

— Я знаю, знаю дорогая, что ты у меня умница Джемма. Но идите наконец с Костей в ванную. А потом отметим как следует нашу с тобой встречу. Но только смотри не соблазни парня раньше времени. Для этого кровать предназначена Джемма. — смеясь сказала по русски своей подруге Берта, ложа скрученную самокрутку с марихуаной на стол.

Моя пожилая дочь решила дождаться подругу, чтобы пустить " косяк" по кругу на четверых.

— Так ты взрослых женщин любишь сынок? А мне молодые мальчики нравятся, такие как ты Костя. — сказала мне брюнетка, когда мы с ней зашли в ванную закрыв за собой дверь.

Подруга Берты обняла меня рукой за шею, и слегка наклонив голову, поцеловала в губы взасос.

— Да, да тётя Джемма, мне очень нравятся женщины в вашем возрасте, а молодые девушки не в моём вкусе. — честно признался я ровеснице своей дочке, пожилой и довольно симпатичной американке.

Сосалась Джемма так же хорошо как и её боевая подруга Берта, язык 👅 пятидесяти двухлетней американки проник в мой рот и заходил в нём ходуном.

А я внаглую положил ладонь ей на грудь и мял женщине сиськи через рубашку одетую на ней и чёрный лифчик, часть которого виднелась у неё в вороте клетчатой рубашки.

— Похвально сынок, очень похвально с твоей стороны. А я в свою очередь постараюсь тебя не разочаровать. — сказала мне Джемма, стягивая с себя свои высокие ковбойские сапоги.

Но прежде чем их снять, женщина к моему удивлению, вытащила из голенища левого сапога небольшой револьвер. А в правом сапоге у брюнетки был засунут острый как бритва кинжал.

— Всегда их беру с собой в дорогу сынок. Я живу на границе с Мексикой. А там всякое бывает. — пояснила мне Джемма, ложа револьвер и кинжал на раковину умывальника.

А я глядя на оружие ночной гостьи из Чарминга, лежавшее на белом фаянсе умывальника. Вспомнил слова Мишы о криминальной славе этого городка в Южной Калифорнии.

— Какая вы красивая тётя Джемма. — с восхищением произнес я, смотря на голую подругу Берты.

Сняв сапоги, брюнетка без особого стеснения скинула с себя остальную часть одежды и стояла в ванной абсолютно голая.

У подруги Берты было ещё не старое тело и довольно неплохие сиськи, небольшого размера груди чуть ли не стояли колом у пожилой женщины. Но главное у неё находилось внизу живота. Джемма была стопроцентным " корольком" с передним расположением влагалища.

Пизда у боевой подруги Берты, находилась не между ног в промежности как у большинства женщин, включая мою пожилую дочь. А спереди, прямо на лобке, где у Берты росли обширные чёрные заросли, у её американской подруги торчали половые губы, прикрывающие влагалище.

— Тётя Джемма, какая она у вас необычная! — дрожащим от волнения голосом сказал я женщине и скинув с себя плавки полез к ней в ванную под душ.

— У тебя он тоже неплохой сынок, как раз мой размер мальчик. — Джемма обхватила ладонью мой член, стоя со мной под душем и к моему удивлению прижала его к своей шелке на лобке.

— Не нужно спешить с этим парень. Давай просто помой меня и пойдём в комнату. Я хочу курнуть " травки", а потом я буду твоя. — Джемма оттолкнула меня от себя, когда я попытался вставить член в её соблазнительную письку на лобке.

Но всё же мне удалось всунуть головку члена в её влагалище и я почувствовал как мышцы пизды пожилой американки, обхватили мою залупу словно кольцом.

А она огонь, как и в жизни так и в постели, думал я, моясь с высокой и красивой женщиной под душем, упираясь членом ей в лобок, где чудесным образом располагалось её влагалище.

— Ты мне моего бойфренда не соблазнила в ванной случайно Джемма. — смеясь спросила у подруги Берта, когда я и наша ночная гостья зашли в комнату.

Плавки я не стал одевать, так как стесняться мне было нечего. Кроме Берты и её подруги с которой я только что мылся в ванной голым, других женщин в нашей компании не было.

— Он сам меня чуть не трахнул, а не я его. И горю желанием попробовать член твоего бойфренда подруга. Но сначала давай выпьем за встречу, покурим твоей " травки", а потом разомнёмся с этими молодыми парнями. — ответила подруге Джемма, стоя голая перед ней и Герхардом, выставив напоказ свою пизду на лобке.

Я видел каким изумлённым взглядом смотрел на неё сын фрау Агнет, да и Берта была поражена обнаженной наготой подруги.

— Я стала " розовой" после Вьетнама и сама не прочь с тобой заняться сексом Джемма, если ты не против. — Берта встала с кровати на которой сидела вместе с Герхардом, и подойдя к подруге сняла с себя халат, бросив его на пол.

— Ого Берта, когда мы с тобой были молодые, у тебя не было таких "зарослей". — воскликнула Джемма, увидев свою подругу полностью обнаженной у которой внизу живота, раскинулись чёрные " джунгли".

— Я постарела милая, а ты тоже уже не молодка. Но мы с тобой ещё покажем этим молодым сосункам, как умеют любить женщины прошедшие Вьетнам. — Берта бросилась в объятья своей американской подруги и женщины на наших глазах сошлись в страстном лейсбийском поцелуе взасос.

— Не могу на их ласки смотреть. У меня сейчас член лопнет от напряга. — Герхард скинул с себя плавки и стоял на полу комнаты голый с поднятым вертикально членом.

И я был с ним полностью согласен. Лесбийский секс здорово цеплял, особенно когда им занимались зрелые женщины. Или молодые девушки с дамами в возрасте.

— Ну хватит, хватит подруга. Потом меня совратишь. Я члены парней больше люблю чем женские губы. Так что давай выпьем, курнем анаши и потрахаемся. А то у твоих бойфрендов концы лопнут. — засмеялась Джемма, отталкивая Берту от себя.

Воинственная американка с пиздой на лобке, подошла к столу и взялась за бутылку с виски.

— Разрешите тётя Джемма я за вами поухаживаю. Разливать виски мужское занятие. — сказал я женщине с повадками дикой кошки.

Джемма была не только храброй, но и обладала сексуальным телом, умом и обоянием. А ещё от подруги моей дочки, шёл возбуждающий запах женских выделений.

Её щелка на лобке реально сочилась и любовный сок стекал женщине по нежным загорелым ляжкам.

— Ты мальчик, а не мужчина. Но ладно так и быть поухаживай за мной. — засмеялась Джемма, обнимая меня за плечи одной рукой, а другая рука американки, легла на мой член, с которого эта калифорнийская самка не спускала глаз.

— За нашу встречу Джемма. И за наших молодых парней. — толкнула тост Берта, когда я налил золотистый алкоголь по стаканам.

Джемма выпила со мной на брудершафт, скрестив свою руку с моей. И только сейчас я заметил у неё возле запястья, с обратной стороны наколку в виде змеи.

Несколько секунд мы стояли с ней возле стола, целуясь взасос. А Берта тем временем, прикурила " косяк" и затянувшись " травкой" сама, дала затянуться Герхарду и передала самокрутку с марихуаной мне.

— Хорошая " трава" но у нас в Чарминге лучше. — Джемма с удовольствием затянулась анашой, " косяк" с которой я передал ей в руки.

Я видел как глаза у подруги Берты заблестели, возможно женщина уже была под кайфом и курила " травку" по дороге пока ехала к нам. Но тем не менее ей хватило нескольких затяжек, чтобы дойти до кондиции.

— Мне не нужна кровать, для занятия сексом мальчик. — сказала мне подруга Берты, когда я видя что женщина сильно забалдела от анаши, потянул её в сторону стоящей у окна кровати.

Джемма неожиданно упёрлась, не давая мне завалить её на кровать, и широко раздвинув ноги, потянула меня на себя.

— Со мной стоя можно малыш. Вот так засади тёте мальчик. — простонала подруга Берты, направляя мой член в свою щелку на лобке.

И он вошёл в неё легко и свободно, так как Джемма мне подмахнула, схватив руками меня за талию.

— Ааа, аааа, так, так сынок, сильнее, толкай его сильнее. — стонала Джемма ебясь со мной стоя, глубокой ночью в номере отеля Американо на четвертом этаже.

Берта с Герхардом сидели на кровати и пожилая немка надрачивала парню член, смотря на то как я трахаю её боевую подругу встояка.

Пожилая женщина берегла сына фрау Агнет для Джеммы, не занимаясь сама с ним сексом. Да и возможно Герхард тоже хотел попробовать нашу ночную гостью в её необычное влагалище на лобке.

— Ну всё парень, ты меня довёл, аааа, аааа, аааа — застонала Джемма больно схватив меня руками за ягодицы.

Пятидесяти двухлетняя американка, со всей силы стала подмахивать мне как бы насаживаясь влагалищем на мой член, а я аналогично схватив её за жопу, сжав пальцами упругие ягодицы зрелой женщины, с рыком начал спускать в её влагалище, порции молодой спермы.

— Пусти Костя, дай Герхарду моей подруге засадить. — Берта потянула меня за плечи, пытаясь оторвать от Джеммы.

Я хорошо кончил впервые сношая женщину в позиции стоя, и всё ещё сжимая ладонями упругие ягодицы пожилой американки, ждал когда мой член полностью упадёт в её влагалище и оно само вытолкнет его за ненадобностью.

— О нет, я больше так не могу. У меня ноги болят. — Джемма поцеловала меня в губы благодарным поцелуем, и мягко оттолкнув от себя, подошла к кровати ложась на неё спиной.

— Иди ко мне парень, в другой раз со мной стоя попробуешь. А сейчас давай так, я устала сильно. — позвала Герхарда подруга Берты, лёжа на кровати сомкнув ноги вместе.

Пизда у пожилой американки находилась не в промежности, а сверху на лобке, и ей не было нужды раздвигать ляжки для того чтобы ей было удобно засаживать.

Герхард лег на неё сверху и стал сношать подругу своей любовницы, быстро быстро ерзая на ней. А Джемма в такой позе лежала как бревно и никак ему не помогала.

Нет что не говори, а лучшая поза для порева с " корольком", это поза стоя, когда оба партнёры активны. Подумал я ложась под бок к прекрасной американке на кровать, целуя женщине её хорошо сохранившиеся груди.

Берта легла к подруге с другого бока, и мы с дочкой стали сосать у Джеммы соски на грудях, в то время как Герхард с рыком кончал на ней, дергаясь в конвульсиях сладкого оргазма.

"Травка" которую оставил нам парень таксист, оказалась какой-то странной. Она и поднимала настроение и в то же время клонила в сон. И едва молодой немец отвалился с Джеммы, как та легла на бок, обняла меня, и мы с ней тут же заснули глубоким сном без сновидений.

— Вставайте сони. Так всё на свете проспите. И уже кое-что проспали. — будила нас Герхардом пожилая немка, хлопая ладошкой нам по спинам.

Берта была одета в тёмно-синий джинсовый костюм купленный ею в магазине "Гучи", а её подруга стояла рядом подтягивая широкий ремень у себя на брюках.

Женщины встали раньше нас и судя по их глазам, успели не только приготовить кофе, но и заняться друг с дружкой сладкой "розовой" любовью. И это сногсшибательное зрелище мы с Герхардом проспали.

— Не переживай милый, приедем ко мне домой в Чарминг, я заставлю вашу общую любовницу, как следует у меня полизать. А вы на это парни посмотрите. — словно читая мои мысли сказала мне Джемма, ласково смотря мне в глаза.

Зрелая американка однозначного на меня запала, и больше уделяла внимание мне, чем белокурому сыну фрау Агнет.

— Может минет парням сделаем Джемма? Куда им с таким стояками ехать, да ещё по жаре. — предложила подруге Берта, облизывая накрашенные помадой губы.

Моя пожилая дочь обожала сосать члены у молодых парней и даже могла испытать оргазм от минета.

— Пусть в душ сначала сходят и помоют свои молодые концы. — засмеялась Джемма, вынимая из левого сапога, маленький револьвер.

Ночная гостья с крашенными волосами больше похожая на крутую бандитку из голливудских фильмов, ловко крутанула револьвер на пальце, и отдала его Берте.

— Держи ствол подруга, у меня " кольт" есть, а у тебя эта " игрушка" будет. Дорога до Чарминга дальняя, в пути оружие не помешает. — сказала Джемма, смотря на то как Берта не хуже неё, ловко выщелкнула барабан вбок из револьвера, и проверив в нём наличие патронов, защелкнула его обратно.

Обе подруги прошли войну и хорошо умели обращаться с оружием.

— Костя, иди ко мне. Отныне ты мой бойфренд. — позвала меня к себе Джемма, женщины сидели одетые на кровати и ждали нас когда мы помоемся в душе.

— Так хорошо тётя Джемма. Вы так улётно сосёте. — простонал я, когда губы красивой американки сомкнулись на моей залупе.

Берта сидя на кровати, сосала член у стоящего перед ней сына фрау Агнет. А я стоя рядом с ним, давал за щеку её боевой подруге, Джемме Теллер Морроу.

Сосала тётя Джемма, так же хорошо как и трахалась, и через пару минут я уже кончал ей в рот, схватив женщину руками за голову.

— Он что всегда так много спускает Берта? — спросила у подруги Джемма, едва откашлявшись от моей спущёнки.

Но Берта ей не ответила, так как сидела на кровати с широко открытым ртом, принимая в него толстый член Герхарда.

— Он русский, а у них постоянно много спермы из члена выходит. — ответила подруге Берта, когда молодой немец, наконец кончил ей в рот.

После минета который нам устроили пожилые подруги, мы с Герхардом оделись и сели за стол пить кофе.

Свалка устроенная нами вчера, бесследно куда-то исчезла. В номере было убрано, а вещи собраны в сумки.

— Пришлось за вами с утра убираться. — Джемма села ко мне на колени давя пухлой попкой мой опавший член в штанах, ласково смотря в мои глаза.

Мне нравилась эта судя по всему " безбашенная" женщина. Которая не побоялась ехать на машине ночью одна, двести километров по безлюдной трассе, только для того чтобы увидеть свою боевую подругу.

— Ложите вещи в багажник, и поехали по холодку, пока город ещё спит. — сказала нам Джемма, когда мы вышли из отеля с сумками в руках и перейдя черрез дорогу, подошли к её автомобилю на котором она приехала ночью из Чарминга в Лос-Анджелес.

Это был огромный "кадилак-кабриолет" красного цвета, с открытым верхом, да и ещё раритетный. Минимум пятидесятых или шестидесятых годов выпуска.

— Это "кадилак" моего покойного отца, выпущен в тысяча девятьсот шестьдесят пятом году, и спустя тридцать лет, служит мне верой и правдой. — пояснила нам Джемма заметив наши восхищённые взгляды на этого красного красавца, сиявшего в свете утреннего солнца, своими лакированными боками.

— Это машина моей юности. Я ездила на таких в шестидесятые годы. Но к сожалению у нас в Германии они сейчас только в музеях. — восторженно сказала Берта, садясь вместе с Герхардом на задние сиденье красного кабриолета.

Я сел рядом с хозяйкой " кадилака" на переднее сиденье, по законому праву её бойфренда. И Джемма включив зажигание, тронула машину с места.

Кадилак взревел мотором и помчал нас по широкому четырёхполосному хайвею, подальше от центра города к его окраине.

Джемма была права, в утренние часы большой Лос-Анджелес ещё спал, и машин на улицах все же было меньше чем днём. И мы сравнительно быстро выбрались из города и понеслись по знаменитой трассе " 66" к мексиканской границе.

Эта трасса кончалась в Санта-Монике, а начиналась в Чикаго, и проходила по территории восьми штатов. И американцы справедливо называли её " Матерью дорог".

— И ты ночью тут ехала одна Джемма? — спросила у подруги Берта, смотря на выженную солнцем пустынную местность, которая простиралась вокруг шоссе по обе стороны, и громады огромных красных утесов, одиноко возвышавшихся вдали.

— Да я не боюсь ездить по ночам подруга. Со мной мой верный " кольт", если кто на меня вздумает напасть, в миг башку прострелю. — Джемма положила большой чёрный пистолет рядом с собой, подмигнула мне глазом.

С этой женщиной мне было как-то легко и спокойно. И я знал, что она не бросит меня в беде.

— Блядь, чёртов придурок. — ругнулась Джемма нажимая на тормоз, когда примерно через два часа пути на безлюдной дороге в пустыне, нас обогнал белый полицейский "форд-пикап" и резко затормозил впереди.

Хозяйка красного " кадилака" в него чуть не врезалась, едва успев нажать на тормоз.

А у меня честно душа ушла в пятки, когда я увидел как из полицейской машины, вышли два копа с пистолетами на боку, и у одного из них в руках было помповое ружье.

Хана нам, подумал я, ведь всю дорогу мы пили виски пуская бутылку по кругу и курили " травку", включая подругу Берты, которая была за рулём.

Сейчас копы заставят выйти нас из машины, положат руками на капот, и зачитают нам наши права. Всё это я знал из американских фильмов и готовился к подобному сценарию.

— Какого чёрта Фрэнк, ты меня чуть не угробил. — зло сказала Джемма подошедшему к нашей машине пожилому полицейскому одетого в светлую форму, с чёрной портупеей на поясе, к которой была прикреплена кобура с пистолетом и рация.

Другой полицейский с помповым ружьём остался возле своей машины, внимательно смотря за нами сквозь чёрные солнцезащитные очки одетые у него на глазах.

— Да у меня два трупа лежат в кузове. Хочу чтобы ты на них посмотрела Джемма. Может это парни из твоей банды байкеров. — сказал пожилой коп, подозрительно рассматривая нас и салон автомобиля.

На лежащий между сиденьями " кольт" рыжый Фрэнк не обратил внимание, а вот пакет с марихуаной и готовые самокрутки в нём, его заинтересовал.

Берта как нарочно положила анашу на видное место в машине, и теперь нам придётся сесть в тюрьму за хранение наркотиков, подумал я глядя на строгое лицо калифорнийского полицейского.

— Это мои друзья, они из Европы, приехали ко мне в гости. Мы из Лос-Анджелеса едем в Чарминг. — ответила рыжему копу Джемма, прикуривая у него на глазах самокрутку с марихуаной.

К моему изумлению хозяйка красного " кадилака" глубоко затянувшись, отдала " косяк" Фрэнку и тот с радостью его взял у неё из рук, с удовольствием смоля самокрутку с " травкой".

— Пошли со мной Костя, ты мой бойфренд и должен быть всегда рядом. — позвала меня с собой Джемма, и мне волей не волей пришлось идти с ней к полицейскому пикапу.

— Нет, это не мои парни. У них "косухи" не такие. Да и вообще они на мексикашек смахивают. — сказала Джемма, увидев в кузове пикапа двух убитых парней.

Они были молодые, черноволосые, с загорелыми на солнце лицами. Одежда на парнях покраснела от крови, а их руки скручены сзади верёвками.

— Ладно, тогда повезём их в Стоктон, подкинем трупы тамошним копам. Пусть они бумажной работой занимаются бездельники. — захохатал рыжый Фрэнк, отдавая недокуренный " косяк" своему напарнику.

Второй полицейский с помповым ружьём, был совсем молодым, но спокойно взял из рук своего начальника самокрутку с марихуаной и пару раз смачно ей затянулся.

— Местный шериф и его напарник. Оба у меня на зарплате. А жена Фрэнка моя подруга, мы ходим вечерами к друг другу на чаепитие. — пояснила нам Джемма, когда полицейский "форд-пикап" умчался дальше в город Стокман, увозя с собой трупы убитых в перестрелке на границе мексиканцев.

А я смотря вслед полицейскому пикапу, вспомнил просмотренные американские боевики, в которых продажные шерифы, берут взятки у местных бандитов и закрывают глаза на их преступный бизнес.

— А это кто Джемма! Что за мотоциклы нас окружают? — воскликнула сидевшая на заднем сиденье Берта, увидев как сзади и с боку от нашей машины, с ревом выскочили примерно с десяток мотоциклов с высокими рулями и парнями в кожаных куртках сидящими на них.

— Это моя банда байкеров. Я владелица байкерского клуба " Сыны Анархии" и мои мальчики меня встречают. Добро пожаловать в Чарминг! — ответила подруге Джемма, нажимая на педаль газа.

Красный " кадилак" с ревом понёсся по шоссе в окружении парней на мотоциклах " харлей". На спинах чёрных кожанных курток местных байкеров встречающих Джемму, были нанесены белые трафареты, изображающие смерть с косой, приделанной к прикладу автомата. И надпись " Сыны Анархии".